Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Search the Community

Showing results for tags 'озера'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • События
    • События
  • Наши Земли
    • Винницкая область
    • Волынская область
    • Днепропетровская область
    • Донецкая область
    • Житомирская область
    • Закарпатская область
    • Запорожская область
    • Ивано-Франковская область
    • Киевская область
    • Кировоградская область
    • Крым
    • Луганская область
    • Львовская область
    • Николаевская область
    • Одесская область
    • Полтавская область
    • Ровенская область
    • Сумская область
    • Тернопольская область
    • Харьковская область
    • Херсонская область
    • Хмельницкая область
    • Черкасская область
    • Черниговская область
    • Черновицкая область
  • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
  • Другие достопримечательности Украины
  • Замки и Крепости Европы
  • Тематические беседы по общим вопросам
  • Осадная мастерская
  • Библиотека
  • Картография
  • Портретная галерея
  • Кино
  • Замковый парк
  • Кузня - фигурная ковка форума

Calendars

  • Основной календарь

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


MSN


AIM


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы

Found 22 results

  1. Обсуждается этот объект: Свиржский замок Как-то раз meta.ua объединил усилия с харьковской компанией "Взгляд с небес", в результате чего появился проект "Визначнi мiсця України", благодаря которому стало возможным увидеть некоторые знаменитые памятники архитектуры с высоты птичьего полёта. Среди этих объектов есть и Свиржский замок:
  2. Обсуждается этот объект: городские укрепления Плоскирова От темы Плоскировского замка переходим к теме городских укреплений. Чтобы не повторяться, здесь более кратко буду упоминать сведения, которые в более развёрнутом виде уже опубликованы в теме замка. В 15-17 вв. Плоскиров (именно так до 1795 г. назывался г. Хмельницкий) относился к королевской собственности, а поскольку короли предпочитали его передавать в пожизненное владения различным своим подданным, то большую часть своей история эта "королевщина" пробыла в частных руках, хотя изредка и ненадолго поселение всё же возвращался к короне, но каждый раз его снова передавали новому владельцу. Самое раннее упоминание села Плоскировцы встречается в документе 1434 г. В 1493 г. ещё одно упоминание, и также в статусе села, которое тогда насчитывало всего 8 дымов (т.е. 8 домов, где могло жить ок. 40-50 человек, если исходить из числа 5-6 человек на один дом). В 1542 г. в Плоскирове собрали налог с 8 плугов. Если исходить из принятой средней цифры в 12 человек на 1 плуг, то получаем 96 человек населения. Вероятно, положение поселения в лучшую сторону началось меняться в 1550 г., когда король Сигизмунд II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку. Новый владелец стал на путь превращения села в городок, для чего построил здесь замок (косвенно упомянут в документе 1565 г.), а в 1566 г. вроде бы выхлопотал у короля какую-то ограниченную версию Магдебургского права. В 1565 г. налог собрали уже с 19 плугов, т.е. население к тому времени могло вырасти до 230 человек. В 1569 г. числилось 22,5 плуга (ок. 270 человек). В общем, население городка росло. Можем предположить, что именно в этот период, т.е. в 1550-х - 1560-х гг., были заложены основы интересной оборонной концепции городка, которая в значительной степени опиралась на использование водных преград. Правда, какие-то элементы этой защиты (русла рек, болота) могли использоваться и ранее, но основные работы по искусственному изменению местности всё же, думаю, начали проводить в середине 16 века. Старый городок обосновался в болотистой долине, в месте впадения реки Плоска (что отразилось на названии Плоскирова) в Южный Буг, который тогда называли просто Богом. Рядом с местом слияния рек имелась небольшая возвышенность, то ли естественная, то ли частично подсыпанная. Вероятно, при помощи дамбы (или системы дамб) удалось создать в этом месте озеро, затопившее окружающую местность, в результате чего возвышенность превратилась в остров, за которым закрепилось название "Кемпа" (так остров называли и в 19 веке). Конечно, не исключён вариант, что остров существовал изначально, о чём повествует популярная в Хмельницком гипотеза, согласно которой у р. Плоской существовал рукав, которому дали название Ров, и вот эти два водных потока, недалеко от места впадения в Буг, огибали островок, на котором и возник городок, названный Плоски+Ровом. Но даже если всё так и было, то обрамления из речек , очевидно, не могло обеспечить надёжную защиту, потому-то там и разлили озеро. Вероятно, в районе Плоскирова была обустроена переправа через Южный Буг, сам же городок начал играть некоторую (хотя, кажется, не особенно большую) роль одного из опорных пунктов на пересечении нескольких дорог. Кстати, тут нужно установить причинно-следственную связь - был ли первым построен городок, а потом переправа или же тут было удобное место для переправы, и именно потому тут возник город? Вот так в наши дни р. Плоска впадает в р. Южный Буг относительно современной территории г. Хмельницкого: Карта Визиком А вот ориентировочный район, где некогда находился остров: Карта Визиком В наши дни Плоска всё ещё впадает в Буг чуть западней Старого города, но о существовании в этом месте озера с островом уже мало что напоминает. Интересно, что до конца 1580-х гг. в районе Плоскирова на картах показывали озеро Амадоку, сам же Плоскиров там отсутствовал, как, к примеру, на этой карте 1562 г.: Источник Городок основали на границе между Подольем и Волынью, и эту границу очень часто можно обнаружить на старых картах, к примеру, вот на этой карте 1665 г.: Источник Но вернёмся к истории городка. В 1570 г. Мацей Влодек умирает, и городок Плоскиров переходит к его сыну Станиславу, который, вероятно, продолжил дело отца по развитию и защите поселения. В 1578 г. король Стефан Баторий предоставил городу привилегию на ежегодное проведение ярмарок на Новый Год, Св. Вита и Рождество, а также на проведение еженедельных торгов. Это, конечно же, также в лучшую сторону отразилось на благосостоянии Плоскирова. В 1585 г. была издана книга Станислава Сарницкого "Descriptio veteris et novae Poloniae" (т.е. "Описание старой и новой Польши"), и там можно найти очень краткое упоминание Плоскирова (приведены только название городка и его координаты). Как сообщает историк Дмитрий Вирский (здесь, стр. 179), основная часть данных для книги была собрана ещё в 1576 г., в ходе люстрации земель Русского и Подольского воеводств, потому, вероятно, к этому периоду стоит отнести и получение С. Сарницким сведений о Плоскирове. Источник Но в этой истории интересно не только это упоминание (хотя, возможно, это первое упоминание Плоскирова в печатном издании), а то, что вскоре после этого, вероятно, где-то между 1585 и 1587 гг., С. Сарницкий создал малоизвестную рукописную карту, которая в свою очередь была опубликована в его книге "Annales sive de origine et rebus gesus Polonorum et Lithuanorum libri VIII" (1587). И, вероятно, это была первая карта, на которой обозначили Плоскиров (во всяком случае, более ранних обозначений мне пока найти не удалось): Источник Тут стоит отметить, что Плоскиров в книге и на карте Сарницкого мог появится совсем не случайно, а благодаря родственным связям. Дело в том, что автор карты по материнской линии был связан с родом Замойских и был хорошо знаком с великим коронным гетманом Яном Замойским, а у того была сводная сестра Эльжбета, которая была женой уже известного нам Станислава Влодека, владевшего Плоскировом с 1570 г. "Історія міст і сіл УРСР. Хмельницька обл." (1971), на стр. 66, без ссылки на источники сообщает, что особенно сильно Плоскиров был опустошён татарами в 1512 и 1593 г. И если в 1512-м году это было ещё село, то в 1593 г. речь уже идёт о городке. В 1594 г. Плоскиров в своём дневнике упомянул австрийский дипломат Эрих Лясота: Как видим, Лясота отметил небольшой размер городка, а также (и это особенно важно) сообщил, что уже тогда застройка городка располагалась с двух сторон озера, т.е. уже к тому времени на острове было тесновато, и поселенцы селились за озером. Можно предположить, что при Станиславе Влодеке, а может даже и при его отце, заозёрная часть городка уже могла обзавестись первыми укреплениями, в результате чего Плоскиров мог получить ещё одну внешнюю линию обороны. Из ранних карт, на которых отметили Плоскиров, также стоит упомянуть известную "Радзивилловскую карту" 1613 г.: Источник Судя по всему, самые ранние обозначения на карте Плоскирова пришлись на период правления Станислава Влодека, который умер в 1615 г. В 1615-1616 гг. Плоскиров ненадолго вернулся в королевскую собственность, затем, в 1616 г., городок передали новому владельцу - Станисаву Лянцкоронскому, однако тот умер уже в следующем 1617 г. Какие-либо интересные сведения периода 1615-1617 гг. в поле зрения пока не попали, потому переходим к следующему периоду. В 1617-1643 гг. Плоскировское староство находилось в собственности Станислава Конецпольского, и описанию этого периода в жизни городка отведена отдельная тема. Здесь же кратко коснёмся лишь некоторых моментов. Во-первых, как предположил Николай Крикун (здесь, стр. 122), к 1629 г. в Плоскирове могло быть ок. 260 домов, а отсюда (исходя из формулы 6 человек на 1 дом) узнаём, что число жителей к этому моменту могло достигать ок. 1500 человек. Понятно, что если даже при куда меньшей численности населения уже в конце 16 века жители Плоскирова принялись обустраиваться за островом, по другую сторону озера, то при Станиславе Конецпольском на другом берегу реки должен был существовать полноценный город, тогда как остров к тому времени, как мне кажется, уже рассматривался в качестве цитадели. Во-вторых, именно тогда город появился на картах Боплана: Где-то в 1632-1635 гг. была создана карта, которую приписывают Боплану. На ней видим условное изображение Плоскирова, застройка которого показана на двух берегах озера: Источник Позднее, на своей "Специальной карте" (издана в 1650 г.) Боплан впервые обозначил не только остров посреди озера, но и городские укрепления Плоскирова, расположенные на другом берегу водоёма. Хотя карта родилась в конце 1640-х, данные для неё Боплан мог собрать ещё в 1630-х., и потому на карте, вероятно, видим Плоскиров образца 1630-х гг. Укрепления Плоскирова на одной из копий карты Боплана, 1670-е: Источник Предположу, что укрепления Плоскирова времён С. Конецпольско (т.е. той части города которая находилась напротив острова) были представлены линией рва (учитывая наличие рек и озера, его могли заполнять водой) и земляного вала, верхняя часть которого могла быть укреплена частоколами и башнями. В гипотезу о существовании в Плоскирове бастионных укреплений я не верю, поскольку не нашёл доказательств в поддержку этой версии. Пока остаётся непонятным, почему остров Боплан показал совершенно пустым, лишённым каких-либо укреплений, ведь мало того, что там находился замок старосты, так ещё и сам остров, очевидно, был также защищён. Тут можно только строить предположения - то ли укрепления острова были слишком слабы, чтобы их показывать, то ли для Боплана было важнее показать сам остров, то ли была какая-то совсем инаая причина. В версию, что остров действительно на тот момент был пуст, я не очень верю, поскольку тогда Плоскиров не пребывал в запустении, при этом как более ранние, так и более поздние источники отмечали, что остров не был лишён застройки и укреплений. Рисунок, показанный ниже, содержит много мелких странностей, но в целом он всё же наглядно показывает планировочную структуру Плоскирова образца 1-ой половины 17 века: остров-цитадель со своими укреплениями и замком, соединённый мостом с противоположным берегом, где находились укрепления второй половины города: Источник С 1643 по 1648 гг. Плоскировское староство принадлежало Александру, сыну С. Конецпольского. О том, сделал ли он что-то для развития и укрепления Плоскирова сведений в моём распоряжении пока нет. Что происходило с городом в период Хмельниччины также не совсем ясно. Известно, что в 1648 г. им завладели казаки, но не совсем понятно, брали ли его боем или город сам открыл свои ворота. Также непонятно, что стало с городом потом - был ли он сразу сожжён/разрушен, или же какое-то время казаки его использовали в качестве своего опорного пункта? Непонятно когда именно и при каких обстоятельствах, но всё же в итоге Плоскиров был уничтожен, поскольку в "Реестре дымов Летичевского повета" (1661 г.) поселение упомянуто как полностью разрушенное, а люстрация 1662 г. зафиксировала здесь всего 12 домов, и тогда жители налогов не платили, поскольку "недавно тут осели". В той же люстрации был назван новый владелец Плоскирова - Марцин Замойский. Вряд ли Плоскиров успел хоть немного развиться к 1667 г., когда его снова уничтожают во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. Люстраторы в 1668 г. обнаружили в Плоскирове всего один дом и пару халуп. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике довольно детальное и ценное описание увиденного: Как видим, Вердум упомянул уничтожение Плоскирова 1667 г. татарами, хотя, конечно, очень завышенной кажется цифра в 1500 жителей, которые были уведены тогда в плен, поскольку люстрации 1660-х фиксировали здесь крайне скудное население. Вердум не упоминает укреплений "нового города", но отмечает, что эта восточная половина была полностью опустошена. Вердум пишет, что эта часть "была полуостровом" (на польском - "jest półwyspem"), возможно, подразумевая, что с нескольких сторон эту часть города окружала вода. Интересно выглядит описание острова, который "являлся местным замком" (цитаделью?) и был на тот момент окружён валом и частоколом. На острове на тот момент находилась церковь и ок. тридцати домов, т.е. осуществлялась очередная попытка возродить поселение к жизни, и, естественно, всё снова начиналось с острова, как наиболее защищённого участка. Уже на следующий год, в 1672 г., турки захватили Подолье. Как сообщается в книге Podole pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki 1672-1699 (1994) территорию Подолья турки разделили на 4 санджака, а те в свою очередь поделили на нахии. Плоскиров стал центром одной из 4-х нахий, на которые разделили Меджибожский санджак. Можно сказать, что Плоскиров получил статус турецкого райцентра, и, возможно, некоторое время там мог находиться турецкий гарнизон. Однако, учитывая тот факт, что контроль над этим районом Подолья турки утратили довольно быстро, то вполне вероятно, что в течение практически всего периода оккупации (1672-1699) Плоскиров пребывал в лучшем случае в статусе села. Когда в 1699 г. Подолье вернулось к Речи Посполитой, а Плоскиров - к Замойским, началась очередная попытка возрождения городка, однако в нашем распоряжении нет сведений о судьбе укреплений в 18 веке. Не исключено, что их вообще не пытались восстанавливать, а если и пытались, то к середине 18 века значение этих укреплений очень сильно снизилось. На карте Риччи Занонни 1772 г. Плоскиров показан как село, не укреплённый пункт, хотя при этом по соседству можно обнаружить обозначение многих других старых и устаревших на тот момент укреплений. Это, возможно, свидетельствует о том, что к моменту составления карты в качестве укрепления Плоскиров уже давно не функционировал и не рассматривался. В 1798 г. был создан план города, у которого есть отдельная тема на форуме. На нём не только показан остров, окружённый озером, но также хорошо различима линия земляных укреплений вокруг второй половины города (отмечена стрелочками): На плане 1800 г. также видим эту линию укреплений. Она имеет несколько иную конфигурацию, чем та, которая показана на плане 1798 г., да и контуры острова на двух планах отличаются. Из интересных деталей плана 1800 г. стоит отметить наличие разрывов в валу (на плане 1798 г. их нет), которые могли иметь отношения к местам расположения ворот. Источник: статья здесь, стр. 113. В 1806 г. было составлено "Описание Подольской губернии ... сочинённое подольским губернским землемером Экстером". Это описание дополняла серия планов, среди которых есть и план Проскурова (так с 1795 г. называли Плоскиров). На этом плане также видны линии вала, защищавшего восточную часть города: Источник, стр. 98. В 1822 г. город, застройка которого на тот момент была преимущественно деревянной (по данным 1806 г. в Проскурове из 487 домов только 1 был каменный, остальные - деревянными), пережил большой пожар, в результате чего старый центр выгорел. После этой катастрофы было решено глобально перестроить город по единому проекту. План перестройки Проскурова был одобрен императором Александром I 22 января 1824 г. Кстати, интересно, что под №5 на плане отмечены границы города, которые очерчивал "Вал и ров к ограничению города": Источник, стр. 258 Оригинал (?) плана 1824 г.: Источник Сравнение современной сетки улиц (карта Google) с планом 1824 г.: И хотя планировку города начали менять, следуя новому проекту (подробней об этом здесь), в ходе эпического перекраивания местности, как может показаться, каким-то чудом не уничтожили следы укреплений восточной половины города, поскольку источники (о них речь ниже) вплоть до 1880-х продолжали сообщать, что в городе сохранились остатки городских валов. А если валы в восточной половине города всё же были уничтожены в ходе перестройки города по плану 1824 г. (и это кажется логичным, учитывая масштаб изменений и конфигурацию самих валов, которые сложно было вписать в новую ровную квартальную секту), то какие же валы упоминаются в более поздних источниках? Может, как вариант, это были валы не в восточной части города, а какие-то другие, к примеру те, которые были на острове (он, кстати, меньше всего пострадал от пожара 1822 г.)? Или же упоминания валов после 1824 г. были фантомными, т.е. в источниках упоминалось то, что к тому моменту прекратило существовать? 2-й том издания "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" (1845), на стр. 1008, сообщает о том, что к тому моменту следы земляных городских укреплений были всё ещё различимы: Источник В переводе: "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о существовании следов городских валов, правда, непонятно, что там подразумевается под "старым местечком" - восточная половина города, где на планах 1798 и 1800 гг. видим валы, или всё же остров, который чаще всего и ассоциировали со Старым городом? Если речь всё же об остатках валов на острове, то это может служить подтверждением словам Вердума, который писал, что остров окружал вал, и в то же время это может дать основание для того, чтобы немного под другим углом взглянуть на сообщение М. Орловского, который в 1863 г. написал, что "Теперь не осталось и следов от замка, исключая земляных насыпей", где под "земляными насыпями" могут подразумеваться всё те же земляные валы в "старом местечке", о которых сообщает текст 1884 г, а под "замком" может подразумеваться весь остров. Аэрофото от 5 июля 1944 г. Озера уже нет, но в левой половине кадра ещё читаются очертания острова. В центре и правой половине кадра видна квартальная сетка восточной части города, распланированная в рамках проекта 1824 г. Источник Из современных топонимов о существовании валов напоминает название района Завалье, который располагался к югу от укреплений: Источник Привязать линии городских укреплений к современной карте довольно тяжело, если учесть, что старый центр города был радикально перепланирован почти два века назад, а планы 1798, 1800 и 1806 гг. показывают разные конфигурации оборонного периметра.
