Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Search the Community

Showing results for tags 'земляные укрепления'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • События
    • События
  • Наши Земли
    • Винницкая область
    • Волынская область
    • Днепропетровская область
    • Донецкая область
    • Житомирская область
    • Закарпатская область
    • Запорожская область
    • Ивано-Франковская область
    • Киевская область
    • Кировоградская область
    • Крым
    • Луганская область
    • Львовская область
    • Николаевская область
    • Одесская область
    • Полтавская область
    • Ровенская область
    • Сумская область
    • Тернопольская область
    • Харьковская область
    • Херсонская область
    • Хмельницкая область
    • Черкасская область
    • Черниговская область
    • Черновицкая область
  • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
  • Другие достопримечательности Украины
  • Замки и Крепости Европы
  • Тематические беседы по общим вопросам
  • Осадная мастерская
  • Библиотека
  • Картография
  • Портретная галерея
  • Кино
  • Замковый парк
  • Кузня - фигурная ковка форума

Calendars

  • Основной календарь

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


MSN


AIM


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы

Found 78 results

  1. Обсуждается этот объект: Дунаевский замок в селе Дунаев Где это? Село Дунаев (Дунаїв) расположено в Перемышлянском районе Львовской области. На карте показано, как Дунаев расположен относительно Перемышлян и Поморян (Львовская область), а также Бережан (Тернопольская область): Первое письменное упоминание Дунаева датируется 1386 годом. С 1424 года у городка уже было Магдебургское право. Чаще всего Дунаев ассоциируется с мощным оборонным костелом, возведённым ещё в конце 15 века и существенно перестроенного в конце 16 века. Костёл, несомненно, достоин внимания. Но сейчас не о нем: Дело в том, что был в Дунаеве ещё один оборонный объект (точнее ещё 2, если читать городские укрепления), история которого началась сразу после предоставления городу Магдебургского права. Тогда Дунаев надолго перешёл под власть львовских архиепископов, которые и построили здесь замок (оборонный двор). Он впервые упоминается в актовых документах 1466 года. Удивительно, но впервые об этом замка я услышал от компании местных забулдыг, которые уверенно тыкали в сторону от костёла, мол, "Там у нас замчище". Не обманули - дорожка, ведущая в западном направлении, буквально через какую-то сотню метров упирается в земляную насыпь, "перекинутую" через оплывший и еле "читающийся" ров. Так выглядит восточный ров со стороны насыпи-моста: Как видите, глубина рва незначительная, а само замчище похоже на приподнятую относительно окружающей местности квадратную в плане площадку. Если, находясь на замчище, смотреть по сторонам, то никаких валов не будет видно. То, что это старое укрепление можно понять только рассматривая его с внешней стороны. Само замчище в наши дни представляет собой не сильно густо заросшую деревьями площадку, на которой разместились несколько небольших строений больницы (?). Расстояние от замка до костёла - около 180-200 метров. Костёл со стороны замчища выглядит так: Пересекаем замчище и выходим к его западному краю, спускаемся в низину и смотрим, как выглядит западная сторона замчища. А выглядит она приблизительно так: Если не очень понятно, что тут сфотографировано, то поясню - виден перепад высот (около 1,5 - 2 метров). Вал - это западная сторона оборонительных укреплений замка. Лет 200 назад сделать кадр с этого ракурса было бы сложно, и не по причине отсутствия в то время Кэнонов и Никонов, а потому что в упомянутой низине (ныне полностью осушенной) раньше плескались воды озера. Как часто бывает замок со временем перестал быть чисто оборонным объектом - на замчище в какой-то момент был построен летний дворец львовских архиепископов. В 18-м веке его перестроили в стиле барокко. Далее переходим к материалам книги "Карта Ф. фон Міга" (1779-1782 рр.) як джерело до містознавства Галичини", где, как вы уже догадались, имеется карта Дунаева конца 18 века: И чуть крупнее кусок с замчищем и костёлом: В первую очередь обращает на себя внимание то, что в обороне замка очень большое внимание уделяли водным преградам. Оно и понятно - местоположение замка сложно назвать стратегически выгодным, потому пришлось как-то прикрыть его водами искусственного озера (до наших дней не дожило). Как видно по карте, озеро фактически превращало замок в островную крепость, прикрывая его с трёх сторон (севера, юга и запада). С восточной стороны был вырыт ров. Можно допустить, что в лучшие времена он скорей всего тоже заполнялся водой. Чуть больше примечаний: Вероятно, картографы Мига застали замчище уже после вышеупомянутой перестройки дорца. Тем не менее отмеченный на карте главный дворцовый корпус интригует своей формой - прямоугольное здание с 4-мя уголовыми башенками. Быть может перестроенный в стиле барокко дворец в тот период всё же сохранил в плане форму старой резиденции архиепископов. Вдоль северной и южной стороны замчища на карте изображены штрихами 4 здания, возможно какие-то хозяйственные постройки. Когда и при каких обстоятельствах был разрушен дворец, мне не известно. Знаю лишь, что в 1960-х просматривались его фундаменты. Насколько я понял, уже в 1960-х годах на замчище разместилась местная больница. Если не ошибаюсь, то и в наши дни замчище всё ещё считается больничной территорией. Напоследок подытожу в общих чертах описанную привязку на спутниковой карте. Красный квадрат - замчище, красный кружок - костел, жёлтым отмечены главные дороги, синим - дорога к замчищу:
  2. Обсуждается этот объект: костел в Чишках с. Чишки находятся в каких-то 15 км к юго-востоку от Львова: Карта Визиком В центре села в наши дни можно увидеть террасу, оставшуюся в наследство от укрепления, которое некогда окружало местный храм. Костёл, первоначально деревянный, а с конца 15 в. перестроенный в камне, также относят к категории оборонных объектов. Поскольку археологические раскопки в центральной части села, насколько мне известно, не велись, а о существовании здесь какого-нибудь славянского городка письменных сведений нет, то в моём распоряжении есть только осторожные устные предположения отдельных археологов, допускающих, что костёл в Чишках мог быть посажен на участок небольшого городища, которое могло входить в сферу влияния расположенного неподалёку Звенигорода. Но пока в нашем распоряжении нет убедительных доказательств в пользу версии о существовании здесь укреплений, возведённых до 13 в., то остаётся сдвигать их появление уже к периоду, когда в укреплённый пункт превращали местный костёл, т.е. не ранее конца 15 в., а земляными валами, следы которых видимы ныне, локацию могли прикрыть ещё позже, возможно уже ближе к концу 16 в. или даже в 1-й половине 17 в. Есть парочка источников, которые довольно подробно описывают как ключевые события из истории села в целом, так и историю самого костёла в частности. Первый - это целая книга Czyszki koło Lwowa: w pięćsetną rocznicę utworzenia parafii rzymsko-katolickiej (1920) авторства Антония Прохаски, увидевшая свет в честь 500-летия католической парафии. Второй - размашистая справка о костёле из 8 тома (издан в 2000 г.) серии "Materialy do dziejow sztuki sakralnej. Wojewodztwo ruskie" (ниже для краткости этот источник буду называть "Materialy"). Этого издания в Сети нет, но, благодаря помощи Александра Волкова удалось ознакомиться с его содержимым. Много информации по истории Чишек можно найти на сайте Марека Бартошевича, этот же автор издал 2-томник Czyszki koło Lwowa, но с его содержанием пока не имею возможности ознакомиться. Есть также книжечка "Штрихи до історії села Чишки" (1999), с которой мне пока не удалось пересечься, но буду очень удивлён, если там найдутся сведения, которые не были опубликованы поляками. Если я правильно понял, то именно последним источником активно пользовалась Ирина Пустынникова, заполняя страничку Чишек у себя на сайте. Пройдёмся по истории села и костёла. 2-я половина 14 - 1-ая половина 15 в. В собственности Дмитровских. "Історія міст і сіл УССР. Львівська обл." (1968) в справке о селе (с. 605) из полезных сведений сообщает только дату первого письменного упоминания села - 1437 г. а из археологический находок отмечает лишь орудия каменной эпохи. "История городов и сёл УССР. Львовская обл." (1978) также скупа на информацию, прибавляя к общей картине упоминание о находке на территории Чишек "поселения первых веков н.э. (пшеворская культура)". На самом деле не с 1437, а с 1420 г. уже давным давно связывают первое письменное упоминание села. Тогда в Чишках было построен первый, тогда ещё деревянный, костёл Всех Святых. Кстати, не так давно местная парафия праздновала 600-летие. Известно, что в 1442-1443 гг. корона пыталась доказать своё право на владение Чишками, и по этому случаю владелец села Ян Дмитровский был вызван в суд, где ему, однако, удалось доказать, что упомянутое поселение в течение нескольких поколений принадлежала роду Дмитровских, и что ещё в 1364 г. оно было передано в собственность Вацлаву, сыну Жеготы из Голухова, который также именовался Дмитровским по названию соседнего с. Дмитровичи [A. Prochaska, s. 11]. В 1-й четверти 15 в. Николай Дмитровский, "католик от отца и матери" и богатый землевладелец, стимулирует формирование в Чишках нового католического центра, для чего приглашает обживать село польских и немецких колонистов [A. Prochaska, s. 6-7]. Вокруг поселения располагались преимущественно православные поселения, и чтобы в новом католическом очаге пламя лучше разгоралось 11 ноября 1420 г. в Чишках был построен первый деревянный костёл, посвящённый Всем Святым, а рядом, очевидно, в отдельном домике, поселился настоятель храма, которому также выделили немного земли для содержания парафии [A. Prochaska, s. 7, Materialy, s. 53]. Текст фундационного документа в полном виде можно почитать в книге А. Прохаски [A. Prochaska, s. 8-11, 132-135]. В дальнейшем владельцами села были Ян (выше его уже упоминал в контексте судебного разбирательства 1442-1443 гг.) и Станислав Дмитровские, вероятно, сыновья Николая [A. Prochaska, s. 11]. От Дмитровских к Струмилам. У Яна Дмитровского был сын, также названный Яном, который вступил в доминиканский орден, а Чишки он записал на свою сестру. В 1456 г. Чишки уже числились в собственности львовского хорунжего Ежи (Юрий) Струмило, а это, вероятно, означает одно из двух - либо село в качестве приданого перешло к Ежи в результате его брака с сестрой Яна, либо поселение могло быть просто ему продано [A. Prochaska, s. 11]. От Струмилов к францисканам. Под властью Ежи Струмило село пробыло совсем недолго - 15 апреля 1456 г. он выхлопотал у короля право подарить своё имущество какому-либо монастырю [Materialy, s. 53], а через месяц, 15 мая, во Львове был подписан документ, согласно которому Ежи передавал Чишки во владения францискам. Также сохранился документ от 24 августа 1463 г., подтверждавший эту передачу. Оба документа, написанные на латыни, в полном виде приведены в Akta grodzkie i ziemskie z czasów Rzeczypospolitej Polskiej ..., T. 5, s. 188-191. Перевод документа 1456 г. на польском есть у А. Прохаски [A. Prochaska, s. 12-17]. Кстати, факт передачи села францисканам, как и текст документа 1456 г. нам известны благодаря документу 1463 г. - именно там был приведён текст 1456 г., не сохранившийся в оригинале [A. Prochaska, s. 17]. Передача села в собственность одного из монашеских орденов во многом была вызвана некоторым кризисом местной парафии, которая не особо активно развивалась, поскольку находилась на попечении львовских священнослужителей, которые в Чишках бывали время от времени, тогда как создание в селе филиала одного из монастырских орденов давало возможность снабдить село постоянными пастырями [A. Prochaska, s. 27]. Францисканы в селе закрепились на века - Чишки под их контролем находились вплоть до 1-й половины 20 в. "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ...", Т. 1 (1880) на с. 188 в очень краткой справке сообщает, что римо-католическая парафия находилась в Чишках, и что "Владение принадлежит францисканскому монастырю во Львове". "Ilustrowany przewodnik po Lwowie" (1925) авторства Мечислава Орловича кратко сообщает, что в растянувшемся на 3 км вдоль р. Маруньки "чисто польском селе", всё ещё принадлежавшем львовским францисканам, из достопримечательностей имеется парафиальный костёл. Конец 15 в. Строительство каменного костёла. Ок. 1490-х г. Чишки были опустошены татарами, которые сожгли деревянный костёл [A. Prochaska, s. 19, 113]. После этого францисканы начали строительство каменного костёла, и именно потому нижний порог датировки существующего в наши дни храма установлен на уровне конца 15 в. Строительство, скорей всего, было закончено к 1492 г., поскольку в документе того времени уже фигурирует храм, очевидно, новый, посвящённый уже в честь св. Леонарда [A. Prochaska, s. 19, 113]. Здесь интересно отметить, что выбор св. Леонарда в качестве покровителя храма имел под собой явный экономический подтекст, поскольку тогда через Чишки проходила одна из дорог на Львов, которой активно пользовались купцы, курсировавшие между востоком и западом, а они упомянутого святого считали своим покровителем, и потому, отправляясь в опасное путешествие или возвращаясь домой, купцы, конечно, охотно делали остановку у местного костёла, обогащая францисканский филиал своими пожертвованиями [A. Prochaska, s. 22]. Другой серьёзной статьёй дохода францисканцев была сдача сельских земель в аренду [A. Prochaska, s. 35]. В дальнейшем росту благополучия храма способствовал также тот факт, что в Чишках был центр католического прихода, включавшего ряд окрестных сёл [A. Prochaska, s. 40, 122; Materialy, s. 54]. В общем, строительство солидного каменного храма было экономически оправдано. Как именно выглядел тот каменный костёл точных сведений нет. В книге А. Прохаски по этому поводу приводятся путаные сведения - в одном месте автор утверждает [A. Prochaska, s. 25], что в ходе перестройки последней четверти 18 в. от старого храма "не осталось и следа", поскольку его "разобрали до фундаментов". Однако в дополнительной статье, размещённой в той же книге, но написанной уже другим автором, приводятся совершенно другие сведения [A. Prochaska, s. 113-115, 117], согласно которым от первой каменной версии костёла сохранилась алтарная часть, а также примыкающая к ней с юго-востока пристройка "скарбец" (т.е. хранилище костёльных ценностей). Также стоит отметить, что ни в одном из сохранившихся документов не упоминается, что в процессе реконструкции/перестройки 18 в. старый костёл был разрушен до фундаментов [Materialy, s. 63]. В сохранившейся до наших дней алтарной части храма угадываются готические мотивы - узкие и высокие окна (3 из них были позднее замурованы), стены, усиленные контрфорсами, элементы декора. Вероятно, основная часть храма также носила следы поздней готики. На основе описания костёла 1755 г., в тексте которого мелькнуло упоминание аж 8 алтарей, было сделано предположение, что на самом деле у первой версии каменного храма был не один неф, а целых три, т.к. в однонефном сооружении было бы сложно разместить 8 алтарей, однако в наши дни эта версия подвергается сомнениям [Materialy, s. 55], поскольку в более ранних, так и в более поздних описаниях храма встречаются упоминания только 6 алтарей, а это значит, что цифра 8 могла быть указана по ошибке. Уже в наши дни была высказана версия, согласно которой то, что в наши дни выглядит как алтарный сегмент, на самом деле в конце 15 в. могло считаться полноценным храмом, доказательством чему служит неплохо сохранившийся амещённый над алтарём фронтон (кирпичный, декорированный), который можно увидеть, если заглянуть в пространство между сводами и кровлей [Materialy, s. 63], правда, полной уверенности в датировке этой части храма нет, ведь готические архитектурные элементы в этих краях использовали вплоть до 17 в., и потому готические детали могли появиться уже в ходе перестроек 16 или 17 вв. [Materialy, s. 63]. Проблему могло бы разрешить базовое обследование архитектуры храма, в рамках которого можно было сделать зондажи, обследовать кладку, растворы, стыки и различные архитектурные детали, однако такие обследования не проводились, хотя были моменты, когда такие работы были уместны, к примеру, если бы их провели во время последнего тотального ремонта храма 2000-х гг. Если допустить, что не только участок храма, но и сам костёл был приспособлен к обороне, то можно предположить, что в его верхней части, над нефом и алтарной частью был обустроен боевой ярус, который могли разобрать при перестройке храма в 18 в. Однако на текущий момент в объёме памятника не было обнаружено ни одной детали, которая бы явно свидетельствовала о приспособлении постройки к обороне, но с другой стороны это и не означает, что таких деталей никогда не было, поскольку многочисленные ремонты и реконструкции могли затирать и уничтожать подобные элементы. Одним из оборонных сегментов комплекса храмовых построек могла быть стоящая рядом с костёлом колокольня, тогда ещё, вероятно, деревянная. Нынешняя постройка относится к концу 18 - 1-й половине 20 вв., но считается, что она была возведена на месте утраченной оборонной башни-колокольни [A. Prochaska, s. 123]. Интересно, что колокольня ориентирована по сторонам света не так, как храм, и это может быть связано с тем, что ориентация колокольни была задана вектором утраченной линии укреплений [A. Prochaska, s. 123]. В инвентаре 1774 г. было отмечено, что старая колокольня была построена из дуба [Materialy, s. 69]. 