Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Content Count

    4,654
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    570

Everything posted by Filin

  1. Рік видання: 2019 Автор: Олександр Дзембас Видавництво: РіК-У, Ужгород Мова: українська, англійська (скорочений зміст) Формат: 17,3 х 24,7 х 1,4 см Обкладинка: тверда Папір: крейдований Кількість сторінок: 136 Ілюстрації: кольорові і чорно-білі малюнки, фото, картини, гравюри, плани, схеми Наклад: 1000 прим. ISBN: 978-617-7692-70-5 Аннотація: Автор: Приклади сторінок: Зміст: Передмова:
  2. Зеновий Федункив много лет плотно занимается вопросами, связанными с фортификацией Ивано-Франковской области. Нам он хорошо известен по целому ряду наработок (от разведок на местности в поисках забытых укреплений до написания вереницы публикаций), которые в 2017 г. увенчала кандидатская диссертация Оборонні споруди Галицької землі Руського воєводства як об’єкти культурної спадщини (1434–1772 рр.). Отмечался Зеновий и на форуме, выступая под ником @Жиздитель К теме укреплений Галича Зеновий возвращался не раз, заходя с разных сторон - то статью о городских укреплениях напишет, то книжечку о замке издаст. Теперь вот наступил момент, когда все наработки по укреплениям Галича были собраны в рамках одной монографии, на страничках которой можно найти как ранее изданные материалы, так и совершенно новые сведения и аналитику. Учитывая тот факт, что в Украине существует крайне мало городов, которые могут похвастаться отдельными книгами, посвящённых исключительно фортификации и военному компоненту, то появление этой монографии, как по мне, тянет на статус значительного события. И тем более приятно, когда автором такой работы выступил исследователь, активно интересующийся не только историей/краеведением, но и фортификацией. Отсюда и наличие порадовавших меня разделов, посвящённых строительной периодизации, реконструкциям внешнего вида/планировки укреплений и детальному анализу иконографии. Книгу пока только бегло просмотрел, но сходу оценил внушительный объём разносторонней информации, которая, несомненно, поможет восполнить многие бреши в знаниях об истории укреплений Галича, архитектуре отдельных звеньев обороны и различных этапах их исследований.
  3. Рік видання: 2020 Автор: Зеновій Федунків Видавництво: Лілея-НВ, Івано-Франківськ Мова: українська Формат: 70х100 1/16 (17 х 23,7 х 2,7 см) Обкладинка: тверда Папір: офсетний (основний обсяг видання) + крейдований (2 листа з ілюстраціями) Кількість сторінок: 368 Ілюстрації: велика кількість чорно-білих зображень (фото, плани, схеми, малюнки, гравюри і т.д.) + 2 листа з кольоровими зображеннями Наклад: ? ISBN: 978-966-668-506-6 Замовити книгу можна у автора (за допомогою персонального повідомлення), написавши автору на пошту zen21fed@gmail.com, або у видавництві. Аннотація: Приклади сторінок: Зміст: Слово до читача:
  4. Всего исследовательской команде удалось выявить 276 планов, но в издании, которому посвящена эта тема, опубликованы только 58 из них. Полный список включает перечень всех планов, как тех 58, которые приведены в каталоге, так и пары сотен остальных (не опубликованных), о которых там приведены только краткие текстовые справки, приведённые выше. План Ставища не опубликован, но, исходя из описания и датировки, подозреваю, что это одна из копий того самого плана, который публиковался в теме Ставища.
  5. Год издания: 2018 Авторы: Филипп Брагар (Philippe Bragard), Николя Фошер (Nicolas Faucherre), Франсис Пьер (Francis Pierre), Эммануэль де Круи-Шанель (Emmanuel de Crouy-Chanel), Мишель Депретер (Michael Depreter), Вианни Мюллер (Vianney Muller), Рене Эльтер (René Elter), Милен Дидио (Mylène Didiot), Жюльен Трапп (Julien Trapp), Рене Эльтер (René Elter), Давид Ковелли (David Covelli), Ричард Маэ (Richard Mahée), Джеки Прованс (Jacky Provence), Реза Дехган Камараги (Reza Dehghan Kamaragi), Брис Колле (Brice Collet), Лоран Виссьер (Laurent Vissière), Адриен Вюйлемен (Adrien Vuillemin), Андреас Купка (Andreas Kupka), Жан-Жак Швин (Jean-Jacques Schwien), Максим Месснер (Maxime Messner), Жоффруа Руссе (Geoffrey Rousset), Ален Саламань (Alain Salamagne), Жан-Бернар де Ваивр (Jean-Bernard de Vaivre), Анастасия Кумусси (Anastasia Koumoussi), Винсент Ори (Vincent Ory), Жоанна Баретто (Joana Barreto), Фернандо Кобос (Fernando Cobos), Кристиан Норман (Christian Normand), Луи де Буффьер (Louis de Buffières), Бенуа Дювивье (Benoît Duvivier), Пейо Хосеба Монтеано Сорбет (Peio Joseba Monteano Sorbet), Жиль Парен (Gilles Parent), Айтор Пескадор Медрано (Aitor Pescador Medrano), Кристиан Корвизье (Christian Corvisier), Мишель Кост (Michel Coste), Мишель Коларделль (Michel Colardelle) Издательство: Presses universitaires de Nancy - Éditions universitaires de Lorraine, Нанси (Франция) Язык: французский + вступительное слово и заключение на английском Формат: 21,1х29,7х2,5 см. Переплёт: мягкий Бумага: мелованная Количество страниц: 518 Иллюстрации: множество фотографий, планов, схем, карт, рисунков, гравюр и т.п. Тираж: ? ISBN: 978-2-8143-0514-4 Аннотация: Примеры страниц: Содержание: В оригинале: В переводе:
  6. Эти реликты, конечно, относятся к куда более древнему периоду даже по отношению к Геродоту. На Подолье хватает следов существования древнего Сарматского моря, включая такие значительные, как морской риф. Т.е. эти окаменелости, конечно, можно встретить не только в том районе, где изображают Амадоку. Но с другой стороны интересна сама мысль, что обилие таких вот следов существования обширного древнего водоёма могло в какой-то мере повлиять на зарождение версии об Амадоке.
  7. Не всегда при наличии возвышенности именно она служила в качестве основы для укрепления. Тут, к примеру, можно вспомнить замок в Чорткове (Тернопольская обл.), расположенный у подножия возвышенности, или замок в Раковце (Ивано-Франковская обл.), расположенный не на вершине, а на склоне речного берега. Иногда другие факторы (к примеру, более серьёзная защита со стороны реки/болота) могли склонять чашу весов в пользу расположения на равнине. Так, к примеру, замок в Бережанах (Тернопольская обл.) построен на равнине, тогда как рядом была возвышенность, которую заняли постройки монастыря. И т.д. Какая из локаций правильная, думаю, могут подсказать разведки на местности (в случае, если на каком-то из участков будут обнаружены интересные следы рельефа или занятный подъёмный материал) или же точечные раскопки. А до этого придётся гадать. С подземельями также нужно разбираться. Вокруг этого типа построек существует множество мифов и сказок. Иногда простые подвалы могли принимать за длинные тоннели, а наличие двух изолированных провалов в двух точках, находящихся друг от друга на расстоянии 1-2 км могло в воображении нарисовать связь между этими участками, рисуя некий общий подземный ход, но при этом такого хода могло никогда не существовать. Всё это не говорит о том, что в Пикове точно не было ходов, связывающих замок с какими-то другими локациями, но реально подтверждённые факты о таких ходах в случае с другими укреплениями встречаются довольно редко, тогда как подобные мифы и сказки присутствуют в туристических описаниях чуть ли не каждого укрепления Украины. О чертежах можно только мечтать, да и графические реконструкции этого периода крайне редки. Поскольку ВКЛ было довольно большим государством, то такое понятие как "типичный замок" могло вообще не существовать, поскольку в разных уголках княжества могли быть разные типы укреплений, поскольку укрепления строились исходя из множества факторов (сколько средств выделяли на их постройку; противников, которым эти укрепления должны были противостоять; наличием или отсутствием тех или иных типов строительных материалов и многих других моментов), то они могли принимать совершенно разнообразный вид и планировку. Обычно рядовое регулярные в плане дерево-земляное укрепление на "предмурье" (т.е. в приграничной зоне, где происходили частые столкновения с врагами ВКЛ, Польши, а затем и Речи Посполитой) изображают как-то так (ров, земляной вал, частокол, деревянные башни, оборонный дом-двор и хозяйственные постройки вдоль стен): Источник: Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004)
  8. Вокруг формы башен, расположенных с напольной стороны, можно расписать целую историю. Да, действительно Е. Сецинский не только на плане показал шестиугольные башни, но ещё и в тексте дополнительно отметил, что "на кожному розі трикутника були великі й широкі шостигранні башти". Как мы знаем, где-то то ближе к 1890-м замок начали разбирать, причём с таким рвением, что (опять же по сообщению Е. Сецинского) выкапывали даже камень фундаментов. Быть может Сецинский замок застал уже в каком-то очень уж бесформенном виде, и какие-то линии рельефа могли его привести к выводу о том, что напольные башни были шестигранными, а может на такую форму указал кто-то из местных. Как видим, авторитет Сецинского был довольно значительным, поскольку шестиугольная форма башен прописалась в публикациях некоторых более поздних исследователей из Украины. К примеру, та же Л. Виногродская, которая осматривала замчище и даже проводила там разведывательные раскопки, также в своей публикации сообщила, что башни были шестиугольные. Но были и другие мнения по этому вопросу. Так, Е. Пламеницкая, также исследовавшая руины, допустила, что башни могли быть квадратными. Эта гипотеза была отображена автором на плане замка, показанном ниже. Не знаю, где он был опубликован впервые, а мне он попался в статье О. Пламеницкой "Початок мурованого оборонного будівництва на Поділлі". Возможно этот план в большей степени опирался на рисунок Н. Орды. Самое интересное, что в Польше, похоже, эти версии исследователей из Украины не получили известности и не приобрели популярность, поскольку, вероятно, там тон задал Б. Геркен, который ещё в 1938 г. опубликовал статью Zamki na planie trójkąta z XVI w., где немного внимания перепало и замку в Зинькове. Так вот, автор предложил там свой вариант плана (который, кстати, неплохо согласуется с фото М. Грейма), где видим башни пятиугольной формы, да ещё и в тексте уточнил, что наружные башни походили на бастионы, а отсюда был сделан вывод, что эти постройки могли быть довольно поздними, может даже начала 17 в. Именно этот план в дальнейшем использовался другими польскими исследователями - к примеру, его можно увидеть в книге "Zamki na kresach" (1998). План из статьи М. Грейма, созданный, судя из подписи, на основе какой-то документа из коллекции Библиотеки Ординации Замойских (Варшава). Поскольку этой коллекции сильно досталось в годы Второй мировой войны, то есть большая вероятность, что оригинал документа, послуживший основой для плана, был утрачен, хотя, конечно, это стоило бы проверить. Кстати, можно сравнить план с фото М. Грейма, сделанным ещё до того, как башни были уничтожены: Источник
  9. Такой вот "турецкий памятник" был в Мечищеве. Интересно, как он располагался относительно укрепления, и имел ли он отношение к военной истории. Источник
  10. Здесь автор чуть подробней рассказывает о своей работе.