  3. Обговорюється цей об'єкт: Яворівський замок http://zik.ua/ua/news/2013/09/16/429272 Джерело Нажаль не зміг знайти сучасне фото королівського двору, може хтось має?
  4. Обсуждается этот объект: Плоскировский замок Об этом замке ещё пару недель назад я практически ничего не знал, и на момент создания темы под рукой маловато источников, чтобы полноценно раскрыть тему, потому я пока в общих чертах опишу, что уже удалось узнать, а потом, по мере появления новых сведений, сможем довести до ума базу сведений об этом замке. Первое письменное упоминание Плоскирова (а точнее - села под названием Плоскировцы) относится к 1431 г., когда он был упомянут в грамоте короля Владислава II Ягайло. Судя по данным документа 1493 г. (здесь, стр. 339), где упомянуто, что в Плоскировцах было всего 8 дымов (т.е. домов), на тот момент это было всё ещё скромное поселение. Интересно, что ссылаясь только на этот источник, где кратко упомянуто только количество "дымов" ("de octo solvit"), "Історія міст і слі УРСР. Хмельницька область" (1971) рисует такую вот красочную (и, очевидно, лишённую основы) историю: Для меня остаётся загадкой, как из данных о дымах высосали сведения о деревянной крепости с гарнизоном, не говоря уж о прочих деталях. Также непонятно, что именно подразумевал автор текста под "крепостью" - замок или укрепления всего поселения в целом. Впрочем, без наводок на источники всё это выглядит как фантазия. У Плоскирова было очень необычное расположение - первое укреплённое поселение обосновалось на островке, расположенном на реке Плоская, рядом с местом её впадения в Южный Буг. Очевидно, при помощи дамбы удалось создать здесь искусственное озеро, которое серьёзно повысило уровень обороноспособности поселения. Вот на этом островке и был построен замок. В 1550 король Сигизмунда II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку (? - 1569/1570). Принято считать, что именно этот владелец построил в Плоскирове первый замок ориентировочно в середине 16 века. При Мацее Поскиров в 1566 г. получил ограниченное Магдебургское право, т.е. из статуса села поселение перешло в статус городка. Не исключено, что эта дата может уточнить и период возведения замка, поскольку нередко от постройки замка до получения городского статуса было рукой подать, и, возможно, в данном случае также замок был построек, к примеру, в начале 1560-х гг. Можно предположить, что это было дерево-земляное укрепления, возможно, квадратное в плане (форма, характерная для 16 века). Историк Сергей Есюнин сообщает, что первое письменное упоминание замка относится к 1565 г.: В указанном источнике на стр. 170 находим сведение о с. Триховцы, жители которых выполняли повинности в пользу Каменца, Летичева, Плоскирова, а также Бара и Меджибожа, однако прямого упоминания замков тут нет (но мы то знаем, что во всех упомянутых населённых пунктах замки были): В 1570 г., после смерти Мацея, Плоскиров переходит в собственность его сына Станислава, который владел замком до своей смерти (умер после 1614 г.). В 1594 г. через Плоскиров проезжал австрийский посол/дипломат Эрих Лясота, который при этом был ещё и военным, и потому не редко отмечал в записях своего дневника где и какие укрепления находились. И вот у него и встречаем одно из самых ранних упоминаний замка: После Станислава Влодека замок на короткий период (1616-1617) вернулся в королевскую собственность, но уже в 1616 г., вместе со староством на относительно короткий срок замок перешёл к подольскому воеводе Станиславу Лянцкоронскому, который через год, в 1617 г., скончался. Сведений об укреплениях в этот период в нашем распоряжении нет, потому идём дальше. После смерти Лянскоронского староство перешло в собственность Станислава Конецпольского, под властью которого Плоскиров находился в 1617-1643 гг., после чего владельцем староства стал его сын Александру, которому городок принадлежал до начала Хмельниччины, т.е. до 1648 г. И хотя нам пока неизвестно, как поживали укрепления при Конецпольских, именно при Станиславе плоскировские укрепления были впервые показаны на картах, созданных Гийомом Левассёром де Бопланом. Период истории Плоскирова, связанный с Конецпольскими и Бопланом, показался мне достаточно интересным и насыщенными разными интересными нюансами, потому его выделил в отдельную тему. Эта карта, как считают в Швеции, создана Бопланом где-то между 1632 и 1635 гг. Видим городок, расположенный по двум сторонам озера, а на участке, который можно ассоциировать с плоскировским островом, который показан на более поздних планах, нарисовано что-то похожее на укрепление, однако даже если это и символ укреплений, сложно сказать, подразумевались ли укрепления острова в целом или так был показан замок: Источник На более поздних картах Боплана середины - 2-ой половины 17 века остров, расположенный посреди озера, показан без застройки и без символа замка, при этом на другом берегу озера чётко показаны укрепления городка. Пока непонятно, почему Боплан на этой карте не показал замок. Может тогда замок уже не числился в качестве актуального укрепления или же по каким-то причинам было важно показать прежде всего особенности местности... Поскольку тут можно придумать много разных версий, то предпочту не фантазировать - не показал он замок и всё тут: Правда, тут можно вспомнить, что на своих картах Боплан, к примеру, не показал городских укреплений и замка в Каменце, хотя, конечно же, Боплан знал о местных укреплениях, и эти самые укреплений на тот момент существовали уже не первый век, и уже хотя бы по этой причине отсутствие Плоскировского замка на карте Боплана вовсе не означало, что тогда его там не существовало, и что остров тогда пустовал. Источник Что происходило с укреплениями в период Хмельниччины, т.е. с 1648 до начала 1650-х гг., не до конца ясно в деталях, кроме самого факта, что Плоскиров перешёл под контроль казаков. Наиболее часто мне встречалась версия, о которой сообщает "Історія міст і сіл": Тут, как по мне, нужно уточнять, действительно ли тогда укрепления брались с боем, поскольку многие другие небольшие укрепления гарнизон оставлял самолично, пополняя более крупные воинские соединения, потому значительное количество и куда более сильных укреплений оказались в руках казаков фактически без боя. Люстрация 1662 г. сообщает, что в городке было всего 12 дымов, а его жители были освобождены от налогов, поскольку "недавно тут осели". В таком вот потрёпанном виде в начале 1660-х Плоскиров достался Мартину Замойскому (1637-1689). В 1667 г. немного оклемавшийся Плоскиров был полностью опустошён во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. В целом, сведений о состоянии замка при Мартине Замойском у нас пока нет. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике относительно детальное описание городка, где, помимо всего прочего, находим и упоминание замка. Текста в оригинале у меня нет, потому будем довольствоваться его польским переводом: В переводе получаем следующее: Зачастую, когда приводят перевод этого фрагмента дневника, текст, описывающий замок, выглядит таким вот образом: "чотирикутний острів, на якому, оточений валами й частоколами, стоїть місцевий замок", на основании чего создаётся впечатление, что был остров, а на острове, помимо трёх десятков домов и церкви, также стоял замок. Но я специально привёл польский вариант перевода, чтобы вы убедились - там описание выглядит несколько иначе. Там довольно чётко сказано, что сам остров по сути и был замком: "czworoboczna wyspa, która ... jest miejscowym zamkiem" (т.е. "четырёхсторонний остров, который ... является местным замком"). Кстати, быть может в этой детали и кроется ответ на вопрос, почему Боплан не показал на своей карте замка, ведь сам остров как раз и мог быть тем замком. При этом, конечно же, появляется другая проблема - получается, что старый замок, который, конечно, по размерам был меньше острова, Вердум не упомянул вовсе? Пока похоже, что так и есть. Возможно на тот момент участок старого замка не особо выделялся в застройке, может даже был опустошён и разрушен, потому Вердум мог оставить его без внимания. В 1672 г. турки оккупировали Подолье, территория которого была поделена на 4 санджака. Плоскиров вошёл в состав Меджибожского санджака, причём, что самое интересное, городок стал центром одного из 4-х округов (нахий), на которые был поделён санджак. Проще говоря, турки предоставили Плоскирову статус одного из районных центров их новых владений. Вполне вероятно, что здесь некоторое время находился турецкий гарнизон, но как долго он здесь находился и какую численность имел мы пока не знаем. Ясно лишь, что фактически контроль над землями Плоскировского староства турки утратили задолго до того, как в 1699 г. вынуждены были вернуть Подолье Речи Посполитой. Однако, вероятно, большую часть периода турецкой оккупации Плоскиров провёл в состоянии упадка. После того, как турки вернули Подолье, Плоскировское староство снова оказалось в руках Замойских. Городок снова пришлось выводить из состояния комы и заселять новыми поселенцами. О том, осуществлялись ли в начале 18 века попытки восстановления старых или строительства новых укреплений, сведений в нашем распоряжении нет. Но, как мне кажется, если укреплениям и уделяли какое-то внимание, то относительно небольшое и в течение относительно непродолжительного периода, потому так или иначе в течение 18 века оборонный потенциал городка свёлся практически к нулю. Однако, хотя замок в 18 веке окончательно перестал выполнять оборонную роль, его участок по прежнему мог играть роль старостинской администрации. Долгое время исследователи из Хмельницкого, считавшие, что самым ранним известным планом города был план 1800 г., приходили к выводу, что на тот момент от замка ничего не осталось, поскольку остров, где он находился, на плане 1800 г. показан полностью пустым, но на более раннем плане 1798 г. на острове показан довольно большой комплекс построек, вписанных в квадратный участок, а из экспликации узнаём, что это был "Давний старостинский двор, где ныне размещаются суды и живёт городничий и казначей". Конечно, это только гипотеза, но на данный момент вполне логичной кажется мысль, что это и есть участок замка старосты, на что косвенно намекает и вид объекта, и текст экспликации. К тому же в конце 18 века здесь находился этакий центр судебно-исполнительной власти. Фрагмент плана 1798 г.: Что происходило с гипотетическим участком замка в течение 1-ой половины 19 века пока не особо ясно. Следующий интересный источник, который упоминает замок, датирован 1863 г. В Историческом описании уездного города Проскурова, написанном священником-краеведом Михаилом Орловским, есть такие строки: Как видим, к моменту написания текста от замка ничего не осталось, и М. Орловский утверждал, что на его участке был построен костёл. Правда, я не совсем понял, как трактовать фразу "исключая земляных насыпей"? Если слово "исключая" нужно понимать как "включая", то дело одно, а если "исключая" употреблено в значении "не считая", то смысл совсем другой, поскольку при таком раскладе текст звучит, мол, следов не осталось, если не считать земляных насыпей. Также непонятно, о каких насыпях идёт речь - о насыпях укреплений (т.е. валов) или о насыпи, которая служила в качестве площадки? К сожалению, также неясно, на основе чего был сделан вывод о том, что костёл посадили на замчище, а потому неясно, насколько можно доверять этой информации. "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о связи участка замка с участком костёла, правда, сообщает, что мнение это опирается на предание: Эта же информация повторяется в справке о Плоскирове в 9-м томе "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ..." (1888), стр. 53. Правда, из текста чётко непонятно, привязывал ли автор текста костёл к участку замка или же и костёл и замок были привязаны им к Старому городу, но не друг к другу: В переводе: Евфимий Сецинский в "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901), вероятно, с опорой на сведения М. Орловского, сообщает: Поскольку, как видим, в 19 веке историю замка связывали с участком костёла, то придётся немного присмотреться ещё и к этому объекту. Итак, после ухода турок и возрождения Плоскирова тут, на острове, в 18 веке был построен деревянный костёл, который показан (№2) на плане 1798 г. В 1801-1804 гг. вместо деревянного костёла начали строить каменный костёл Св. Анны, сооружение которого было завершено в 1820 г. Он просуществовал до 1905 г., когда его разобрали, а вместо него построили более крупный и внушительный храм, сооружение которого завершилось к 1916 г. Костёл по решению советской власти был закрыт в 1936 г., после чего его начали разбирать, а основной объём был взорван в 1938 г. Деревянный костёл 18 века на фрагменте плана 1798 г.: Костёл Св. Анны, каким он был на рубеже 19 и 20 вв: Источник Костёл Св. Анны в 1920 г.: Источник Участок с руинами храма на немецком аэрофото 1944 г.: Источник Школа №1, построенная более-менее в районе участка уничтоженного костёла. Классическая версия сообщает, что замок был здесь: Карта Google Как видим, классическая версия 19 века о костёле на замчище (её, к слову, придерживаются и современные хмельницкие историки и краеведы) противоречит высказанной мной гипотезе. Принято считать, что участок костёла и участок замка - это одна и та же локация, но если так всё и было, то тогда получается, что участок старого дома/двора старосты, показанный на плане 1798 г., к участку замку отношения не имеет, поскольку по плану чётко видно, что участок этого двора и участок костёла - это две разные локации. Если же версия о постройке костёла на месте замка ошибочна, то тогда выходит (если поверить, что старостинский двор с плана 1798 г. и замок - это один и тот же объект), что замок стоит искать совсем в другом месте. В любом случае, даже если версия о существовании замка на месте двора старосты, неверна, то всё равно становится очевидным, что старостинская резиденция образца 18 века находилась совсем не там, где потом был построен костёл. Тут было бы интересно выяснить, ассоциировался ли в 18 веке старостинский двор, показанный на карте 1798 г., с замком, или же тогда было известно, что старый замок находился на другом участке? Также важно понимать, что привязка замка к участку костёла базируется преимущественно на сведениях 2-ой половины 19 века, тогда как строительство первого костёла приходится ещё на 18 век (тут, правда, нужно ещё выяснить, все ли версии костёла строили на одном и том же участке). Старый "старостинский дом" был где-то в этом районе: Живая карта Кстати, этот участок на аэрофотосъёмке 1944 г. выглядит достаточно интересно, поскольку там просматривается какой-то четырёхугольный контур: Источник Правда, мысль о том, что там до середины 20 века могли сохраниться какие-то следы укреплений, противоречит сведениям источников 19 века, сообщающих об отсутствии таких следов. Итого, в целом информации по замку маловато - есть несколько коротких его упоминаний, но нет каких-либо инвентарей или других относительно подробных описаний, потому о его внешнем виде приходится только гадать, как и о продолжительности периодов упадка/возрождения. Ситуация с местоположением также выглядит неоднозначно, а археологи проверкой классической гипотезы (костёл посадили на замчище), похоже, не занимались. Если есть другие сведения о замке, милости просим высказываться.
  5. Обсуждается план, имеющий отношение к следующим объектам: замок и городские укрепления г. Хмельницкий. В многочисленных публикациях историка Сергея Есюнина (да и не только у него) неоднократно упоминалось, что самый старый из известных планов города Плоскирова (с 1954 г. он известен нам как Хмельницкий) датирован 1800 г. К примеру, приведу цитату из статьи С. Есюнина, опубликованной в сборнике конференции "Археологія & фортифікація Середнього Подністров'я" (2012), стр. 112-113: К статье был прикреплён и тот самый план 1800 г.: И действительно, если на указанном плане линия городских укреплений ещё вполне хорошо читается, то замок, который с 16 века находился на острове, не показан, да и вообще весь остров целиком показан в виде большого пустыря. На основании этого даже делались выводы, что к концу 18 века от замка вообще ничего не осталось, мол, потому его на плане и не показали. Так вот, представьте себе моё удивление, когда в польском издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne, увидевшем свет ещё в 2001 г., я натыкаюсь на план Плоскирова 1798 г. Мало того, что этот план на 2 года старше "самого старого из известных планов" Плоскирова, так на нём ещё и показана застройка острова, того самого, который двумя годами позднее показали уже в виде пустыря на плане 1800 г. И вот ещё сюрприз - среди построек, разместившихся на островке, больше всего внимания привлекает четырёхугольный в плане "Давний старостинский дом" (отмечен под №3). Конечно, мой вывод может быть очень поспешным, да и историю укреплений Плоскирова/Хмельницкого я знаю крайне плохо, но если известно, что замок был на острове, если известно, что именно там была резиденция старосты, и если объект на плане 1798 г., подписанный как "дом старосты", представлен в виде комплекса построек внутри некого квадратного в плане периметра, то напрашивается логичный вывод, что это и есть участок замка. Или я что-то упустил? Собственно, план 1798 г.: Судя по приведённым исходным данным, оригинал плана находится в РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 21528.5, л. 82. Такой вот парадокс - поляки в российском архиве обнаруживают план Хмельницкого, а в Украине о существовании этого плана не знали и 10 лет спустя, да и к 2018 г., вероятно, уровень его известности в Украине не сильно вырос, что и захотелось исправить. Тут, правда, нужно уточнить, что поляки, опубликовавшие план, это Тадеуш Поляк и Ян Лешек Адамчик, известные исследователи укреплений Речи Посполитой, находившихся на территории Украины, а сам план опубликован в довольно редком издании, изданном тиражом аж 150 экз. Но меня удивляет даже не то, что в Украине мало знают о польском издании, а о том, что этот план Плоскирова вроде как так и не был обнаружен украинскими исследователями там, где его 17 лет назад нашли поляки. Как видим, в польском издании была опубликована чёрно-белая копия плана, да ещё и в обрезанном виде, но, к счастью, самые интересные участки (город и остров) на этот фрагмент попали. А вот что не попало, так это экспликация. Этот недостаток был частично компенсирован тем, что текст экспликации в польском издании всё же приведён, но, к сожалению, на польском языке. Теперь же при двойном переводе (с русского на польский, а затем с польского на русский) неизбежны потери в точности формулировок, и всё же в случае с этим планом, думаю, они будут не критичными. Сопроводительная информация: Перевод: Как видим, экспликации сообщает, что и в конце 18 века двор старосты являлся важным административным очагом Плоскирова, поскольку, тут размещались суды, здесь жил казначей (может и казна была где-то тут же?) и городничий. Правда, на "двор" поляки внимания не обратили, отметив в примечании, что на плане из укреплений видны только городские укрепления. Думаю, что те, кто с топографией и историей Хмельницкого знакомы лучше меня, найдут на плане и другие интересные детали. А вообще, по уму, нужно достать оригинал, тем более, что наводка на место хранения есть.