16 век. Близость дороги, ведущей во Львов, приносило не только доход, но и неприятности, поскольку по этому пути в Чишки довольно часто наведывался неприятель. Вероятно, село было опустошено в 1509 г. [A. Prochaska, s. 20], когда господарь Молдавского княжества Богдан III Кривой несколько дней осаждал Львов, а его войска параллельно грабили окрестности. Татары проносились по Чишкам в 1515 [A. Prochaska, s. 34], 1575 и 1579 гг. [A. Prochaska, s. 20]. Разумеется, каждый раз доставалось местному костёлу, который в лучшем случае могли просто грабить, в худшем - сжигать. Последствия частых набегов привели к полному упадку села, тотальному сокращению его населения. В 1592 г. даже пришлось присоединить чишскую парафию к львовскому монастырю францисканцев, чтобы благодаря этому слиянию снова можно было вернуть село к жизни и восстановить пребывавший в руинах костёл [A. Prochaska, s. 21, 135; Materialy, s. 53-54]. В 1595 г. по селу снова нанесли удар татары [A. Prochaska, s. 24]. Описание укреплений. В книге А. Прохаски есть раздел, написанный францисканским историком Алойзыем Карвацким, где мы находим описание укреплений в Чишках [A. Prochaska, s. 110-111]. Поскольку в других источниках об укреплениях зачастую либо ничего не сказано, либо просто бегло упомянуто о том, что когда-то некие оборонные сооружения существовали, то посчитал нужным привести любопытный текст францисканца целиком (в переводе): Выше уже писал, что мы не располагаем сведениям о времени постройки укреплений. Может они возникли ещё в 16 в., может в 1-й половине 17 в. или же оба варианта могут быть одинаково верными, если допустить, что укрепления могли поэтапно развиваться, с течением времени, возможно, охватывая всё большую площадь. Поскольку деревянный костёл погиб ещё в конце 15 в. в ходе татарского набега, и с начала 16 в. неприятель продолжал постоянно тревожить село, то вряд ли францисканцы и жители села стали бы ждать 17 в, чтобы создать в поселении какой-то первый укреплённый пункт. Нет особых сомнений в том, что был укреплён участок в непосредственной близости от костёла, но реликты валов и описание территории, которую охватывали оборонные сооружения, намекают на то, что валами был прикрыт не только костёл, но и участок на подступах к храму, вероятно, бОльший по площади, поскольку туда, как было сказано выше, помещалась даже "значительная часть плебаньского сада". Из приведённого описания А. Карвацкого сложно составить точное представление о трассе линий укреплений, поскольку, к примеру, не до конца понятно, где именно находился дом ксёндза и какую площадь занимал расположенный "сзади за ним" сад, а также сложно связать описание францисканцы с картиной нынешнего дня, ведь сегодня вал костёльного участка лучше всего заметен с севера и запада, тогда как историк писал, что как раз с этих сторон участок полагался на естественную защиту, а валы/рвы находились с востока и юга, но где именно находились эти реликты мне неизвестно. На этом вопросе чуть детальней остановлюсь во 2-м сообщении данной темы. Также стоит упомянуть, что соседние сёла, расположенные на других львовских дорогах, также обзавелись храмами, прикрытыми земляными валами: к северу от Чишек имелась укреплённая церковь в Миклашеве, а к югу - костёл в Дмитровичах. 17 век. Хотя владения, принадлежащие духовенству, были свободны от постоя войск, это правило работало не всегда. В 1634 г. был интересный случай, когда опекун парафии не дал разрешения какому-то отряду войск стать на постой, при этом офицер грозился убить ксёндза где-нибудь за селом, на дороге, "как собаку" [A. Prochaska, s. 40]. Известно, что солдаты были остановлены где-то перед домом священника, а это, возможно, означает, что дальше им продвинуться помешал не только устный запрет, но и укрепления, которые находились где-то в том районе. В 1620 г. село пострадало от очередного татарского набега, костёл был опустошён [Materialy, s. 53, 54-55]. В 1648 во время казацко-татарского похода на Львов в его окрестностях были разрушены множество сёл, в т.ч. и Чишки. Костёл тогда хоть и не был полностью разрушен, но внутри был полностью разграблен и изувечен [A. Prochaska, s. 23]. Экономическая ситуация не позволила исправить нанесённый урон, вероятно, был проводился только самый необходимый ремонт, но о возвращении храму былого величия и богатства нельзя было и помыслить [A. Prochaska, s. 24]. К тому же во 2-й половине 17 в. через село продолжали прокатываться вражеские волны: в 1655 казаки, татары и московиты, в 1657 г. войска Ракоци, в 1672 и 1675 гг. турки и татары, и это не считая более мелких нападений [A. Prochaska, s. 24]. С другой стороны предполагают, что скульптуры, которые и в наши дни можно увидеть на фасаде храма, могли быть созданы во 17 в., ими могли украсить храм либо после погрома 1620 г., либо после разорения 1648 г. [Materialy, s. 63]. 18 век. В протоколе визитации 1722 г. кратко упомянуто, что костёл находится в хорошем состоянии [Materialy, s. 55]. В визитационном документе 1741 г. костёл охарактеризован как "обширный и великолепный", на тот момент в храме шли масштабные ремонтные работы, в сопроводительном инвентаре описаны 6 алтарей и разного рода предметы культа [Materialy, s. 55, 66-68]. Есть мнение, что автор этого инвентаря застал не ремонт, а подготовку к полной перестройке/реконструкции храма [Materialy, s. 63]. Сохранилось описание костёла, составленное 20 июня 1755 г. Храм, описанный как добротно построенный в былые времена, на тот момент нормально функционировал и был снабжён всем необходимым, а рядом с ним тогда находилась деревянная колокольня с тремя колоколами [A. Prochaska, s. 43]. Ещё одна визитация состоялась в 1762 г., однако в документе, описывающем её итоги, вроде бы не содержится ничего принципиально нового [Materialy, s. 55]. Несмотря на то, что в 1-й половине и в середине 18 в. храм уже не подвергался разрушениям, его постройка, судя по всему, во 2-й половине 18 в. считалась ветхой, чему, наверняка, способствовал не только возраст, но и множество пережитых в 16-17 вв. перепетий. Состояние храма требовало радикальной реконструкции [A. Prochaska, s. 24]. Работы вроде как начались при львовском архиепископе Николае Выжицком (1696-1757), т.е. не позднее 1750-х гг. [A. Prochaska, s. 25], а закончилась при архиепископе Вацлаве Сераковском (1770-1780) где-то ближе к середине 1770-х гг., поскольку в 1774 г. новый храм освятили [A. Prochaska, s. 25], в память о чём сохранилась мемориальная плита [A. Prochaska, s. 111], а также инвентарь с подробным описанием храма того времени и ключевых эпизодов его истории [A. Prochaska, s. 49; Materialy, s. 55]. При этом в третий раз костёл сменил небесного патрона - освятили его уже в честь св. Николая [A. Prochaska, s. 25], правда, с этим освящением есть путаница, поскольку даже упомянутая мемориальная таблица убеждает, что в 1774 г. храм посвятили в честь св. Леонарда [Materialy, s. 55]. Как уже писал выше, А. Прохаска считал, что в ходе этой реконструкции старый костёл конца 15 - середины 18 вв. был снесён до фундаментов [A. Prochaska, s. 25], хотя в той же книге сообщается, что алтарную часть всё же оставили, включив её в объём новой постройки, правда, при этом несколько перестроили, в результате чего готические черты превратили в барочные [A. Prochaska, s. 115], а три окна замуровали [A. Prochaska, s. 117]. В качестве строительного материала служи кирпич [Materialy, s. 58]. Новый объём построили однонефным, с шестью окнами. По длине он был где-то на 1/3 меньше, чем неф, который можно увидеть в наши дни, на порядок скромнее был и его декор, так что в целом, несмотря на новое строительство, этот этап свидетельствовал о некоторой деградации архитектуры храма [A. Prochaska, s. 115]. Инвентарь 1774 г. также упоминает деревянный притвор/бабинец размером длиной 7,8 и шириной 10,8 м., пристроенный к западному фасаду храма и накрытый двускатной кровлей [A. Prochaska, s. 71; Materialy, s. 56, 68]. Внутри храма было 5 алтарей [Materialy, s. 56]. Текст инвентаря 1774 г. приводят "Materialy do dziejow sztuki sakralnej ..." на с. 68-72. Когда узнаёшь, что старый костёл разобрали только для того, чтобы построить новый, а этот последний к 1774 г. уже был не только построен, но и освящён, то, конечно же, ждёшь увидеть метку храма на карте Фридриха фон Мига (1779-1783), однако с удивлением обнаружил, что подходящего обозначения в нужном месте нет. Раньше, до того, как ознакомился с историей памятника, я бы предположил, что картографы могли попасть на место как раз в тот промежуток, когда старый костёл был уже разобран, а новый ещё не был построен, и тогда отсутствие метки было бы вполне логичным, однако, судя по периоду создания карты, этот сценарий не подходит. Если всё же храм на карте отсутствует именно по этой причине, то в этом случае придётся предположить, что есть ошибка в датировке карты (что очень сомнительно) или в датировке строительства нового костёла (что также маловероятно). К сожалению, никаких явно выраженных следов укреплений на карте нет, но зато с её помощью можно составить общее представление о рельефе в нужном районе: Mapire.eu В алтарной части костёла, в нише, образовавшейся на месте одного из замурованных окон, разместили статую скорбящего Христа, на постаменте которой вырезана дата "1778" [Materialy, s. 59]. В 1789 г. вместо деревянной колокольни была возведена новая, кирпичная, дата возведения которой упомянута в инвентаре 1820 г. [Materialy, s. 56, 61]. Возможно именно тогда два угла нижнего яруса колокольни, обращённые к храму, украсили, вмуровав в стену 4 каменных барельефа. Ранее считалось, что они ещё в 17 в. украшали готический костёл [A. Prochaska, s. 122], но в наши дни эти произведения искусства датируют 3-й четвертью 18 в., а их происхождения считается неустановленным [Materialy, s. 62, 65]. В наши дни в северо-западном углу костёльной террасы, на склоне вала, можно увидеть колонну со скульптурой, датируемой 17 в. [Materialy, s. 62, 63, 65], вероятно, именно она в 1-й половине 20 в. стояла на кладбище [A. Prochaska, s. 114]. Есть также данные о храме, относящиеся к 1785, 1788, 1790, 1791 и 1795 гг., но в контексте данной темы они не особо интересны, поскольку сосредотачивают своё внимание на описи находящихся в костёле предметов (посуды, риз, картин и т.п.) [Materialy, s. 56]. 19 век. В 1802 г. к югу от храма из кирпича построили новую плебанию/дом ксёндза, подвергавшийся перестройкам в 1897 г. [A. Prochaska, s. 55; Materialy, s. 62]. Рядом также находилось кирпичное здание школы [A. Prochaska, s. 55], приписанное к храму. Кстати, первая школа при храме появилась ещё в конце 15 в. [Materialy, s. 54]. Инвентарь 1820 г. упоминает 3 алтаря, наличие нового органа, а также сообщает о существовании некого дополнительного входа в храм, которые в наши дни замурован [Materialy, s. 56-57]. 8 июня 1823 г. костёл пострадал от сильного удара молнии, которая повредила своды и алтари, разбила шесть окон, разорвала несколько картин и разметала церковную утварь [A. Prochaska, s. 69]. 20 декабря 1825 г. возник пожар, уничтоживший две хозяйственные постройки на храмовом участке, а с конюшни пришлось сорвать крышу, чтобы остановить огонь, который мог перекинуться на костёл [A. Prochaska, s. 69]. Центр села с участком храма на кадастре 1856 г.: Источник В 1857 г. костёл, стены которого в интерьере ранее сверкали белизной, был расписан [A. Prochaska, s. 69; Materialy, s. 65]. Ещё раз храм расписывали в 1903 г. [A. Prochaska, s. 72]. К концу 19 в. костёл не вмещал даже и половины прихожан, и потому возникла необходимость увеличить объём здания. В 1894-1895 гг. была проведена значительная реконструкция храма - был полностью разобран западный фасад, а также примыкавшая к нему деревянная постройка притвора/бабинца, после чего неф был расширен (вытянут на два пролёта свода) в западном направлении [A. Prochaska, s. 71, 116]. В целом, этак реконструкция лишь удлинила ранее построенный неф, и дала храму новый фасад, не меняя при этом общую концепцию оформления интерьера [Materialy, s. 63]. Новый фасад, помимо всего прочего, был декорирован скульптурами тремя скульптурами 17 в. [Materialy, s. 58-59], которые украшали две предыдущие версии храма [A. Prochaska, s. 116]. Судя по всему, большую часть истории храма его кровля была гонтовой, в очередной раз новым гонтом костёл накрыли в 1897 г. [A. Prochaska, s. 71]. Костёл и его участок хорошо видны на австрийской карте 1861-1864 гг: Mapire.eu Чуть позже, где-то между 1869 и 1887 гг., австрийцы сделали ещё одну карту, на которой даже отметили тот отрезок вала/склона костёльной террасы, который можно увидеть и в наши дни (отметил его на карте белыми стрелками, храм - красной): Mapire.eu 1-ая половина 20 века В 1908 г. колокольню надстроили ещё одним ярусом и накрыли жестяной кровлей, а внутри разметили три новых колокола. Какие-то работы на колокольне проводились и в следующем году, в память о чём в её стену вмуровали плиту с надписью "Odnow. R. 1909" [A. Prochaska, s. 73-74, 123]. В 1909 г. на костёльном участке были снесены ряд ветхих построек, а вместо них возвели новый хозяйственный корпус и несколько других сооружений [A. Prochaska, s. 74-75]. В 1911 г. вместо гонта кровлю костёла перекрыли черепицей, сделанной в Дрогобыче [A. Prochaska, s. 76, 118]. Интересно, что костёл не был первой постройкой на участке, который снабдили черепичной кровлей - плебания и хозяйственный корпус такой кровлей обзавелись в 1909 г. [A. Prochaska, s. 75]. В 1914 г. были запланированы масштабные работы по превращению костёльного участка в монастырский комплекс, и для этих целей уже были подготовлены и свезены на участок стройматериалы, в т.