  11. Вводная Здесь приведены примеры 150+ итальянских пятиугольных башен, а также некоторых других построек, которые в Италии классифицирую как "пунтоне". Тут имеет место некоторое смешение - с одной стороны мне хотелось собрать в одном месте все пятиугольные башни, с другой стороны хотелось собрать все пунтоне, а в итоге получилось, что в этой подборке оказались не только башни, но и бастионы, правда, последних относительно мало, так что общей картины (в рамках которой пунтоне = пятиугольная башня) они не сильно искажают. Если вам покажется, что 150-200 объектов свидетельствуют о широком распространении башен подобного типа, то смею вас заверить, что это не так. Какая бы ни была эпоха (от античности до раннего нового времени), и какой бы ни был регион, постройки типа "пунтоне" (в т.ч. пятиугольные башни) всегда были редким явлением в сравнении с круглыми и четырёхугольными формами. 150-200 башен - это мелочь на фоне того, что в рассматриваемый период в Италии были построены многие тысячи башен. О сравнительно небольшой популярности башен с пятиугольной формой плана свидетельствует, помимо всего прочего, и то, что большинство публикаций (от научных работ до текстов на страничках с информацией для туристов), касающиеся темы подобных башен, называют их редкими или даже уникальными, особенно в случае, когда на какую-нибудь обширную область, где можно найти сотни башен, есть только одна-две пятиугольных. В список включил только те объекты, по которым удалось найти информацию, свидетельствующую о наличии построек нужного типа. Это либо более-менее целые башни, для которых нашлось фото, либо не особенное целые, но при этом снабжённые планами. Впрочем, объекты, по которым были упоминания, но не было вообще никакой графической информации, можно посчитать на пальцах одной руки, так что их отсутствие, надеюсь, не помещает нам составить общее представление о ситуации с ранними пятиугольниками в Италии. По каждому из объектов приведены следующие краткие данные: Название укрепления (от башни до города). Датировка (не комплекса в целом, а именно нужных башен/бастионов). Источник изображения. Положение на карте (смотрите 3-е сообщение темы). Размеры и некоторые другие характеристики (смотрите 4-е сообщение темы). Здесь приведу лишь эти краткие сведения, поскольку если бы по каждому из объектов давал ссылки на все источники, с пояснениями, то тему делал бы не год, а два год. Потому придётся довольствоваться таким вот минимумом. Впрочем, для пытливых умов это проблемы не составит, ибо имея привязку к объекту и доступ к интернету можно быстро выудить всё то, что попалось мне на глаза. Касательно датировок стоит отметить, что в силу разной степени исследования тех или иных объектов их датировки отличаются по точности. Так, в случае с одними объектами известно с точностью до года, когда именно они были возведены, с другими, ещё толком не исследованными, датировки могут быть размытыми, к примеру, 13-14 вв. или даже 13-15 вв. Если бы дело было в Украине, то в случае с такими размытыми датировками исследователи скорей всего предполагали бы, что башни были построены ближе к верхней отметке хронологической планки, а не к нижней, однако в случае с итальянскими примерами зачастую всё с точностью наоборот - вероятность строительства таких башен возрастает по мере приближения именно к нижней планке, поскольку всплеск их популярности смещён в сторону 13-14 вв. К примерам Первые пятиугольники на территории Италии, судя по всему, построили греческие колонисты. Собственно, грекам как раз и принадлежит право считаться изобретателями пятиугольных башен и потому нет ничего странного, что именно они были первыми и в Италии. Точно неизвестно, сколько греческих античных пятиугольников было построено на итальянских землях, очевидно только, что их было крайне мало. Мне пока удалось найти сведения только об одном из них, о том, который усиливал городские укрепления Посейдонии (Пестума). Интересный парадокс - первые итальянские пятиугольники на самом деле могли возводиться как раз таки против итальянских племён, которые боролись с греками. Пестум (Paestum), начало 3 в. до н.э.: Источник После греков пятиугольники в Италии много веков не использовались - практически все укрепления Римской республики/империи. Только во 2-й половине 4 в н.э. римские военные вдруг внезапно снова заинтересовались греческими наработками, что, вероятно, было вызвано необходимостью переводить Римскую империю в режим обороны перед усиливающимся натиском варваров. Первые римские пятиугольники появлялись в приграничных укреплениях. Интересно, что римляне, следуя советам греков, не только строили пятиугольные башни с нуля, но также превращали в пятиугольники старые четырёхугольные башни, пристраивая к ним треугольные выступы. Чивидале-дель-Фриули (Cividale del Friuli), конец 4 - начало 5 в н.э. Чуть подробнее: Источник Артенья (Artegna), 5 в.: Источник Тренто (Trento), гипотетическая башня 1-й половины или середины 5 в.: Источник Аквилея (Aquileia), 2-ая четверть 5 в.: Источник Верона (Verona) №1, 2-ая половина 5 в. (возможно ок. 452 или ок. 489 гг.): Источник Преторианский каструм в г. Рим (Castro Pretorio, Roma), где-то между серединой 5 в. и началом 6 в. Чуть подробнее: Источник К концу 4 в. Италия и Сицилия оказалась под полным контролем остготов, основавших здесь своё королевство, а Сардинию контролировали вандалы. Начиная с 530-х гг. византийский император Юстиниан I бросает своих лучших стратегов на уничтожение королевства вандалов и остготов. В 534 г. Велизарий разгромил вандалов, захватил Сардинию, затем взялся за отсготов - занял Сицилию, потом южную и центральную часть Италии, а в дальнейшем Нарсес поставил точку в этой кампании и в начале 550-х гг. Остготское королевство перестало существовать. В 6 в. Византия довольно активно использовала пятиугольные укрепления - византийские стратеги неоднократно возводили пятиугольники на территориях, отбитых у вандалов и готов. Замок Са Паулацца (Castello Sa Paulazza), ок. 534 г.: Источник Ардеа (Ardea), 2-я половина 530-х - начало 540-х гг.: Источник Террачина (Terracina), 530-е - 540-е гг.: Источник Беневенто (Benevento), башня №1, 6 в. (по другой версии - первая треть 5 в.): Источник Неаполь (Napoli), после 536 г., но не позднее 540-х гг.: Источник Башня в Эсте (Torre di Este), 6 в. н.э. (вероятно, где-то между 569 и 601 гг.): Источник Крепость Кассар (Kassar) близ г. Кастроново-ди-Сичилия (Castronovo di Sicilia), конец 7 - начало 8 вв.: Источник В 568 г. началось завоевание Италии лангобардами, которые к 1-ой половине 7 в. постепенно захватили бОльшую часть страны. Лангобарды, постоянно находящиеся в тесном контакте с византийцами, переняли у них множество фортификационных наработок. Так известно, что лангобарды хоть и редко, но всё же строили пятиугольные башни, среди которых попадаются довольно массивные образцы. Беневенто (Benevento), башня №2, конец 6 - 7 вв.: Источник Старый замок близ г. Прателла (Roccavecchia di Pratella), 7 в.: Источник Крепость на горе Темпа дель Кастелло близ г. Ачерно (La Tempa del Castello ad Acerno), 7 в.: Источник Замок в Пьетралунге (Rocca di Pietralunga), 8 в.: Источник Схема укреплений, подразумевавшая наличие одной пятиугольной башни, встроенной в напольную линию укреплений, перекрывавшей доступ к площадке мыса/плато, в последующие века приобрела в Италии большую популярность. Подозреваю, что это связано с высокими показателям сопротивляемости пятиугольных башен в пассивной защите. Если уж строить одну башню, которая бы дольше всех могла сопротивляться натиску, то пятиугольник для этой цели подходил лучше всего. Лангобарды покорились франкам, потом территория Италии в течение многих веков была раздроблена на различные государственные образования, названия, границы и правители которых часто менялись, и там уже было сложно уследить, кто и под воздействием какого влияния строил пятиугольники. Башня в Фьянелло (Torre di Fianello), 10 в. (по другой версии - 6-7 вв.): Источник Башня в Аркуньяно (Torri di Arcugnano), 10 век: Источник Замок Пречетто (Rocca del Precetto) в Ферентилло (Ferentillo), 10 в. (?): Источник Замок в Арколе (Castello di Arcola), 10 в.: Источник Замок в Катино (Castello di Catino), 10-11 вв. (?): Источник Крепость в Кастрокаро-Терме (Fortezza Di Castrocaro Terme), не позднее 1-й половины 11 в.: Источник Замок в Монте-Сант-Анджело (Castello di Monte Sant'Angelo) №1, 11 в.: Источник Замок в Генуе (Castello di Genova), 11 в.: Источник Замок в Кастель-ди-Тора (Castello di Castel di Tora), 11 в.: Источник Замок в Фоссе (Castello di Fossa), 11-12 вв.: Источник Замок в Авелле (Castello di Avella), 11-12 вв. Это один из редких примеров использования пятиугольных башен нормандцами, которые в конце 11-12 вв. завоевали Южную Италию, не землях которой они принялись активно закрепляться с опорой на множество укреплений, построенных с использованием местных фортификационных наработок. Источник К слову, в случае с рядом объектов, которые активно укреплялись вначале нормандцами, а затем последовавшими за ними немцами/швабами, ведутся споры о том, кем именно могли быть построены пятиугольные укрепления - первыми или вторыми. Но в целом очевидно, что нормандцы использовали в Италии пятиугольники намного реже, чем швабы. Замок в Пофи (Castello di Pofi), конец 11 - начало 12 вв. Одна из самых крупных и самых старых пятиугольных башен Италии: Источник Замок в Мальчезине (Castello di Malcesine), не позднее 12 в.: Источник Башня в Веццано-Лигуре (Torre di Vezzano Ligure), 12 в.: Источник Замок в Чорлано (Castello di Ciorlano), 12 в.: Источник Башня в Беффи (Torre di Beffi), 12 в.: Источник Башня в Бизенье (Torre di Bisegna), середина 12 в.: Источник Поджо-Бустоне (Poggio Bustone), 12 в.: Источник Башня в Куадрелли (Torre di Quadrelli), 12 в.: Источник Замок в Писсиньяно (Castello di Pissignano), 12 в.: Источник Не позднее 2-й половины 12 в. сильнейшее влияние на популяризацию в Италии полигональных (в т.ч. и пятиугольных) форм фортификации, характерных для позднего этапа существования Римской империи, оказывали немецкие (швабские) императоры Священной Римской империи из рода Гогенштауфенов (в особенности Фридрих I Барбаросса и его внук Фридрих II). Находясь под значительным влиянием античных архитектурных наработок, немецкие правители, власть которых тогда распространялась на итальянские земли, использовали полигональную фортификацию в т.