  6. Уникальный план, о котором речь пойдёт в этой теме, как по мне, даже сейчас тянет отнести к категории малоизвестных источников, хотя его как минимум с 2014 г. в своих публикациях (о них речь пойдёт ниже) упоминали и анализировали сотрудники заповедника "Замки Тернопілля", а в польских публикациях появился в 1994 г. В 2014-м план был впервые упомянут на форуме Русланом Пидставкой, одним из сотрудников "Замків Тернопілля". И всё же публикации отдельных украинских исследователей, упоминавших план, известны относительно небольшому кругу читателей, к тому же в наших сборниках план публиковался то в уменьшенных копиях, то фрагментами, а в Сети оцифрованная копия плана мне пока не попадалась (хотя не исключаю вероятности, что план оцифрован, и нужно только найти правильную ссылку), потому в сложившихся обстоятельствах достаточно сложно более-менее основательно ознакомиться с источником. Первое знакомство с планом приходилось откладывать, ожидая, когда в поле зрения окажется более-менее вменяемая картинка, и вот она попалась. Правда, попавшееся мне в руки изображение также с точки зрения качества не идеально, да и сам план попался в немного урезанном виде, но всё же основные линии укреплений на картинке присутствуют, а в лучшем качестве план мне пока не попадался, потому подумал, что стоит и в таком виде засветить этот источник, пока в руки не попадётся его более толковая и качественно оцифрованная версия. Эта версия плана была опубликована во втором издании монографии Fortece Rzeczypospolitej. Studium z dziejów budowy fortyfikacji stałych w państwie polsko-litewskim w XVII wieku (2018). Это же изображение присутствовало и в первой версии монографии, изданной ещё в 1998 г., но там оно было опубликовано в виде чёрно-белой копии, тогда как во втором издании приведена уже цветная копия. В подписи к плану автор монографии, Богуслав Дыбась, сообщил о местонахождении оригинала: Staatsbibliothek zu Berlin Preußischer Kulturbesitz, Kart. C 8.3, т.е. хранится он в Берлинской государственной библиотеке. Вот потому этот план не редко называют "берлинским". Собственно, так выглядит план, опубликованный Богуславом Дыбасем: В процессе знакомства с планом возникает много вопросов, и в первую очередь хочется узнать кем и когда был создан этот источник, показывающий не только фортификации широко известного замка, но и городские укрепления, а также внушительную систему укреплений польского военного лагеря. А ещё на плане можно увидеть не менее внушительную и в некотором роде уникальную систему земляных валов, построенных казаками в ходе осады, и она заслуживает ничуть не меньше внимания, чем укрепления самого Збаража, поскольку это редкий пример визуализации осадных технологий, которые использовали казаки. К счастью, самостоятельно ломать голову над вопросами авторства и датировки плана долго не пришлось, поскольку обо всём этом нашлась информация в статьях, опубликованных в "Наукових записках" №4 (2014) Национального заповедника "Замки Тернопілля". На стр. 26 встретилась статья "Оборонні укріплення Збаража кінця XVI-XVIII століть", где есть упоминание нужного нам плана (стр. 26-27): Как видим, опубликованная в статье копия плана не блещет качеством, но зато он показан в полном размере, и, самое главное - мы получаем первые сведения об авторе и периоде создания источника. Судя по предоставленной информации, оригинал плана был создан в том самом 1649 г., в конце осады, а его автором был Войцех Радван Радванский, принимавший участие в строительстве укреплений польского лагеря. Всё это существенно повышает ценность источника, который не только был создан по горячим следам знаменитой осады, но ещё и был нарисован человеком, принимавшим активное участие в создании фортификаций лагеря. В статье также упоминается, что этот план является копией, созданной немецким офицером Кристофом Гоувальдом, только автор не потрудился снабдить эту часть своего текста ссылкой на источник, потому непонятно, на какой основе был сделан вывод. В той же статье, на стр. 27, упоминается о первой (?) попытке использовать план для локализации линий укреплений польского лагеря: В том же сборнике, в статье "Історіографія Збаразької битви 1649 року" упоминается (стр. 57) автор плана: Всё в том же сборнике, на стр. 71, находим статью Руслана Пидставки "Збаразька битва 1649 р. на основі аналізу історіографічних джерел та картографічних джерел", где упоминается и анализируется нужный нам план. Приведу особенно интересные фрагменты статьи, снабдив их несколькими комментариями: Вырисовывается следующая картина - Войцех Радван-Радванский, участник осады и один из тех, кто занимался строительством укреплений польского лагеря, ок. 1649 г. создаёт ряд планов, фиксирующих ситуацию, сложившуюся в ходе осады. Далее формируется вывод, что именно на основе одного из этих планов (или какой-то из его копий) и была создана известная гравюра Вильгельма Гондиуса. Ранее было принято считать, что автором рукописного плана, на основе которого создавалась гравюра, был Боплан, однако Станислав Хербст ещё 70 лет назад усомнился в причастности Боплана к созданию оригинала, поскольку, во-первых, Боплан сам в осаде участия не принимал, и потому не мог составить столь детальный план, и, во-вторых, был известен человек, который такой план создавал (да ещё и в нескольких вариантах/копиях), и им был Войцех Радван-Радванский. Правда, в основе гравюры мог лежать план Боплана, однако этот план, вероятно, был не оригиналом, а копией с оригинала, созданного другим автором. Если я правильно понял, то речь идёт о том, что "Берлинский план" впервые был опубликован в неком немецком (?) размашистом каталоге авторства Вольфрама Клауса, изданном ещё в 1976 г. Руслан Пидставка не упоминается название каталога в оригинале, да и в списках источников каталог не значится, откуда можно сделать вывод, что из данного источника информацию могли почерпнуть поляки, тогда как исследователям в Украине этот материал на момент написания статьи был неизвестен. Здесь снова приводятся сведения в пользу версии, что автором оригиналов нескольких планов был Войцех Радван-Радванский. И, наконец, в конце статьи узнаём, откуда Руслан Пидставка узнал о существовании плана: На основе плана, опубликованного в журнале "Forteca", Руслан сделал такую вот схему: Мне, разумеется, стало интересно, как как именно выглядела оригинальная публикация, потому я обратился к Руслану за помощью, и он любезно предоставил в наше распоряжение полную версию опубликованного в 1998 г. плана: В статье 1998 г. указан номера хранения оригинала и размеры плана - 45,5 х 81 см. Сходу может показаться, что эта версия не урезана (в отличие от той, которую опубликовал Б. Дыбась), однако на самом деле она всё же урезана, только на этот раз отсутствует нижняя часть плана, в результате чего были отрезана 1/3 часть города и некоторые другие интересные детали. Кроме того, тот план, который опубликовал Б. Дыбась, более чёткий в деталях, тогда как план из статьи 1998 г. в деталях размыт. Но теперь, когда на руках две более-менее сносные копии плана, которые взаимно дополняют друг друга, можно приступать к детальному изучению источника в целом. P.S. Польская статья 1998 г., кстати, очень интересна и содержит большое количество важных сведений. Так, оттуда узнаём, что осадный план Збаража впервые в Польше засветился в публикациях в 1994-1995 гг., что в берлинский план был датирован 1660 г. и многое другое. Статью как-нибудь отдельно обсудим - она достаточно объёмная и информативная, к тому же содержит сведения о других публикациях, касающихся плана, так что этот пласт данных решил пока не поднимать, чтобы не перегружать тему. Для начала, думаю, можно начать с общего знакомства с планом, а чуть позже продолжим углублять знания о нём.
  7. Обсуждается этот объект: укрепления города Светильня Основные источники по истории Светильни опубликованы в теме городища-замка, и чтобы их не дублировать сюда в полном виде, ограничусь цитированием только самых важный моментов и кратким пересказом объёмных пластов информации. Итак, мы знаем, что на территории ныне существующего с. Светильня в 12-13 вв. (а может даже и с конца 10 века), у реки Трубеж, функционировало городище, рядом с которым существовало синхронное поселение/селище. У нас нет сведений о том, было ли оно в то время укреплено, но даже если и было, то о существовании этих укреплений в моём распоряжении сведений нет, не говоря уж о сведениях, дающих представления об их конструктивных особенностях. Археолог Михаил Кучера, обследовавший городище, и описавший его в статье Давньоруські городища в західній частині Переяславщини (1978) селище в Светильне упомянул бегло, отметив, что на его территории находки встречаются чаще, чем на участке городища, и что датируются эти находки 12-13 вв., и на этом всё. Эти сведения свидетельствуют о том, что городище скорей всего было приграничной крепостью, использовавшейся в основном в военных целях, а основное бурление жизни проходило именно на территории селища, сформировавшегося близ форпоста. В пользу гипотезы о существовании укреплений посада может свидетельствовать и размер городища в Светильне, которое было самым крупным укреплённым пунктом на Трубеже, и расположение объекта у одной из переправ через Трубеж. Потому можно допускать, что и селище в Светильне могло быть размашистым, развитым, и что оно могло быть хотя бы как-то защищено. К тому же в близлежащем с. Русанов, где находился соседний форпост 12-13 вв., синхронное с городищем поселение также, возможно, было укреплено, на что намекает фрагмент гипотетического рва, выявленного археологами в начале 1990-х гг. Городище в Светильне не пережило нашествия Батыя, и к середине 13 века этот форпост временно прекратил своё существование. Мы точно не знаем, когда именно стала возрождаться поселение, но знаем, что в 1362 г. Светильня впервые была упомянута в письменном источнике, правда, толком непонятно, была ли на тот момент там пустошь или же, возможно, село к тому времени вышло из комы. В источниках 15-16 вв. Светильня мелькает то и дело, но без уточнения того, функционировали ли там какие-то укрепления. Первые относительно надёжные сведения о существовании городских укреплений в Светильне относятся к 1-ой половине 17 века. На тот момент поселение, ранее принадлежавшее роду Половцев-Рожиновских, перешло под власть рода Аксаков. В документе 1624 г. упоминается "замок и город Светильнов", которые Ян Аксак передавал своему сыну Стефану: Источник (стр. 645) Упоминание Светильни со статусом города/городка можно считать косвенным признаком существования укреплений. Олег Мальченко в монографии "Укріплені поселення Брацлавського, Київського і Подільського воєводств (XV - середина XVII ст.)" (2001) высказал предположение, что укрепления в Светильне могли быть построены Стефаном Аксаком, но у меня создалось впечатление, что они могли появиться ранее, ещё при Яне Аксаке, поскольку, во-первых, в документе 1624 г. (т.е. на момент перехода Светильни от Яна к Стефану) уже упоминается существование замка и городка/города, во-вторых, Ян Аксак был довольно могущественным, влиятельным и деятельным человеком, участвовавшем в основании и развитии ряда поселений, в том числе и укреплённых, потому он вполне мог реанимировать укрепления Светильни. Правда, какие-то попытки укрепить Светильню могли быть предприняты ещё в 16 или даже в 15 веке, да только пока в моём распоряжении нет сведений об этом. Первым и самым ранним графическим документом, фиксирующим укрепления Светильни, является Специальная карта Украины (издана в 1650 г.) Гийома Левассера де Боплана, где помимо замка-цитадели (очевидно, сформировавшегося на основе укреплений городища 12-13 вв.) также показаны и городские укрепления: Развернём карту, чтобы придать её более привычную ориентацию (у оригинала, как видим, север внизу, а юг вверху): Подобным образом укрепления Светильни показывали и на более поздних копиях карты Боплана. К примеру, копия ок. 1675 г.: Источник Рискну предположить, что городские укрепления образца 1-ой половины 17 века представляли собой простой земляной вал со рвом, возможно местами усиленных деревянными башнями. Если довериться плану укреплений Боплана, то в городе должно было быть как минимум двое ворот (возможно, в виде деревянных надвратных башен) - одни выходили на дорогу, ведущую в сторону Гоголева и Киева (может они даже и назывались Гоголевскими или Киевскими), другие выходили к дамбе, откуда начиналась дорога на Басань (эти ворота, возможно, могли называться Басаньскими). На линии городских укреплений Боплан показал выступы, но не стоит в них усматривать символы башен или бастионов, поскольку аналогичным образом Боплан показывал на своих картах укрепления разных типов, от сложных бастионных до очень простых, представленных одним лишь валом с редкими башнями, при этом визуализация всех этих городских укреплений на карте выполнена приблизительно одинаково. В данном случае и метка замка символична, поскольку на карте он показан в виде квадрата с угловыми выступами, а по факту (если исходить из версии, что городище = замок) имел круглую форму плана и не имел угловых башен как минимум по причине отсутствия углов у кольца вала. У меня пока нет сведений о том, как долго функционировали укрепления Светильни. Если укрепления городища/замка неплохо сохранились, то городским укреплениям повезло намного меньше, и если их различимые следы сейчас и можно обнаружить, то разве что в виде каких-то небольших отрезков валов, да и то сильно распаханных или другим способом преображённых. Светильня на карте Шуберта (1868-1869) показывает сетку улиц городка, какой она была в 19 веке (красной стрелочкой показан участок замка). Очевидно, что часть этих улиц сформировалась по линиям укреплений. Также бросается в глаза, что к востоку от Светильни лежало обширное болото, очевидно, напрямую связанное с озером, показанным на карте Боплана: В книге Про золоту очеретину (2012) упоминается ул. Перевоз (судя по названию, связанная с местом переправы), и было бы интересно понять, где именно она находится, поскольку карты Google, Yandex и Визиком такой улицы не знают... Если довериться карте Боплана, то участок укреплённого города следует искать к югу от участка замка, поскольку у Боплана замок замыкает укрепления с севера - северо-востока. Т.е., к примеру, городские укрепления могли защищать вот этот участок: Но есть и другая версия. Александр Прядко предположил мне другой интересный сценарий (несколько противоречащий данным Боплана), согласно которому хорошо различимая дуга улиц, огибающая городище, как раз и очерчивает линию городской обороны. Т.е., укрепления могли проходить как-то так: Ещё одна тема для размышлений - если допустить, что у Светильни образца 12-13 вв. уцелевшее круглое городище было не единственным укреплением, если тогда был укреплён ещё и посад/селище, то отсюда возникает вопрос, как протянулись укрепления 17 века относительно гипотетических укреплений городка 12-13 вв. - легли ли обе линии одна на другую, совпали лишь местами или вообще не совпали? Когда был с дроном в Светильне, то внимание уделил городищу, но всё же на сделанных фото можно увидеть участки/улицы, вдоль которых могли проходить укрепления. Как видите, если укрепления городища/замка читаются сразу, то с городскими укреплениями всё намного сложнее - их явно видимых следов мы не видим, хотя знаем, что когда-то они здесь были: Как-нибудь постараемся наведаться в Светильню с прицелом на поиск следов городских укреплений 17 вв. Такая вот краткая вводная информацию. Будем дополнять тему по мере появления новых материалов и мыслей.