ч. 130 тыс. кирпичей, однако начало Первой мировой войны перечеркнуло эти планы [A. Prochaska, s. 76, 124]. Войну храм пережил без разрушений, правда, его начинку временами потрошили, а в 1918 г. были реквизированы 2 из 3-х колоколов [A. Prochaska, s. 80-81]. Удивляет то, что череду ограблений пережили ряд ценных предметов, среди которых находилась то ли чаша для причастия, то ли дароносица "с русской надписью", изготовленная ещё в 1673 г. В 1919 г. ей изготовили замену, а раритет был переправлен на хранение францисканскому монастырю в Кракове [Materialy, s. 58]. Инвентарь 1937 г. сообщает о том, что костёл снова (уже в третий раз) был расписан, а его алтари - отремонтированы [Materialy, s. 58, 59, 65]. Сходу не удалось узнать, когда костёл лишился черепичной кровли, которую заменили кровлей из листового металла. Несмотря на все перипетии, перестройки, ремонты и обновления, в интерьере храма в 1-й половине 20 в. можно увидеть ряд довольно старых предметов - так один из образов главного алтаря датируют 1-й четвертью 17 в., резное распятие - 17-18 вв., один из боковых алтарей и ряд других произведений искусства - 18 в. [Materialy, s. 59-60]. Часть ценной костёльной начинки хоть и уцелела, но была вывезена из Чишек и в наши дни хранится в разных местах на территории Львовской обл. (краеведческий музей в Винниках, музей в Олесском замке) и в Польше [Materialy, s. 62, 64]. Старая плебания на фото межвоенного периода (второе фото 1937 г.): Источник Фото конца 1930-х - начала 1940-х гг. (?) и ещё один кадр 1943 г., где уже видим перестроенную плебанию: Источник Интерьер костёла (первые два фото 1939 г.): Источник "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР", том 3 (1985), с. 188: Как видно по тексту, справка скорей всего составлена с опорой на книгу А. Прохаски, однако его идею о полном разрушении старого костёла автор справки из "Памятников градостроительства ..." не поддержал, а вместо этого отдал предпочтение версии А. Карвацкого, согласно которой от старого костёла всё же сохранилась алтарная часть. В "Памятниках истории и культуры Украинской ССР" (1987) на с. 335 очень скупо отмечено, что в селе есть "Костел и Колокольня, XV-XIX [вв.]". Справка из каталога-информатора Владимира Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): Практически все источники, на которые опирался В. Пшик, я привёл выше. Не нашёл только "Fundacje kosciolow parafialnych w sredniowiecznej archidiecezji lwowskiej", но вряд ли там есть какие-то сведения об архитектуре храма, о его укреплениях или о военной истории Чишек, которые бы не встретились в других источниках. Интересно, что ссылка на книгу А. Прохаски рекомендует искать нужную информацию на с. 11-14, однако практика показала, что масса других сведений о костёла имеется и на других страничках книги, а описание земляных укреплений и вовсе находятся на с. 110-111, так что, возможно, Владимир до них и не добрался, а если добрался, то ссылок на эти страницы не дал. Костёл на фото 1996 и 2000 гг., опубликованных в издании "Materialy do dziejow sztuki sakralnej". Фото предоставил А. Волков: В наши дни храм находится под крылом УГКЦ. К сожалению, мне лично не нравится то, как уже в наши дни храм преобразился снаружи и в интерьере - на место сдержанности, лаконичности и простоте линий/форм/декора пришли спорные дизайнерские решения, а местами даже откровенный китч. Хорошо хоть, что к моменту моего приезда нелепый козырёк, установленный перед фасадом, уже был демонтирован, однако все другие прелести остались. Источники: 1, 2 P.S. В книге А. Прохаски есть также упоминание десятков курганов, находившихся в окрестностях Чишек [A. Prochaska, s. 58-59]. Их наличие запротоколировано в документе кадастровой комиссии, которая в 1787 г. описывала границу села. По мнению А. Карвацкого, которое приведено в той же книге [A. Prochaska, s. 111-112], эти курганы, часть которых удобно располагалась на возвышенностях, были визуально связаны друг с другом и с курганами близ других соседних населённых пунктов, а это давало возможность использовать древние "копцы" в качестве обширной сигнальной системы, для чего на верхушках курганов собирали кучи хвороста, которые поджигали при появлении татар, и, таким образом, сигнал тревоги передавался дальше и дальше.
  3. Обсуждается этот объект: Успенский костел в селе Бище Костел в селе Бище - это не какой-то там рядовой храм, коих тысяча. Это памятник архитектуры национального значения, помимо всего прочего. А обо всём прочем скажу отдельно - не так уж и много сохранилось на территории Украины настолько ярко выраженных оборонных храмов, представителем которых является костел в Бище, чтобы этот памятник можно было открыто игнорировать. Стоит упомянуть, что не только сам храм, но и территория вокруг него была приспособлена к обороне. Это было довольно мощное укрепление, полагавшееся не только на защиту со стороны божественных сил, но и на защиту, которую обеспечивали искусственные оборонительные сооружения. Я был очень впечатлён тем сплавом сакрального центра и местного узла обороны, который увидел в Бище. Не менее был впечатлён тем, что никто ничего из сохранившегося возрождать и восстанавливать не собирался. Бище я впервые посетил в конце апреля 2010. Тогда рядом с храмом отдыхали местные жители - кто-то спортом занимался, а кто-то пил горькую в соответствующей компании. Один из парней, злоупотреблявших под костёлом, подошёл к нам и предложил принюхаться к окружающей атмосфере... По его словам, в воздухе явно ощущался запах дуста - напоминание о складе, который когда-то существовал под сводами костёла. Впрочем, склад был когда-то, а что же сейчас? Прекрасный костёл, руины которого поросли кустами и деревьями - более чем наглядный пример того, как наше государство заботиться о памятниках архитектуры национального значения. Далее фото, сделанные 25 апреля 2010 года. Общий вид на костёл с юга: И обильная поросль на кровле храма. Не оставьте без внимания "ключевидные" бойницы: Общий вид на храм с юго-востока: И вроде чёрт с ним, с этим злосчастным лесом, который обосновался в верхней части храма, ведь не сможет он быстро разрушить такую громадину. Но проблема в том, что у костёла сохранились весьма живописные своды! И вся эта молодая растительность угрожает их обрушению! Вы это видите, а пройдёт ещё немного времени и на этом месте будет лишь небо: И вот вашему вниманию предоставляю фото (найдено здесь), которое и вдохновило меня на создание данной темы. На фото видно, что костёл почистили от зарослей, чем отсрочили его разрушение! Ура! Это, конечно, не полноценная реставрация, но радует уже то, что на плачевное состояние храма обратили внимание.
  4. Обсуждается этот объект: городище и замок в Светильне Укрепление находится в с. Светильня, расположенном в 40 км к востоку от Киева и в 24 км к востоку от райцентра Бровары: Карта Визиком Объект находится на восточной околице села и хорошо виден на спутниковых снимках: ВикиМапия Городище на Публичной кадастровой карте Украины, со всех сторон окружённое участками, находящимися в частной и коммунальной собственности: Общий вид на центральную часть села с городищем (больше фото с высоты ниже, в 3-м сообщении темы): Это было одно из укреплений, возведённых вдоль русла р. Трубеж. В наши дни река течёт в 550 м. к востоку от городища, но ранее, очевидно, водный рубеж находился не так далеко от форпоста. Кстати, интересно, что первое письменное упоминание Трубежа встречается в "Ипатьевской летописи", в описании событий 988 г., где речь шла о том, что князь Владимир Святославич повелел строить укрепления вдоль русел нескольких приграничных рек, в числе которых был назван и Трубеж. И хотя городище в Светильне на основании сделанных археологами находок относят к 12-13 вв., практически во всех источниках, где описана история села, строительство местного укрепления приписывают Владимиру Святославичу. Всего в 9 км к югу от городища в Светильне находится городище близ с. Русанов, также входившее в систему укреплений вдоль Трубежа. Но если городище в Русанове удостоилось одного прямого упоминания в летописи, то о Светильне таких упоминаний в нашем распоряжении, к сожалению, нет. Что касается функционального предназначения укрепления, то это был не только приграничный форпост, но и опорный пункт, находившийся у переправы на Трубеже, связывавшей два участка старой и важной дороги, ведущей от Киева в северо-восточном направлении. В своде археологических памятников "Древнерусские городища X-XIII вв." (1996) Андрея Кузы находим следующую краткую справку: Как видим, справка составлена на основе всего одного источника авторства известного исследователя славянских укреплений Михаила Кучеры, а именно - статьи "Давньоруські городища в західній частині Переяславщини", опубликованной в журнале "Археологія" (1978). Из этой статьи приведу выборочные сведения, касающиеся Светильни: Итого, городище в Светильне хоть и располагалось у Трубежа, где укрепления начал возводить ещё Владимир Святославич, но М. Кучера относил его к категории относительно поздних форпостов Западной Переяславщины, и датировал 12-13 вв. Городище в Светильне было самым крупным из круглых укреплений этого района. Скорей всего это была приграничная крепость, потому на территории самого городища культурный слой не такой насыщенный, как на примыкающем к нему селище, т.е. основная жизнь бурлила близ валов, в не внутри кольца укреплений. Упомянуто, что внутри вала городища имеются деревянные конструкции. М. Кучера был первым, кто обследовал этот объект, уточнил датировку и сделал его план. В 1999 г. была издана последняя/итоговая монография М. Кучеры Слов’яно-руські городища VIII-XIII ст. між Саном і Сіверським Дінцем, так вот и там в списке источников по объекту автор указал (источник №216) только уже упомянутую статью 1978 г. В целом, этот источник свидетельствует о том, что за более чем 20 лет взгляды автора касательно этого объекта не претерпели изменений. Фрагмент сводной таблицы (стр. 218) из монографии 1999 г.: Видим, что автор упомянул округлое городище с одной линией укреплений, датированное им 12-13 вв., расположенное на равнинной местности, и занимающее площадь 0, 45 га. Упомянутый в таблице объект №2 на рисунке №5 (стр. 217) демонстрирует упрощённый план городища: Для полноты картины отмечу, что в "Історії міст і сіл Української РСР. Київська область" (1971), в справке о селе (стр. 245), нет не только сколь нибудь значимых сведений по истории поселения, но и само городище не упомянуто, хотя факт его наличия было сложно было не заметить. Укрепление в Светильне, вероятно, функционировало до конца 1230-х гг., когда все окрестности были разорены войсками Батыя, захватившего и уничтожившего в 1239 г. Переяславль. Можно предположить, что после разорения чуть более века Светильня стояла опустевшей, но уже в 1360-х начинается повторная колонизация окрестных земель. Светильня несколько раз упоминается в монографии Остерский уезд. Выпуск 1. Историческое описание. Часть I. До окончания смут в Восточной Украине (1669 г.) (1881) авторства Митрофана Александровича, и в монографии Opis powiatu Wasilkowskiego (1853). "Остерский уезд", стр. 10: На основании документа Владимра Ольгердовича первое письменное упоминание Светильни относят к 1362 г. Данные об этом М. Александрович почерпнул в монографии "Opis powiatu Wasilkowskiego" (1853) Эдварда Руликовского. Существует перевод этого издания - Опис Васильківського повіту (2016), которое и буду цитировать в этой теме. И вот, как выглядел текст грамоты Владимира Ольгердовича: Источник №2 у М. Александровича - это грамота 1480-х гг., а именно "Правая королевская грамота княгине Марии Трабской на владение Остерской отчиной, выслуженною отцом её, князем Секирою, у Витовта и Сигизмунда": Источник Пока непонятно как долго Светильня пробыла под властью Секир/Сокир, ясно лишь, что к 16 веку Рожиновские восстановили контроль над своими родовыми имениями. В 1-ой книге издания "Міста і сіла України. Київщіна" (2009) на стр. 270 находим такую вот занятную информацию, но, к сожалению, без ссылки на источник: "Остерский уезд" на стр. 16 сообщает о косвенных признаках нападений на Светильню, случившегося, вероятно, в конце 1540-х - начале 1550-х: В книге Про золоту очеретину (2012) без ссылок на источники сообщается следующее: "Опис Васильківського повіту" (2016) детально рассказывает (стр. 29), как имения Половцев-Рожиновских оказались под властью Аксаков, и как в этой истории вписался ещё и Язловецкий. История там долгая, запутанная, интригующая и местами мутная. Полностью здесь её пересказывать не будем, процитируем лишь основные моменты. В общем, так случилось, что после 1590 г. контроль над имениями Рожиновских получил остёрские староста Лаврин Ратомский. Юрий Рожиновский выкрал у него документы, подтверждающие его право на владение этими землями, и подался в Киев: В 1614 г. Юрий Рожиновский умирает. У него были дочери, но куда им было тягаться за отцовское наследство с Яном Аксаком. Тем более, что вдруг королевской привилегией был назначен новый владелец этих земель - Захарий из рода Яловицких/Еловицких, и тут разгорается новый конфликт между Аксаком, который только-только получил контроль над поселениями Рожиновских, и Яловицким, новым официальным владельцем спорных земель. "Остерский уезд" об этом периоде повествует на стр. 17: Далее там детально описана неудачная попытка Захария Яловицкого вступить во владение своими новыми имениями - он прибыл в Летки, но был оттуда выгнан вооружённым отрядом людей, возглавляемых Стефаном Аксаком, сыном Яна. Эта же история описана в "Описі Васильківського повіту" (2016) на стр. 29-30, 33. "Опис Васильківського повіту" пишет (стр. 30), что судебные разбирательства между Аксаками и Яловицкими тянулись с 1613 аж по 1638 гг.: В 11-м томе (издан в 1890 г.) "Географического словаря Королевства Польского" о Светильне написано следующее (стр. 723): В переводе звучит как-то так: За дополнительными сведениями нас отсылают к 744 стр. 6 тома всё того же "Географического словаря", где, в описании истории укреплённого городка Мотовиловки (сейчас это с. Великая Мтовиловка в Фастовском р-не Киевской обл.) много внимания уделено роду Аксаков. Кстати, автором справки по Мотовиловке был Э. Руликовский. Что касается Светильни, то в тексте 6 тома сказано, что в 1630 г. Стефан Аксак разделил отцовское имение со своим братом Михалом, и в результате этого раздела Стефан получил в своё распоряжение Гуляники (старое название Мотовиловки) и "г. Светильнув с селом Рудня": О разделе имущества также сообщает и "Остёрский уезд ..." (1881) на стр. 32: Тут много интересных моментов, и один из них заключается в описании бурной деятельности Яна Аксака, направленной на основание новых поселений, в том числе и укреплённых. Потому тянет предположить, что именно он мог реанимировать старое городище в Светильне, превратив его в замок, который стал цитаделью нового города, окружённого собственными укреплениями. Что касается процесса трансформации замка в городище, то на этот счёт источники на удивление молчаливы. Так, источники, сообщающие о городище, молчал о том, что укрепление функционировало и в 17 веке, а те, которые упоминают замок, молчал о том, где он был построен и что собой представлял. Но учитывая мощность укреплений городища и его не очень сильно оплывший вал, напрашивается вывод, что городище и замок - это один объект. Если далее идти это логической цепочке, то можно сделать вывод, что укрепления замка полностью наследовали круглый контур старого укрепления 12-13 вв., и только внешний вид деревянных укреплений, которые располагались на гребне вала и в месте проезда у городища 12-13 вв. и замка 17 века могли принципиально отличаться. Таким образом, согласно этой версии никакой новый замок в Светильне не строился, а под замок было приспособлено старое городище. В 21 томе издания "Źródła dziejowe" (1894) на стр. 645, в описании документов 1624 г., находим такую вот справку: В переводе это звучит как-то так: Нам эта запись прежде всего интересна из-за самого раннего упоминания замка, а также и из-за того, что Светильня там упомянута в статусе города (см. тему городских укреплений Светильни). Сыном Яна Аксака, которому досталась Светильня, был уже упомянутый выше Стефан Аксак. На "Специальной карте Украины" (издана в 1650-м) Гийома Левассера де Боплана показан важный путь, ведущий от Киева в восточном направлении через Бровары (Browary), Гоголев (Ohulow) и Светильню (Switelna): Как видим, на момент создания карты Светильня была укреплённым городом с замком-цитаделью. Укреплённый пункт находился у реки, русло которой, очевидно, было перегорожено плотиной, благодаря чему образовалось озеро, также показанное на карте. Судя по тому, что пунктир пути пересекал Светильню, здесь ближе к середине 17 века располагалась важная переправа через Трубеж. Замок показан в северной части городка. Поскольку он связан сплошной линией с городскими укреплениями, можно сказать, что замок играл роль цитадели Светильни. Та же картина показана на копии карты Боплана (ок. 1670 г.). Тут уже привычная ориентация по сторонам света - север вверху, юг внизу: Источник Отдельно обращу ваше внимание на метку, которой обозначен замок в Светильне. Она вполне типичная для боплановских карт - четырёхугольник с угловыми выступами. И хотя у Боплана не все метки замков одинаковые, в данном случае нужно остановиться на одной из двух версий - либо допустить, что в данном случае метка более чем символическая и не соответствующая реальной планировке объекта, либо нужно отказаться от версии, что городище и замок являлись одним целым, но в этом случае придётся искать место, где мог находиться этот замок, который бы по планировке больше соответствовал метке. Я же пока склонен придерживаться версии, что замок всё же посадили на городище. Источники, рассказывающие о замке, не уточняют, где он мог находиться и прямо не указывают на городище, как на место его расположения. Интересно, что когда в июле 1654 г. Павел Алеппский, двигавшийся на восток практически по тому же пути, который показан на карте Боплана, от Гоголева последовал не к Светильне, а к соседнему Русанову, в районе которого, очевидно, и переправился на другой берег Трубежа. Причём Русанов