ч. и для подчёркивания своих прямых связей с римскими цезарями. Комо (Como), укрепления построены по воле Фридриха I Барбароссы где-то между началом 1160-х и началом 1190-х гг. Это уникальное регулярное укрепление, яркий пример "швабского ренессанса". Чуть подробнее. Источник Замок Аппиано (Castel d'Appiano), не ранее 1125-1130 гг. и не позднее 1-й четверти 13 в., возможно в начале 1180-х гг.: Источник Замок Чербая (Rocca di Cerbaia), конец 12 - начало 13 вв. Интересный пример замка одного из итальянских вассалов императоров Священной Римской империи, построенного с использованием "имперской" планировки в виде двойного пятиугольника: Источник Кастельфранко-ди-Сотто (Castelfranco di Sotto), конец 12 - 1-ая половина 13 в.: Источник Замок в Аттимисе (Castello di Attimis), 12 - 1-ая половина 13 вв.: Источник Замок в Сан-Пио-делле-Камере (Castello di San Pio delle Camere), конец 12-13 вв.: Источник Башня в Астуре (Torre di Astura), конец 12-13 вв.: Источник Замок Драгонетти де Торрес в Пиццоли (Castello Dragonetti de Torres di Pizzoli), 12-13 вв.: Источник Крепость на горе Монте Сечине (Roccaforte di Monte Secine), начало 13 в.: Источник Замок в Кастельдельфино (Castello di Casteldelfino), начало 13 в.: Источник Замок в Итри (Castello di Itri), 13 в. (по другой версии - конец 9 - 10 вв.): Источник Замок в Самбуке (Castello di Sambuca), середина 11 - 13 вв. (?): Источник Башня в Чези (Torre di Cesi), не позднее 1-й трети 13 в.: Источник Замок в Аркуата-Скривия (Castello di Arquata Scrivia), где-то между 1179 и 1224 гг.: Источник Замок д'Аппио (Castel D'Appio), ок. 1222 г. Два пунтоне, обращённые в разные стороны: Источник Замок в Монторио-аль-Вомано (Castello di Montorio al Vomano), не позднее 13 в. (?): Источник Замок в Мотта-Монтекорвино (Castrale di Motta Montecorvino), 1 половина 13 в.: Источник Валло-ди-Нера (Vallo di Nera), 1-я половина 13 в. (?): Источник Замок в Ночера-Инферьоре (Castello di Nocera Inferiore), 1230-1250 гг.: Источник Замок Сильвана (Rocca Silvana), середина 13 в.: Источник Замок Баришано (Castello di Barisciano), не позднее 13 в. (?), отдельные источники датируют башню 12 в.: Источник Монте-Видон-Коррадо (Monte Vidon Corrado), не позднее 13 в.: Источник Очень большой интерес к византийской военное архитектуре проявлял Фридрих II, по воле которого была построена довольно обширная группа укреплений, снабжённых пятиугольными башнями (Кассино, Бриндизи, Бари, Прато, Ламеция-Терме, Монтальбано-Эликона, Петторано-суль-Джизио, Джулиана, Санта-Лучия-дель-Мела, Скуркола Марсикана и др.). Замок Янула в Кассино (Rocca Janula di Cassino), первое пунтоне, построенное ок. 1111-1123 гг., было разрушено, а затем восстановлено ок. 1229 г.: Источник Замок в Бриндизи (Castello di Brindisi), ок. 1233 г.: Источник Замок в Бари (Castello di Bari), 1233-1240 гг. Это то самое Бари, связанное через Бону Сфорцу с г. Бар в Винницкой обл.: Источник Замок Никастро в г. Ламеция-Терме (Castello di Nicastro, Lamezia Terme), 1230-е гг.: Источник Замок в Пешине (Castello di Pescina), 1230-е годы: Источник Замок в Монтальбано-Эликона (Castello di Montalbano Elicona), 1-ая половина 13 в.: Источник Замок в Прато (Castello a Prato), не позднее 1240-х гг.: Источник Замок в Джулиане (Castello di Giuliana), не позднее 1240-х гг. Фридрих II передаёт привет замку в Меджибоже: Источник Замок в г. Санта-Лучия-дель-Мела (Castello Di Santa Lucia Del Mela), не позднее 1240-х гг. (сейчас там треугольная башня, но предполагают, что изначально она была пятиугольной): Источник Замок в Скуркола-Марсикана (Castello di Scurcola Marsicana), пятиугольная башня 13 в. была интегрирована в более поздние укрепления: Источник Замок Споро (Castel Sporo) близ Спорминоре (Sporminore), середина 12 - середина 13 в.: Источник Замок в Франколизе (Castello di Francolise), не позднее середины 13 в. (?): Источник Замок в Леричи (Castello di Lerici), середина 13 в.: Источник Замок Кастельдориа (Castello di Casteldoria), 2-ая половина 13 в.: Источник Замок Колле Казале (Castello di Colle Casale) близ Чиа (Chia), 13 в. Самый высокий пятиугольник Италии (ок. 42 м.): Источник Замок в Монграндо (Castello di Mongrando), не ранее середины 12 в. и не позднее 1-й половины 14 в.: Источник Кастелло близ Фьюмината (Castello, Fiuminata), не позднее начала 1280-х гг. (?): Источник Замок Беласи (Castel Belasi), конец 13 в.: Источник Башня в г. Бриатико (La Rocchetta di Briatico), ок. 1270 г. (по другой версии - 10 в.): Источник: открытка с аукциона. Французы, закреплявшиеся на территории Италии во 2-й половине 13 в., также проявляли интерес к пятиугольным башням (Лучера, Мелфи) Крепость Лучера (Fortezza di Lucera), 1269-1283 гг. (линия укрепления с пунтоне была закончена к 1274 г.): Источник На примере Лучеры, где пятиугольные башни использовались довольно активно, можно видеть, что даже если пятиугольникам решали уделить значительное внимание, в итоге всё равно преобладание получали башни других планировок. Т.е. интерес к пятиугольникам в большинстве случаев вовсе на означал, что только лишь на башни такого типа будут возложены надежды на оборону. Замок Мелфи (Сastello di Melfi), 1270-е - 1280-е гг.: Источник Замок в Пьетравайрано (Castello di Pietravairano), 2-ая половина 13 в.: Источник Витербо (Viterbo), 13 в.: Источник Башня Монтале (Torre Montale) в Сан-Марино (San Marino), 13 в.: Источник Замок в Монте-Сан-Джованни-Кампано (Castello di Monte San Giovanni Campano), 13 в.: Источник Бьентина (Bientina), 13 в.: Источник Замок Кантельмо (Castello Cantelmo) в Петторано-суль-Джицио (Pettorano sul Gizio), конец 13 или 1-ая половина 14 в.: Источник Замок Роккаромана (Castello di Roccaromana), конец 13 - 14 вв.: Источник Замок в Скарлино (Rocca di Scarlino), конец 13 - начало 14 вв.: Источник Башня в Роккапретуро (Torre di Roccapreturo), 13-14 вв.: Источник Замок в Порете (Castello di Poreta), 13-14 вв.: Источник Замок в Спедзано (Castello di Spezzano), 13-14 вв.: Источник Замок в Ортеццано (Castello di Ortezzano), 13-14 вв.: Источник Замок в Пассерано (Castello di Passerano), 13-14 вв.: Источник Замок в Николе (Castello dі Nicola), 13-15 вв.: Источник Замок в Анверсе-дельи-Абруцци (Castello di Anversa degli Abruzzi), начало 14 в.: Источник Замок в Монсуммано-Альто (Castello di Monsummano Alto), начало 14 в.: Источник Замок в Виначчано (Castello di Vinacciano), не позднее 14 в.: Источник Замок в Джоя-Саннитика (Castello di Gioia Sannitica), не позднее 14 в.: Источник Башня в Армайоло (Torre di Armaiolo), 14 в.: Источник Замок Бальдеска (Rocca Baldesca), 14 в.: Источник Замок в Бассано-дель-Граппа (Castello di Bassano del Grappa), 13-14 вв.: Источник Замок в Треньяго (Castello di Tregnago), не позднее 1-й четверти 14 в.: Источник Замок в Монтеманьо (Castello di Montemagno), 1-ая половина 14 в. (?): Источник Верона (Verona) №2, середина 14 в.: Источник Виченца (Vicenza), 14 век: Источник Триест (Trieste), 14 в. (?): Источник Кашина (Cascina), 2-ая половина 14 в.: Источник Крепость в Монтальчино (Fortezza di Montalcino), 1360-е гг.: Источник Фильине-Вальдарно (Figline Valdarno), 1356 - начало 1370-х гг.: Источник Виккьо (Vicchio), 14 в. (либо 1-ая четверть века либо в период 1365-1368 гг.): Источник Замок в Викальви (Castello di Vicalvi), 2-ая половина 14 в. (?): Источник Замок в Ноццано (Castello di Nozzano), не позднее конца 14 в.: Источник Монтефьоре-дель-Азо (Montefiore dell'Aso), конец 14 в.: Источник Замок в Ортуччио (Castello di Ortucchio), 14 век: Источник Замок г. Камастра (Castellazzo di Camastra), не позднее 1360-х гг. (есть гипотеза, что в основе куда более старая византийская башня сер. 6-9 вв.): Источник Замок в Каподакве (Castello di Capodacqua), ок. 1387 г.: Источник Сант-Эльпидио-а-Маре (Sant'Elpidio a Mare), 1390-е гг.: Источник Монте-Джиберто (Monte Giberto), 14-15 вв.: Источник Башня в Риванаццано (Torre di Rivanazzano), 14-15 вв.: Источник Замок в Бозе (Castello di Bosa), 1-ая половина 15 в.: Источник Крепостца Сан-Клементе (Rocchetta di San Clemente), 1-ая половина 15 в.: Источник Сант-Андреа ин Безаниго (Sant'Andrea in Besanigo). Крошечное пунтоне 15 в. (?). Видны кронштейны машикуль - расширение площадки в верхней части давало возможность более эффективно использовать это скромное укрепление: Источник Замок Монтелеоне (Castello Monteleone), 15 век: Источник Мальяно-ди-Тенна (Magliano di Tenna), где-то между 1433-1447 гг.: Источник Монтегридольфо (Montegridolfo), середина 15 в.: Источник Замок Сармато (Castello di Sarmato), середина 15 в. (?): Источник Замок Каносса (Castello di Canossa), ок. 1452 г. (?): Источник Монтелупоне (Montelupone), 15 век: Источник Буональберго (Buonalbergo), 15 в.: Источник Мондаино (Mondaino), 2-ая четверть или середина 15 в.: Источник Замок Сисмондо в Римини (Castel Sismondo di Rimini), где-то между 1437 и 1468 гг.: Источник Замок Майоло (Rocca di Maiolo), середина 15 в.: Источник Замок в Чезене (Rocca di Cesena), середина 15 в.: Источник Замок в Пополи (Castello di Popoli), 2-ая половина 15 в. Здесь, казалось бы, башня относительно поздняя, и потому она выглядит скорее как анахронизм, однако на самом деле в её основе расположена куда более старая башня, также имевшая пятиугольную форму, и, вероятно, этот фактор повлиял на планировку башни 15 в. Таким образом, в случае с некоторыми поздними пятиугольными башнями мы имеем отсылку к более ранним постройками подобной планировки. Источник Замок в Гальяно-Атерно (Castello di Gagliano Aterno), 2-ая половина 15 в. (1460-е гг.?): Источник Замок Монте Батталья (Rocca di Monte Battaglia), 2-ая половина 15 в.: Источник Замок Пьянетто (Castello di Pianetto), 2-ая половина 15 в.: Источник Фронтино (Frontino), 2-ая половина 15 в.: Источник Касторано (Castorano), ок. 1471 г.: Источник Замок Карпиньяно (Castello di Carpignano), начало 1470-х гг.: Источник Замок в Джинестре Сабине (Castello di Ginestra Sabina), последняя четверть 15 в. (после 1470 г.): Источник Замок Силлана (Rocca Sillana), ок. 1472 г.: Источник Замок в Аквавива-Пичена (Rocca di Acquaviva Picena), конец 15 в.: Источник Крепость в Аулле (Fortezza di Aulla), конец 15 в. (?): Источник Замочек Монтепо (Castello di Montepo), где-то между концом 15 в. и 1529/1530 гг.: Источник Крепость в Вольтерре (Fortezza di Volterra), 1472-1474 гг.: Источник: ? Замок в Остии-Антике (Castello di Ostia Antica), 1483-1487 гг.: Источник: ? Поджо-Сан-Марчелло (Poggio San Marcello), ок. 1503 г.: Источник Монтекаротто (Montecarotto), 1509 г.: Источник Укрепления Франческо ди Джорджо Мартини: Замок в Сассокорваро (Rocca di Sassocorvaro), 1470-е гг.: Источник Замок в Фоссомброне (Rocca di Fossombrone), 1460-1485 гг.: Источник Замок в Кальи (Rocca di Cagli), 1470-е - 1480-е гг.: Источник Крепость Сан-Лео (Fortezza di San Leo), 1476-1479 гг.: Источник Коринальдо (Corinaldo), конец 1480-х - начало 1490-х гг.: Источник Замок Фронтоне (Castello di Frontone), 2-ая половина 15 в.: Источник Замок в Таранто (Castello di Taranto), треугольный выступ построен в 1491-1492 г.: Источник Замок в Монте-Сант-Анджело (Castello di Monte Sant'Angelo) №2, ок. 1493 г.: Источник Крепость в Сарцане (Fortezza di Sarzanello), конец 1490-х гг.: Источник Костаччаро (Costacciaro), конец 15 в: Источник Выше уже мелькали старые пятиугольные башни 10-15 вв., которые в более позднее время были приспособлены под колокольни близлежащих храмов, и пока лишь только в случае с Буей (Buja) встретился пример редкого сценария, когда старую церковь ок. 1520 г. укрепили пятиугольной боевой башней-колокольней: Источник Замок Сан-Кастро (Castello San Castro) в г. Сора (Rocca Sorella di Sora), 1520 г.: Источник Бастионные укрепления: Форт/крепость в Чивита-Кастеллана (Forte dі Civita Castellana), 1499-1503 гг.: Источник Крепость Поджио Империале (Fortezza di Poggio Imperiale), 1488-1511 гг.: Источник Новая цитадель Пизы (Cittadella Nuova di Pisa), 