  8. Обсуждается этот объект: городище и замок в Светильне Укрепление находится в с. Светильня, расположенном в 40 км к востоку от Киева и в 24 км к востоку от райцентра Бровары: Карта Визиком Объект находится на восточной околице села и хорошо виден на спутниковых снимках: ВикиМапия Городище на Публичной кадастровой карте Украины, со всех сторон окружённое участками, находящимися в частной и коммунальной собственности: Общий вид на центральную часть села с городищем (больше фото с высоты ниже, в 3-м сообщении темы): Это было одно из укреплений, возведённых вдоль русла р. Трубеж. В наши дни река течёт в 550 м. к востоку от городища, но ранее, очевидно, водный рубеж находился не так далеко от форпоста. Кстати, интересно, что первое письменное упоминание Трубежа встречается в "Ипатьевской летописи", в описании событий 988 г., где речь шла о том, что князь Владимир Святославич повелел строить укрепления вдоль русел нескольких приграничных рек, в числе которых был назван и Трубеж. И хотя городище в Светильне на основании сделанных археологами находок относят к 12-13 вв., практически во всех источниках, где описана история села, строительство местного укрепления приписывают Владимиру Святославичу. Всего в 9 км к югу от городища в Светильне находится городище близ с. Русанов, также входившее в систему укреплений вдоль Трубежа. Но если городище в Русанове удостоилось одного прямого упоминания в летописи, то о Светильне таких упоминаний в нашем распоряжении, к сожалению, нет. Что касается функционального предназначения укрепления, то это был не только приграничный форпост, но и опорный пункт, находившийся у переправы на Трубеже, связывавшей два участка старой и важной дороги, ведущей от Киева в северо-восточном направлении. В своде археологических памятников "Древнерусские городища X-XIII вв." (1996) Андрея Кузы находим следующую краткую справку: Как видим, справка составлена на основе всего одного источника авторства известного исследователя славянских укреплений Михаила Кучеры, а именно - статьи "Давньоруські городища в західній частині Переяславщини", опубликованной в журнале "Археологія" (1978). Из этой статьи приведу выборочные сведения, касающиеся Светильни: Итого, городище в Светильне хоть и располагалось у Трубежа, где укрепления начал возводить ещё Владимир Святославич, но М. Кучера относил его к категории относительно поздних форпостов Западной Переяславщины, и датировал 12-13 вв. Городище в Светильне было самым крупным из круглых укреплений этого района. Скорей всего это была приграничная крепость, потому на территории самого городища культурный слой не такой насыщенный, как на примыкающем к нему селище, т.е. основная жизнь бурлила близ валов, в не внутри кольца укреплений. Упомянуто, что внутри вала городища имеются деревянные конструкции. М. Кучера был первым, кто обследовал этот объект, уточнил датировку и сделал его план. В 1999 г. была издана последняя/итоговая монография М. Кучеры Слов’яно-руські городища VIII-XIII ст. між Саном і Сіверським Дінцем, так вот и там в списке источников по объекту автор указал (источник №216) только уже упомянутую статью 1978 г. В целом, этот источник свидетельствует о том, что за более чем 20 лет взгляды автора касательно этого объекта не претерпели изменений. Фрагмент сводной таблицы (стр. 218) из монографии 1999 г.: Видим, что автор упомянул округлое городище с одной линией укреплений, датированное им 12-13 вв., расположенное на равнинной местности, и занимающее площадь 0, 45 га. Упомянутый в таблице объект №2 на рисунке №5 (стр. 217) демонстрирует упрощённый план городища: Для полноты картины отмечу, что в "Історії міст і сіл Української РСР. Київська область" (1971), в справке о селе (стр. 245), нет не только сколь нибудь значимых сведений по истории поселения, но и само городище не упомянуто, хотя факт его наличия было сложно было не заметить. Укрепление в Светильне, вероятно, функционировало до конца 1230-х гг., когда все окрестности были разорены войсками Батыя, захватившего и уничтожившего в 1239 г. Переяславль. Можно предположить, что после разорения чуть более века Светильня стояла опустевшей, но уже в 1360-х начинается повторная колонизация окрестных земель. Светильня несколько раз упоминается в монографии Остерский уезд. Выпуск 1. Историческое описание. Часть I. До окончания смут в Восточной Украине (1669 г.) (1881) авторства Митрофана Александровича, и в монографии Opis powiatu Wasilkowskiego (1853). "Остерский уезд", стр. 10: На основании документа Владимра Ольгердовича первое письменное упоминание Светильни относят к 1362 г. Данные об этом М. Александрович почерпнул в монографии "Opis powiatu Wasilkowskiego" (1853) Эдварда Руликовского. Существует перевод этого издания - Опис Васильківського повіту (2016), которое и буду цитировать в этой теме. И вот, как выглядел текст грамоты Владимира Ольгердовича: Источник №2 у М. Александровича - это грамота 1480-х гг., а именно "Правая королевская грамота княгине Марии Трабской на владение Остерской отчиной, выслуженною отцом её, князем Секирою, у Витовта и Сигизмунда": Источник Пока непонятно как долго Светильня пробыла под властью Секир/Сокир, ясно лишь, что к 16 веку Рожиновские восстановили контроль над своими родовыми имениями. В 1-ой книге издания "Міста і сіла України. Київщіна" (2009) на стр. 270 находим такую вот занятную информацию, но, к сожалению, без ссылки на источник: "Остерский уезд" на стр. 16 сообщает о косвенных признаках нападений на Светильню, случившегося, вероятно, в конце 1540-х - начале 1550-х: В книге Про золоту очеретину (2012) без ссылок на источники сообщается следующее: "Опис Васильківського повіту" (2016) детально рассказывает (стр. 29), как имения Половцев-Рожиновских оказались под властью Аксаков, и как в этой истории вписался ещё и Язловецкий. История там долгая, запутанная, интригующая и местами мутная. Полностью здесь её пересказывать не будем, процитируем лишь основные моменты. В общем, так случилось, что после 1590 г. контроль над имениями Рожиновских получил остёрские староста Лаврин Ратомский. Юрий Рожиновский выкрал у него документы, подтверждающие его право на владение этими землями, и подался в Киев: В 1614 г. Юрий Рожиновский умирает. У него были дочери, но куда им было тягаться за отцовское наследство с Яном Аксаком. Тем более, что вдруг королевской привилегией был назначен новый владелец этих земель - Захарий из рода Яловицких/Еловицких, и тут разгорается новый конфликт между Аксаком, который только-только получил контроль над поселениями Рожиновских, и Яловицким, новым официальным владельцем спорных земель. "Остерский уезд" об этом периоде повествует на стр. 17: Далее там детально описана неудачная попытка Захария Яловицкого вступить во владение своими новыми имениями - он прибыл в Летки, но был оттуда выгнан вооружённым отрядом людей, возглавляемых Стефаном Аксаком, сыном Яна. Эта же история описана в "Описі Васильківського повіту" (2016) на стр. 29-30, 33. "Опис Васильківського повіту" пишет (стр. 30), что судебные разбирательства между Аксаками и Яловицкими тянулись с 1613 аж по 1638 гг.: В 11-м томе (издан в 1890 г.) "Географического словаря Королевства Польского" о Светильне написано следующее (стр. 723): В переводе звучит как-то так: За дополнительными сведениями нас отсылают к 744 стр. 6 тома всё того же "Географического словаря", где, в описании истории укреплённого городка Мотовиловки (сейчас это с. Великая Мтовиловка в Фастовском р-не Киевской обл.) много внимания уделено роду Аксаков. Кстати, автором справки по Мотовиловке был Э. Руликовский. Что касается Светильни, то в тексте 6 тома сказано, что в 1630 г. Стефан Аксак разделил отцовское имение со своим братом Михалом, и в результате этого раздела Стефан получил в своё распоряжение Гуляники (старое название Мотовиловки) и "г. Светильнув с селом Рудня": О разделе имущества также сообщает и "Остёрский уезд ..." (1881) на стр. 32: Тут много интересных моментов, и один из них заключается в описании бурной деятельности Яна Аксака, направленной на основание новых поселений, в том числе и укреплённых. Потому тянет предположить, что именно он мог реанимировать старое городище в Светильне, превратив его в замок, который стал цитаделью нового города, окружённого собственными укреплениями. Что касается процесса трансформации замка в городище, то на этот счёт источники на удивление молчаливы. Так, источники, сообщающие о городище, молчал о том, что укрепление функционировало и в 17 веке, а те, которые упоминают замок, молчал о том, где он был построен и что собой представлял. Но учитывая мощность укреплений городища и его не очень сильно оплывший вал, напрашивается вывод, что городище и замок - это один объект. Если далее идти это логической цепочке, то можно сделать вывод, что укрепления замка полностью наследовали круглый контур старого укрепления 12-13 вв., и только внешний вид деревянных укреплений, которые располагались на гребне вала и в месте проезда у городища 12-13 вв. и замка 17 века могли принципиально отличаться. Таким образом, согласно этой версии никакой новый замок в Светильне не строился, а под замок было приспособлено старое городище. В 21 томе издания "Źródła dziejowe" (1894) на стр. 645, в описании документов 1624 г., находим такую вот справку: В переводе это звучит как-то так: Нам эта запись прежде всего интересна из-за самого раннего упоминания замка, а также и из-за того, что Светильня там упомянута в статусе города (см. тему городских укреплений Светильни). Сыном Яна Аксака, которому досталась Светильня, был уже упомянутый выше Стефан Аксак. На "Специальной карте Украины" (издана в 1650-м) Гийома Левассера де Боплана показан важный путь, ведущий от Киева в восточном направлении через Бровары (Browary), Гоголев (Ohulow) и Светильню (Switelna): Как видим, на момент создания карты Светильня была укреплённым городом с замком-цитаделью. Укреплённый пункт находился у реки, русло которой, очевидно, было перегорожено плотиной, благодаря чему образовалось озеро, также показанное на карте. Судя по тому, что пунктир пути пересекал Светильню, здесь ближе к середине 17 века располагалась важная переправа через Трубеж. Замок показан в северной части городка. Поскольку он связан сплошной линией с городскими укреплениями, можно сказать, что замок играл роль цитадели Светильни. Та же картина показана на копии карты Боплана (ок. 1670 г.). Тут уже привычная ориентация по сторонам света - север вверху, юг внизу: Источник Отдельно обращу ваше внимание на метку, которой обозначен замок в Светильне. Она вполне типичная для боплановских карт - четырёхугольник с угловыми выступами. И хотя у Боплана не все метки замков одинаковые, в данном случае нужно остановиться на одной из двух версий - либо допустить, что в данном случае метка более чем символическая и не соответствующая реальной планировке объекта, либо нужно отказаться от версии, что городище и замок являлись одним целым, но в этом случае придётся искать место, где мог находиться этот замок, который бы по планировке больше соответствовал метке. Я же пока склонен придерживаться версии, что замок всё же посадили на городище. Источники, рассказывающие о замке, не уточняют, где он мог находиться и прямо не указывают на городище, как на место его расположения. Интересно, что когда в июле 1654 г. Павел Алеппский, двигавшийся на восток практически по тому же пути, который показан на карте Боплана, от Гоголева последовал не к Светильне, а к соседнему Русанову, в районе которого, очевидно, и переправился на другой берег Трубежа. Причём Русанов на тот момент вроде как по статусу был куда менее значительным населённым пунктом, и даже старое городище, имевшееся там, на тот момент в качестве укрепления не использовалось, в то время как Светильня была исправно функционировавшим городом, и, тем не менее, Павел почему-то свернул в сторону от города к селу, где, судя по всему, существовала ещё одна переправа. В Переписных книгах 1666 года (1933) на стр. 328-329 находим сведения о Светильне, которая на тот момент, судя по малому количеству населения, пребывала в стадии упадка: В книге Олега Мальченко "Укріплені поселення Брацлавського, Київського і Подільського воєводств (XV - середина XVII ст.)" (2001) есть справка по Светильне: Три источника (карта Боплана, "Źródła dziejowe" и "Географический словарь"), на основе которых построена справка, приведены выше, потому в справке О. Мальченко не находим новых деталей, правда, автор справки предположил, что укрепления в Светильне мог построить Стефан Аксак, однако, судя по документу 1624 г., Стефану от отца Светильня уже досталась в статусе города с замком, потому, возможно, укрепления могли быть построены ещё Яном Аксаком, который, как уже упоминалось выше, был довольно активным деятелем. На основе тех же источников справку по Светильне составил и Ян Лешек Адамчик в книге "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004): Перевод: "Остёрский уезд" (1881) на стр. 47-49 описывает судьбу имений Аксаков, который к концу 1640-х сосредоточились в руках Михаила Аксака, который присоединил к своим владениям ещё и владения брата. Далее случилось следующее: Так закончился период истории Светильни, связанный с родом Аксаков. В статье Олега Корниенко Українсько-московське прикордоння напередодні Конотопської битви (2009) находим упоминание разорение Светильни в 1658 г.: Пока нет точных сведений, когда закончилась история Светильни в качестве укрепления. Быть может уже после бурных событий середины 17 века и упомянутого разорения 1658 г. укрепления не восстанавливались. В книге Про золоту очеретину (2012) сообщается, что в 1764 г. на участке городища была построена Церковь св. Михаила. Её упомянули в описании села 1766 г., приведённого в той же книге: На карте Шуберта (1868-1869) легко найти участок городища по символу деревянной церкви, которая на тот момент находилась на участке укрепления: Если присмотреться, то вокруг символа храма можно увидеть ещё одну окружность - то ли это игра воображения, то ли картограф таким образом всё же показал на карте само городище. Также обратите внимание, что рядом с селом начиналась обширная заболоченная местность, вероятно, связанная с некогда существовавшим здесь озером, показанным на карте Боплана. Обратите внимание, что на противоположный берег Трубежа тогда ходил паром (на карте показана паромная переправа), а на дороге, тянущейся от переправы к востоку, видим интригующий топоним (д. = деревня?) "Страж". "Про золоту очеретину" (2012) сообщает о мелиорации и исчезновении старого русла Трубежа: Там же нашлись занятные сведения об использовании городища в 1-ой половине 20 века, в валах которого были ДОТы (?): Выше уже цитировал несколько фрагментов текста из книги Про золоту очеретину (2012), но, думаю, для полноты картины не помешает привести статью из этого издания целиком, хотя с этим материалом рекомендую обращаться с осторожностью, поскольку тут факты густо перемешаны с авторскими гипотезами, легендами и пересказами, которым очень недостаёт обоснований, а они здесь поданы как нечто, что не требует доказательств. Ссылок на источники там тоже недостаёт. И всё же здесь собрано множество интересных данных: Карта, опубликованная в том же издании, с обозначением "Світильнова", датированного почему-то 9-м веком. Само городище показано на линии Змиевого вала, которых, как считал автор, существовал вдоль Трубежа. О более-менее свежем гербе села, утверждённом 16 июля 1998 г.: В последние годы городище в Светильне наиболее часто упоминали в связи со скандальным строительством церкви, которую начали возводить на участке памятника. В новостях, освещавших скандал, всплывала информация о том, что перед строительством церкви там проводились раскопки. Так, в этой новости сказано: В видео-сюжете Hromadse.tv (смотрим с 12:38) секретарь сельсовета сообщил, что раскопки проводили, но не были завершены. Надеюсь, что со временем узнаем новые подробности об этих раскопках и их результатах.