на тот момент вроде как по статусу был куда менее значительным населённым пунктом, и даже старое городище, имевшееся там, на тот момент в качестве укрепления не использовалось, в то время как Светильня была исправно функционировавшим городом, и, тем не менее, Павел почему-то свернул в сторону от города к селу, где, судя по всему, существовала ещё одна переправа. В Переписных книгах 1666 года (1933) на стр. 328-329 находим сведения о Светильне, которая на тот момент, судя по малому количеству населения, пребывала в стадии упадка: В книге Олега Мальченко "Укріплені поселення Брацлавського, Київського і Подільського воєводств (XV - середина XVII ст.)" (2001) есть справка по Светильне: Три источника (карта Боплана, "Źródła dziejowe" и "Географический словарь"), на основе которых построена справка, приведены выше, потому в справке О. Мальченко не находим новых деталей, правда, автор справки предположил, что укрепления в Светильне мог построить Стефан Аксак, однако, судя по документу 1624 г., Стефану от отца Светильня уже досталась в статусе города с замком, потому, возможно, укрепления могли быть построены ещё Яном Аксаком, который, как уже упоминалось выше, был довольно активным деятелем. На основе тех же источников справку по Светильне составил и Ян Лешек Адамчик в книге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004): Перевод: "Остёрский уезд" (1881) на стр. 47-49 описывает судьбу имений Аксаков, который к концу 1640-х сосредоточились в руках Михаила Аксака, который присоединил к своим владениям ещё и владения брата. Далее случилось следующее: Так закончился период истории Светильни, связанный с родом Аксаков. В статье Олега Корниенко Українсько-московське прикордоння напередодні Конотопської битви (2009) находим упоминание разорение Светильни в 1658 г.: Пока нет точных сведений, когда закончилась история Светильни в качестве укрепления. Быть может уже после бурных событий середины 17 века и упомянутого разорения 1658 г. укрепления не восстанавливались. В книге Про золоту очеретину (2012) сообщается, что в 1764 г. на участке городища была построена Церковь св. Михаила. Её упомянули в описании села 1766 г., приведённого в той же книге: На карте Шуберта (1868-1869) легко найти участок городища по символу деревянной церкви, которая на тот момент находилась на участке укрепления: Если присмотреться, то вокруг символа храма можно увидеть ещё одну окружность - то ли это игра воображения, то ли картограф таким образом всё же показал на карте само городище. Также обратите внимание, что рядом с селом начиналась обширная заболоченная местность, вероятно, связанная с некогда существовавшим здесь озером, показанным на карте Боплана. Обратите внимание, что на противоположный берег Трубежа тогда ходил паром (на карте показана паромная переправа), а на дороге, тянущейся от переправы к востоку, видим интригующий топоним (д. = деревня?) "Страж". "Про золоту очеретину" (2012) сообщает о мелиорации и исчезновении старого русла Трубежа: Там же нашлись занятные сведения об использовании городища в 1-ой половине 20 века, в валах которого были ДОТы (?): Выше уже цитировал несколько фрагментов текста из книги Про золоту очеретину (2012), но, думаю, для полноты картины не помешает привести статью из этого издания целиком, хотя с этим материалом рекомендую обращаться с осторожностью, поскольку тут факты густо перемешаны с авторскими гипотезами, легендами и пересказами, которым очень недостаёт обоснований, а они здесь поданы как нечто, что не требует доказательств. Ссылок на источники там тоже недостаёт. И всё же здесь собрано множество интересных данных: Карта, опубликованная в том же издании, с обозначением "Світильнова", датированного почему-то 9-м веком. Само городище показано на линии Змиевого вала, которых, как считал автор, существовал вдоль Трубежа. О более-менее свежем гербе села, утверждённом 16 июля 1998 г.: В последние годы городище в Светильне наиболее часто упоминали в связи со скандальным строительством церкви, которую начали возводить на участке памятника. В новостях, освещавших скандал, всплывала информация о том, что перед строительством церкви там проводились раскопки. Так, в этой новости сказано: В видео-сюжете Hromadse.tv (смотрим с 12:38) секретарь сельсовета сообщил, что раскопки проводили, но не были завершены. Надеюсь, что со временем узнаем новые подробности об этих раскопках и их результатах.
  5. Обговорюється цей об'єкт: Замок поблизу с.Романів Романів - село в Перемишлянському районі за 30 км. на південний-схід від Львова. Про існування тут замку нам чітко повідомляє карта Фрідріха фон Міга, де на північно-західній околиці села бачимо характерний прямокутник, виконаний чорними лініями (що говорить нам про земляний тип укріплення) і по кутах чотири виступи. Поруч бачимо три муровані споруди (виконані червоним кольором) і весь цей комплекс розміщений на невеликому прямокутному узвишші. Ідентифікувати місце виявилось абсолютно не проблематичним завданням, оскільки на сучасних супутникових знімках абсолютно гарно і чітко в потрібному місці проглядається об'єкт, схожий за форморю на таку собі зірочку і рясно покритий рослинністю. На пізніших картах в потрібному місці також можна побачити об'єкт, щоправда його форми не так гарно проглядаються. Тим не менш, з'являється позначка Dwór, що характеризує його, як певний маєток. Чи не першим джерелом з сучасної літератури, куди варто заглядувати при пошуку інформації по таких об'єктах є праця В. Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. Тут дійсно знаходимо невелику довідку про замок: У своїй довідці Пшик згадує, що наявність укріплення в Романові двічі відзначено у актових документах др. пол. XV ст. Ці згадки дійсно можна віднайти в праці "Akta grodzkie і ziemskie z czasow Rzeczypospolitej Polskiej" том 15. Йдеться тут про документи під № 1280, 3483 Я, нажаль, не сильний в латині, тому докладний зміст документів мені поки не відомий, проте навіть неозброєним оком можна зауважити, що тут фігурує слово fortalicium. Ось, що про цей термін говорить Олег Мальченко в статті "Термінологія оборонних споруд на українських землях у ХV-XVI ст.": Також цей термін намагається пояснити Lozinski Wladyslaw у праці "Prawem i lewem. — Lwow, 1931". Тут же, як приклад вживання цього терміну згадується і замок в Романові: Переклад: Також про існування замку тут згадується в праці "Adamczyk Jan Leszek. Fortyfikacje stale na polskim przedmurzu od polowy XV do konca XVII wieku":. Щоправда тут лише коротенька довідка, з посиланням на Лозинського: Варто також відзначити, що декілька років тому об'єкт попав в поле зору Андрія Филипчука, який провів тут розвідку і її результатами поділився в Віснику інституту археології. Випуск 9, 2014 р. Серед "джерел", які також варто було б залучити, є одна карта складена свого часу одним місцевим мешканцем для @Filin. Вона додає багато дрібних деталей, які гарно доповнюють обороноздатність об'єкту, але яких не побачиш не побувавши на місці
  6. Обсуждается этот объект: укреплённая церковь в с. Миклашев Село Миклашев (укр. - Миклашів) находится в 16 км к востоку от Львова: Карта Визиком В селе некогда существовало земляное укрепление, связанное с участком церкви. "Історія міст і сіл ..." (1968), а также "История городов и сёл ... " (1978) приводят справки по Миклашеву (стр. 602 и 491 соответственно), но там нет никаких сведений об участии села в военных событиях средневековья или раннего нового времени, об укреплениях также ничего не сказано, а из полезных сведений есть только дата первого письменного упоминания села - 1409 г. В издании Polska XVI wieku pod względem geograficzno-statystycznym. T. 7. Ziemie ruskie. Ruś Czerwona. Cz. 1 на стр. 152 находим упоминание Миклашева в списке сёл, которые в 1515 г. находились в королевской собственности. Вики со ссылкой на этот источник сообщает следующий интересный момент: "У податковому реєстрі 1515 року в селі документується священник (отже, уже тоді була церква)". Самое раннее и на данный момент единственное из известных мне упоминаний укреплений в Миклашеве находим в дневнике Ульриха фон Вердума. Этот шпион-путешественник, в 1671 г. несколько раз проезжал через нужное нам село, и уже в этом обстоятельстве обнаруживаем важный момент - через Миклашев тогда проходила одна из важных дорог, ведущих со стороны Глинян и Перемышлян ко Львову. Текст дневника У. фон Вердума в переводе на польском (оригинальный текст на немецком) был опубликован Ксаверием Лиске в книге Cudzoziemcy w Polsce (1876), смотрите стр. 135, 163 и 169. Но я воспользуюсь другой комбинацией - с оригинальным текстом поможет ознакомиться издание Das Reisejournal des Ulrich von Werdum (1670-1677), польский перевод возьму из книжки Dziennik podróży 1670-1672. Dziennik wyprawy polowej 1671 (2012) и дополню всё это переводом на русском язык (поскольку польский я знаю средне, немецкий - плохо, а в переводах опирался на помощь интернет-ресурсов, то вполне мог допустить ошибки, так что проверяйте). 24 июля 1671 г. Немецкий (стр. 176): Польский (стр. 122): Русский: В этой записи Вердум укрепления не упоминает, но отсюда мы узнаём, что пусть из Львова к Глинянам лежал через Миклашев, причём в районе села нужно было пересекать речку по мосту. По отношению к селу Вердум употребляет термин "kirchdorff", т.е. нечто вроде "храмовое село" или "село, снабжённое храмом", при этом религиозную принадлежность этого самого храма автор дневника не уточнил. 2 декабря 1671 г. Немецкий (стр. 220): Польский (стр. 157): Русский: Здесь как раз и видим то самое упоминание укрепления. К началу 1670-х оно уже плохо себя чувствовало, но при этом сложно сказать, было ли это следствием каких-то недавних разрушений или же это были последствия длительного упадка, к примеру, в случае если это укрепление было разрушено ещё во время Хмельниччины, в 1648 г., когда казацко-турецкое войско осаждало Львов. 30 декабря 1671 г. Немецкий (стр. 229): Польский (стр. 165): Русский: На этот раз из Львова Вердум направился в сторону Перемышлян, но и при таком маршруте дорога проходила через Миклашев. В 6 томе "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ...", опубликованном в 1885 г., на стр. 396-397 находим довольно увесистую справку по Миклашеву. Приведу здесь в переводе фрагменты текста, касающиеся нужной темы: Благодаря этим сведениям добавляются многочисленные интересные штрихи к портрету села. Как видим, Миклашев на протяжении обозримого периода своей истории находился в собственности короны, и короли то оставляли село под надзором старост, то передавали его в аренду различным представителям шляхетский родов. Как видно из текста, а также из карты Ф. фон Мига, о которой ещё отдельно упомянем ниже, село находилось на участке своеобразного сухопутного коридора, ведущего в сторону Львова, ограниченного с севера и юга болотистым долинами рек. Возможно именно это обстоятельство привело к тому, что через Миклашев прошла одна из важных дорог, и здесь же был обустроен таможенный пост, существовавший как минимум с середины 16 в., где собирали денюжку с проезжающих. В середине 16 в. в центре села, рядом с участком церкви, существовал искусственный пруд, который, несомненно, усиливал оборону участка храма. Устройство подобных универсальных прудов (и для обороны полезно, и рыбу там можно разводить ради прибыли) приобрело большую популярность в 16 в. (вспомним, к примеру, известный пруд в Тернополе, соседствовавший с укреплениями города и замка). Судя по всему, в селе веками проживали преимущественно русины, у которых здесь была церковь, история которой прослеживается с 1-й половины 16 в. Поскольку село для короны имело определённый вес по причине своего удобного расположения на пути во Львов и из-за размещения здесь пункта по сбору пошлины, то укрепление здесь могло появиться ещё в 1-й половине или в середине 16 в. Его мог возвести кто-то из старост, к примеру, один из представителей рода Гербуртов, известных своей градостроительной деятельностью и интересом к фортификации, причём не исключён вариант, что для этого могли привлечь какого-нибудь военного инженера, работающего во Львове или одного из тех, которые укрепляли владения Гербуртов. В качестве места укрепления могли выбрать участок церкви, поскольку это был самый значимый объект села, сакральный центр местной общины, а также из-за общего выгодного расположения церкви относительно окружающего рельефа и места переправы. Осмелюсь предположить, что и сам храм мог быть приспособлен к обороне. Очевидно, что в результате бурных военных событий 17 в. укрепление, как и всё село, пришли в упадок. Мы также не знаем сколько версий церкви существовало на участке до того, как в начале 20 в. там была построена современная церковь. Также стоит упомянуть, что в соседних сёлах, Чишках и Дмитровичах, также существовали храмы, окружённые валами, и в Дмитровичах, кстати, укрепление вполне подходит под описание "небольшого квадратного шанца", так что может как-то также выглядело укрепление и в Миклашеве. Ян Лешек Адамчик в своём каталоге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004) приводит краткую справку, сообщающую об укреплении в Миклашеве, но там кроме известной уже цитаты Вердума ничего другого нет. В списке источников также видим "Географический словарь ...", данные из которого привёл выше. По следам Адамчика прошёл и В. Пшик. Вот его краткая справка из каталога Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008), где также не находим ничего нового после знакомства с приведёнными выше источниками (если не считать фото участка церкви): До начала 20 в. на участке находился деревянный храм. В 1905 г. на его месте из кирпича построили новую церковь, которая дожила до наших дней. Были ли в начале 20 в. на участке следы валов, и если были, то пережили ли какие-то отрезки укреплений капитальную перестройку храма - на эти интригующие вопросы у меня пока нет ответов. В 1994 г. на участке была построенная отдельно стоящая кирпичная колокольня. Сейчас храм принадлежит УГКЦ. По текстовым сведениям пока вроде всё. Переходим к картам. На карте Фридриха фон Мига (1779-1783) в центре села, на берегу пруда, видим церковный участок. Он показан довольно необычно - привычно видеть обозначение храмов в виде символических изображений-иконок, а здесь видим темный четырёхугольник в окружении ограды неправильной (но всё же стремящейся к четырёхугольнику) формы. Вероятно, центральный четырёхугольник соответствует деревянному храму, а внешняя деревянная (?) ограда, возможно, устроена по линиям известного нам земляного укрепления. Правда, мы не знаем, что от него осталось к концу 18 в. и осталось ли вообще. Возможно текстовые описания к карте Ф. фон Мига прольют свет на этот вопрос, но пока описаний для этой местности у меня под рукой нет, так что вопрос остаётся открытым. Maire.eu Участок церкви, соседствующий с уменьшающимся прудом, видим на австрийской карте 1861-1864 гг. На этой и на более поздних картах всё уже довольно схематично, так что они представляют интерес скорее с точки зрения реконструкции истории изменений общей картины рельефа и застройки в нужном районе, чем истории самого храмового участка. Mapire.eu На австрийской карте 1869-1887 гг.: Mapire.eu В наши дни село и церковный участок выглядят как-то так. Как минимум со стороны реки/пруда невысокое береговое плато может иметь отношение к линиям утраченных укреплений. Может и на самом участке, вокруг церкви, что-то сохранилось. Снимки Google Earth
  7. Обговорюється цей об'єкт: фортеця поблизу села Станиця і містечка Меджибіж Невелика ранньомодерна фортеця регулярного планування під Межибожем обросла великою кількістю легенд та вигадок. Саме в цьому місці, як вважається, розташував свій укріплений табір Георгій Другий Ракоці, в ході походу в якості союзника Хмельницького по Речі Посполітій. Типова згадка про цю фортецю виглядає так: (З Летичівського інтернет-ресурсу) Така ось місцева міфологія. Більш достовірну інформацію можемо бачити у статті Б.Моці та Ю.Толкачова про укріплення Меджибожа: Втім, методично проведені розкопки фортеці показали, що її історія почалася раніше походу Ракоці: (З Летичівського інтернет-ресурсу) Опис досліджень залишків укріплень з ознаками новітньої для 16 ст. тенальної фортифікаційної системи міститься в статті, опублікованій в збірці наукових статей "НОВІ ДОСЛІДЖЕННЯ ПАМ’ЯТОК КОЗАЦЬКОЇ ДОБИ В УКРАЇНІ Випуск 11" 2002 року: При дослідженні залишків фортеці використовувалась аерофотозйомка, про що можна прочитати в окремій статті І. Ігнат’єва та О.Погорільця.