1509-1512 гг.: Источник Крепость в Сансеполькро (Fortezza di Sansepolcro), начало - середина 16 в.: Источник Выше уже упоминался замок в Чезене, и вот уже в контексте бастионных укреплений можно вспомнить о нём ещё раз. В 1526 г. Микеле Санмикели предложил проект модернизации старых укреплений за счёт строительства двух малых белюардов и одного массивного углового пунтоне: Источник Замок в Манфредомии (Castello di Manfredonia), конец 1520-х гг.: Источник Замок в Мола ди Бари (Castello di Mola di Bari), ок. 1530 г.: Источник Замок Делла Валле в г. Фьюмефреддо-Бруцио (Castello della Valle, Fiumefreddo Bruzio), середина 16 в. (?): Источник Замок Барлетта (Castello di Barletta), середина 16 в.: Источник Замок в Липари (Castello di Lipari), середина 16 в.: Источник Крепость в Ареццо (Fortezza di Arezzo), середина 16 в.: Источник Крепость в Пистое (Fortezza di Pistoia), середина 16 в.: Источник Отранто (Otranto), пунтоне называют единственный бастион замка и один из бастионов городских укреплений, середина 16 в.: Источник: ? В 16-17 вв. были построены сотни башен береговой обороны - широкому распространению этих малых фортификационных форм способствовала протяжённая береговая линия Италии. Но несмотря на то, что пятиугольная форма в этот период привлекала к себе огромное внимание благодаря бастионным укреплениям, в береговой обороне продолжали применять довольно архаичные башни преимущественно четырёхугольной и круглой планировки, тогда как пятиугольные башни, как и в предыдущие века, возводились крайне редко. Башня Форнилло в Позитано (Torre di Fornillo di Positano), построена в 1582 г., но предполагают, что её пятиугольную форму сформировало более ранее пунтоне 2-й половины 13 в.: Источник Башня в Лоано (Torre di Loano), 1602 г.: Источник Башня Скола в Портовенере (Torre Scola, Porto Venere), начало 17 в.: Источник По мере поступления новых сведений тема будет пополняться путём добавления объектов, корректировки датировок и других сведений.
  12. Как всё начиналось Хотя название темы вроде бы обещает, что речь пойдёт только о башнях, да ещё и о тех, которые имели исключительно пятиугольную форму плана, на самом деле у описанной здесь истории охват будет чуть более широким, поскольку придётся затронуть не только башни, и не только пятиугольной формы, чтобы более всесторонне описать ситуацию с термином "пунтоне" в Италии. Эта тема начала формироваться по мере того, как я стал присматриваться к пятиугольным башням укреплений Украины. Было совершенно очевидно, что это экспортный вариант фортификации, но о его истоках у нас очень мало сведений. От поляков исследователи в Украине узнали, что специфические артиллерийские башни пятиугольной формы нужно именовать термином "пунтоне". Эту информацию у нас приняли без особых сомнений, что в итоге породило ряд искажений в толковании термина. Пример Италии, родины термина, очень интересен с точки зрения понимания того, какое место пятиугольники Украины занимают в общей картине европейской эволюции фортификации. Поскольку в Италии сохранилось довольно большое количество башен нужного типа, то собрав сведения о них можно проследить эволюцию данного типа укреплений, а это в свою очередь даст много пищи для размышлений. К тому же Италия интересна тем, что здесь сохранились примеры башен от античности до раннего нового времени, тогда как во многих других странах история данного типа укреплений не может похвастаться такой продолжительностью. Ожидания и реальность На старте я наивно предполагал, что задача создания более-менее общей картины будет не очень сложной, поскольку считал, что уж где-где, а в Италии наверняка давно всё это дело разложено по полочкам, что есть десятки статей об эволюции пятиугольных башен, что есть масса научных публикаций, в которых всё подробно растолковано и нужно просто всё это найти и перевести. Однако оказалось, что нужных мне общих работ не существует (или за последние пару лет целенаправленных поисков мне они так и не попались). Кроме того, из многочисленных научных публикаций, касавшихся отдельных объектов или небольших групп объектов я понял, что в Италии у исследователей также есть синдром "туннельного зрения" - они зачастую сосредотачивают внимание на небольшом ареале, или на широком ареале, но в рамках узкого хронологического периода, и потому кругозор у них зачастую сильно сужен и всей картины они не видят и потому, сосредоточившись на малых группах объектов, не могут её в целом обрисовать даже общими мазками. За неимением единого источника пришлось информацию собирать по крупицам из сотен источников (от сайтов до научных публикаций), чтобы создать зачаток базы нужных объектов. Цели Нужно было получить ответы на ряд вопросов. Вот некоторые из них: Сколько пятиугольных башен есть на территории Италии? Насколько редким были постройки с такой планировкой? Где эти башни строились (т.е. как они распределены по территории страны)? Когда эти башни строились? На какие периоды приходились всплески и спады их популярности? Действительно ли интерес к пятиугольникам был напрямую связан с развитием пороховой артиллерии? Внешне-визуальные моменты: размеры, планировка, расположение относительно других укреплений и т.д. Какие основы у появления и развития пятиугольных укреплений в Италии? Как обстоят дела с трактовкой термина "пунтоне" в Италии? Постройки какого типа и какой планировки относят к пунтоне? И многое другое. В целом, вся эта информация не только должна была помочь лучше понять пятиугольные башни Италии, но также должна была помочь разобраться, какое именно место в общеевропейской иерархии занимают пятиугольные башни Украины. Разумеется, для полноты картины нужно задействовать данные не только по Италии, но и по другим странам, и анализ итальянского пласта данных - это лишь один из фрагментов общей картины, но при этом один из ключевых. Пятиугольные башни в Украине очень редко анализируются с точки зрения аналогов, предпочитая сосредотачиваться на данных письменных источников, а также на данных археологии. Однако, как показывает практика, эти методы могут приводить к неправильным датировкам, тогда как работа с аналогами наоборот способна явно дать понять, когда украинские пятиугольники могли быть построены, а когда нет. Тема пятиугольных башен Украины и их датировок будет детально рассмотрена чуть позже в другой теме форума. Термин в Италии В Украине термин "пунтоне" применяется практически исключительно по отношении к пятиугольным артиллерийским башням, и потому за ним закрепился образ так или иначе связанный с пятиугольникам и башнями определённого внешнего вида. Если же мы взглянем, как этот термин используется в Италии (т.е. там, откуда он к нам пришёл), то быстро обнаружим, что там его содержание несколько отличается от того, к которому мы привыкли, а если точнее - то его применяют не только к пятиугольным, не только к артиллерийским и не только к башням ... всё немного сложнее. Не смотря на итальянское происхождение термина выяснилось, что в самой Италии он не особо известен, что, как мне кажется, вызвано редкостью объектов, по отношению к которым этот термин применяется. О том, что термин не имеет широкого хождения в Италии сужу из текстов научных публикаций итальянских историков архитектуры, которые зачастую его снабжают пояснением. Я тут особо не буду зарываться в этимологию, поскольку в знании итальянского не силён. Однако на поверхности удалось выловить, что в итальянском языке есть слово "punta" в значении наконечника/острия/угла, вот, вероятно, от него и растут ноги термина "puntone". Он же, вероятно, порождает и другие схожие производные: spunton (т.е. шип), колющее холодное оружие spuntone, а в Неаполе, к примеру, есть термин puntunera, используемый по отношению к проститутке, работающей на углу, образованном в месте пересечения двух улиц. Интересным примером использования термина "puntone" является отсылка к деревянным подпоркам, которые формировали каркас классической кровли. Их прям так и называют - puntone. Пересекаясь две балки образуют угол/клин, который уже можно сопоставить с формой, которую можно увидеть в планировке укреплений. Кровельные балки-пунтоне (они же стропила): Источник Этим же термином называют и другие деревянные конструкции, которые обеспечивают чему-то другому опору и жёсткость. При этом для всех этих вариантов "puntone" характерно расположение под углом к поверхностям, с которыми они пересекаются. К примеру, в Терминологическом словаре военной архитектуры на стр. 67 находим близкородственный термин "пунтелло" ("puntello") в значении деревянных подпорок/контрфорсов, поддерживающих стены, тем самым спасая их от обрушения: В общем, с точки зрения этимологии термин "puntone" действительно имеет связь с формой, однако не исключительно с пятиугольной, как принято считать в Украине, а скорее с той, которая имеет угол, желательно острый. Не только пятиугольники Итак, по мере знакомства с различными вариациями термина "пунтоне", а также с примерами построек, по отношению к котором его применяли, у меня сформировалось впечатление, что основополагающей формой для пунтоне был вовсе не пятиугольник, а скорее треугольник/клин в том или ином его виде. Когда такой клин был сам по себе, то получались треугольные пунтоне, когда им усиливали классическую четырёхугольную башню, то получалось пятиугольное пунтоне, а помимо этого острыми выступами снабжали многоугольные постройки сложной и не всегда правильной формы. Все эти примеры приводят к выводу, что в Италии, когда что-то называют "пунтоне", то вовсе не обязательно подразумевают артиллерийскую башню, и вовсе не обязательно эта постройка должна иметь пятиугольную форму, а лишь имеют ввиду объект, который обращён к противнику клином, а иногда даже просто укрепление, сильно выступающее за линию стен (при этом само укрепление могло быть лишено явно выраженного острия, и в этом случае под "puntone" подразумевалось, что укрепление сильно выдвинуто относительно всего остального, оно и было "шипом", пусть даже не всегда острым). "Равелин-пунтоне" треугольной формы: Источник "Пунтоне со стрельчатой/готической формой плана": Источник Пунтоне со сложной формой плана у крепости в Вольтерре (Fortezza di Volterra), 1472-1474 гг.: Источник Ещё одно непростое пунтоне (массивная башня в правой части укрепления) у замка в Сант-Агата-Фельтрии (Rocca di Sant'Agata Feltria), ок. 1474 г. Предполагают, что его могли возвести по проекту Франческо ди Джорджо Мартини, отца бастионной фортификации (его ещё не раз будем вспоминать ниже): Источник У замка в Мельдоле (Rocca di Meldola) рядом с небольшим пунтоне 14 или 1-ой половины 15 в. (на фото справа) ближе к концу 15 в. возвели массивную многоугольную батарею, которую также причисляют к категории пунтоне, а точнее - к "puntoni di testa", т.