  9. Обсуждается этот объект: городище в с. Веселиновка с. Веселиновка (укр. Веселинівка) находится в 40 км к юго-востоку от Киева, в 14 км к юго-востоку от Борисполя и в 14 км к юго-западу от райцентра Барышевки: Городище расположено на юго-западной окраине села, его круглый контур хорошо читается на спутниковых снимках: ВикиМапия Общий взгляд с высоты (больше фото найдёте ниже, во 2-м сообщении темы): Веселиновскогое городище входило в систему укреплений рубежа обороны, обустроенного вдоль р. Альта, правого притока Трубежа. Альта некогда была куда более длинной и полноводной, дотягивалась до Борисполя (ещё одного укреплённого пункта на Альтском рубеже), но вследствие мелиорации река сократила свою длину и обмелела, потому сейчас берёт своё начало неподалёку от Веселиновки. В наши дни русло Альты находится в 800-900 м. к югу - юго-западу от городища, а к северу от укрепления находилась речушка Ильтица (вероятно, один из притоков р. Альты), которая в наши дни протекает в центре села. Благодаря этим двум рекам, огибавшим городище с двух сторон, подступы к нему были весьма затруднены, особенно если допустить, что обширные равнинные долины этих рек могли быть заболочены: Карта рельефа Google В селе прекрасно осведомлены, что на их территории находится ценный памятник археологии, что, тем не менее, не мешает его уничтожать методичной распашкой. На генеральном плане села показано городище и расположенная на нём братская могила (о ней речь пойдёт ниже): Источник И вроде бы этот памятник археологии должен принадлежать государству, но в реальности его давно поделили на участки и используют в качестве огородов. На Публичном кадастре Украины видно, что как минимум половина городища оказалась в частной собственности: Снимки Google Earth (4 августа 2001, 1 сентября 2011, 5 сентября 2014) фиксируют живую активность на городище: Сайт села сообщает: "Городище продовжують руйнувати і сьогодні, його постійно розорюють тракторами та на нього заїжджають інші механізми. Невже 25 соток цієї унікальної землі вирішить чиюсь продовольчу чи фінансову проблему?". В голове не укладывается, как такое вполне официально и даже в некотором роде законно может происходить с ценным памятником археологии, находящимся под охранной государства. Единственный не распаханный островок в северной части участка городища всё это время не трогали, поскольку здесь находился памятник на братской могиле (быть может тут уцелел фрагмент вала, уничтоженного на других участках?), а после того, как памятник убрали, а бойцов перезахоронили, сейчас там находится только старая советская охранная табличка (фото во 2-м сообщении темы). На месте создаётся ощущение, что силы действия охранного знака хватает метра на 3-4 в радиусе от него, а всё что вне зоны распахивается без оглядки на прошлое участка. Хотя городище известно исследователям с начала 1970-х, публикаций, касающихся этого памятника довольно мало, и многое нам до сих пор неизвестно, к примеру - когда именно и при каких обстоятельствах было построено это укрепление. Сам объект датируется 12-13 вв., но, судя по летописям, значение этого порубежного района росло как минимум с 11 века. Так, с р. Альтой связаны как минимум две значительный битвы - Битва на Альте (1019 г.) и Битва на Альте (1068 г.). Андрей Куза в своём своде археологических памятников "Древнерусские городища X-XIII веков" (1996) приводит следующую краткую справку по городищу: Как видим, в распоряжении А. Кузы по городищу был всего один источник - статья Михаила Кучеры "Давньоруські городища в західній частині Переяславщин", опубликованная в 25-м номере журнале "Археологія" за 1978 г. Поскольку эта статья касается группы городищ, то выборочно приведу оттуда сведения, касающиеся городища в Веселиновке: Итак, М. Кучера был первым археологом, обследовавшим городище, при этом был сделан самый ранний его план и высказаны взгляды о датировке объекта на основе подъёмного материала. Городище было отнесено к системе укреплений, возникших по р. Альте, а его функционирование датировано 12-13 вв. Отмечено, что к городищу примыкало селище, но на городище и на участке селища много керамики не попадалось, а это (и ряд других нюансов) намекают на преимущественно военное предназначение объекта, т.е., вероятно, это была приграничная крепость/сторожевой форпост. В своей итоговой монографии Слов’яно-руські городища VIII-XIII ст. між Саном і Сіверським Дінцем (1999) М. Кучера упомянул (стр. 218) городище с. Веселиновка в сводной таблице: Округлое городище 12-13 вв., расположенное на возвышении, и имеющее площадь 0,33 га. Количество линий укреплений почему-то не указано. Что касается литературы, то "список" представлен всего один источником - уже известной нам статьёй 1978 г. "Давньоруські городища в західній частині Переяславщин". Рис. 5, к которому отсылает таблица, выглядит так (видим упрощённый план городища): Из источников статьи 1978 г. мы узнаём, что существовал ещё и "Звіт про роботу розвідзагону по обстеженню городищ Київщини у 1971 р.", составленный всё тем же М. Кучерой. Данные из этого первоисточника особенно интересны и важны, поскольку здесь содержится много деталей, о которых не упоминает статья 1978 г. и другие публикации. Поскольку этот отчёт не содержит никакой информации, которая могла бы навредить памятнику, и, кроме того, он уже сам превратился в источник, поскольку с тех пор участок городища ещё больше потрепали местные пахари, то тем более, как мне кажется, этот материал важно опубликовать: Отчёт дополняет детальный план укреплений городища. Стрелочкой показан "напрямок від городища до основної частини с. Веселинівка": Из отчёта узнаём много интересного. Так, становится понятно, что М. Кучера узнал о существовании памятника в 1970 г. благодаря наводке со стороны местного краеведа А. Савчука. В отчёте сообщается об использовании участка городища для народных гуляний, что также очень занимательно. Узнаём, что ранее терраса городища по контуру была обведена мощным и высоким (!) валом шириной в 15-18 м., который местные колхозники снесли, а его остатками был засыпали глубокий (!) ров, некогда окружавший городище. Особенно сильно был повреждён северо-западный сектор городища, где его линию обороны особенно усердно утюжили, стараясь сравнять площадку с окружающей местностью (ниже будет сказано о том, почему эти работы могли остановиться и не перекинуться на другие участки укреплений). Вход на участок укрепления находился с севера (в наши дни также отсюда проще всего попасть на городище). Участок укрепления уже тогда активно использовался в качестве огородов. Интересно, что помимо находок керамики 12-13 вв. в отчёте М. Кучера сообщает ещё и о "более грубой" керамике, предварительно датированной 11 в., но, как видим из более поздней статьи 1978 г., впоследствии М. Кучера отказался от первоначальных выводов, раз в итоге остановился на датировке городища исключительно 12-13 вв. В 1993-1996 гг. археологи Руслан Осадчий и Олег Филюк проводили охранные исследования по Киевской области. В отчёте о проделанной работе ими было упомянуто и городище в Веселиновке, но ничего принципиально нового я в этом документе не нашёл - объект там представлен скромной текстовой справкой, занявшей четыре строчки (со ссылкой на данные М. Кучеры 1971 г.): Справку иллюстрировал простой схематичный план городища авторства Р. Осадчего: Этот план, как по мне, очень похож на план М. Кучеры из статьи 1978 г., и, конечно же, по детализации он сильно уступает плану из отчёта М. Кучеры 1971 г. К примеру, бросилось в глаза, что на плане Р. Осадчего в северо-западном секторе площадки городища не показана выемка, хорошо заметная на плане М. Кучеры (т.е. городище на плане 1993-1996 г выглядит даже целее, чем на плане 1971 г., чего, конечно же, не может быть). Также интересно, что жилая застройка на плане Р. Осадчего показана только с восточной стороны от городища, тогда как в наши дни она городище окружает практически полностью, причём именно с западной стороны частные участки врезались в край террасы, сильно повредив линию укреплений. Если судить по этому плану, то получается, что до середине 1990-х западная и северо-западная линия укреплений ещё не была так сильно повреждена и застройки с этой стороны не существовало? Дороги, которая в наши дни огибает городище, тогда, судя по плану, тоже не было? Городище в Веселиновке было бегло упомянуто в монографии Древо-земляные укрепления Южной Руси X–XIII веков (2009) Юрия Моргунова, где из схемы (рис. 87, стр. 181) и косвенно из текста (стр. 163-187) узнаём, что автор относил городище к категории тех, которые были выполнены в типичный для Древней Руси формах. Также на схеме видим, что Веселиновка размещена в зоне со слабо засоленными почвами, т.е. теми, которые не очень хорошо подходили для земледелия, что, вероятно, подчёркивает преимущественно военную функцию Веселиновского городища: У нас нет точных сведений о том, когда перестало функционировать городище в Веселиновке, но, вероятно, этот форпост, как и многие другие укрепления Переяславщины, прекратил своё существование параллельно с захватом и уничтожением Переяславля монголо-татарами в 1239 г. Повторное заселение территории близ городища, вероятно, произошло в конце 16 - начале 17 вв. На данный момент официальная история села ведёт своё отсчёт с 1622 г. Как минимум с середины 17 века и до 1946 г. село называлось Скопцы (укр. Скопці). Пока у нас нет сведений о том, использовалось ли повторно городище в качестве укрепления в 16-17 вв., остаётся открытым вопрос и о том, существовали ли в этот период другие укрепления в Скопцах. Скопцы (Skopce) интересно показаны на двух вариантах карты киевских околиц 1650-х гг.: Карта в полном виде опубликована в книге "Imago Urbis: Київ на стародавніх мапах" (2017). На этой карте видно, что село, символически визуализированное в виде храма, тогда находилось близ большого озера. Интригует круглый символ у дороги, проходящей близ села. Татьяна Лютая, автор книги, точно не могла сказать, что именно обозначил автор карты этим кружком, но предположила, что "це невеликій хутір або корчма на переяславському шляху" (указанная книга, стр. 119). Если же дорога, показанная на карте 1650-х, соответствует дороге, показанной на карте Шуберта (южная околица Веселиновки-Скопцов, эта дорога есть и в наши дни), то получается, что и круглый объект на карте 1650-х можно рискнуть сопоставить с нашим городищем, которое как раз находилось близ дороги. А отметить на карте его могли, к примеру, т.к. городище могло служить приметным ориентиром. В эту гипотезу не вписывается расположение озера и села, ведь если на карте 1650-х гг. показано озеро, которое и в наши дни находится чуть северней городища (его же отмечают и на известных нам планах городища), то практически вся застройка села расположена уже за озером (если смотреть относительно участка городища), тогда как на карте 1650- гг. и кружок, и дорога и символ храма-села показаны на одном берегу озера, а не на разных. Или старое озеро образца 17 века было не рядом с городищем? В общем, тут есть ещё над чем подумать. На "Специальной карте Украины" (издана в 1650-м г.) Гийома Левассёра де Боплана, а также на её копиях (этой, к примеру), нужное нам село также присутствует, но под несколько другим названием - "Kupcze", т.е. нечто вроде "Купче". Жаль только, что не показана проходившая через него дорога, и потому кажется, что село изолировано и не особо связано с близлежащими укреплёнными пунктами района: Интересную информацию, относящуюся к участку городища, можно почерпнуть из карты Шуберта (1868): Во-первых, на карте видно, что на тот момент участок городища (отметил его участок стрелочкой) находился на околице села, и, очевидно, тогда ещё не был окружён застройкой, как в наши дни. Во-вторых, хорошо видно, что тогда рядом с городищем проходила старая дорога, ведущая из Борисполя к Переяславлю. В-третьих, более-менее этот же участок снабжён подписью "Кл.", т.е. там было кладбище. Эта информация особенно интересна в свете того, что мне рассказал один из местных жителей, чей участок примыкает к городищу, так вот, он сообщил, что согласно местным пересказам на городище когда-то стояли старые каменные кресты, но потом под землю ушли. Тогда, когда слушал, история звучала как местный фольклор, но сейчас, глядя на метку кладбища на карте, думаю, что в данном случае нет дыма без огня, и городище действительно могли использовать в качестве кладбища, и может ещё в 1-ой половине или в середине 20 века можно было увидеть старые надгробия. Сайт села пишет, что "Городище розташоване ... за кладовищем, що має місцеву назву Романиха", т.е. и сейчас некая связь с кладбищем прослеживается, но остаётся открытым вопрос, действительно ли само городище использовалось в качестве кладбища. Кстати, в контексте этого интересен и тот факт, что почему-то именно на этом же участке обустроили братскую могилу воинов советской армии, погибших в годы Второй мировой войны. Пока мне не удалось чётко установить, ни когда на городище появилась братская могила (в 1946-м?), ни когда там установили памятник (в 1946, 1970 или 1975 г. ?), ни когда произошло перезахоронение и памятник был убран (при этом на современном генплане села, показанном выше, братская могила всё ещё отмечена на городище). Вероятно, часть материалов, размещённых здесь, имеет отношение к памятнику на городище. История с кладбищем или каким-то массовым захоронением на территории городища интересна ещё и потому, что именно этот фактор, возможно, и помог памятнику уцелеть. Да, городище распахано, но обращает на себя внимание неплохая целостность его контура. Быть может, когда в советский период попытались разровнять участок городища и приступили к делу, то из террасы полезли кости, после чего работы были остановлены. Это бы могло объяснить, почему контур укреплений лишь частично разрушили. На сайте села находим такие вот сведения (особенно интересно упоминание деревянных конструкций внутри вала): Помните ту впадину, показанную в северо-западной части городища? Вероятно, именно здесь принялся усердно работать бульдозер, но когда он начал срезать террасу, то наткнулся на что-то (может, остатки кладбища?), и вот тут работы могли прекратить, и дело могло быть вовсе не в близлежащей братской могиле, ведь её наличие, к примеру, не мешало сносу укреплений городища в юго-западном и юго-восточном секторах, но этого делать не стали, остановились почему-то. По итогам фильтрации источников узнаём, что городище никогда не раскапывалось профессиональными археологами, и даже сведений о точечных шурфовках нет, на основе чего можем сделать печальные выводы о том, что такой интересный форпост не только фактически не защищён государством, но ещё и толком не исследован с точки зрения археологии. Вот ещё некоторые моменты, которые хотелось бы уточнить/выяснить: Когда и в каком источнике впервые было упомянуто не село, а именно городище? В летописях его не упоминали, документов 17-19 вв., в которых бы упоминалось городище, в моём распоряжении тоже нет. А в советский период его первым исследовал М. Кучера, который в свою очередь узнал об объекте от А. Савчука в 1970 г., но вряд ли это дата первого письменного упоминания объекта. Как выглядела гидрографическая сеть в этом районе в 12-13 вв. и в 17 в? Как р. Ильтица взаимодействовала с р. Альтой - была одной из её рукавов или это отдельная река, и если второй вариант верен, то где её исток, и где устье? Хотелось бы также узнать историю озера, понять, когда оно появилось и как было взаимосвязано с поселением 17 в., а также о его максимальной площади. Узнать больше о дорогах в районе села/городища. Подтвердить или опровергнуть мысль о том, что дорога, проходящая и в наши дни близ городища (а также показанная на карте Шуберта), в общих чертах наследует путь, показанный на карте 1650-х гг. В контексте путей также интересен вопрос, когда именно близ городища прокладывали дорогу, со строительством которой, по одной из версий, связан один из этапов уничтожения укреплений. Хотелось бы подробней узнать историю Братской могилы на городище, поскольку этот объект тесно связан с городищем. Когда могила там появилась, когда там поставили памятник и что там было кроме памятника, как долго всё это там находилось, и когда произошло перезахоронение?
  10. Обговорюється цей об'єкт: замок в селі Пиків Село Пиків (Калинівського району) знаходиться 10 км від Іванова, 25 км від Хмільника, 15 км від Уланова, 40 км від Вінниці. Населення – 1954 (2001) На сайті села подано широку історичну довідку, цитую лише найцікавіші уривки: Джерело Джерело На картах Боплана 1670 і 1650 років Пиків позначено як неукріплене поселення Bikow: На карті Річчі Заноні 1767 року показано окремо містечко Pikow і село Pikowka (дякую @Arsen Замки -Тернопільщини), ймовірно це Новий і Старий Пиків.: Джерело "Statystyczne, topograficzne i historyczne opisanie gubernii podolskiey z rycinami i mappami". T. 3 / przez Wawrzynca Marczyńskiego (1823), згадується "старий замок": Джерело "Jeografia wschodniéy części Europy czyli opis krajów: przez wielorakie narody sławiańskie zamieszkanych: obeymujący Prussy, Xięztwo Poznańskie, Szląsk Pruski, Gallicyą, Rzeczpospolitę Krakowską, Krolestwo Polskie, i Litwę" (1825), згадуються руїни замку: Джерело "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" T.2 (1845), замок згадується в минулому часі, також зазначається інформація про вали, які оточують містечко: Джерело "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich" T.8 (1887) нової інформації не дає: Джерело Приходы и церкви Подольской епархии (1901): Археологическая карта Подольской Губернии (1901): Пиків на карті Шуберта (1868-1874): Джерело І на двохверстовій карті (1908-1909): Джерело
  11. Обсуждается этот объект: замок в г. Магеров пгт Магеров (укр. Магерів) находится в 35 км к северо-западу от Львова и в 20 км западней райцентра Жолквы: Живая карта Очень часто, когда речь заходит об укреплениях Львовщины, удобно в первом сообщении темы приводит данные авторства Владимира Пшика, опубликованные в его замечательном каталоге-информаторе Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008), но в случае с Магеровом "смешались в кучу кони, люди", поскольку в одном описании в единое и почти монолитное целое слились описания сразу двух замков - замка в самом Магерове и замка, который некогда находился в с. Руда Магеровская (сейчас это с. Замок). Более того, благодаря обстоятельному расследованию @Oleh Stasiuk удалось выяснить, что на фотографиях, которые зачастую связывали с замком в Магерове на самом деле видим замок в Руде Магеровской. Подробней об этом можно прочитать в отдельной теме. Принято считать, что таким был замок в Магерове, но теперь-то мы знаем, что это замок в с. Замок (ранее - Руда Магеровская): В результате такого неожиданного поворота оказалось, что у нас есть очень много информации о замке в с. Замок (Руде Магеровской), но при этом параллельно история замка в Магерове сильно обеднела. Теперь предстоит выяснить, каким был Магеровский замок, где находился, что там на этом месте в наши дни и т.д. Но вернёмся к описанию В. Пшика, правда, приведу лишь ту его часть, которая касается Магерова, отбросив с сторону описание "Магеровского замка", которое к реальному замку в Магерове отношения не имеет (в полном виде описание здесь): Все упомянутые текстовые источники ещё отдельно рассмотрим ниже, а пока взглянем на карты. Начнём с конца, т.е. с книги Галины Петришин «Карта Ф. фон Міга» (1779-1782 рр.) як джерело до містознавства Галичини (2006). Этот источник с момента издания сильно устарел, поскольку те карты, которые там были опубликованы в виде фрагментов в чёрно-белом виде и плохоньком качестве сейчас доступны в полном виде, в цвете, потому упомянутую книгу оставим в стороне, а вместо этого рассмотрим цветную цифровую копию оригинальной карты. Карта Фридриха фон Мига (1779-1783): Живая карта На северной околице городка чётко выделяется прямоугольное в плане укрепление, подписанное как "Wukobsky zamek". Первое слово перевести не могу (кстати, может кто-то поможет с переводом? Что это за "Вукобски[й] замок"?), но второе явно сообщает, что это замок, и поскольку он находится рядом с Магеровом, то логично предположить, что это и есть настоящий Магеровский замок. Укрепление представляет собой вытянутый прямоугольник укреплений, выполненных (судя по серо-чёрному контуру) из земли. Углы его усилены полукруглыми выступами. По центру восточного и западного валов обустроены ворота. В северной части внутреннего двора изображены 5 строений, выполненных (судя по окраске в красный цвет) из камня или кирпича. Вполне может быть, что прямоугольник земляного вала первоначально служил основой для размещения деревянных укреплений, и в этом случае на месте угловых выступов некогда могли находиться башни, но после бурных событий 17 века все эти деревянные детали могли быть полностью уничтожены, потому на момент создания карты могли сохраниться только земляные укрепления, да и те, наверняка, находились не в лучшем состоянии. Также видно, что от города к району замчища тянулась дамба, а это намекает на существование в том районе искусственного озера, но на момент создания карты его не было (то ли временный спуск воды, то ли уже давно было так). А изначально может было как-то так - озеро с одной стороны дамбы и заболоченная долина реки с другой стороны (кстати, болотистая местность к северу от дамбы показана на карте фон Мига): Я догадываюсь, почему В. Пшик не называл этот объект замком. Во-первых, ему казалось, что замок он нашёл (но мы-то знаем, что он нашёл совсем другой замок, расположенный в другом населённом пункте, но именно его он прикрепил к Магерову). Во-вторых, В. Пшик ошибочно предполагал, что у Магеровского замка были каменные укрепления, тогда как укрепление на околице Магерова явно земляное (об этом сообщает не только карта фон Мига, но и текстовые источники), и уже потому оно не подходило на роль Магеровского замка. В-третьих, это укрепление с замком не ассоциировали и авторы справки из "Історії місті і сіл Української УРСР", а именно оттуда В. Пшик взял описание и размеры объекта. И несмотря на подпись "Замок" рядом с объектом на карте Ф. фон Мига, В. Пшик его замком так и не решился назвать. Отдельный интерес представляет ещё одно имение/усадьба/резиденция, которая на карте показана к северо-западу от городка, и подписана как "Biala Schloss", т.е. нечто вроде "Белая (?) резиденция/усадьба". Не мешало бы заодно выяснить, что там было. "План з 1854 р. — ЦДІАУЛ, ф. 186, оп. 5, спр. 385 (136)" из списка источника В. Пшика, как предположил @Oleh Stasiuk, это кадастровая карта 1854 г., на которую можно полюбоваться в Сети. Этот источник даёт много ценной информации по теме застройки города образца середины 19 века, но в рамках данной темы он не особо ценен, поскольку не захватывает нужный нам участок замчища, выпавший из "поля зрения" именно этого кадастра. Хотя не приходится сомневаться, что на соседних листах как раз находится нужный участок, потому в этом направлении поиски нужно продолжить. На карте 1861-1864 гг. на месте замка уже видим какой-то дворцово-парковый комплекс или усадьбу: Живая карта Некая резиденция ("Schloss") показана и на карте 1869-1887 гг.: Живая карта А к концу 1980-х в нужном районе уже обнаруживаем участок СХТ (сельско-хозяйственной техники), из чего можно сделать вывод, что в годы советской власти на участке замкища/усадьбы прописалось колхозное хозяйство, в результате чего от памятников, вероятно, мало что уцелело, о чём ещё будет сказано ниже. Источник Стоит отметить, что схема трансформации дворцово-усадебных участков в колхозные дворы была довольно распространена в годы советской власти, потому в данном случае правило "Если ищешь замок/дворец/усадьбу, то ищи колхозный двор", вероятно, вполне рабочее.