  8. Обговорюється цей об'єкт: Мечищівський замок Трохи часу вивчаю питання Тростянецького замку, на Бережанщині. Моя мати звідти родом. Він згадується, по деяких джерелах, в зв"язці з Мечищівським, що між ними був глибокий рів, яким можна було проїзджати возом. Таким чином я вперся в Мечищівський замок, і результат виклав: Червоним трикутником ймовірний колишній замок. Стрілками, чи це те, що я думаю? Тобто сліди укріплень? Загалом схиляюся, що на карті видно сліди окопів часів першої світової, можливо протистояння УСС з рускими. Хоча в цій місцевості лінії фронту, вроді, не було... вона якраз була в Куропатниках, і окопи там мають дещо іншу форму. Тут мова іде про 12-13 століття, і добу Галицько-Волинського князівства, тому, в наслідок нашестя татар (першого), не залишилось практично ані спогадів, ані інших підтверджень. За переказами, один із охоронців замку був угорець Ликтей, який осів в Тростянці. Згідно історичних даних, в цей період Галицькі князі звертались за допомогою до угорських королів, та підтримували з ними стосунки, тому ця версія цілком слушна. Також в селі по сьогодні проживають Ликтеї (це дівоча фамілія моєї матері). З Тростянецьким замком доволі глухо, поки-що, так як там ліси, але з Мечищівським, вроді дещо проясняється. Тому є надія через мечищівський "вийти" на тростянецький Можливо, хтось з більш досвідчених щось підкаже.
  9. Обговорюється цей об'єкт замок в Черепашинцях Село Черепашинці (Калинівський р-н) знаходиться 40 км на північ від Вінниці, 3 км від міжнародної дороги М21. Розташоване по обох берегах річки Постолової – лівої притоки Південного Бугу. Населення – 1571 (2001) У цитаті з Jablonowski A. "Polska XVI wieku pod wsgledem geograficzno-statystycznym. Ziemie Ruskie. Ukraina (Kijow-Braclaw)".— Warsz., 1894.— T. 21 (10).— 654 s.— (Zrodla dziejowe) вказано таке: У Вікіпедії подано невелику історичну довідку про село, на жаль, без посилань на джерела, що ускладнює з'ясування істини: Явно щось наплутано з цифрами (висота валів 25-30 метрів?). Та і за фактами – башти на бастіонах? Отже, в Вікі досить докладно описано укріплення, але наскільки це все підкріплюється фактами? Звідки вся ця інформація? Якщо дивитись на карти Боплана (п.п. 17 ст.) і Річчі Занноні (1767), то Черепашинців ми там не знайдемо, навіть неукріплених. Хоча раніше на Вікіпедії було вказано, що село засновано у 16 ст. і уже тоді було укріплене. Не знайшов я Черепашинців і на інших історичних картах, проте є вони ось на такій карті 1764 року (опублікована тут): Для того, щоб з'ясувати наскільки схематичною на цій карті є помітка укріплення в Черепашинцях варто звісно побачити цілу карту. Проте, якщо взяти церкви, то видні по-перше індивідуальні особливості кожної, а по-друге загальний вигляд притаманний Поділлю (тридільність, триверхість). Тому можна допустити, що картограф добре знайомим з місцевістю. Можливо і сам бував тут. У Топографічному описі Подільської губернії 1799 року подано досить великий опис Черепашинців, але про укріплення нічого немає. "Сведения 1873 г. о городищах и курганах", що опубліковані у виданні "Записки Императорского Русского Археологического Общества" Т. 8, вып. 1 - 2. у 1896 році дають таку інформацію: Очевидно із двох "замчиськ" нас цікавить те, що знаходиться в самих Черепашинцях. Окрім розмірів (63,4х63,4 м, ширина оточуючих валу та рову ~ по 4 метри) уривок дає важливу інформацію, що укріплення збереглось завдяки тому, що знаходиться в саду поміщика. Цю інформацію у скороченому вигляді Ю. Сіцінський подав у Археологічній карті Подільської губернії (1901): Зовсім не згадав Сіцінський укрпілення в Черепашинцях в своїй роботі "Приходы и церкви Подольской епархии". "Slownik Geograficzny Polski" дає дуже коротку довідку про Черепашинці, не згадуючи ні історії поселення, ні залишків укріплень: Отже, вже було згадано маєток, в парку якого знаходилось "замчисько". Інформацію про цей маєток дає Антоній Урбанський у своїй роботі "Z czarnego szlaku i tamtych rubieży: zabytki polskie przepadłe na Podolu" (1928) в т.ч. згадуючи "давні оборонні вали": Також палац згадано у роботі Романа Афатназі Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej. Województwo bracławskie, T. 10. Афтаназі стверджує, що палац був побудований на рубежі 18-19 століть за Холоневського і проіснував до 1917 року. Можливо в роботі згадано і залишки укріплень. У 1872-1874 палац у Черепашинцях змалював Наполеон Орда (Czerepaszyńce. Pałac Zdziechowskich - widok od strony wody): Якщо подивитись на двохверстову карту, на якій видно розташування палацу: То можна приблизно прикинути ракурс малюнка Наполеона Орди на сучасному супутникову знімку: Видно також і стадіон, при будівництві якого "розібрали південну стіну укріплення". В процитованих джерелах зустрічається, що найкраще збереглася західна сторона, можливо якісь залишки існують і досі?
  10. Обсуждается этот объект: укрепления города Глухов Доброго времени суток. Решил создать ветку посвященную планам Глуховской крепости. Собрал, все известные на данный момент планы, выстроил их по хронологии. План Глуховcкой крепости 1724 г кондуктора Валлера: План Глуховской крепости 1746 г. Д.Дебоскета: План Глуховской крепости после пожара в 1748 г.: План Глуховской крепости в 1750 г. Обер-квартирмейстера Магнуса фон Ренне: План Глуховской крепости 1776 г.: План Глуховской крепости 1776 г.: План Глуховской крепости 1781 г.: План Глуховской крепости состоянием на 1781 г.: План Глуховской крепости 1798-1800 гг.: План Глуховской крепости 1798-1800 гг.:
  11. Обговорюється цей об'єкт: Замок в с. Старичі Старичі - село Яворівського району Львівської області, розташоване за 15 км. на пн.-сх. від Яворова. Згадує про замок в Старичах В. Пшик у своїй праці Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. Насправді, ідентифікувати місце розташування замку виявилось зовсім не складним завданням. На карті Фрідріха фон Міга немає чітко позначеного укріплення, проте є дуже цікаві елементи рельєфу на північно-східній околиці населеного пункту. А саме дуже характерне прямокутне узвишшя, яке як ніщо інше може претендувати на роль потенційного замчища: Джерело Ні більш пізніших картах ми також можемо побачити дуже цікаві риси окресленої ділянки: Джерела: 1, 2 Якщо в першому випадку бачимо трохи аморфні форми, то друге зображення нам дає просто розкішний план замчища. Від якого, нажаль, сьогодні не лишилося майже й сліду: ВікіМапія Зате тепер ми чітко знаємо, де саме потрібно шукати зниклий замок. Серед письмових джерел, де би він був зафіксований варто відзначити "Географічний словник королівства Польського": Джерело Інформації тут небагато, лише згадка, що тут був укріплений замок, а на момент складання словника там стояв будиночок лісничого (інформація перегукується з поданою Пшиком). Але дуже важливим є посилання на джерело цієї інформації, що нечасто можна спостерігати в Словнику. В 7-му зошиті "Часопису Оссолінських" за 1833 рік потрібної інформації не знайшлося, тому довелося трясти і інші томи. І так, дійсно, в 6-му зошиті знайшовся цікавий опис замку в Старичах: Також замок згадується в Starożytna Polska pod względem historycznym, jeograficznym i statystycznym ... Переклад:
  12. Уникальный план, о котором речь пойдёт в этой теме, как по мне, даже сейчас тянет отнести к категории малоизвестных источников, хотя его как минимум с 2014 г. в своих публикациях (о них речь пойдёт ниже) упоминали и анализировали сотрудники заповедника "Замки Тернопілля", а в польских публикациях появился в 1994 г. В 2014-м план был впервые упомянут на форуме Русланом Пидставкой, одним из сотрудников "Замків Тернопілля". И всё же публикации отдельных украинских исследователей, упоминавших план, известны относительно небольшому кругу читателей, к тому же в наших сборниках план публиковался то в уменьшенных копиях, то фрагментами, а в Сети оцифрованная копия плана мне пока не попадалась (хотя не исключаю вероятности, что план оцифрован, и нужно только найти правильную ссылку), потому в сложившихся обстоятельствах достаточно сложно более-менее основательно ознакомиться с источником. Первое знакомство с планом приходилось откладывать, ожидая, когда в поле зрения окажется более-менее вменяемая картинка, и вот она попалась. Правда, попавшееся мне в руки изображение также с точки зрения качества не идеально, да и сам план попался в немного урезанном виде, но всё же основные линии укреплений на картинке присутствуют, а в лучшем качестве план мне пока не попадался, потому подумал, что стоит и в таком виде засветить этот источник, пока в руки не попадётся его более толковая и качественно оцифрованная версия. Эта версия плана была опубликована во втором издании монографии Fortece Rzeczypospolitej. Studium z dziejów budowy fortyfikacji stałych w państwie polsko-litewskim w XVII wieku (2018). Это же изображение присутствовало и в первой версии монографии, изданной ещё в 1998 г., но там оно было опубликовано в виде чёрно-белой копии, тогда как во втором издании приведена уже цветная копия. В подписи к плану автор монографии, Богуслав Дыбась, сообщил о местонахождении оригинала: Staatsbibliothek zu Berlin Preußischer Kulturbesitz, Kart. C 8.3, т.е. хранится он в Берлинской государственной библиотеке. Вот потому этот план не редко называют "берлинским". Собственно, так выглядит план, опубликованный Богуславом Дыбасем: В процессе знакомства с планом возникает много вопросов, и в первую очередь хочется узнать кем и когда был создан этот источник, показывающий не только фортификации широко известного замка, но и городские укрепления, а также внушительную систему укреплений польского военного лагеря. А ещё на плане можно увидеть не менее внушительную и в некотором роде уникальную систему земляных валов, построенных казаками в ходе осады, и она заслуживает ничуть не меньше внимания, чем укрепления самого Збаража, поскольку это редкий пример визуализации осадных технологий, которые использовали казаки. К счастью, самостоятельно ломать голову над вопросами авторства и датировки плана долго не пришлось, поскольку обо всём этом нашлась информация в статьях, опубликованных в "Наукових записках" №4 (2014) Национального заповедника "Замки Тернопілля". На стр. 26 встретилась статья "Оборонні укріплення Збаража кінця XVI-XVIII століть", где есть упоминание нужного нам плана (стр. 26-27): Как видим, опубликованная в статье копия плана не блещет качеством, но зато он показан в полном размере, и, самое главное - мы получаем первые сведения об авторе и периоде создания источника. Судя по предоставленной информации, оригинал плана был создан в том самом 1649 г., в конце осады, а его автором был Войцех Радван Радванский, принимавший участие в строительстве укреплений польского лагеря. Всё это существенно повышает ценность источника, который не только был создан по горячим следам знаменитой осады, но ещё и был нарисован человеком, принимавшим активное участие в создании фортификаций лагеря. В статье также упоминается, что этот план является копией, созданной немецким офицером Кристофом Гоувальдом, только автор не потрудился снабдить эту часть своего текста ссылкой на источник, потому непонятно, на какой основе был сделан вывод. В той же статье, на стр. 27, упоминается о первой (?) попытке использовать план для локализации линий укреплений польского лагеря: В том же сборнике, в статье "Історіографія Збаразької битви 1649 року" упоминается (стр. 57) автор плана: Всё в том же сборнике, на стр. 71, находим статью Руслана Пидставки "Збаразька битва 1649 р. на основі аналізу історіографічних джерел та картографічних джерел", где упоминается и анализируется нужный нам план. Приведу особенно интересные фрагменты статьи, снабдив их несколькими комментариями: Вырисовывается следующая картина - Войцех Радван-Радванский, участник осады и один из тех, кто занимался строительством укреплений польского лагеря, ок. 1649 г. создаёт ряд планов, фиксирующих ситуацию, сложившуюся в ходе осады. Далее формируется вывод, что именно на основе одного из этих планов (или какой-то из его копий) и была создана известная гравюра Вильгельма Гондиуса. Ранее было принято считать, что автором рукописного плана, на основе которого создавалась гравюра, был Боплан, однако Станислав Хербст ещё 70 лет назад усомнился в причастности Боплана к созданию оригинала, поскольку, во-первых, Боплан сам в осаде участия не принимал, и потому не мог составить столь детальный план, и, во-вторых, был известен человек, который такой план создавал (да ещё и в нескольких вариантах/копиях), и им был Войцех Радван-Радванский. Правда, в основе гравюры мог лежать план Боплана, однако этот план, вероятно, был не оригиналом, а копией с оригинала, созданного другим автором. Если я правильно понял, то речь идёт о том, что "Берлинский план" впервые был опубликован в неком немецком (?) размашистом каталоге авторства Вольфрама Клауса, изданном ещё в 1976 г. Руслан Пидставка не упоминается название каталога в оригинале, да и в списках источников каталог не значится, откуда можно сделать вывод, что из данного источника информацию могли почерпнуть поляки, тогда как исследователям в Украине этот материал на момент написания статьи был неизвестен. Здесь снова приводятся сведения в пользу версии, что автором оригиналов нескольких планов был Войцех Радван-Радванский. И, наконец, в конце статьи узнаём, откуда Руслан Пидставка узнал о существовании плана: На основе плана, опубликованного в журнале "Forteca", Руслан сделал такую вот схему: Мне, разумеется, стало интересно, как как именно выглядела оригинальная публикация, потому я обратился к Руслану за помощью, и он любезно предоставил в наше распоряжение полную версию опубликованного в 1998 г. плана: В статье 1998 г. указан номера хранения оригинала и размеры плана - 45,5 х 81 см. Сходу может показаться, что эта версия не урезана (в отличие от той, которую опубликовал Б. Дыбась), однако на самом деле она всё же урезана, только на этот раз отсутствует нижняя часть плана, в результате чего были отрезана 1/3 часть города и некоторые другие интересные детали. Кроме того, тот план, который опубликовал Б. Дыбась, более чёткий в деталях, тогда как план из статьи 1998 г. в деталях размыт. Но теперь, когда на руках две более-менее сносные копии плана, которые взаимно дополняют друг друга, можно приступать к детальному изучению источника в целом. P.S. Польская статья 1998 г., кстати, очень интересна и содержит большое количество важных сведений. Так, оттуда узнаём, что осадный план Збаража впервые в Польше засветился в публикациях в 1994-1995 гг., что в берлинский план был датирован 1660 г. и многое другое. Статью как-нибудь отдельно обсудим - она достаточно объёмная и информативная, к тому же содержит сведения о других публикациях, касающихся плана, так что этот пласт данных решил пока не поднимать, чтобы не перегружать тему. Для начала, думаю, можно начать с общего знакомства с планом, а чуть позже продолжим углублять знания о нём.