е. к "пунтоне в виде головы", которые были характерны для творчества Франческо ди Джорджо Мартини: Источник Cтоит упомянуть Башню Ориоло (Torre di Oriolo), уникальное для Италии укрепление последней четверти 15 в. Этот объект часто называют "башней с двумя пунтоне": Источник Среди экспериментальных образцов попадаются и вовсе необычные объекты, к примеру, такие как замок в Галлиполи (Castello di Gallipoli), начало строительства которого относится к 1491-1492 гг. и связано с деятельностью опять же Франческо ди Джорджо Мартини. В данном случае пунтоне называют массивный треугольный в плане выступ, однако здесь он заканчивается не острым угловатым выступом, а округлой в плане приземистой артиллерийской батареей: А в случае с замком Ронтана (Castello di Rontana) "puntone" получили, когда в конце 15 - начале 16 вв. одну из круглых башен усилили треугольным выступом: Источник Вероятно из-за того, что углы/пунтоне стали чаще применять именно в пятиугольных постройках, то в большинстве случаев этот термин стал ассоциироваться с пятиугольником (в Италии его чаще всего также связывают именно с пентагоном), однако, приведённые выше и ниже примеры показывают, что этот термин в его широком смысле не замыкался на пятиугольной форме. Не только артиллерийские башни Среди украинских исследователей очень распространено мнение, что пятиугольная форма - это уже следствие влияния пороховой артиллерии, и потому у нас принято момент роста популярности пятиугольных башен размещать где-то в районе 15-16 вв., а от них протягивать прямую связующую линию к бастионам. На самом же деле всё совсем не так. Во-первых, пятиугольники появились задолго до того, как стены укреплений начали крошить пушки, а, во-вторых, связь между пятиугольными башнями и бастионами на самом деле не столь очевидна, как может показаться на первый взгляд, и даже более того - статистика свидетельствует, что вовсе не в 15 в., перед появлением бастионов, пятиугольники получили наибольшее распространение, а одним-двумя-тремя веками ранее. Не только башни, но и бастионы: В Украине термин пунтоне ассоциируют исключительно с башнями, но в Италии его также используют по отношению к бастионами разных форм и размеров. К примеру, в этом словаре (с. 122) сказано, что термином пунтоне в фортификации называют "грань/ребро белюарда [бастиона]". Здесь встретилось ещё одно подобное определение: Также процитирую книжечку "Le parole del castello" (2018), посвящённую толкованию итальянских фортификационных терминов: В переводе: Здесь особенно интересно упоминание того, что в Италии фактически ещё в 15 веке (я бы добавил - что где-то во 2-ой половине 15 века) начинается вытеснение пунтоне ранними бастионами. В качестве иллюстрации можно привести, к примеру, замок в Бролио (Castello di Brolio), который ок. 1484 г. одним из первых в Италии обзавёлся ранними версиями бастионов. В этом укреплении можно нащупать как связь с более ранними башнями-пунтоне (небольшие размеры, наличие эскарпов), так и с бастионами (от пониженной высоты и наличия единой плоскости боевого пути до формирования бастионного фронта). Источник Термин "пунтоне" также используют по отношению к ранним бастионам форта/крепости в Чивита-Кастеллана (Forte dі Civita Castellana), 1499-1503 гг: Источник А вот здесь встретилась очень любопытная ситуация по теме - уже вполне себе классический бастион получил название "Понтон". В тексте об этом сказано так: "Бастион Зары [г. Задар в Хорватии, укреплённый венецианцами в 16 в. - Filin] с самого начала назывался Понтон, название происходило от "пунтоне", то есть от конструкции с острым углом". Кстати, обратите внимание - за бастионом Понтоном видна старая пятиугольная башня 13 в., представитель более ранней серии пунтоне. Три века эволюции пятиугольников в одном кадре: Во следующем сообщении темы приведены и другие примеры ранних бастионов, по отношению к которым применяется термин "пунтоне". Summary: (en) Evolution of pentagonal towers (puntone) in Italy. (it) Evoluzione delle torri pentagonali (puntone) in Italia.
  13. Пунтоне в Польше Для формирования списка примеров пунтоне на территории Польши, воспользуемся наводками Я. Богдановского, а также результатами, которые удалось выловить на разных польских фортификационных сайтах. В предыдущем сообщении писал, что у Я. Богдановского разница между пунтоне и белюардами, как на мой взгляд, проведена не достаточно чётко, и потому я условно слил объекты из этих двух групп в одну, затем из этого списка удалил уже явно бастионные формы (Рожнув, Огродзенец, Фромборк, Крылув, Пескова Скала, Ясная Гора, Пшемысль, часть построек Кракова/Вавеля), несколько очень спорных "шеевых" пунтоне-барбаканов (Боболице, Сулеюв, одна из построек Кракова) и пятиугольники без явного оборонного значения (Бяла-Подляска). Также стоит отметить, что в описаниях отдельных объектов встречается употребление термина пунтоне по отношению к шестиугольным башням (Яновец, Кривче). Краков (Kraków). 1. Возможно некоторые башни Вавельского замка имели пятиугольную форму (ни одна из них до наших дней не дожила). О времени их постройки сведения не попадались. Источник (стр. 89) 2. Я. Богдановский упоминал пунтоне можно было найти "восточном оборонительном фронте Кракова". Известно, что в 16 веке восточный сектор обороны города усилили новой линией укреплений, которая включала в себя пятиугольную постройку (не дожила до наших дней). Замок Липовец (Zamek Lipowiec). В монографии 1993 г. Я. Богдановский сообщил, что у террасы замка одна из башен была пятиугольной, тогда автор отнёс её к категории башенных пунтоне и датировал серединой 16 в. В монографии 1996 г. эту же постройку он упомянул уже в тексте, описывающем белюарды, назвав её "обычной обмурованой террасой". Источники: 1, 2. Замок/Двор в Собкуве (Zamek/Dwór w Sobkowie). Каменные укрепления "форталиции", усиленные несколькими пятиугольными башнями, построил в 1560-х гг. Станислав Собек. Источники: 1, 2. Замок в Пиньчуве (Zamek w Pińczowie). Старое укрепление в последней четверти 16 - начале 17 вв. было перестроено Петром и Сигизмундом из роды Мышковских. К реконструкции комплекса был привлечён итальянский архитектор Санти Гуччи. Я. Богдановский сообщал, что в последней четверти 16 в. Пиньчув обзавёлся пунтоне. Из всех объектов комплекса на эту роль больше всего подходит одна из башен (кстати, единственная сохранившаяся из всех башен комплекса), которая находилась в углу ограды замкового партерного парка. Источники: 1, 2 Замок Течнин (Zamek Tenczyn). Известно, что где-то на рубеже 16-17 вв. замок перестраивался представителями рода Тенчинских. В этот период замок, помимо всего прочего, обзавёлся двумя пятиугольными башнями, появление которых разные исследователи датируют то последней четвертью 16 в., то уже началом 17 в. Я. Богдановский, как уже выше было сказано, эти постройки называл и белюардами, и пунтоне, и бастионами. Источники: 1, 2. Замок в Ланьцуте (Zamek w Łańcucie). По мнению Я. Богдановского четырёхугольное укрепление, усиленное пунтоне, было построено в начале 17 века (не позднее 1610 г.?) Станиславом Стадницким. По другой версии пунтоне появились уже на следующем строительном этапе, в период 1610-1620 гг. В ходе дальнейших перестроек укрепление было превращено в дворец. Источники: 1, 2. Двор в Жабикуве (Dwór w Żabikowie). Небольшой оборонный двор, фасад которого усиливали две пятиугольные башни, был построен, вероятно, на рубеже 16-17 вв. представителями рода Казановских. Правда, Я. Богдановский указывал на вторую половину 17 в., как на период возникновения здания, и при этом считал, что его башни не имели оборонного значения. Источник Костёл в Пткануве (Kościoł w Ptkanowie). Нет точных сведений о том, когда именно храм был окружён стеной, усиленной несколькими пятиугольными укреплениями (в Сети их часто называют бастионами, Я. Богдановский относил эти небольшие башенки к пунтоне). Предполагают, что это произошло в конце 16 или в начале 17 в. (Я. Богдановский склонялся к последней версии). Интересно, что в наши дни Птканув входит в состав села под названием Podole, так что даже отдельные пятиугольники Польши имеют некоторые связи с Подольем. Источники: 1, 2. Кальвария-Зебжидовская (Kalwaria Zebrzydowska). Строительство комплекса началось в 1600 г. по воле Николая Зебжидовского. Я. Богдановский сообщал, что внешняя линия укреплений, усиленная башнями, была возведена в начале 17 в. В Сети также часто встречается информация, согласно которой строительство укреплений было закончено в 1624 г. В наши дни башни имеют четырёхугольную форму, но по версии Я. Богдановского первоначально они были пятиугольными (смотрите план в предыдущем сообщении темы). Источники: 1, 2. Бернардинский монастырь в Лежайске (Klasztor Bernardynów w Leżajsku). Комплекс вместе с окружавшими его укреплениями (включая одну пятиугольную башню) был построен во второй четверти 17 в. на средства Лукаша Опалинского и его жены Анны. Автором проекта, вероятно, был итальянский архитектор Антонио Пеллачини. Источники: 1, 2. Дворец в Кельце (Pałac w Kielcach). Дворец краковских епископов был построен в 1637-1641 гг. Позднее, в 1645-1648 гг., участок итальянского сада, примыкавшего к дворцу, окружили оборонной стеной с двумя пятиугольными укреплениями. Я. Богдановский эти укрепления был склонен относить к категории белюардов. Источники: 1, 2. Костёл в Брохуве (Kościół w Brochowie). Я. Богдановский указывал на 1651 г., как на возможную дату постройки внешней линии укреплений. В других источниках сообщается, что эти укрепления были построены после 1655 г. Ольбрахтом Адрианом Лясоцким. Пятиугольные укрепления Я. Богдановский относил к категории белюардов. Источники: 1, ?. Бернардинский монастырь в Кракове (Klasztor Bernardynów w Krakowie). Комплекс, расположенный за линией городских укреплений, начали перестраивать в конце 1650-х. Я. Богдановский сообщал, что в этот период (ок. 1660 г.) один из углов монастырской ограды усилили пунтоне башенного типа. Хотя принадлежность этого укрепления к категории пунтоне ещё нужно уточнять. Google-карта В качестве краткого итого: Судя по собранным здесь данным, количество пятиугольных укреплений башенного типа, расположенных на территории Польши, куда менее значительно, чем количество укреплений такого типа, расположенных на территории Западной Украины. Также бросается в глаза, что половина объектов списка не отличается значительными размерами. Среди замков Польши пока нашлось всего 5 объекта с пунтоне (Краков, Тенчин, Собкув, Ланьцут, Липовец), и то в случае с башнями Кракова и Липовца ещё нужно детальней разбираться, т.к. не факт, что их можно отнести к категории развитых артиллерийских башен. Оборонный потенциал башен в Пиньчуве и Жабикуве также под вопросом. Замочек в Собкуве интересен как ранний пример использования укрепления регулярного четырёхугольного плана, усиленного пятиугольными пунтоне. Благодаря тому, что комплекс более-менее чётко датирован, можно предположить, что такая связка четырёхугольника с пятиугольниками в Польше начала распространяться не ранее начала 1560-х гг. В Украине есть ряд объектов такого типа с не совсем ясной датировкой (Рыхта, Пилява, Заложцы), а самый ранний из более менее точно датированных - это замочек в Крылосе, построенный в 1570-х - 1580-х гг. Половина укреплений польского списка, как видите, оказалась представлена монастырями и костёлами. Причём подавляющее большинство этих построек (а может даже и все) относятся к последней фазе популярности пунтоне - к 1 половине 17 в.