  12. Обсуждается этот объект: Стрыйский замок Это своеобразное продолжение начатой ранее темы локализации укреплений Стрыя. Вначале выяснили, где находился замок, а здесь же предлагаю попытаться выяснить, как замок когда-то выглядел. Со временем, надеюсь, получится достать инвентарные описания, благодаря которым можно будет из первых рук ознакомиться с описанием замка, а пока будем прощупывать его образ, опираясь на более известные и доступные источники. Сразу нужно отметит, что история замка, как иногда принято считать, может начинаться ещё в 15 веке, а это означает, что он неоднократно перестраивался, поскольку его приспосабливали как к новым условиям ведения войн, так и к новым условиям проживания его владельцев. Причем, перестройки могли быть довольно значительными, потому речь не идёт о реконструкции внешнего облика какого-то одного строения, которое в неизменном виде существовало веками. Нет, мы можем лишь попытаться понять, какой был вид у замка в тот или иной момент его истории. В 15 веке – один, в 16-м уже мог быть другим, в 17-м – третьим, после перестройки в дворец – четвертым, когда превратился в казармы – пятым. Что же мы знаем о замке, о его архитектуре? Начнём с «Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku»: Ян Лешек Адамчик, автор книги, пишет, опираясь на инвентарь 1588 года, что замок в то время был немаленьких размеров, насчитывал 61 покои. Затем упоминает люстрацию 17 века, где отмечено, что замок окружала вода, и что защищал его вал с частоколом. Далее упоминается 4 башни и двое ворот замка и вот этот нюанс не совсем понятен – идёт ли речь обо всех укреплениях (внешней и внутренней линии укреплений) или только о внешней? Затем Адамчик высказывает предположение, что или на месте старых башен со временем могли появиться четыре угловых бастиона, или бастионами могли называть и сами башни. Странно, что Адамчик не упоминает ещё один распространённый вариант – когда старые башни усиливали новыми бастионами, в результате чего продолжало существовать и старое и новое, потому не нужно думать, что именно там было, т.к., возможно, там было всё. Очень интересно упоминание пометки к карте фон Мига, где значилось, что в конце 18 века замок был «построен из дерева и находился посредине озера между четырьмя насыпанными из земли предперсиями (przedpiersiami)». Этот термин меня заинтриговал, не встречал его раньше, однако знакомые черты в нём были. Думаю, что он образован из двух слово «przed» («перед») и «piersiami» («грудями»). И в этом есть смысл. При чём тут женские груди? Всё очень просто – не знаю как там в Польше, а в России очень часто в старину выступы оборонной стены называли «персями», т.к. мощный выступ на ровной поверхности стены ассоциировался с женской грудью. Иногда ассоциация подчёркивалась полукруглым в плане начертанием оборонного профиля, особенно, когда рядом была парочка полукруглых персей. Я даже как-то в связи с этим думал, а не отсюда ли происходит выражение «грудью встать на защиту», получающее интересное звучание, если читать его как «персями встать на защиту». Так вот, если «перси» - это башни, то получается, что в описании к карте фон Мига упоминаются земляные укрепления (бастионы?) перед старыми башнями. На то, что бастионы у замка были, намекает и австрийский план города 1778 года, на котором эти бастионы запечатлены: Занятно то, что в описании к карте фон Мига значится – замок был деревянным. Тут есть варианты: 1. Каменного замка не было, либо были в основном деревянные укрепления, и лишь некоторые части комплекса (ворота, например или отдельные здания) могли быть каменными. 2. После сильных разрушений середины и 2-ой половины 17 века каменный замок был так сильно потрёпан, что его восстановить не было возможности, тогда было решено на его месте построить более дешёвые деревянные укрепления, которые и дожили до конца 18 века. Конечно, стоит добраться до инвентарей и много вопросов отпадёт. Как минимум, станет понятно, из каких материалов были возведены постройки на замчище. Информации о бастионном замке немного противоречит карта фон Мига, которая была создана в период 1779 – 1782 годов, т.е. позднее карты 1778 года, однако на карте фон Мига бастионы у замка не показаны. Замчище выглядит как четырёхугольная площадка, окружённая водами озера: Интересно, что такая форма была у замчища и в более поздний период: Можно сказать, что она сохранилась до наших дней: Если принять за аксиому, что и тот и другой австрийский план отображают реальное положение вещей, то возникает версия, что в конце 1770-х – начале 1780-х замчище было расширено, путём засыпания пространства между бастионами, в результате чего получилась 4-угольная площадка. Хотя это лишь одна из версий. Может на самом деле всё было совсем по-другому. Но как? Идём дальше. Владимир Пшик в своей книге Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008) предположил, что в начале 15 века замок уже мог существовать. Далее значится, что первое более-менее детальное описание замка относится к 1588 году (этот инвентарь упоминался выше), а кроме того есть инвентари 1664 и 1689 годов. Из этого следует, что нам неизвестно, как выглядел замок до 1588 года, зато (когда инвентари будут на руках) можно будет понять, как он выглядел позднее. Иногда инвентари описывают замки в деталях, хотя при этом зачастую их описания бывают расплывчатыми и потому трактовать их можно по-разному. Далее Владимир Пшик упоминает о том, что замок могли снабдить бастионами в первые десятилетия 17 века, ссылается на карту 1778 года. Однако нет объяснения, почему замок на карте Мига не показан в бастионных формах. Про «предперсия», упомянутые в примечаниях к карте фон Мига, Владимир Пшик написал так «з насипаними чотирма виступами (мабуть, йшлося про бастіони)». Замок разобрали в начале 19 века, но в данном случае это может означать только то, что не стало замковых построек или что земляные укрепления разровняли и засыпали рвы. Однако это не означает, что на месте замка не осталось вообще ничего, думаю, что какие-то следы его укреплений или построек всё ещё читались. Напоследок сообщается, что на месте замка были построены казармы, а позднее - госпиталь. Орест Мацюк в книге «Замки і фортеці Західної України» мельком упомянул лишь, что «Збереглося багато архівних матеріалів з планами і описами Стрийського замку XIV—XVIII ст., на основі яких зроблено рисунок його зовнішнього вигляду». Рисунок прилагался, о нём отдельно в деталях поговорим ниже: Путеводитель «Мандрівки вулицями Стрия» (2008): Интересно, как именно первое письменное упоминание связано с замком? Владимир Пшик, например, пишет, что «перша відома документальна згадка про замок датується 26 липня 1472 р.», тогда как первое письменное упоминание по разным данным относится в 1385 или 1396 году. 5-угольная территория? И старый замок, укреплённый башнями, и новый, укреплённый бастионами, имел 4-угольную форму, так о чём речь? Пока единственный вариант – если вокруг озера существовала ещё одна линия укреплений, то именно она могла иметь 5-угольную форму. Мне кажется, что в тексте путеводителя вплетены выдержки из инвентаря или из нескольких инвентарей, отсюда и деталировка. Правда, толком непонятно, какую деталь к какому периоду отнести, т.к. автор мог цитировать несколько инвентарей, а они создавались в разное время. Это тоже, вероятно, пересказ слов какого-то инвентаря: «дахи веж були помальовані в червоні і зелені кольори, а позолочені вершини разом з королівськими штандартами здалеку світилися на сонці». Стены толщиной в 4 метра. Крутовато. Возможно, речь шла не о стенах, а о городнях (если замок был деревянным)? В тексте чётко написано – «Замок був дерев’яним, лише скарбниця була кам’яною». Возможно, речь идёт о замке конца 16 века, того, который был описан в инвентаре 1588 года. Хотя пока я не встретил явных и убедительных упоминаний того, что в 17 веке замок был перестроен в камне. Упомянуты «підвісні мости». Тут, наверное, автор имел ввиду подъёмные мосты. Но даже в таком случае предложение на становится логичным. Интересно, что появление озера связывают с 1638 годом, т.е. до этого времени озера не было? А что было? Простые рвы? В этой теме уже писал, что эпизод с разрушением замка какими-то грабителями в конце 17 века выглядит странно, ведь грабители грабят, а не разрушают замки так, что их потом сложно восстановить. Вскоре после создания карты фон Мига замок перешёл в собственность человека, который постарался превратить замок в дворец. Поскольку ни о самом дворце, ни о перестройке пока никаких сведений нет, то непонятно, как сильно изменился замок в этот период. Из текста непонятно, когда именно на месте замка-дворца появились казармы. Написано, что казармы были построены из остатков («решток») дворца. О чём речь? Дворец разобрали, а полученный камень пустили на казармы? Но тогда о чём идёт речь дальше, где написано, что «Перша світова війна вщент розвалила частково розорений, частково уцілілий палац»? Ведь если из его остатков построил казармы ещё до Первой Мировой, то понятно, что дворец не могли развалить во время войны, так как его уже не существовало. Или всё же дворец дожил до Первой Мировой? Тогда возможно дело был не так и дворец не то чтобы разрушили, а просто перестроили под казарменные нужды. В таком случае верно и то, что на месте дворца появились казармы, и то, что дворец могли развалить в Первую Мировую. В связи с этим было бы интересно проследить историю замка (точнее того, что на его месте находилось) после Первой Мировой и до наших дней. Например, АТП, расположенное на замчище, когда там впервые прописалось? Что тогда находилось на замчище и что на замчище осталось от старых строений после того, как его приспособили под нужды АТП? А теперь разберём текст занятной статьи «Стрийский замок» (автор: Галина Пуга), которым поделился Stryi: А теперь цитаты и комментарии: Как уже писал в теме локализации укреплений города, нет упоминаний того, когда был построен замок, а, следовательно, нельзя сделать вывод, что он был построен позднее городских укреплений. При этом в тексте автора последовательность более-менее чётко указана и замок там на последнем месте. Чётко упомянута каменная крепость, хотя источники, которые цитировал выше, о каменных укреплениях как-то скромно молчат, зато часто упоминают деревянные и земляные укрепления. Ещё одно доказательство того, что первое упоминание Стрыя не связано с замком, как говорил путеводитель. Радует, что в этот раз нет привязки к стадиону, заправке или другим объектам, расположенным на территории бывшего озера. А это самое АТП, как я понимаю, занимает сердцевину, ту самую, которую когда-то занимал замок, видимый на старых картах. Но чуть дальше такое понятие как «месторасположение замка» автор применяет ещё и к территории озера: Если учесть, что до этого автор не сказал ничего о строении замкового комплекса, то такие вот прыжки от территории АТП до более обширной площадки могут вызвать недопонимание. Интересно было бы взглянуть на их реконструкцию внешнего вида замка. Или это их рисунок замка (его обсудим чуть ниже) в книге Ореста Мацюка? Смешали в одну кучу, замок-крепость и городище, ну да ладно. Интересно то, что тут всплыло знакомое упоминание 5-угольной формы замка, и, что самое важное, здесь всё же объяснили, откуда взялась эта форма – речь, насколько я понял, идёт о линии внешних укреплений, а «чотирикутна зіркоподібна кам'яна споруда» - это, думаю, бастионный замок. Тут вот какие вопросы возникли: Почему не упомянули озеро? Его не было или оно подразумевалось, просто автор не стал о нём писать? Если «чотирикутна зіркоподібна кам'яна споруда» это действительно бастионный замок, видимый на поздних картах, то сделал ли автор предположение о том, что он каменный на основе своих допущений или об этом где-то упоминалось? Получаем доказательство, что деталировка в описании замка, в путеводитель, как и в эту статью, попала из инвентаря 1588 года. Убеждаемся, что наши автор пользовались даже не самим инвентарем, а данными Прохаски, который выполнил роль посредника между нашими авторами и старым документом. Непонятно, имеет ли отношение 61 комната к какому-то одному строению или это общее число всех помещений/покоев в замке? Непонятно, какой вид имел жилой корпус – занимал ли он пространство у одной из стен, у двух или у трёх? Всё это находилось между первой и второй линией укреплений, там, где озеро? Т.е. если посчитать, что это данные инвентаря 1588 года, а озеро появилось позднее, в 1638-м, тогда выходит, что пространство между двумя линиями укреплений могло быть частично застроено. А что же потом? Адамчик пишет, что в 1592 году Стрый сильно пострадал от пожара, а в 1620 году от татарского наезда. Может, после этих событий решили создать озеро, чтобы усилить обороноспособность новых укреплений? Рвом с водой или озером? Есть разница. Непонятно о чём речь – о воротах самого замка или только о воротах внешней линии укреплений. Если речь идёт о воротах внешней лини укреплений, то почему не упомянуты ворота самого замка? Если речь идёт о воротах двух линий укреплений (по одним воротам на линию), то представить, как это выглядело ещё сложнее. Кстати, Адамчик тоже упоминал парочку ворот и у него тоже непонятно, к чему именно их относить. Ворота не находились на одной оси. Это важный нюанс, вспомним о нём, когда начнём обсуждать реконструированный облик замка, показанный на рисунку из книги Ореста Мацюка. Как вход в замок мог находиться в конце Замковой улицы, если там проходила граница городских укреплений? При этом вроде никто не говорит, что укрепления города и замка были совмещены. Кстати, в связи с этим интересно – как называется тот отрезок улицы, который отходит от Замковой улицы, пересекает улицу Коновальца и заканчивается у Болеховской улицы, перед замковой территорией? Является ли этот кусок дороги между городом и замчищем фрагментом Замковой улицы или он относится уже к другой улице? Интересно упоминание итальянцев, которые якобы часто приглашались в Стрый, очевидно, для строительства. Учитывая, что итальянцы были носителями передовых идей в фортификационном искусстве, вряд ли их стали приглашать ради строительства деревянно-земляной крепости. Но поскольку деталей нет, то непонятно, когда было дело и что именно эти ребята там строили. Интересно, о каком мирном договоре идёт речь? Когда дело было? Жаль, что и сама перестройка и дворец упоминаются вот так бегло. Ведь интересно, насколько сильно был перестроен замок, что сохранилось от старого и что появилось нового. Важный эпизод истории замка, а так поверхностно описан. Мне вот, например, непонятно, как свежий дворец, построенный после 1786 года, в конце 18 века уже мог превратиться в руины. Да даже если речь идёт о начале 19 века… Ведь нужно время, чтобы строение опустело и начало разрушаться. А до этого нужно, чтобы его бросил хозяин. Параллельно упоминаются старые укрепления, выходит, что постройка дворца не подписала смертный приговор всем укреплениям замка? Не упоминает автор и то, когда именно австрийские власти принялись за строительство казарм, и что в результате этого происходило на замчище, как сильно пострадал комплекс, что было построено, что снесено, что приспособлено? О чём речь? Об уцелевшем сооружении старого замка? Об уцелевшем сооружении дворца? Или просто о единственно целом строении на замчище? Во-первых, радует, что где-то сохранились старые фото замчища. Во-вторых, фраза «Такими були вулиці Замкова та Підзамче» намекает, что тут же должно быть фото, чтобы мы поняли, какими именно они были, но фото нет. А ранее в тексте автор упомянул схему замка и отметил, что её он предлагает для ознакомления читателю, но схемы тоже не было. Так что это перед нами – плохо отредактированный вариант какой-то более полной статьи? Вопросов много, но большинство из них возникает, т.к. знакомимся с первоисточниками через посредников, которые иногда сами первоисточников в руках не держали. Местами получается сломанный телефон. Не факт, что авторы правильно поняли материал, и при этом факт, что на основе их описания сложно представить, каким именно был замок, а ведь уверен, что в инвентарях есть более чёткие ответы на многие поставленные здесь вопросы. А если взять в расчёт то, что инвентарей было несколько, и каждый из них мог рисовать замок в новых формах, то можно представить, сколько путаницы будет рождаться в ситуации, когда кто-то захочет всё это слить в одно описание замка.