  13. Поскольку в Украине есть несколько Ямполей, связанных с укреплёнными пунктами, то сразу уточню, что в этой теме речь идёт о пгт Ямполь, расположенном в Лиманском р-не Донецкой обл. Карта Визиком Наткнулся тут в фейсбуке на публикацию, которая сообщает много интересных сведений об укреплениях нужного Ямполя, благодаря чему одним махом можно получить ответы на вопросы по истории местных оборонных сооружений, их планировки и расположению. Потому и решил в полном виде привести эти сведения: Благодаря схеме, которой дополнили статью, можно выйти на локации нужных укреплений на спутниковом снимке: Google-карта
  14. Обсуждается этот объект: городище близ с. Иванков В Киевской области есть два Иванкова, каждый из которых может похвастаться своим городищем (пгт Иванков на правом берегу Днепра и с. Иванков на левом), потому сразу уточню, что в этой теме речь о левобежном Иванкове. с. Иванков (укр. Іванків) находится в 30 км к юго-востоку от Киева, в 3-4 км к юго-востоку от райцентра Борисполя: Карта Визиком Городище 12-13 вв. находится на северо-восточной околице села, на участке поля: Викимапия Общий взгляд с высоты на участок городища на фоне застройки села (больше фото с высоты ниже, во втором сообщении темы): На Публичной кадастровой карте Украины островок памятника показан в окружении бушующего моря частных участков: Такое близкое соседство с пашней и сейчас и век назад было главной проблемой городища, которое в войне с неутомимыми пахарями утратило всю свою внешнюю линию обороны, потому сейчас городище сложно назвать живописным. В наши дни техника проходит у террасы городища по касательной, и то там, то здесь терраса укрепления продолжает повреждаться, но терраса - это лишь центральное ядро, а вокруг него некогда существовал внешний вал и ров (или даже пара рвов), которые, несмотря на то, что являются частью памятника (даже в распаханном виде) в реальности уже как памятник не рассматриваются, потому можно сказать, что в наши дни техника пашет уже на самом городище. И это я уже молчу об охранном статусе селища, существовавшего близ городища. В общем, там, где век назад мы могли бы увидеть два кольца валов и ров/рвы, сейчас можем увидеть только кольца следов, оставленные техникой, наматывающей свои круги вокруг памятника, всё туже и туже сдавливая вокруг него удавку. Снимки Google Earth (от 25 июля 2014, 9 августа 2015 и др.) демонстрируют тяжёлое положение городища, вокруг которого всё распахано: Или такой вот снимок 2012 г. на Яндекс-картах: Чтобы представить, как Иванковское городище могло выглядеть век-полтора назад, до распашки, предложу вам оценить вид городища 12-13 вв. в с. Вининцы (Киевская обл., Переяслав-Хмельницкий р-н). Оно также входило в систему обороны Переяславского княжества, имело более-менее такие же размеры и, вероятно, планировку, как и городище в Иванкове (правда, Иванковское городище всё же чуть крупнее), и обладало двумя линиями валов - основным, опоясывающим террасу, и ещё одним внешним валом. Оба этих вала у городища в Вининцах друг от друга отделены рвом, и ещё один ров, вероятно, находился с внешней стороны второго вала. Так вот, вся эта внешняя линия обороны в случае с Иванковом практически полностью уничтожена, а в случае с Вининцами, к счастью, очень даже неплохо сохранилась. Общий вид на городище в с. Вининцы: Источник Сравнение двух двух городищ в одном масштабе (объект в Веселиновке может показаться более крупным за счёт уцелевших внешних укреплений, но основная площадка у него меньше, чем у городища в Иванкове): Тут, конечно, стоило бы порадоваться, что в Иванкове хотя бы центральная терраса уцелела, но и тут не всё так просто. Во-первых, вероятно, террасу изначально по периметру опоясывал вал, который, скорей всего разрушили, может даже (к примеру, как в случае с неподалёку расположенным городищем в Веселиновке) просто сгребли бульдозером наружу, тем самым ещё и ров засыпали. Во-вторых, и по спутниковым снимкам и по фото с дрона видно, что в наши дни площадка городища не круглая, а скорее овальная, да и то сам овал какой-то не очень ровный, угловатый местами. Тут можно рассмотреть две версии - согласно первой наши предки на ровном участке не смогли начертить ровный круг и вместо него получили угловатый овал (в наши дни его размер ок. 70х84 м), согласно второй версии (мне она кажется наиболее правдоподобной) - круг террасы изначально был более-менее идеален (не менее 85 м. в диаметре), но в результате методичной распашки техника, много десятилетий проходившая по касательной к площадке, подтачивала её тут и там, в результате чего первоначальная гармоничная форма памятника была искажена. Вторая версия также порождает другой неутешительный вывод - даже сохранившаяся терраса постепенной продолжает уничтожаться. Вторая версия в картинках: Иванковское городище было одним из укреплений на Альтском рубеже, возведённом вдоль русла реки Альты, притока Трубежа. Ещё пару веков назад Альта была куда более полноводной, а её исток находился к северо-западу от Борисполя, но с тех пор вследствие мелиорации река обмелела, уменьшилась её длина, а сеть старого русла, его рукавов и притоков сильно исказили рубцы многочисленны каналов. В наши дни исток Альты находится рядом с Иванковым. Отдельные источники привязывают городище к долине реки Любки, притока Альты. Старое русло Альты на французской карте 1812 г.: Источник Известно, что помимо Борисполя и Иванкова в альтскую линию обороны входило также городище в с. Любарцы и городище в с. Веселиновка. К юго-западу от Альты, параллельно Днепру, проходила ещё одна укреплённая линия, также представленная вереницей городищ, а к западу от Альты была расположена укреплённая линия из городищ, построенных вдоль Трубежа. Таким образом, городище в Иванкове было частью второй (средней) линии основательной эшелонированной обороны, стоящей на пути кочевников и других непрошеных гостей. Городище в Иванкове датировано 12-13 вв., но ещё до появления этого укрепления порубежье вдоль Альты имело большое значение как минимум с 11 в., о чём свидетельствует упоминание двух значительных сражений, привязанных к реке: Битва на Альте (1019) и Битвы на Альте (1068). На этой схеме из статьи Юрия Моргунова "К изучению трасс кочевых набегов на Южную Русь" (2017) красной стрелкой отметил месторасположение городища в Иванкове, расположенного на одном из вероятных путей, откуда можно было ждать нападения кочевников: Местность в районе Иванкова равнинная, здесь нет явно выраженных мысов или возвышенностей, хорошо подходящих для обустройства укрепления, потому, вероятно, в качестве формы плана для городища был выбран круг, как наиболее рациональная форма для равнинного укрепления. Городище в Иванкове относится к категории малоизученных, потому у нас нет точных сведений ни о том, когда именно оно появилось, ни об этапах сооружения, ремонтах или модернизации его укреплений. Также у нас нет точных сведений о том, когда перестало функционировать это городище, но, вероятно, укрепление в Иванкове, как и многие другие форпосты Переяславщины, окончательно прекратило своё существование параллельно с захватом и уничтожением Переяславля монголо-татарами в 1239 г. Вероятно, из-за удачного расположения на дороге из Борисполя к Переяславлю, поселение в Иванкове вновь возродилось, но у нас нет сведений о том, когда именно это произошло. Первое письменное упоминание Иванкова относится к 1508 г., встречаем его в "Купчей записи на Полукнязевскую землю, проданную Киевскому Пустынному Николаевском монастырю королевским толмачом Солтаном Албеевичем 1508 г. августа 13 дня". О каком либо военном использовании Иванковского укрепления после середины 13 века в нашем распоряжении сведений нет (как нет сведений о наличии в Иванкове других укреплений), потому возродившееся поселение, очевидно, уже не имело прежнего стратегического значения, было простым (но при этом не последним) селом. Приведу краткую историю Иванкова образца 16-17 вв., опубликованную в книжечке "Історія рідного краю. Бориспільщина" (2002): На "Специальной карте Украины" (издана в 1650 г.) Гийома Левассёра де Боплана видим село Иванков, показанное чуть южнее укреплённого Борисполя, на важной дороге, ведущей из Киева к Переяславлю: А так Иванков показан на двух вариантах карты (1650-е гг.) Юрия Немирича. Здесь уже отмечены два пути, берущих своё начало от Иванкова - один в сторону Переяславля, другой - в сторону Барышевки (Киевская обл., Барышевский р-н): Источник: "Imago Urbis: Київ на стародавніх мапах" (2017). Ни на трёхверстовой карте Шуберта (1868-1869), ни на её более поздней уточнённой версии (ок. 1872) городище не показано, что несколько странно, поскольку на тех же картах в районе Иванкова обозначены (а иногда и подписаны) даже отдельные курганы. Кстати, интересно, что на восточной околице Иванкова обозначен хутор под интригующим названием "Клады", что, возможно, намекает на обнаружение здесь каких-то находок. Пройдёмся по публикациям археологов, упоминавших городище в Иванкове. В своде археологических памятников "Древнерусские городища X-XIII веков" (1996) авторства Андрея Кузы находим (стр. 175) следующую краткую справку о нужном нам городище: Двух рядов валов, о которых сообщает А. Куза, на самом деле к моменту написания этой справки уже давно не существовало, но автор об этом, очевидно, не знал, поскольку в качестве основного источника использовал публикацию 1927 г. Потому эта справка образца 1990-х на самом деле описывает объект по состоянию на 1920-е гг. Ниже более внимательно присмотримся к источникам А. Кузы и к другим публикациям по теме. К слову, интересно, что А. Кузе хорошо была знакома статья Михаила Кучеры, опубликованная в 1978 г. (о ней речь пойдёт ниже), где были приведены более свежие данные в том числе и по Иванковскому городищу, но почему-то в списке источников справки А. Кузы эта статья не указана. Короткі звідомлення ВУАК за 1926 рік (1927) содержат материалы разведок археолога Валерии Козловской. Издания этого у меня нет, но Юрий Моргунов сообщил мне, что публикация В. Козловской в основном касалась раскопок в Борисполе, а о городище в Иванкове лишь кратко сообщалось, что там находится круглое городище с двумя валами, а среди подъёмного материала попадалось много керамики XII в., шиферных пряслиц, стекла и костей. Если сравнить эти данные со справкой А. Кузы, то станет понятно, откуда он черпал основные сведения. В будущем, надеюсь, получим доступ к публикации В. Козловской и к её отчёту. Как бы ни была кратка информация В. Козловской, но её значение сложно переоценить, раз уж и А. Куза её использовал аж в 1990-х. Всё те же материалы исследований 1926 г. использовал для составления своей справки археолог Иван Ляпушкин, который в своей монографии Днепровское Лесостепное Левобережье в эпоху железа (1961) описывает объект с использованием знакомых деталей: Археологічні пам'ятки Української РСР. Короткий список (1966). Здесь (стр. 169) встречаем только беглое упоминание объекта с фомальной датировкой в широком диапазоне 10-13 вв.: "Історія міст і сіл Української РСР. Київська область" (1971) кратко упоминает существование памятника: Занятно, что в 1-й книге куда более свежего издания Міста і села України. Київщина (2009), где на стр. 182 расположилась довольно размашистая справка об Иванкове, городище вообще не упомянуто, лишь сказано, что "На території Іванкова проводилися археологічні дослідження. Найдавніші знахідки, виявлені тут, здебільшого керамічні й належать до доби міді-бронзи", а дальше в том же источнике речь идёт уже о событиях 17 века и далее, т.е. период 12-13 вв. вместе с городищем попросту выпал - такой вот регресс в сравнении со справкой советской эпохи. В 25-м номере журнале Археология (1978) была опубликована статья Михаила Кучеры "Давньоруські городища в західній частині Переяславщини". Поскольку эта статья касается группы городищ, то выборочно приведу сведения из этого источника, касающиеся городища в Иванкове: Как видим, М. Кучера на основе небогатого подъёмного материала (буквально пары черепков) датировал объект 12-13 вв. К городищу примыкало небольшое селище, где, возможно, и были найдены образцы керамики. Форма плана объекта указана как круглая, месторасположение - незначительная, но при этом выразительная возвышенность. Касательно линий обороны, М. Кучера пишет, что "обидва вали на городищі у с. Іванкові від багаторічного розорювання майже злилися", и здесь слово "майже" вроде как намекает на то, что следы существования двух линий валов в начале 1970-х всё ещё были видны, но при этом автор всё же предпочёл факт существования двух валов дополнительно подтвердить данными некого неназванного источника "кінця 20-х років" (вероятно, речь об уже известной нам публикации 1927 г. авторства В. Козловской). Иванковское городище М. Кучерой было отнесено к системе сторожевых укреплений, возникшей по р. Альте. Малое количество керамики и ряд других нюансов намекают на преимущественно военное предназначение объекта, т.е., вероятно, это была приграничная крепость/сторожевой форпост. В своей итоговой монографии Слов’яно-руські городища VIII-XIII ст. між Саном і Сіверським Дінцем (1999) М. Кучера упомянул (стр. 218) городище с. Веселиновка в сводной таблице: Округлое городище 12-13 вв., расположенное на возвышении, и имеющее площадь 0,15 га. С указанной площадью момент не совсем мне понятный, поскольку в наши дни площадь террасы укрепления никак не меньше 0,4 га: Что касается источников по городищу, то М. Кучера приводит всего два: №156 - это известная нам публикация В. Козловской 1927 г., а №216 - это статья "Давньоруські городища в західній частині Переяславщини" (1978), которую детально рассмотрели выше. С интересной стороны представлено Иванковское городище в монографии Древо-земляные укрепления Южной Руси X–XIII веков (2009) Юрия Моргунова. В книге городище рассматривается не самом по себе (потому никаких детальных описаний объекта там нет), а как одно из ряда укреплений, которые могли быть построены "своими погаными", т.