  14. Польша, теория Если просмотреть польские фортификационные сайты, то можно обнаружить, что там термин "пунтоне" не особо популярен и используется крайне редко. Это, вероятно, объясняется тем, что подавляющее большинство пятиугольных башен в наши дни находятся за пределами Польши, в Западной Украине, и в силу слабой представленности укреплений такого типа на польской земле, поляки не очень часто затрагивают темы, связанные с оборонными постройками такого типа. Вероятно, в начале 1970-х гг. в Польше термин "пунтоне" ещё не использовался. Так, в классической монографии Богдана Геркена Zamki w Polsce (1974) все вариации артиллерийских башен 16-17 вв. отнесены к категории бастей. Пятиугольные башни, соответственно, тогда автором классифицировались как пятиугольные бастеи (с. 62): В переводе: Тут, кстати, также обратите внимание, что автор чётко связывает появление пятиугольных форм в Польше и в Западной Украине с ростом популярности бастионной системы. Появление пятиугольных артиллерийских башен Б. Геркен относил к рубежу 16-17 вв., однако ряд примеров из Западной Украины (к примеру, пятиугольные укрепления Львова и Каменца, появившиеся в конце 1530-х - начале 1540-х гг.) сходу позволяют лет этак на 50-60 сдвинуть период проникновения ранних бастионных форм в Украину. Я. Богдановский. Этап 1. По моим ощущением самый большой вклад в популяризацию термина "пунтоне" в Польше и в Украине внёс Януш Богдановский, который его активно использовал в ряде своих известных публикаций. Также возможно, что именно он был тем человеком, который первым начал уверенно использовать этот термин. Одной из первых публикаций Я. Богдановского, в которых засветился термин, был, вероятно, уже упоминавшийся выше "Mały słownik terminologiczny dawnej architektury obronnej w Polsce" (в переводе "Малый терминологический словарь оборонной архитектуры Польши") 1974 г. (+ переиздание 1986 г.), где было приведено такое толкование: "Пунтоне - протобастион в форме пятиугольной башни": В первом сообщении темы уже писал, что, вероятно, именно благодаря этому польскому словарю с термином познакомились украинские исследователи и его включили в словарь, изданный в Киеве в 1990 г., заменив "протобастион" на "прототип бастиона". Я. Богдановский. Этап 2. В 1976 г. автор издал монографию "Fortyfikacje łańcuckie na tle małopolskiej sztuki obronnej" (в переводе "Ланьцутские фортификации на фоне малопольского оборонительного искусства"). В центре внимания работы оказался замок в Ланьцуте, о котором речь ещё пойдёт ниже. Поскольку замок на одном из строительных этапов был укомплектован пунтоне, то в рамках данной монографии автору было важно присмотреться к этому типу укреплений в целом, и ознакомиться с их ланьцутской вариацией в частности. Этой книжки у меня нет, так что пока не могу сказать, что именно там сказано о пунтоне. Я. Богдановский. Этап 3. В 1993 г. Я. Богдановский издал монографию Sztuka obronna (в переводе "Оборонное искусство"), где упоминание пунтоне встречается в нескольких местах. Приведу здесь нужные фрагменты текста в переводе: с. 56: с. 58: с. 59: * Щитовой автор называл схему обороны, когда основной упор делался на защиту укрепления с одной стороны, лицевой. По ходу чтения возникали следующие мысли: Как видим, Я. Богдановский и описание пунтоне, и описание белюардов поместил в блок, описывающий староитальянскую школу строительства бастионных систем. Таким образом, пунтоне для него были ранними образцами бастионов. Постройки типа "белюард" вроде бы находятся несколько в стороне от обсуждения "пунтоне", однако у автора граница между этими двумя терминами так нечётко проведена, что иной раз удивляешься, почему он вот эту постройку отнёс к пунтоне, а вот ту к белюарду. К тому же часть башен, которые украинские исследователи причисляют к типу пунтоне, у Я. Богдановского причислены к белюардам. Да и сам автор, как будет видно ниже, иной раз одну и ту же постройку мог причислить то к пунтоне, то к белюардам. Помимо итальянского влияния, автор также считает, что некоторые из пунтоне могли появиться естественным путём (т.е. как бы случайно), и в качестве примера он приводит один объект - загадочную внешнюю постройку замка Боболице, о которой почти ничего неизвестно, так что в нашем распоряжении явно недостаточно данных, чтобы причислить её к категории пунтоне. Автор не только пунтоне, но и белюарды предпочёл также раздробить на подвиды, что ещё больше усложнило проведение границ между разными терминами и связанных с ними постройками. с. 61: В той же книге в нескольких местах встречаются упоминания замка в Тенчине, которые ярко иллюстрируют, насколько путаные сведения предоставлял Я. Богдановский. Вот здесь нужные элементы названы "бастионами" с уточнением, что это были "ранние варианты пунтоне": На стр. 120-121 они уже называются "белюардами", и при этом в скобках видим упоминание "пунтоне". Кстати, в цитате, расположенной чуть выше, эти детали датировались "2 половиной 16 в.", здесь же они уже датируются "началом 17 в.?": На стр. 157 приведена краткая справка, в которой описана история и архитектура Тенчинского замка, и там уже нет упоминания ни белюардов, ни пунтоне, а нужные нам постройки названы бастионами: В общем, для меня так и осталось непонятно, то ли Я. Богдановский сам не особо понимал, где проходит граница между пунтоне, белюардом и бастионом, то ли для него эта граница не была столь важна, раз одну и ту же постройку он мог относить к любому из подвидов, то ли он считал, что раз объект перестраивался и менял высоту, то он мог в разное время считаться и пунтоне и белюардом, а всё в целом это всё равно можно было причислить к бастионным формам. Немного мутновато, как по мне, особенно если учесть, что речь о работе, в которой автор решил осуществить попытку разделения староитальянской школы фортификации на несколько подвидов. Я. Богдановский. Этап 4. Если в книге "Sztuka obronna" Я. Богдановский рассматривал укрепления в пределах одного небольшого района Польши, то в своей следующей монографии "Architektura Obronna w Krajobrazie Polski" (т.е. "Оборонная архитектура в польском пейзаже"), которая увидела свет в 1996 г., рассматривалась уже территория всей Речи Посполитой, включая Западную Украину. В новой книге автор приводит более-менее те же сведения о своём взгляде на виды и подвиды бастионных укреплений староитальянской школы, но при этом существенно расширяет список примеров. На с. 96 автор в качестве примера укрепления с пунтоне по непонятной для меня причине (по ошибке?) приводит замок в Кривче (Тернопольская обл.), хотя у этого объекта башни были не 5-угольными, а 6-угольными. с. 104-105: Отсюда мы узнаём, что по мнению автора постройка не могла претендовать на статус "пунтоне", если она сохраняла форму ровного четырёхугольника, как у обычной башни. Это логичный вывод - ведь если башни типа "пунтоне" стремились походить на бастионы, то они должны были принимать форму скорее ромба, чем ровного четырёхугольника. Что касается приведённых Я. Богдановским примеров, то с формой укреплений Жванца нужно отдельно разбираться, а вот на счёт Сатанова уже сейчас можно сказать, что его угловые укрепления всё же не чётко регулярные, а несколько вытянутые в напольную сторону, т.е. это всё же пунтоне: Фото Максима Ритуса Кстати, Ян Лешек Адамчик в своей работе "Fortyficacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004), дойдя до описания Жванца и Сатанова (с. 53), выразил несогласие с мнением Я. Богдановского, когда отнёс угловые постройки этих укреплений к категории пунтоне: "У обоих замков внешние башни-бастеи имели угловатые формы (пунтоне)". с. 107-110 Мысли: Здесь уже видим, что к факторам, влиявшим на рост популярности пятиугольных форм в Речи Посполитой, автор отнёс уже не только итальянское влияние и вероятность появления случайных форм, но также и турецкое влияние, причём в качестве единственного примера влияния последнего фактора он назвал замок в Пнёве (Ивано-Франковская обл.). Откуда была взята информация о том, что привратная постройка (а именно её автор относит к категории "пунтоне") была возведена под турецким влиянием мне неизвестно. Идея выделить из общей массы пунтоне некие "шеевые" пунтоне мне пока не кажется особо удачной. Если в книге "Sztuka obronna" автор к пунтоне такого типа относил только вспомогательные постройки, укреплявшие доступ к воротам, то в книге 1996 г. он сюда включил уже и глухое угловое пунтоне замка в Старом Селе (Львовская обл.), а также ворота замка в Пнёве, у которых "шея" вообще очень слабо выражена. Получился этакий микс из немногочисленных и довольно разношёрстных объектов, и потому, как по мне, попытка сформировать "шейный" подвид пока выглядит не особо обоснованной. Если бы автор условно разделил пунтоне на внешние постройки (пятиугольные аналоги барбаканов) и пунтоне основной линии укреплений, то такой вариант разделения встретил бы с моей стороны больше поддержки. Мысль автора о том, что расцвет башенных пунтоне пришёлся на начало 17 в. мне не кажется однозначной. Да, они сохраняли популярность и в начале 17 в., но был ли это период расцвета и обилия этих форм в сравнении с более ранним периодом середины - 2-ой половины 16 в.? К тому же замок в Жолкве был запроектирован ещё в конце 16 в., о датировке