  13. Обговорюються ці об'єкти: міські укріплення та замок в Озерній Про замок в Озерній я довідався з карти Боплана виданої Covens & Mortier в 16хх році: Він чітко прослідковується і на інших картах: Bl:33 Umgebungen von Brzezan Zborow und Tarnopol (Австрійська карта 185х) Польська карта 1880 року (поєднано два листи цієї карти). На карті Ф. фон Міга (1779–1782 рр.) можна детально роздивитися структуру замку. Співставивши карту 1880 року то гугломапу, вдалось локалізувати замчисько: і на місцевості (вигляд на південно-східний та південно-західний бастіони):
  14. Обсуждается этот объект: Дунаевский замок в селе Дунаев Где это? Село Дунаев (Дунаїв) расположено в Перемышлянском районе Львовской области. На карте показано, как Дунаев расположен относительно Перемышлян и Поморян (Львовская область), а также Бережан (Тернопольская область): Первое письменное упоминание Дунаева датируется 1386 годом. С 1424 года у городка уже было Магдебургское право. Чаще всего Дунаев ассоциируется с мощным оборонным костелом, возведённым ещё в конце 15 века и существенно перестроенного в конце 16 века. Костёл, несомненно, достоин внимания. Но сейчас не о нем: Дело в том, что был в Дунаеве ещё один оборонный объект (точнее ещё 2, если читать городские укрепления), история которого началась сразу после предоставления городу Магдебургского права. Тогда Дунаев надолго перешёл под власть львовских архиепископов, которые и построили здесь замок (оборонный двор). Он впервые упоминается в актовых документах 1466 года. Удивительно, но впервые об этом замка я услышал от компании местных забулдыг, которые уверенно тыкали в сторону от костёла, мол, "Там у нас замчище". Не обманули - дорожка, ведущая в западном направлении, буквально через какую-то сотню метров упирается в земляную насыпь, "перекинутую" через оплывший и еле "читающийся" ров. Так выглядит восточный ров со стороны насыпи-моста: Как видите, глубина рва незначительная, а само замчище похоже на приподнятую относительно окружающей местности квадратную в плане площадку. Если, находясь на замчище, смотреть по сторонам, то никаких валов не будет видно. То, что это старое укрепление можно понять только рассматривая его с внешней стороны. Само замчище в наши дни представляет собой не сильно густо заросшую деревьями площадку, на которой разместились несколько небольших строений больницы (?). Расстояние от замка до костёла - около 180-200 метров. Костёл со стороны замчища выглядит так: Пересекаем замчище и выходим к его западному краю, спускаемся в низину и смотрим, как выглядит западная сторона замчища. А выглядит она приблизительно так: Если не очень понятно, что тут сфотографировано, то поясню - виден перепад высот (около 1,5 - 2 метров). Вал - это западная сторона оборонительных укреплений замка. Лет 200 назад сделать кадр с этого ракурса было бы сложно, и не по причине отсутствия в то время Кэнонов и Никонов, а потому что в упомянутой низине (ныне полностью осушенной) раньше плескались воды озера. Как часто бывает замок со временем перестал быть чисто оборонным объектом - на замчище в какой-то момент был построен летний дворец львовских архиепископов. В 18-м веке его перестроили в стиле барокко. Далее переходим к материалам книги "Карта Ф. фон Міга" (1779-1782 рр.) як джерело до містознавства Галичини", где, как вы уже догадались, имеется карта Дунаева конца 18 века: И чуть крупнее кусок с замчищем и костёлом: В первую очередь обращает на себя внимание то, что в обороне замка очень большое внимание уделяли водным преградам. Оно и понятно - местоположение замка сложно назвать стратегически выгодным, потому пришлось как-то прикрыть его водами искусственного озера (до наших дней не дожило). Как видно по карте, озеро фактически превращало замок в островную крепость, прикрывая его с трёх сторон (севера, юга и запада). С восточной стороны был вырыт ров. Можно допустить, что в лучшие времена он скорей всего тоже заполнялся водой. Чуть больше примечаний: Вероятно, картографы Мига застали замчище уже после вышеупомянутой перестройки дорца. Тем не менее отмеченный на карте главный дворцовый корпус интригует своей формой - прямоугольное здание с 4-мя уголовыми башенками. Быть может перестроенный в стиле барокко дворец в тот период всё же сохранил в плане форму старой резиденции архиепископов. Вдоль северной и южной стороны замчища на карте изображены штрихами 4 здания, возможно какие-то хозяйственные постройки. Когда и при каких обстоятельствах был разрушен дворец, мне не известно. Знаю лишь, что в 1960-х просматривались его фундаменты. Насколько я понял, уже в 1960-х годах на замчище разместилась местная больница. Если не ошибаюсь, то и в наши дни замчище всё ещё считается больничной территорией. Напоследок подытожу в общих чертах описанную привязку на спутниковой карте. Красный квадрат - замчище, красный кружок - костел, жёлтым отмечены главные дороги, синим - дорога к замчищу:
  15. Обсуждается проект реконструкции Тернопольского замка Продолжаем публиковать наработки по реконструкции внешнего вида укреплений Тернополя, любезно предоставленные архитектурной мастерской Вербовецкого. Заказчик работ: тернопольский горсовет. В этой теме можно ознакомиться с авторской концепцией этапов развития системы городской обороны Тернополя, а в данной теме гвоздь программы - эскизный проект реконструкции замка, его укреплений и участка замчища в целом. Ещё раз отдельно уточню - проект эскизный, т.е. черновой, предварительный. Раскопки на территории замка, начавшиеся в конце июля 2017 г., должны обогатить нас новыми знаниями о конфигурации и внешнем виде замковых укреплений, и на основе новой информации проект, конечно же, будет корректироваться в деталях или даже полностью преображаться (в зависимости от того, что именно будет найдено). Тем не менее, уже сейчас интересно со всем этим ознакомиться, поскольку проект уже сейчас ломает многие привычные стереотипы. И вот что вырисовалось: 1. На схеме показан участок, который занимал замок в конце 17 - нач. 18 вв., а также огромные участки замчища, которые никогда ранее не исследовались археологами: 2. Карты, использованные исследователями. Сразу становится понятно, на какой основе сформировались очертания линии замковых укреплений, отражённые в эскизном проекте: 3. Замок в системе городских укреплений в 16-17 вв. Обратите внимание на авторскую гипотезу существования первых замковых ворот в южной стене, обращённой к городу: 4. Ещё один слайд, знакомый по теме городских укреплений, но тут уже приглашаю вас присмотреться к образу замка, его месту в системе городских укреплений: 5. Раскопки июля-августа 2017 и поиски одной из уцелевших секций замковых стен: 6. И вот, собственно, сам проект с разных ракурсов: Касательно декоративных "египетских" ворот замка, то пока непонятно, будут ли они полностью воссозданы. Тут многое будет зависеть от результатов раскопок. К примеру, если будут найдены фундаменты и стены старых замковых ворот, то вполне вероятно, что именно их будут экспонировать. В общем, египетский сценарий, как самый лёгкий, держат для подстраховки. Источник Проект, помимо всего прочего, явно демонстрирует, что одной из главных проблем на пути будущего возрождения замка будет здание развлекательного комплекса "Максим", находящегося в буферной зоне памятника и сильно уродующего вид на замок со стороны набережной и озера. Как минимум (если всё сложится удачно), есть вероятность демонтажа террасы, закрывающей вид на нижнюю часть замкового дворца, но до полного демонтажа "Максима" чиновники, вероятно, пока ещё не созрели, но надо же с чего-то начинать.
  16. Обсуждается этот объект: Тернопольский замок Когда речь заходит об аналогах замка в Тернополе, то возникает множество проблем с их поиском, и для этого есть несколько причин. Во-первых, замок толком не исследован, замчище лишь недавно начали раскапывать, а потому точных сведений о структуре замковых укреплений нет, т.е. пока сложно восстановить даже общую планировку его укреплений, не говоря уж о каких-то деталях. Во-вторых, уцелевшая и наиболее мощная секция замка была сильно перестроена и превращена в дворец в 18-19 вв., в результате чего и эта часть перестала восприниматься как укрепление и лишь с отдельных ракурсов в ней можно было признать некогда мощную оборонную постройку. Если всё же напрячься и постараться представить первоначальный облик сооружения, лежащего в основе дворца, то вполне вероятно, что вы придёте к вполне логичному выводу о его формировании вокруг объёма массивной четырёхугольной башни. Такой вывод можно сделать, оценив планы существующего дворца, на которых хорошо бросается в глаза центральная секция здания, обладающая куда более массивными станами, чем стены боковых пристроек. Тянет сделать предположение, что этот мощный четырёхугольник некогда являлся главной башней замка. Источник: "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР", Том 4, стр. 37. Источник: не помню, возможно, какое-то польское издание. Единственная известная мне графическая реконструкция, учитывающая описанную особенность замка (я о главной башне) была опубликована в книге Тернопіль / Tarnopol: історія міста (2010). В подписи к картинке было отмечено, что её создал Кшиштоф Москаль (к сожалению, ничего о нём не знаю) в 2009 г. Как видим, по версии автора реконструкции это была не просто башня, а башня-каменица, декорированная ренессансным аттиком. Что касается аналогов, то мне пока не попадались на глаза публикации исследователей из Украины, которые бы проводили параллели с какими-то другими замками, расположенными на территории Украины или в других странах. Может что-то упустил, тогда милости просим - поправьте меня.
  17. Обсуждаются замок и городские укрепления Тернополя В конце ноября 1671 года Ульрих фон Вердум (для одних - путешественник, для других - шпион) довольно быстро двигался со стороны Хмельницкой области в сторону Тернопольской. 26 ноября он выехал из Чёрного Острова, добрался до Волочиска, отсюда на следующий день, 27 ноября, он отправился в сторону Старого и Нового Збаража, а побывав там, двинулся в сторону Тернополя, куда прибыл в тот же день. На следующий день, 28 ноября, Ульрих по плотине пересёк тернопольское озеро, и продолжил свой путь на запад. Есть мнение, что посетил он город в 1672 г. (и этот год мелькает не в одной статье, описывающей посещения Ульрихом Тернополя), но текст дневника даёт явное представление о том, что речь всё же о 1671 годе. Текст дневника написан на немецком, и в оригинале нам он пока не попадался, потому воспользуемся переводом, опубликованным в книге Cudzoziemcy w Polsce (1876) авторства Ксаверия Лиске. Конечно, перевод на польский мог не передать всех тонкостей и нюансов оригинального текста и слога, но за неимением лучшего варианта, а также допуская вариант, что перевод может быть весьма точным, предлагаю в деталях присмотреться к этому интересному тексту. Та самая страничка (159) с описанием Тернополя: Текст: Мой перевод (для удобства разбил текст на блоки):
  18. Обсуждается этот объект: замок в с. Коцюбинцы с. Коцюбинцы (укр. Коцюбинці) находится в 60 км к юго-востоку от Тернополя, в 16 км к западу от райцентра Гусятина: Живая карта О замке, существовавшем в селе, сообщает ряд текстовых источников: Александр Чоловский и Богдан Януш в книге Przeszłość i zabytki wojewódstwa Tarnopolskiego (1926) бегло упоминают замок в Коцюбинцах в списке укреплений, построенных в 17 веке: Ещё одно беглое упоминание замка находим в 1-м томе книги Prawem i lewem; obyczaje na Czerwonej Rusi w pierwszej połowie XVII wieku (1903) авторства Владислава Лозинского. Тут нужный нам форпост упомянут в списке небольших замочков, построенных на землях Галичины: Ян Лешек Адамчик в своей книжке "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004) даёт по замку такую вот краткую справку: В переводе приблизительно так: Автор ссылается на два источника. В качестве первого числится книга В. Лозинского, о которой написал чуть выше. Правда, Адамчик предлагает искать упоминание замка на 83 стр., я его нашёл на 98 стр. Может мы пользовались разными изданием, что может объяснить несовпадение страниц, а может в книге есть ещё одно упоминание замка, которое я пока не нашёл. Может это ещё одно упоминание (если оно есть) объяснит, откуда взялась приписка про 1-ую половину 17 века? Что касается второго источника Адамчика - "Географического словаря Королевства Польского" - то там (Том 4, стр. 232) в описании села замок вообще не упоминается: Источник В одном из номеров "Галицької брами", в выпуске №5-6(149-150) за 2007 г., который был посвящён замкам Тернопольской области, имеется такая вот краткая справка о замке: А. Чоловского выше уже цитировал, упомянутого путеводителя у меня нет, а с Вердумом ещё будем отдельно разбираться (см. 2-е сообщение темы). "Історія міст і сіл Української РСР. Тернопільська обл." (1973) замок обходит вниманием, сообщая лишь о первом письменном упоминании села и об археологических находках в его окрестностях: "Тернопільський енциклопедичний словник" (2005), Том 2, стр. 206. Здесь уже есть вкрапления новых сведений о замке и истории поселения (жаль только непонятно, откуда авторы взяли информацию): Во 2-м томе издания "Тернопільщина. Історія міст і сіл" (2014) находим размашистую справку по истории села, где замку уделили довольно много внимания. В этом издании есть данные (к сожалению, непонятно, откуда взятые), которые не встречались в выше перечисленных источниках. Справка довольно обширная, потому не буду цитировать её полностью, приведу лишь части текста, имеющих прямое или косвенное отношение к замку: Интересно, что и "Тернопільський енциклопедичний словник" и "Тернопільщина. Історія міст і сіл" перечисляют все достопримечательности села вплоть до мемориальных таблиц и памятных крестов, но о замчище ничего не сообщают, потому создаётся впечатление, что от укрепления не осталось и следа, но так ли это? От текстов переходим к картам, которые снабжают нас дополнительным пластом уникальной информации. Карта Фридриха фон Мига (1779-1782) сразу же сообщает, где нужно искать замок: Живая карта Как видим, замок находился на левом берегу Ничлавы, на береговом выступе, прикрытом с нескольких сторон озером. Прямо за замком, к западу от него, видим дамбу, которая ведёт к поселению на другом берегу реки. Вероятно, замок вместе с озером прикрывал поселение и защищал переправу. Сам замочек четырёхугольный в плане, с выступами на углах, которые можно трактовать как рондели/бастеи (округлые артиллерийские площадки) или как места-платформы, где некогда стояли башни, от которых на момент составления карты могли ничего не сохраниться. Линия укреплений, судя по стилю рисунка, выполнена из земли. Место ворот не выделено. На территории замчища видим две небольшие постройки, но непонятно, относятся ли они к комплексу или же были построены на замчище уже после упадка укрепления. Тут стоит вспомнить упоминание каких-то замковых стен, которые были видны ещё в 1-ой половине 20 века. Как видим, замок вроде бы был земляным, во всяком случае по состоянию на конец 18 века, так о каких стенах идёт речь? Может речь об эскарпах, т.е. внешней каменной облицовке земляных валов? Или же сообщалось о демонтаже каких-то замковых построек, находящихся на территории двора? Или всё же были каменные оборонные стены? Пока эти вопросы без ответов. А вот на австрийской карте 1861-1864 гг. в нужном месте замчище уже явно не выделено: Источник Там, конечно, показаны интересные линии рельефа на берегу озера, но имеют ли они отношение к замку не совсем понятно. Тем не менее, знаем, что на момент составления карты что-то там от замка ещё оставалось, раз какие-то там стены разбирали в начале 20 века. Видим береговой выступ близ дамбы и на карте 1869-1887 гг., но масштаб слишком мал, чтобы рассуждать о деталях: Живая карта Кстати, карты 19 века показывают, что левобережная половина Коцюбинцев тогда считалась отдельным селом под названием Нараевка (на карте Шуберта село подписано как Нараювка). Тут стоит вспомнить, как в "Тернопільщині. Історії міст і сіл" упоминалось про "наявність підземних ходів на вулицях Велика і Мала Нараївка". Когда первый раз прочитал об этом, то подумал, что речь об улицах в правобережной половине села, но после знакомства с картами возникает вопрос - может указанные улицы вместе с подземными ходами находились на левом берегу? Может даже эти ходы имели какое-то отношение к замку? После всего этого осталось определиться, где же стоит искать замчище? Сопоставив карту Ф. фон Мига со спутниковым снимком, получил наводку на подходящую локацию: Боюсь поверить в такое счастье, но если с выбором локации не ошибся, то там, вероятно, могли сохраниться следы земляных укреплений: Викимапия Вот смотрите - близ дамбы, у характерного изгиба дороги, видим хорошо различимую площадку трапецевидной (?) формы. Она, как мне кажется, представляет собой террасу, доминирующую над речной долиной, которое некогда заливали воды озера. Площадка находится на мысу-выступе, потому, очевидно, она и получила вид трапеции. С востока видим нечто похожее на яр или ров, отделяющий террасу от берегового плато. Ориентировочные размеры "двора": восточная линия - 85-90 м., западная - ок. 50 м., северная и южная - 75-80 м. Участок практически не застроен, используется в качестве огорода. Вокруг много деревьев и прочих зарослей, потому со стороны он может особо не привлекать внимания. Но наличие такого интересного объекта в районе, где некогда находился замок, как минимум интригует. Если напрячься, то можно даже рассмотреть какие-то округлые линии там, где могли находиться угловые башни или рондели замочка, но не буду спорить, если вдруг решите меня убедить, что это игра воображения: История с поиском этого замка мне напомнила, к примеру, ситуацию с замком в Рыдомиле (Тернопольская обл.), где вот также в память о малоизвестном замке осталась трапеция земляных укреплений, на внутреннем дворе которого обустроили огород, а всё по краям обсадили деревьями, так что со стороны во всём этом замчище сложно признать. Для окончательно подтверждения или опровержения сделанных по Коцюбинцам выводов нужна разведка на местности. Или может кто-то из местных расскажет что-то интересное об отмеченном участке - может у локации есть какое-то название или же кто-то знает её историю?