е. степняками, находившимися на княжеской службе. В пользу этой гипотезы, по мнению Ю. Моргунова, свидетельствуют признаки "степных" укреплений, не типичные для подавляющего большинства других славянских оборонных пунктов 11-13 вв. К числу таких признаков (подробнее о них читайте на стр. 163-198 монографии) относится круглая форма в сочетании с несколькими линиями земляных укреплений, эскарпы и другие детали. И действительно, на Левобережье, от Киева до Переяславля, городище в Иванкове - это единственный объект, который может похвастаться двумя линиями укреплений, т.е. он так или иначе выделяется на фоне других форпостов в округе, и почему именно это городище снабдили двумя валами, тогда как другие обходились одним, никто не объясняет. Далее несколько схем из монографии Ю. Моргунова: с. 173. Рис. 84. Карта размещения однослойных городищ XI-XIII вв. многовально-концентрической планировочной структуры: с. 175. Рис. 85. Сводная карта однослойных городищ конца XI-XIII в. с элементами степной фортификации. 4 - Переяславщина: с. 178: с. 181. Рис. 87. Городища окрестностей Переяславля общерусских фортификационных форм (А); со "степными" защитными формами (Б): с. 187: В этой же монографии находим упоминание Иванкова в двух сводных таблицах: Из таблицы на с. 258 узнаём, что городище в Иванкове никогда не раскапывалось и даже ну шурфовалось, а датировка его основана на 2-х черепах, найденных ещё в начале 1970-х М. Кучерой (его уже знакомая нам статья 1978 г. указана в качестве единственного источника): с. 279: Интересные материалы для размышлений о районе Иванковского городища также можно почерпнуть из статьи Ю. Моргунова "К изучению трасс кочевых набегов на Южную Русь" (2017), откуда узнаём об одном из вероятных маршрутов набегов кочевников: Одна из схем, иллюстрирующих статью. Гипотетическая реконструкция пути из степей на Киев: На удивление много новых сведений о нужной локации находим (с. 106-107) в книге Андрея Зиля "Княжа земля бориспільська" (2015): Это же описание было опубликовано в №477 газеты "Ринок Бориспіль" от 29 мая 2015 г. Прочитать можно здесь или здесь. Как видим, в 1981 г. местные краеведы на интересующей нас локации нашли куда больше, чем М. Кучера в начале 1970-х., причём обилие находок из стекла дало возможность высказать гипотезу о существовании на участке городища мастерской, где изготавливали стеклянные браслеты (кстати, помните, В. Козловская также упоминала о находках стекла). Часть находок, по данным статьи, находится в Иванковском музее, потому желание туда наведаться ещё больше возросло. В статье упомянут некий план городища, составленный П. Зинченко, но в самой книге он, к сожалению, не опубликован, но, быть может, его можно будет найти в уже упомянутом музее. На этом вынужден завершить обзор источников, имеющих отношение к археологии. Как видим, основные сведения по Иванковскому городищу были получены ещё в советский период, частично картину дополнили находки краеведов, сделанные также довольно давно, а вот свежих исследований по этому объекту в нашем распоряжении нет, что крайне печально, поскольку это может свидетельствовать о полном упадке интереса к этому объекту в годы Независимости, что, кстати, не только не способствовало углублению уровня знаний об этом форпосте, но ещё и помогало местным пахарям, всё ещё никак не ограниченным в своих действиях, продолжать уничтожение объекта. 20 августа 2004 г. на сессии Иванковского сельсовета был утверждён герб села. Описание толкования его символов я пока не нашёл, но наличие копья и сабли намекают на связь с военным прошлым: Что ещё хотелось бы прояснить в дальнейшем: В каком из источников впервые был упомянут не только Иванков, но и расположенное здесь городище? Хотелось бы ознакомиться с материалами Валерии Козловской, чтобы в точности узнать, что именно она написала о городище. Нужно достать отчёт М. Кучеры 1971 г. (?), где должны находится подробные сведения об обследовании Иванковского городища. Нужно уточнить, может в рамках каких-то развед-рейдов археологов в годы Независимости городище всё же цепляли, и если да, то какие материалы по Иванкову остались в память об этом. Хотелось бы понять, где находился въезд на городище. Ни один из имеющихся у меня источников об этом не сообщает. В Иванкове есть потенциально интересный краеведческий музей. Будем стараться туда попасть. Существует генплан населённого пункта. Хотелось бы на него взглянуть, чтобы выяснить, как именно там показан участок городища.
  15. Обсуждаются замок и городские укрепления Тернополя В конце ноября 1671 года Ульрих фон Вердум (для одних - путешественник, для других - шпион) довольно быстро двигался со стороны Хмельницкой области в сторону Тернопольской. 26 ноября он выехал из Чёрного Острова, добрался до Волочиска, отсюда на следующий день, 27 ноября, он отправился в сторону Старого и Нового Збаража, а побывав там, двинулся в сторону Тернополя, куда прибыл в тот же день. На следующий день, 28 ноября, Ульрих по плотине пересёк тернопольское озеро, и продолжил свой путь на запад. Есть мнение, что посетил он город в 1672 г. (и этот год мелькает не в одной статье, описывающей посещения Ульрихом Тернополя), но текст дневника даёт явное представление о том, что речь всё же о 1671 годе. Текст дневника написан на немецком, и в оригинале нам он пока не попадался, потому воспользуемся переводом, опубликованным в книге Cudzoziemcy w Polsce (1876) авторства Ксаверия Лиске. Конечно, перевод на польский мог не передать всех тонкостей и нюансов оригинального текста и слога, но за неимением лучшего варианта, а также допуская вариант, что перевод может быть весьма точным, предлагаю в деталях присмотреться к этому интересному тексту. Та самая страничка (159) с описанием Тернополя: Текст: Мой перевод (для удобства разбил текст на блоки):
  16. Обговорюються ці об'єкти: міські укріплення та замок в Озерній Про замок в Озерній я довідався з карти Боплана виданої Covens & Mortier в 16хх році: Він чітко прослідковується і на інших картах: Bl:33 Umgebungen von Brzezan Zborow und Tarnopol (Австрійська карта 185х) Польська карта 1880 року (поєднано два листи цієї карти). На карті Ф. фон Міга (1779–1782 рр.) можна детально роздивитися структуру замку. Співставивши карту 1880 року то гугломапу, вдалось локалізувати замчисько: і на місцевості (вигляд на південно-східний та південно-західний бастіони):
  17. Обсуждается этот объект: замок в селе Шманьковцы Село Шманьковцы расположено в 65 км к югу - юго-востоку от Тернополя, в 10 км к востоку от районного центра Чорткова: Живая карта Информации о замке пока не очень много, потому в качестве вводной предлагаю вашему вниманию статью, опубликованную в газете Чортковского района "Голос народу", №52 (8442), 20 декабря 2013. Источник В 2014-м эту статью в немного переработанном и дополненном виде автор планировал опубликовать в сборнике конференции (не могу вспомнить какой именно), но поскольку конференция не состоялась, а сборник вроде бы так и не был напечатан, материал так и не был введён в оборот. Тем не менее, с переделанной статьёй удалось ознакомиться. Там есть несколько новых деталей, но в целом суть осталась той же - авторское описание укреплений замка + рассуждения вокруг информации Вердума. Статья, кстати, называлась "Про археологічне обстеження дерев’яного замку XVII ст. в селы Шманьківцях на Тернопільщіні". Теперь можно немного поразмышлять над материалом. Что касается Ульриха фон Вердума, то действительно создаётся ощущение, что в тексте ошибка, и Чернихов, упомянутый путешественником, – это Черноконцы или даже непосредственно Шманьковцы. Так или иначе, есть большая вероятность, что описанный опустошённый замок – это действительно укрепление, расположенное на околице Шманьковцев. К слову, вот в оригинале нужный фрагмент из книги Cudzoziemcy w Polsce (стр. 137), где опубликованы заметки Вердума: Расположение села Шманьковцы относительно сёл Малых и Великих Черноконцев: Живая карта Что касается расположения объекта, то сейчас для его обнаружения не нужно прилагать значительных усилий. Если в 1990-х и начале 2000-х, чтобы понять, где находился объект, нужно было проводить разведку на местности и расспрашивать местных жителей, то в наши дни достаточно посмотреть на карту Фридриха фон Мига (1779-1782), где линии земляного укрепления замка весьма хорошо читается: Очевидно, эта карта Владимиру Добрянскому, автору статей о замке, судя по всему, неизвестна, т.к. все свои публикации он иллюстрировал только лишь планом, опубликованным выше, да и в тексте карту не упоминал. Ознакомившись с картой Ф. фон Мига, быстро находим нужную возвышенность на современном спутниковом снимке: Живая карта Кроме того замчище отмечено на Викимапии, так что и искать ничего не нужно. Кстати, помимо замчища на карте отметили ещё и Подзамковую улицу, а также какую-то Подзамковую пещеру (комментарий к метке "Простягається тільки 5 метрів. Зруйнована внаслідок зсуву під час великого дощу"): Перейдём к лёгкому анализу той части статьи, где описаны укрепления. Что касается плана, то он, во-первых, не совсем правильно показывает ориентацию объекта относительно сторон света, во-вторых, не совсем правильно показывает планировку уцелевшей части замчища. В общем, его определённо нужно корректировать: Если я правильно понял автора, то, выражаясь его терминологией (о ней речь пойдёт ниже), получим следующее: В целом, у меня создалось впечатление, что автор не разбирается в фортификации в целом и в укреплениях 16-17 веков в частности. Не удивлюсь, если привязав замок на основе находок к 17 веку, автор статьи просто открыл описание типичного бастионного укрепление 17 века и начал поиск черт такого укрепления в обнаруженном замке. Как известно, кто ищет, тот найдёт, и автор то там, то здесь обнаружил черты укреплений бастионной эпохи, развившихся под влиянием растущей мощи артиллерии. Вроде кажется логичной мысль, что иначе быть не могло, но на самом деле многие замки даже в 17 веке строили не столько против врагов, вооружённых пушками, сколько против более актуального врага – татар, а эти ребята, как известно, артиллерию не жаловали, и если информация Вердума относится именно к замку в Шманьковцах, то становится понятно, что погиб он именно от татарского удара. На карте Ф. фон Мига мы видим контур простого укрепления, обычный вал стандартного земляного/деревянного замка, без всяких признаков бастионных укреплений или даже башенных выступов. Если в первой версии статьи автор о треугольной площадке, что она "нагадує равелін", то в более поздней её версии он уже уверился в том, что эта площадка "є равеліном". Но не каждая треугольная площадка перед замком является равелином. Треугольные площадки возводили перед основными линиями укреплений ещё до всплеска интереса к артиллерии (например, есть такая перед замком Крак де Шевалье), но это не повод каждую такую площадку именовать равелином, ведь этот термин в первую очередь воспринимается как отсылка к бастионной фортификации. В случае с Шманьковцами наличие одного "равелина" без других признаков бастионного фронта выглядит как минимум странным. Сюда же стоит отнести и рассуждения о фасах, теналях, контрэскарпах, аппарелях и т.п. Обилие терминологии, которую чаще всего используют применительно к бастионным укреплениям, побуждает видеть в замке в Шманьковцах какое-то модерновое укрепление, каким он, как мне кажется, не являлся. Странно, что уверовав в образ замка артиллерийской эпохи, автор параллельно использует терминологию, присущую более ранним образцам фортификации. Так, к примеру, термин "детинец" используется то ли в значении "двор", то ли в значении внутреннего укрепления (неужели по отношению к равелину?). Также автор предполагает, что у замка был донжон (!), что вообще никак не вяжется ни с образом простого деревоземляного замка, ни с образом укрепления артиллерийской эпохи. А ещё через этот "донжон" каким-то образом можно было попасть в замок ("тут був вхід до замку, який проходив через донжон"). Используется также термин "цитадель", хотя непонятно, цитадель чего? Ведь цитадель в классическом понимании слова – это самая укреплённая часть (ядро) какого-то оборонного комплекса, города, к примеру, или крепости, а в Шманьковцах есть простой замок, так какая же это цитадель? И т.д. Итого, спасибо автору за ряд ценных сведений о сохранившихся укреплениях, недавней истории Замковой горы и за размышления вокруг ошибки Вердума, однако, как по мне, часть текста, касающаяся интерпретации оборонной системы объекта, нуждается в серьёзной переделке. С фото объекта пока туго. Могу предложить только такой вид на замчище, опубликованное на castles.com.ua (страничка Шманьковцев), а указание ракурса съёмки поможет повысить информативность снимка:
  18. Обговорюється цей об'єкт: городище поблизу села Разіне Село Разіне знаходиться за 56 кілометрів на південний-захід від Житомира, за 10 кілометрів на південь від районного центру Романова. Вперше згадується як залізнична станція під назвою Романів, з 1933 - перейменоване на Разіне. Судячи з наявного поряд з селом городища, територія була заселеною як мінімум з початку минулого тисячоліття. Історичні джерела категорично замовчують будь-яку інформацію про городище. Городище згадувалося в роботах сучасних авторів про Болохівську землю. Археологічні ж дослідження, проведені в минулому столітті теж не надто щедрі на інформацію: Супутникові зображення високої якості доступні лише в Яндекс і, частково, Google. Городище розташоване на високому лівому березі річки Гібра (Ібра) в місці впадіння до неї безіменної лівої притоки. Вигляд у південно-східному напрямку на городище з протилежного берега цієї притоки: На детальній карті місцевості (Польська тактична карта Західної України 1924-1939) городище ніяк не позначається. В'їзд до городища наявний з півночі: Вигляд з землі: Ще кілька фото реального вигляду городища: За фото з землі дякую Роман Зимовець.