замка в Завалове (Тернопольская обл.) у нас нет точных сведений, да и датировка постройки замка в Скалате (который Я. Богдановский назвал чуть ли не самым последним укреплением с пунтоне) 1630 г. также не выглядит очень надёжной. Помимо перевода текста о "пунтоне" здесь также решил привести перевод текста и о "белюардах", чтобы ещё раз показать, насколько сложно понять, по каким критериям автор отделял одни постройки от других. Постройки в Меджибоже, Чорткове и Кудринцах, явно тяготеющие к башенным формам, по мнению автора являлись белюардами, затем фактически бастионные постройки (Рожнув, Пескова Скала) - это также белюарды, и уже следующий виток эволюции - насыпные земляные бастионы с каменными/кирпичными эскарпами (Львов, Острог?) - это тоже белюарды. Если белюард находится выше на ступень в эволюционном развитии, то почему в Жолкве и Скалате пунтоне, а в Золотом Потоке, Кудринцах и Чорткове белюарды? И это не говоря о ситуациях, когда тот же Меджибож или Липовец у автора присутствует и в категории пунтоне и в категории белюардов, хотя у каждого из этих объектов есть всего одна пятиугольная постройка. В общем, классификация автора выглядит более логичной без расшифровки, а по мере приведения примеров она становится всё более и более запутанной. с. 350-351: Здесь автор пунтоне делит на две формы - шеевые и башенные, а в словаре (смотрите перевод ниже) форм уже три - к башенной и шеевой (барбакановой) автор добавил ещё и бастеевую форму, чтобы совсем не скучно было. с. 352-353: Здесь автор продолжает нас запутывать - на предыдущих страницах он уверено разделил укрепления староитальянской школы на пунтоне и белюарды, здесь он пишет "белюард (пунтоне)", чем как бы сливает в одной целое оба понятия, а чтобы разобраться было ещё сложнее, то всё это сливается с уже более-менее полноценными классическими бастионами. с. 543: Перевод: Здесь при желании также можно найти тезисы, которые противоречили тому, что тот же автор писал выше. Так, к примеру, укрепления Тенчина здесь отнесены к пунтоне, хотя на других страницах автор не раз их причислял к белюардам. Здесь же автор впервые "шеевую" форму пунтоне назвал ещё и "барбакановой", но при этом выше к этому типу построек он отнёс и одну из башен в Старом Селе, которая никакого отношения к воротам не имела. Итого, Я. Богдановский, несомненно, оказал большое влияние на популяризацию термина "пунтоне", интересна также его попытка разбить укрепления староитальянской школы на подвиды, однако при детально знакомстве с авторским взглядом на эти вопросы всплывает множество внутренних противоречий, которые не упрощают, а усложняют понимание темы. Собственно, с авторским взглядом иногда даже сложно спорить, поскольку не всегда понятно, в чём именно он заключается, особенно когда после попытки разделить объекты на подвиды он один и тот же объект продолжает относить и к одному и к другому виде, или когда два более-менее однотипных объекта относит к разными видам.
  15. Несколькими оцифрованными вариантами плана осады Ставища поделился Национальный архив в Кракове
  16. Ещё одной оцифрованной версией плана поделился Национальный архив в Кракове
  17. Ярослав Иванишин поделился ещё одной версией, которая могла бы объяснить привязку даты 1484 к замку:
  18. Когда несколько лет назад делал страничку Свиржского замка на сайте, то в украинских источниках часто натыкался на формулировку, мол, первоначально Свиржем владел род Романовских, а потом после них им владел род Свиржских, и вот, мол, одни считают, что замок существовал ещё при Романовских, другие уверены, что он появился уже при Свиржских. Для примера процитирую текст справки В. Пшика из книги Укріплені міста, замки, оборонні двори, та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): В общем, подобные формулировки, в которых один род противопоставляется другому, создают впечатление, что это два совершенно разных рода, а это уже влияет на раннюю историю замка, ведь если укрепление построили Свиржские, то это могло произойти не раньше, чем замок перешёл к представителю этого рода, а если замок построили Романовские, то это произошло ещё до того, как этой местностью завладели Свиржские. О том, что с этой историей что-то не так, я понял только совсем недавно. Сейчас уже средненький уровень знания польского дал мне возможность присмотреться к ряду источников, с которыми раньше я по ряду причин не смог поработать, и они мне открыли совсем другую и куда более интересную картину. Открыл 8-й том издания Herbarz polski Kaspra Niesieckiego (1841) на стр. 136, где есть справка по роду Романовских, и увидел, что один из представителей этого рода звался Марцин де Свирж: Далее открыл то же издание на стр. 584, чтобы почитать справку о Свиржских, и сходу наткнулся на новые интересные детали - оказалось, что к Свиржским применялась формулировка "из Романова", а также видим упоминание некого Глеба из Романова Свиржского: Кстати, странички Романовских и Свиржских на Википедии также содержат эти детали. Т.е. вырисовалась картина, что это не два отдельных самодостаточных рода, а нечто, имеющее один корень. Окончательно сомнения развеяла монография Анджея Жаки Świrz. Monografia historyczna kresowego miasteczka (2011), где уже довольно подробно рассказано, что на самом деле Свиржские - это те же Романовские, просто та их ветвь, которая осела в Свирже и решила там основать новый центр, и уже от этого центра взять себе название Свиржских. Но по сути не было никакой явно выраженной передачи Свиржа от одного рода к другому (как было позже, когда, к примеру, от Свиржских он перешёл к Цетнерам). А. Жаки не редко в тексте использует формулировку Свиржский-Романовский, что ещё больше подчёркивает связь этих двух ветвей. Так, на стр. 38 узнаём, что Свирж в 1420-х - 1450-х был селом, которое было частью волости с центром в Романове, расположенном в 8 км к северо-западу: Этот Романов и дал название роду Романовских. Там же узнаём, что Романовские пользовались гербом Шалава, и, как помним из текста "Herbarz polski ..." у Свиржских также был герб Шалава. На стр. 71 описано, как от семейного древа Романовских потянулась ветвь Свиржских: В переводе: Т.е. видим, как буквально в течение двух-трёх поколений у представителей рода Романовских вначале появилась приписка "из Свиржа", а потом и "Свиржские". На стр. 74-75 сообщается, что в 1454 г. между Романовскими происходит раздел имения, в ходе которого от первоначального большого владения отделилась малая часть, в которую входил и Свирж. Её владельцем стал Марцин, сын Петра из Романова. Он-то и решил сделать Свирж центром своих владений, основал здесь свою резиденцию и дав начало новому роду - сыновья Марцина уже начнут подписываться как "де Свирж" или "Свиржские". И вот тут подходим к тому, как факт родства Романовских и Свиржских может влиять на историю замка. Так вот если представлять, что это два разных рода, то приходится считать, что замок, впервые упомянутый в 1492 г. (т.е. уже при Свиржских) могли построить только Свиржские, а не Романовские, но когда понимаешь, что в 15 в. явного разделения ещё не было, что были скорее Свиржские-Романовские, чем просто Свиржские, то становится понятно, что замок, начатый Романовским и законченный Свиржским и тем и другим мог восприниматься как гнездо более-менее одного семейства. На стр. 74 А. Жаки пишет, что необходимость строительства в Свирже резиденции должна была возникнуть вскоре после того, как сюда в 1454 г. перенесли центр недавно созданной волости, т.е. какой-то замочек мог начать строить Марцин Романовский уже в конце 1450-х гг., а в документах это укрепление засветилось только 30+ лет спустя, в 1492 г., уже когда в им владели Свиржские. Так что первый замок мог быть не замком Романовских или замком Свиржских, а замком Свиржских-Романовских.
  19. Забавно, но в 2011 г., когда я задавался вопросом о том, откуда в истории замка взялась дата "1484 г.", в Польше вышла монография Анджея Жаки Świrz. Monografia historyczna kresowego miasteczka, где автор затронул и тему с этой датировкой. Там на стр. 75 читаем: В переводе: Отсюда узнаём, что автор книги, который в своих исследования опирался на большое количество источников, не удалось найти упоминаний замка ранее 1492 г., и, собственно, именно 1492 г. датируется первое известное письменное упоминание этого укрепления. Далее перемещаемся на стр. 126, где нас интересует текст примечания №148: В переводе: Отсюда узнаём, что, вероятно, миф о 1484 г. появился благодаря справке из популярного путеводителя Przewodnik po województwie tarnopolskiem (1936), где на стр. 165 действительно сообщается, что "замок был построен в 1484 году": Интересно, что в версии этого же путеводителя, выпущенной в 1928 г., этой даты ещё не было, там использовалась более размытая формулировка о постройке замка в 15 в.: Что касается того, откуда в истории замка могла появится версия о его постройке в 1484 г., то А. Жаки выдвинул предположение, что автор мифа просто перепутал данные по двум объектам - известно, что в 1484 г. в Свирже появилась католическая парафия и первый костёл, построенный неподалёку от места, где нынче можно увидеть замок. Вот так дата, сообщающая о появлении одного объекта, могла в результате ошибки прописаться в истории совсем другого объекта.