  19. Обсуждается этот объект: замочек в селе Лысовичи с. Лысовичи (укр. Лисовичі) находится в 75 км к югу от Львова, в 13 км к югу от райцентра г. Стрый: Живая карта В селе сохранились земляные укрепления небольшого оборонного объекта, до которого в наши дни мало кому есть дело, и даже в списке памятников, находящихся под охраной государства, он не значится. Вот что о нём сообщает Владимир Пшик в каталоге-информаторе Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008) Видно, что по истории укрепления у В. Пшика сведений практически не было, если не считать упоминания объекта В. Лозинским. Основная часть справки - это описание авторских натурных наблюдений, сделанных во время осмотра объекта. Сразу хочется отметить, что исходя из скромных размеров укрепления, его сложно назвать замком, и потому счёл нужным уменьшить его в статусе до уровня замочка. Кстати, именно к числу "замочков" объект в Лысовичах причислил В. Лозинский, однако В. Пшик сообщает, что Лозинский отметил "наявність замку". Опять же, исходя из небольших размеров объекта, можно усомниться в его принадлежности к бастионным укреплениям, о чём чуть подробней написал ниже. Давайте ознакомимся с источниками, который использовал В. Пшик. 1. "Słownik geograficzny Królewstwa Polskiego...", Том 5 (1884 г.). Приведу текст справки в переводе: Источник В справке, как можете убедиться, нет ни упоминания укреплений, ни сведений о ранней истории села. 2. В 1-м томе труда Владислава Лозинского "Prawem i lewem" (1904) находим беглое упоминание "замочка": Источник Перевод нужного фрагмента текста: Т.е. источник просто упоминает сам факт существования замочка в Лысовичах, названного в списке других малых форпостов "земли галицкой". О его существовании автор, судя по тексту, узнал из некого акта, на который, к сожалению, не сослался. 3. Ян Лешек Адамчик в книжке "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" приводит следующую краткую справку: Как видим, справка более чем скромная, а опорой для неё служат всего два источника, причём в справке от "Географического словаря", как вы уже убедились выше, упоминаний укрепления нет. Что касается книги В. Лозинского, то интересно, что Адамчик ссылается на стр. 83 1-го тома "Prawem i lewem", а В. Пшик отправляет нас искать упоминание замочка на стр. 98, где я её и нашёл. 4. "Історія міст і сіл УРСР" (1968): Об укреплениях ни слова, зато сообщается о первом письменном упоминании села в 1371 г. и о его расположении на пути из Галиции в Закарпатье, что, несомненно, способствовало развитию поселения. Есть упоминание ожесточённых боёв времён Первой мировой, но нет понимания, затронули ли они участок укрепления. 5. "История городов и сёл" (1978): Как видим, справка деградировала (в сравнении с текстом "Історія міст і сіл УРСР", опубликованным десятью годами ранее). Из источника исчезли даже сведения о первом письменном упоминании села. 6. "Памятники истории и культуры Украинской ССР" (1987): Как видим, в числе памятников укрепление отсутствует. Есть ещё такой источник: "Źródła dziejowe", Tom XVIII. Polska XVI wieku pod względem geograficzno-statystycznym. Cz. I. Ziemie ruskie. Ruś Czerwona. – Warszawa, 1902. Здесь, на стр. 167, сказано, что в документе 1515 г. у с. Задеревач и Лысовичи было 4 лана (около 100 га) обрабатываемой земли, а также мельница: Источник От текстовых источников переходим к картографическим. Замочек довольно чётко выделяется на карте Фридриха фон Мига (1779-1782): Живая карта На карте видим, что во 2-ой половине 18 века (и, очевидно, ранее) замочек находился на юго-западной околице села, несколько обособленно относительно застройки поселения. К востоку от замочка протекал один из рукавов р. Сукель, который и в наши дни можно увидеть близ укрепления, и который, вероятно, использовался в качестве небольшого мокрого рва, обеспечивавшего защиту укрепления с востока. Сам замочек показан в виде квадратного участка, на территории которого видим два здания - западное и южное. Западное выглядит чуть более массивным, хотя в реальности по линии север-юг двор замочка имеет меньшую длину, чем по линии восток-запад. Явно выраженный ров хорошо читается с запада и юга укрепления, есть также намёк на его существование с севера. Вероятно, с трёх сторон (севера, запада и юга) замочек был прикрыт искусственным рвом, а востока роль рва, вероятно, играл рукав р. Сукель. В общем, укрепление было довольно простым по своей планировке. На австрийской военной карте, созданной в 1861-1864 гг., на нужном участке уже не обозначено ни одного строения, лишь еле заметный силуэт террасы укрепления кое-как обозначен. Т.е. где-то в период с конца 18 века и до начала 1860-х гг. участок замочка был заброшен, его постройки разрушены, и всё это предано забвению: Живая карта На австрийской военной карте 1880 г. участок укрепления, окружённый с трёх сторон рвом, всё ещё чётко выделяется: Источник Между прочим, на этой карте к западу от замчища отмечена "Панская гора", о существовании которой сообщал "Географический словарь". Интересно, имело ли название горы отношение к владельцам замочка? А вот на картах 20 века укрепления уже зачастую не фиксируют, показывая на их месте пустоту. К примеру, вот так это выглядит на карте 1934 г.: Источник А так на генштабовской карте 1991 г.: Источник
  20. Обсуждается этот объект: замок в селе Нижняя Лукавица с. Нижняя Лукавица (укр. Нижня Лукавиця) находится в 70 км к югу от Львова, в 8 км к юго-западу от районного центра Стрыя: Живая карта Вот что об укреплении, некогда находившемся в селе, сообщает Владимир Пшик в своём каталоге-информаторе Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): Пройдёмся по источникам, которые использовал В. Пшик. 1. "Географический словарь Королевства Польского..." ("Słownik geograficzny Królewstwa Polskiego..."). Перевод справки: Источник Как видим, в справке практически нет интересных в рамках данной темы сведений по истории села, что касается укрепления, то есть лишь косвенное свидетельство его присутствия - беглое упоминание "двора" (в оригинале - dwór), т.е. резиденции, построенной на замчище. 2. С материалами 8 тома труда Романа Афтанази "Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczpospolitej" удалось ознакомиться благодаря любезно предоставленным Александром Волковым сканам. Источник содержит текстовую справку и 4 старых фото дворца, опубликованных ниже. Начнём с текстовой части, которую приведу сразу в переводе: Дворец со стороны подъезда, 1936 г.: Фасад, 1936 г.: Дворец со стороны сада, 1936 г.: Мысли: Р. Афтанази ничего не упоминает ни о замке, ни об укреплениях. Однако, есть упоминание довольно толстых стен дворца, на основе чего был сделан вывод, что здание может быть более старым, а мы, вслед за В. Пшиком, можем ещё раз предположить, что в его основе дворца 19 века могло находиться старое замковое здание. Из описания можно сделать вывод, что фасад "со стороны подъезда" выходил на север, тогда как фасад "со стороны сада" выходил на озеро, т.е. был ориентирован на юг. 3. "Studia nad zamkami i dworami ziemi przemyskiej od połowy XIV do początków XVIII wieku" (т.е. "Исследования замков и дворов земли перемышльской с середины 14 века до начала 18 века"). Этот источник пока не достал, потому не могу сообщить, что именно там сказано о Нижней Лукавице. 4. В книге Яна Лешека Адамчика "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (т.е. "Долговременные фортификации в на польском предмурье с середины 15 до конца 17 веков") находим такую вот краткую справку: Перевод: Расшифровка условных обозначений: Как видим, Адамчик (а вслед за ним и В. Пшик) ссылается даже не на саму карту Фридриха фон Мига (эта карта опубликована ниже), а на текстовые описания, которыми снабжались листы карты. Из письменных источников Адамчик использовал "Географический словарь...", текст которого уже привёл выше, и работу под названием "Исторические техники строительства в свете исследований оборонных укреплений на Кресах Речи Посполитой". Этого источника под рукой нет. Теперь посмотрим на карту Ф. фон Мига (1779-1782), на которой хорошо выделяется укрепление: Живая карта На карте видим квадратное в плане укрепление с четырьмя выступами на углах, на месте которых, вероятно, ранее находились башни. Судя по изображению и тексту, который привёл Ян Лешек Адамчик, на момент составления карты от укрепления сохранились лишь земляные укрепления, хотя ранее, вероятно, они были дополнены ещё и деревянными (а может и не только деревянными) оборонительными конструкциями. Место ворот не обозначено, но можно предположить, что они находились в западном валу, на что указывает и расположение объекта относительно застройки села, и планировка построек на внутреннем дворе, где у западного вала (напротив ворот), вероятно, находилось главное жилое здание (замковый дворец), а по бокам от него располагались корпуса каких-то вспомогательных построек. К югу от замочка находилось небольшое искусственное озеро ("У низині між селами Нижня Лукавиця і Станків десятки ставків, де здавна процвітав рибний промисел" - из мемуаров В. Шпицера), а к северо-востоку, возможно, постройки фольварка: Пройдёт ещё около 80 лет, и вот уже на австрийской карте 1861-1864 гг. на нужном нам участке видим совсем другую картину: Живая карта Замковые валы к тому времени, вероятно, срыли, рвы засыпали, но на этом модернизация не закончилась. Вместо комплекса из трёх построек, показанных на внутреннем дворе замочка на карте Ф. фон Мига, на карте 1861-1864 гг. видим уже только одно здание, южный фасад которого выходил на озеро (хоть оно никуда не делось), а перед северным фасадом, вероятно, был разбит большой круглый в плане газон/цветник/клумба. Это и есть новая усадьба, о которой писал В. Пшик: "у пер. пол. XIX ст., на місці давнього замчища був збудований панський двір": На чуть более ранней карте, изданной в 1855 г., также видим символ дворца/усадьбы к северу от озера: Источник Дворец на карте 1880 г. издания: Источник На карте 1935 г. издания: Источник Обстоятельства гибели этого дворца ещё предстоит выяснить, ясно лишь, что после Второй Мировой на участке усадьбы обосновалась колхозная ферма, а дворец то ли был разрушен в войну, то ли погиб при других обстоятельствах. Правда, след дворца неожиданно для себя обнаружил в мемуарах Василия Шпицера, который в 1990-1994 гг. был первым мэром Львова. Так вот, оказалось, что Василий родился в Нижней Лукавице, и вот что он сообщил о судьбе местной усадьбы: Сведений о том, как именно были уничтожены постройки усадьбы, в этом источнике нет, но есть упоминание разграбления дворца и уничтожение плебании, на месте которой построили школу. Наверное что-то подобное служилось и с дворцом, только его могли разобрать в процессе обустройства колхозного двора. Утешает лишь то, что к моменту разграбления (если вспомним справку от Р. Афтанази) особенно значительных ценностей во дворце не было.
  21. Обсуждается этот объект: замок в селе Задеревач с. Задеревач находится в 75 км к югу от Львова, в 14 км к юго-востоку от райцентра г. Стрый, в непосредственной близости от границы между Львовской и Ивано-Франковской областями: Живая карта Краткие сведения об укреплении в Задереваче находим в каталоге-информаторе Владимира Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): Справка была проиллюстрирована чёрно-белым фото размером 3х4,5 см, но я не стану его здесь приводить, поскольку ниже опубликованы свежие и более информативные фото участка укрепления. Как видим, о замке мало что известно - В. Пшик нашёл буквально парочку общих источников, упоминающих укрепление, плюс разведка на местности помогла дополнить описание интересными данными, в частности, удалось правильно локализировать замчище. Источник №1 - "Географический словарь Королевства Польского", 14-й том (1895 г.): Источник Перевод: По теме этого источника отмечу следующее: Из описания хорошо чувствуется близость границы с Ивано-Франковской областью - половины привязок даются к поселениями ивано-франковщины. В. Пшик в своей справке написал, что Задеревач находится "за 24 км на пд. сх. від районного центру", но по факту расстояние от Стрыя до Задеревача по прямой километров 14-15, так откуда взялась цифра в 24 км? Текст "Географического словаря..." предлагает вариант ответа - там написано, что Задеревач находится как раз в 24 км от районного центра, только век назад районным центром для Задеревача был г. Долина (Ивано-Франковская обл.), а в наши дни это г. Стрый (Львовская обл.). Может отсюда и ошибка - 24 км расстояния до старого райцентра были представлены как расстояние до нынешнего райцентра?.. В. Пшик пишет "Перша згадка про село з 1378 р., коли його було надано Данилові Дажбоговичові разом із монастирем та двором". "Географического словаря" уточняет, что, во-первых, новой землёй/владением отплатили человеку в обмен на ранее предоставленные "услуги", во-вторых, передали ему земли, насколько я понял, находящиеся по соседству с его участком. Причём, как я понимаю, на королевском участке, тянущемся "аж до границ земель Болеховских", на момент передачи находился монастырь, который вместе с землёй перешёл под контроль нового владельца. Т.е., из справки В. Пшика создаётся впечатление, что Даниле в 1378 г. подарили село Задеревач с монастырём и двором, а из текста "Географического словаря..." я бы сделал совсем другой вывод, что на момент создания документа Данила уже владел с. Задеревач, и речь шла о расширении его владений за счёт присоединения к "двору" Данилы соседнего участка, ранее принадлежащего короне, и монастырь был не в Задереваче, а на соседнем королевском участке. Источник №2. Что там о Задереваче написал Владислав Лозинский, я, к сожалению, так и не понял, т.к. проследовав по ссылкам на источник, т.е. на 424 и 426 стр. 2-го тома книги "Prawem i lewem", я там не нашёл упоминания нужного села. То ли плохо искал, то ли ошибка в наводках на страницы, то ли издание, которое использовал В. Пшик (значится, что его источник издан в 1931 г., а я использовал издание 1904 г.) не факсимильное, откуда и несовпадение страниц. Текстовые источники пока закончились, но к счастью, в дополнение к вышесказанному мы можем привлечь картографические источники. Начнём с карты фон Мига (1779-1782), на которой прекрасно читается замчище: Живая карта Видим квадратный в плане замок, окружённый валом. Признаков башен не видно. На территории внутреннего двора показано большое каменное или кирпичное здание (очевидно, дворец), расположенный близ южной линии вала. Вокруг замка разливаются воды искусственного озера, подпитываемого из русла протекающей рядом реки. Въезд на территорию замка устроен с восточной стороны по мосту, протянутом через озеро. Вполне вероятно, что часть моста, примыкающая к валу, была подъёмной. Следов ворот или надвратной башни не видно. Интересно, что мост подходит не к центральной части вала, а к его боковой секции, т.е. ось въезда, возможно, была смещена относительно центральной оси квадрата замчища. К северу от замчища расположены два мини-озерца, функциональное значение которых мне лично не понятно... версии есть, конечно (от озёр-купален до рыбных рассадников), но точно непонятно, что там находилось. К югу от замка виден участок небольшого парка. Всё это в целом свидетельствует о попытках хозяев замка придать ему в 18 веке (?) черты дворцовой резиденции. Впрочем, работы по превращению старого замка в новомодный дворцово-парковый комплекс в данном случае не были особенно масштбаными, поскольку замчище в целом не утратило своей формы и лишь дополнилось отдельными новыми компонентами (парк, мини-озерца?). На австрийской карте 1861-1864 гг. замчище всё ещё хорошо заметно, как и озеро, некогда оберегавшее укрепление, а вот парка уже не видно: Живая карта Меня особенно заинтересовала вот эта линия, тянущаяся вдоль восточного и южного края озера, похожая на вал: В центре замчища уже не видно длинного здания, а есть непонятное нечто: Моста, который на карте фон Мига был показан с восточной стороны замчища, уже не видно, но есть какое-то подобие аллеи, тянущейся к южной стороне озера... впрочем, и с этой стороны въезд на замчище не показан. Судя по данным карты, заброшенное замчище превратилось в изолированный островок: Всё это подписано как "S. M.". Как это расшифровать, я пока не знаю. На австрийской карте 1869-1887 гг. замчище всё ещё заметно, как и вал, расположенный по контуру озера: Источник Такая ситуация сохранялась до конца Второй Мировой, после чего замчище отдали на растерзание кладбищу. На карте 1990 г., в основе которой лежат данные карт 1949-1950 гг., на месте замка уже отмечено кладбище, рядом с которым обосновался колхозный двор - ещё одна лакмусовая бумажка, по которой можно судить о близости участка какой-то резиденции, поскольку колхозные дворы часто любили обустраивать на участках старых замков/дворцов: Используя наводки В. Пшика ("давній замок знаходився на місці теперішнього цвинтаря") и продемонстрированные выше карты, без труда выходим на участок замчища. Вот оно на спутниковом снимке Google: Викимапия На Яндекс-карте вот так: Викимапия Хорощо видно кладбище, врезанное в участок замчища, в результате чего была уничтожена и перепахана значительная часть площади укрепления, но при этом часть вала каким-то чудом всё же уцелела! Интересно, что вал очерчивает не квадратную площадку, а пятиугольную, а это занятная деталь, поскольку такая структура может свидетельствовать о попытках сделать укрепление хоть сколь-нибудь актуальным в эпоху роста могущества артиллерии, т.е. веке этак в 16-м или начале 17 века... Ориентировочные размеры: Всё это окружает пустырь, на месте которого некогда находилось озеро. Интересна также судьба вала, который явно фиксируется на австрийских картах 19 века. Вполне вероятно, что и его следы сохранились где-то в этом районе, тем более, что на спутниковых снимках в нужных местах видны занятные линии: Валы более-менее неплохо сохранились с южной и восточной стороны замчища, а вот северные и западные линии укреплений, вероятно, полностью разрушены вторгшимся на замковый участок кладбищем. Как же это всё выглядит с земли? На этот вопрос помог ответить Олег Соломаха, который поделился фотографиями, сделанными в рамках недавно проведённой для учеников экскурсии (быть может это была первая экскурсия для детей в истории замка, но, надеюсь, что не последняя). Общий вид со стороны внешнего вала, очерчивающего линию озера, в центре которого высится обсаженный деревьями внутренний замковый вал, во дворе которого виднеется приземистый лес крестов кладбища: Так в наши дни выглядит замчище, вид сквозь участок, некогда заполненный озером, которое, судя по рельефу, было не особенно глубоким: Отчётливо виден заросший деревьями уцелевший отрезок невысокого (2-4 м) вала, огибающего замчище (а ныне - кладбище): Вал, несмотря на века забытья, выглядит не оплывшим бесформенным нечто, а, как вы можете заметить, его профиль рисует контур трапеции: Когда-то этот рубеж обороны с трудом могли взять татары, теперь без труда могут взять даже дети: Также обращу ваше внимание, что на заднем плане показанных выше фото весьма чётко проступает ещё один контур-вал (тот самый, который показан на картах 19 века?): P.S. Разумеется, по плохой старой традиции, данный объект не является памятником архитектуры/археологии ни местного, ни национального значения, но надеемся, что так будет не всегда.
×
×
  • Create New...