  20. Александр Чоловский в своих работах кратко упомянул об обстоятельствах создания этого инвентаря: В переводе: Также в работе 1892 г. А. Чоловский, процитировав инвентарь 1685 г., далее приводит также цитату, в которой описан замковый арсенал. Из текста создаётся впечатление, что описание арсенала взято всё из того же инвентаря 1685 г., однако полной уверенности в этом нет. И всё же текст стоит привести: Перевод: Источники: Czołowski A. Dawne zamki i twerdze na Rusi Halickiej // Teka konserwatorska. Lwów, 1892. S. 101. Czołowski A, Janusz B. Przeszłość i zabytki województwa tarnopolskiego. Tarnopol, 1926. S. 99
  21. После чуть более детального знакомства с источниками к этой теме ещё вернусь, а пока могу лишь добавить, что с инвентарями 1772 и 1778 гг. более-менее синхронизируется карта Фридриха фон Мига (1779-1782), где также можно увидеть надвратную башню с примыкающей к ней стенами: Mapire.eu
  22. Давайте попробуем сделать перевод. Хотя в случае с инвентарями перевод - это пол дела, ведь потом ещё нужно понять, о чём идёт речь. Что смог - перевёл, если в переводе сомневался, то ставил после слова или словосочетания вопросик (?), если что-то вообще не смог перевести - оставлял слово/словосочетание латиницей. Ниже вариант перевода с кое-какими мыслями и комментариями. Для обогащения темы решил параллельно провести сравнение инвентаря с планом 17 в., убрав с него бастионы, чтобы лучше проявилась первоначальная структура укреплений замка: Источник Итак, поехали: Перевод: "На пути/Идя от города к замку есть мост через ров к браме с севера из дубовой связки (?) с поручнями без подъёмного моста (?), однако на новый мост есть готовый материал, который в ближайшее время строиться будет". Словосочетание "na wiązaniu dębowym", судя из контекста, означает какую-то связанную из дубовых брёвен/досок конструкцию, только вот непонятно, был ли это какой-то чёткий термин, описывающий конструкцию определённого типа или же это было что-то разговорное и общее, не привязанное к конструктивным особенностям? Термин "zwod" мне уже попадался, но я так чётко и не понял, к чему он относился - ко всей конструкции подъёмного моста или к какой-то детали, например, только деревянному полотну или только к механизму подъёма. Перевод: "К замку, переехав через мост, есть каменная брама, над которой башня высоко вымурована, мелким гонтом (?) накрыта, в ней один этаж досками выстлан, к которому по лестнице лазят, ворота при браме двухстворчатые дубовые на кунах и бегунах деревянных, железный запор (?) для закрывания при засове". Отмечено, что башня высокая, и мы также знаем, что у уцелевшей башни замка есть 4 яруса, а тут вроде бы у высокой надвратной башни только два яруса, что несколько странно. Как вариант - может ярусов у неё было и больше, но только перекрытий между ними на момент инспекции не было? "wrota ... na kunach i biegunach drewnianych" упомянутые здесь "куны" и "бегуны" - это, судя из контекста, какая-то вспомогательная фурнитура. Вот здесь "куны" трактуется как дверные петли. "Бегуны" у дверей могли быть такого типа, т.е. нечто вроде задвижки, но может в случае с инвентарём и с учётом упоминания не одного "бегуна", а "бегунов", речь идёт о каких-то штырях, на которых эти ворота вращались? "Wrzeciądz", если правильно понял, это какая-то металлическая конструкция, при помощи которой можно было запереть створки ворот. Хотя может эта конструкция фиксировала даже не сами створки, а засов? Перевод: "Замковые стены, которые тянутся от ворота по левой руке, которые когда-то (?) были без обламков при бойницах, сейчас обвалены и сожжены, между теми стенами башня, не имеющая ни одного этажа гонтом хорошим накрыта и там на углу к югу башня с бОльшей (?) кровлей". "... które ... bez obłamków przy strzelnicach były, teraz poobalane i spalone". Я так понимаю, здесь речь идёт о деревянных конструкциях на стенах, которые на момент составления инвентаря были разрушены. Но тут могут быть нюансы. Так, к примеру, мне не совсем понятно значение выражения "bez obłamków" - о чём здесь речь? Знаю, что есть фортификационный термин "облам", означающий выступающую наружу верхнюю секцию деревянной стены, дающую возможность простреливать ближние подступы к укреплению, но имеет ли этот "облам" отношение к тем "obłamkam", которые упоминает инвентарь или там речь совсем о другом? Может тут с точностью до наоборот речь идёт о галереях, выступающих не наружу, а вовнутрь, т.е. те, которые могли держаться на деревянных кронштейнах? "między temi murami baszta" - тут, как я понимаю, одним махом описана вся восточная стена, а также упомянута некая башня, которая эту стену делила на две части. И вот вопрос - что это за башня? Пару лет назад я бы сказал, что это та единственная башня замка, которая дожила до наших дней, но потом на глаза попался план 17 в. (?), и там видим, что между воротами и угловой юго-восточной башней могла быть не одна, а две башни - округлая (уцелевшая до наших дней, отметил её под №2) и пятиугольная (№1). И вот тут возникает небольшое пространство вариантов - либо план врёт, рассказывая нам о двух башнях, когда на самом деле была одна, либо план не врёт, но тогда получается, что автор инвентаря одну из башен пропустил? А если даже и пропустил, то какую из них он при этом описал? "baszta żadnego w sobie piętra niemająca" - здесь, как мне кажется, речь идёт о том, что у башни не было перекрытий, и именно потому она могла "в себе не иметь ни одного этажа". И это, кстати, возвращает нас к вопросу о количеству ярусов в надвратной башне, где при такой трактовке авторского текста количество функционирующих этажей могло не синхронизироваться с количеством имеющихся ярусов в случае, если не все перекрытия были восстановлены. "baszta ... gątami dobremi pobita" - судя по тому, что объект в недавнем прошлом был полностью сожжён, восстановление этой башни начали с того, что сделали над ней кровлю. Прям тот же сценарий, как и в наши дни - в первую очередь обеспечить объект кровлей, а потом уже заниматься внутренностями. "... tam na rogu ku poludniowi baszta". Судя из упоминания "угла" (вероятно, периметра замковых стен), речь идёт о не дожившей до наших дней юго-восточной угловой башне. "... baszta z większym dachem". Тут не уверен в переводе слово "większy" - это слово в большинстве случаев означает бОльший размер/габарит, но иногда также может использоваться в значении степени, и под таким углом речь уже может идти о степени упадка, т.е. фразу можно перевести как "башня с худшей/более плохой кровлей". Перевод: "Все верхние строения и нижние покои и жилища, которые были с юга, сожжены, разрушены, [так] что только одни стены стоят". Все эти "budynki", "pokoje" и "mieszkania" могут быть названиями внутренних помещений одного корпуса. "dolne pokoje" - интересно упоминание "нижних покоев", т.е., упоминание того (если всё правильно понял), что покои были на нижнем ярусе, тогда как в дальнейшем более поздние инвентари будут свидетельствовать о перемещении покоев на второй этаж дворцовых корпусов. "... które były od poludnia ..." - если правильно понял, это указание на то, что на тот момент был только один корпус главного/жилого здания, который занимал южную часть замка. "spalone, zrujnowane, że tylko same mury stoją" - судя по тому, что некоторые башни и кухня на момент составления инвентаря были покрыты новым гонтом, восстановление перекрытий и кровли основного здания было не первоочередной задачей. Перевод: "Дом над кухней по правую руку гонтом накрыт, рядом с тем же домом башня гонтом накрыта, там башня квадратная гонтом наново накрыта - от той башни аж к внешней [башне?] стены нет (?) там частоколами заставлен circiter на току, на углу башенка дубовая с ганком и дверями, одной вверху, другой внизу, и там от той башенки с севера аж до ворот также частоколом обставлен circiter на току". "Budynek nad kuchnią po prawej ręce ..." - здесь автор инвентаря описывает кухню, которая располагалась "по правую руку", т.е. уже где-то у западной стены, в юго-западной части замкового двора? ", во флигеле, так сказать. "Budynek nad kuchnią ..." - речь о двухэтажной постройке, в нижнем ярусе которой находилась кухня? Или речь совсем о другом, к примеру, о том, что кухня находилась внутри строения, которое было одноэтажным? "... wedle tegoż budynku baszta gątami pobita ..." - упоминание юго-западной угловой башни? "... tam baszta kwadratowa gątami nowo pobita..." - это уже упоминание другой башни, наново перекрытой гонтом. И опять же возникает тот же вопрос, что и с восточной стеной, а именно - о какой именно башне идёт речь? Упомянута "квадратная башня" и на плане видим подходящий выступ (№4). Если это оно, то получается, что автор инвентаря не упомянул башню №5 и какую-то башенку (?) №3? "... od tej baszty aż do narożnej muru niemasz ..." - здесь речь о том, что от упомянутой квадратной башни и до наружной башни/ворот (?) нет каменной стены? "od tej baszty aż do narożnej muru ... palisadami zastawiono circiter na toku, na rogu baszteczka dębowa ... i tam od tej baszteczki od pólnocy aż do bramy także palisadami obstawiono circiter na toku" - как по мне это одна из самых интересных частей инвентаря, поскольку она объясняет то, что выглядит очень странно на плане, а именно внешний вид северо-западной секции укреплений. Также эта часть инвентаря интересна тем, что она, как по мне, хорошо синхронизируется с планом, тем самым подтверждая его точность как минимум на одном из участков обороны. В целом, при взгляде на план напрашивается вывод, что изначально замок был более симметричным - тогда от ворот к западной пятиугольной башне (?) тянулась стена, которая в какой-то момент была разрушена (?): Кстати, судя по всему, позднее её восстановили, поскольку на карте Фридриха фон Мига (1779-1783) эта секция стены чётко показана. Так вот, возникшую брешь на первом этапе восстановления замка не очень симметрично закрыли частоколом, при этом немного расширив территорию укрепления. Частокол не повторял линию утраченной стены, а выдавался наружу углом, для укрепления которого построили небольшую деревянную 2-ярусную (?) башенку. Об этом сообщает инвентарь и очень похожую картину видим на плане: "circiter na toku" - как это правильно перевести, я точно не знаю. Есть латинское слово circiter в значении "около", "приблизительно" или "вокруг", есть слово ток, т.е. место, где складывали скирды и обмолачивали зерно. Идёт ли речь об этом токе? Может фраза "circiter na toku" означала, что частоколом огородили место, где разместили ток? По переводу пока вроде все, осталось добавить ещё парочку общих мыслей: Хорошо заметно, что замок незадолго до приезда автора инвентаря был основательно разрушен и сожжён. Часто инвентари в таких случаях составляли, чтобы составить смету, дабы стало понятно, сколько денег нужно выделить на восстановление объекта, но в данном случае видно, что на момент приезда инспектора работы по восстановлению уже начались - брешь в каменной стене была закрыта частоколом, над некоторыми башнями и постройками соорудили новые кровли, подготовили материал для восстановления подъёмного моста. Инвентарь не упоминает бастионных земляных укреплений, хотя отмечает наличие таких более мелких деталей как частокол, маленькую деревянную башенку или наличие рва со стороны города. Самая большая проблема инвентаря, если рассматривать его в связке с планом, заключается в упоминании меньшего количества башен, чем можно увидеть на плане. При этом небольшой размер и форма пятиугольных укреплений намекает на то, что этими укреплениями замок мог обзавестись ещё во второй половине 16 века или в крайнем случае в первой трети 17 века, т.е. на момент составления инвентаря, как мне кажется, их не могло не быть, и потому странно, что эти постройки не упомянуты, а если две из упомянутых в инвентаре башен являются этими пятиугольными башне-бастиончиками, то почему не упомянуты другие башни?
×
×
  • Create New...