  19. Обсуждается этот объект: Золочевский замок Хотя этот замок один из самых посещаемых объектов "Золотой подковы Львовщины", с воздуха его, тем не менее, снимают редко, а ведь бастионные укрепления во всей красе предстают только если взглянуть на них с высоты. Автор фото: Бирута Валионит Источник P.S. Фото интересно сравнивать с макетами Золочевского замка
  20. Обговорюється цей об'єкт: монастир поблизу с. Щеплоти Щеплоти - село в Яворівському районі Львівської області. В 17-18 ст. існував тут Василіанський монастир. Ось такі відомості про нього подає Вікіпедія Основна інформація взята зі "Словника географічного королівства Польського": Джерело Про оборонний характер монастиря свідчить, в першу черту, карта Фрідріха фон Міга. Джерело Тут можна побачити сам монастир, який розташувався на східній околиці села, оточений земляними укріпленнями. В плані нібито квадрат, але зображені лише три бастіони. Сам монастир знаходиться на чітко окресленому узвишші, а з північної сторони тягнеться водойма, що також додає своїх фортифікаційних переваг. Вже в 19 ст., як розуміємо з вищенаведеної довідки, монастир не існував, але наведу кілька зображень карт цієї місцевості Джерело Ось тут дуже чітко окреслена потрібна нам ділянка. Бачимо, що її форма дуже близька до трикутної. Тож, можливо, саме тому на карті фон Міга зображенні лише три бастіони. І ще одне зображення - кадастрова карта 1855 року: Джерело Складно говорити, чи залишилося зараз щось від монастиря, через майже 250 років з дня його закриття, проте @Filin таки зміг видивитись на сервісах Google Earth залишки тих бастіонів
  21. Обсуждается этот объект: городские укрепления на месте с. Солобковцы В большинстве случаев поселения, упомянутые на карте Боплана, можно довольно легко привязать к существующим в наши дни сёлам, городкам и городам. Но время от времени попадаются объекты, которые вгоняют меня в лёгкий ступор. В этой теме решил описать один из примеров. Итак, вот фрагмент карты Боплана со схематичным изображением малоизвестного укреплённого городка, который несколько веков назад находился под защитой городских укреплений и замка: Прежде всего, обращает внимание, что это укрепление хоть и нарисовано общими штрихами, но, тем не менее, изобразили его несколько в ином стиле, чем соседние оборонные центры. Создаётся впечатление, что это укрепление по статусу было выше, чем, например, расположенные неподалёку Городок, Шаровка или Смотрич. Второе, что бросается в глаза, - это странная подпись. Рядом написано "Краснополь"… название звучное (т.к. "поль" = "полис" = "город", т.е. Красный город... возможно тут "Красный" даже использовалось в значении "Красивый"). Название подходящее, да только есть один немаловажный нюанс – слово "Краснополь" написано мелким подчерком, тогда как подписи всех других укреплений выполнены более крупным стандартным шрифтом. Потому как бы даже не совсем понятно, то ли этот город-крепость назывался Краснополь, но название почему-то написали мелким шрифтом, то ли это не название городка, но тогда получается, что поселение на карте поместили без названия. Благо другая карта Боплана всё же вносит ясность, более чётко подписывая городок как Краснополь. Но на этой карте укрепление уже не так старательно вырисовано и общий образ его не такой мощный, как на предыдущей карте, потому в рамках этой карты объект не сильно выделяется: Из других "мелочей" показалось интересным, что дорога, которая шла от Каменца к Зинькову, проходила через Краснополь, а вот дорога, которая шла к Зинькову от Дунаевцев почему-то Краснополь игнорировала, проходила рядом с ним по касательной. Казалось, что вокруг столько чётко привязанных поселений, что с локализацией Краснополя проблем не возникнет: Но они возникли… Знакомство с нужным районом на современной карте не увенчалось быстрой привязкой, т.к. в нужном районе нет ни одного поселения с похожим названием. С такой ситуацией приходится время от времени сталкиваться, ведь многие поселения за века своего существования меняли названия. В этом случае беглое изучение истории этих поселений помогает выявить нужное (ныне призабытое) название. Приблизительно прикинул, что нужное поселение находилось в районе оси, проложенной между Зиньковом и Дунаевцами, где-то возле сёл Стреховцы и Покутинцы. В нужном районе есть несколько сёл: Солобковцы, Тарасовка, Андреевка, Проскуровка. Общий поиск по Тарасовке и Андреевке результатов особых не дал. Обычные сёла с не особо примечательной историей, не говоря уж о том, что ни одно, ни другое село не известно под названием Краснополь. Куда больший интерес вызывают два "дальних" села – Солобковцы и Проскуровка: Солобковцы почти подходят на роль Краснополя. В наши дни это село, а в 17 веке это был городок. Ульрих фон Вердум кратко описал его, причём отдельно отметил, что у города был замок в форме звезды, т.е. бастионного начертания. Минусы у этого кандидата тоже есть. Во-первых, Вердум ничего не написал об укреплениях городка. В теории они были (поскольку в городе был монастырь, несколько храмов, замок и т.д., в общем, по статусу было положено), но Вердум упомянул только ручьи и болота, окружавшие городок, но не укрепления, а это может означать, что их на тот момент не было. Конечно, Боплан свою карту рисовал ближе к середине 17 века, а Вердум эти же места рассматривал в начале 1670-х годов и потому можно допустить, что между Бопланом и Вердумом укрепления городка перестали существовать, например, в период польско-казацких войн середины 17 века, но это лишь догадка. Есть и другая проблема – ни один из поднятых источников не сообщал, что Солобковцы когда-то назывались Краснополем. Их называли СолоБковцами, СолоДковцами, СолоТковцами, но не Краснополем (или я что-то пропустил?). Проскуровка также не была обделена вниманием военных. Правда, пока не удалось отыскать упоминаний о том, что здесь был укреплённый городок с замком. Но "Географический словарь Королевства Польского" сообщает, что в начале 16 века где-то в районе Проскуровки пересекались интересы польского короля Александра и его противников - молдавского воеводы Стефана и татарского хана Менгли Герая. По этой причине в Проскуровке, на левом берегу реки, поляки соорудили шанец, а ещё один шанец был сооружён на правом берегу реки (предположительно молдаванами и татарами). Далее след укреплений теряется, и пока непонятно, строили там что-то ещё или нет. Правда, Евфимий Сецинский в конце 19 века писал, что на окраине села есть укрепление на горе, известной среди местного населения как "Замчисько", но сам автор считает, что это было древнерусское городище, о чём свидетельствовали найденные на объекте вещи (например, крест-энколпион, датированный 13-м веком). Также стоит отметить, что Проскуровку иногда называли Проскировкой, но название "Краснополь" в истории этого поселения я не встретил. Вот так, покружив по району, так толком и не понял, какое же из этих поселений когда-то было Краснополем? Какое-то из уже названных сёл или же Краснополь стоит искать где-то ещё? Так или иначе сам факт наличия проблемы с идентификацией такого города-крепости показывает, насколько у нас плохо обстоят дела с исследованиями укреплений.
  22. Обсуждается этот объект: городские укрепления Плоскирова От темы Плоскировского замка переходим к теме городских укреплений. Чтобы не повторяться, здесь более кратко буду упоминать сведения, которые в более развёрнутом виде уже опубликованы в теме замка. В 15-17 вв. Плоскиров (именно так до 1795 г. назывался г. Хмельницкий) относился к королевской собственности, а поскольку короли предпочитали его передавать в пожизненное владения различным своим подданным, то большую часть своей история эта "королевщина" пробыла в частных руках, хотя изредка и ненадолго поселение всё же возвращался к короне, но каждый раз его снова передавали новому владельцу. Самое раннее упоминание села Плоскировцы встречается в документе 1434 г. В 1493 г. ещё одно упоминание, и также в статусе села, которое тогда насчитывало всего 8 дымов (т.е. 8 домов, где могло жить ок. 40-50 человек, если исходить из числа 5-6 человек на один дом). В 1542 г. в Плоскирове собрали налог с 8 плугов. Если исходить из принятой средней цифры в 12 человек на 1 плуг, то получаем 96 человек населения. Вероятно, положение поселения в лучшую сторону началось меняться в 1550 г., когда король Сигизмунд II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку. Новый владелец стал на путь превращения села в городок, для чего построил здесь замок (косвенно упомянут в документе 1565 г.), а в 1566 г. вроде бы выхлопотал у короля какую-то ограниченную версию Магдебургского права. В 1565 г. налог собрали уже с 19 плугов, т.е. население к тому времени могло вырасти до 230 человек. В 1569 г. числилось 22,5 плуга (ок. 270 человек). В общем, население городка росло. Можем предположить, что именно в этот период, т.е. в 1550-х - 1560-х гг., были заложены основы интересной оборонной концепции городка, которая в значительной степени опиралась на использование водных преград. Правда, какие-то элементы этой защиты (русла рек, болота) могли использоваться и ранее, но основные работы по искусственному изменению местности всё же, думаю, начали проводить в середине 16 века. Старый городок обосновался в болотистой долине, в месте впадения реки Плоска (что отразилось на названии Плоскирова) в Южный Буг, который тогда называли просто Богом. Рядом с местом слияния рек имелась небольшая возвышенность, то ли естественная, то ли частично подсыпанная. Вероятно, при помощи дамбы (или системы дамб) удалось создать в этом месте озеро, затопившее окружающую местность, в результате чего возвышенность превратилась в остров, за которым закрепилось название "Кемпа" (так остров называли и в 19 веке). Конечно, не исключён вариант, что остров существовал изначально, о чём повествует популярная в Хмельницком гипотеза, согласно которой у р. Плоской существовал рукав, которому дали название Ров, и вот эти два водных потока, недалеко от места впадения в Буг, огибали островок, на котором и возник городок, названный Плоски+Ровом. Но даже если всё так и было, то обрамления из речек , очевидно, не могло обеспечить надёжную защиту, потому-то там и разлили озеро. Вероятно, в районе Плоскирова была обустроена переправа через Южный Буг, сам же городок начал играть некоторую (хотя, кажется, не особенно большую) роль одного из опорных пунктов на пересечении нескольких дорог. Кстати, тут нужно установить причинно-следственную связь - был ли первым построен городок, а потом переправа или же тут было удобное место для переправы, и именно потому тут возник город? Вот так в наши дни р. Плоска впадает в р. Южный Буг относительно современной территории г. Хмельницкого: Карта Визиком А вот ориентировочный район, где некогда находился остров: Карта Визиком В наши дни Плоска всё ещё впадает в Буг чуть западней Старого города, но о существовании в этом месте озера с островом уже мало что напоминает. Интересно, что до конца 1580-х гг. в районе Плоскирова на картах показывали озеро Амадоку, сам же Плоскиров там отсутствовал, как, к примеру, на этой карте 1562 г.: Источник Городок основали на границе между Подольем и Волынью, и эту границу очень часто можно обнаружить на старых картах, к примеру, вот на этой карте 1665 г.: Источник Но вернёмся к истории городка. В 1570 г. Мацей Влодек умирает, и городок Плоскиров переходит к его сыну Станиславу, который, вероятно, продолжил дело отца по развитию и защите поселения. В 1578 г. король Стефан Баторий предоставил городу привилегию на ежегодное проведение ярмарок на Новый Год, Св. Вита и Рождество, а также на проведение еженедельных торгов. Это, конечно же, также в лучшую сторону отразилось на благосостоянии Плоскирова. В 1585 г. была издана книга Станислава Сарницкого "Descriptio veteris et novae Poloniae" (т.е. "Описание старой и новой Польши"), и там можно найти очень краткое упоминание Плоскирова (приведены только название городка и его координаты). Как сообщает историк Дмитрий Вирский (здесь, стр. 179), основная часть данных для книги была собрана ещё в 1576 г., в ходе люстрации земель Русского и Подольского воеводств, потому, вероятно, к этому периоду стоит отнести и получение С. Сарницким сведений о Плоскирове. Источник Но в этой истории интересно не только это упоминание (хотя, возможно, это первое упоминание Плоскирова в печатном издании), а то, что вскоре после этого, вероятно, где-то между 1585 и 1587 гг., С. Сарницкий создал малоизвестную рукописную карту, которая в свою очередь была опубликована в его книге "Annales sive de origine et rebus gesus Polonorum et Lithuanorum libri VIII" (1587). И, вероятно, это была первая карта, на которой обозначили Плоскиров (во всяком случае, более ранних обозначений мне пока найти не удалось): Источник Тут стоит отметить, что Плоскиров в книге и на карте Сарницкого мог появится совсем не случайно, а благодаря родственным связям. Дело в том, что автор карты по материнской линии был связан с родом Замойских и был хорошо знаком с великим коронным гетманом Яном Замойским, а у того была сводная сестра Эльжбета, которая была женой уже известного нам Станислава Влодека, владевшего Плоскировом с 1570 г. "Історія міст і сіл УРСР. Хмельницька обл." (1971), на стр. 66, без ссылки на источники сообщает, что особенно сильно Плоскиров был опустошён татарами в 1512 и 1593 г. И если в 1512-м году это было ещё село, то в 1593 г. речь уже идёт о городке. В 1594 г. Плоскиров в своём дневнике упомянул австрийский дипломат Эрих Лясота: Как видим, Лясота отметил небольшой размер городка, а также (и это особенно важно) сообщил, что уже тогда застройка городка располагалась с двух сторон озера, т.е. уже к тому времени на острове было тесновато, и поселенцы селились за озером. Можно предположить, что при Станиславе Влодеке, а может даже и при его отце, заозёрная часть городка уже могла обзавестись первыми укреплениями, в результате чего Плоскиров мог получить ещё одну внешнюю линию обороны. Из ранних карт, на которых отметили Плоскиров, также стоит упомянуть известную "Радзивилловскую карту" 1613 г.: Источник Судя по всему, самые ранние обозначения на карте Плоскирова пришлись на период правления Станислава Влодека, который умер в 1615 г. В 1615-1616 гг. Плоскиров ненадолго вернулся в королевскую собственность, затем, в 1616 г., городок передали новому владельцу - Станисаву Лянцкоронскому, однако тот умер уже в следующем 1617 г. Какие-либо интересные сведения периода 1615-1617 гг. в поле зрения пока не попали, потому переходим к следующему периоду. В 1617-1643 гг. Плоскировское староство находилось в собственности Станислава Конецпольского, и описанию этого периода в жизни городка отведена отдельная тема. Здесь же кратко коснёмся лишь некоторых моментов. Во-первых, как предположил Николай Крикун (здесь, стр. 122), к 1629 г. в Плоскирове могло быть ок. 260 домов, а отсюда (исходя из формулы 6 человек на 1 дом) узнаём, что число жителей к этому моменту могло достигать ок. 1500 человек. Понятно, что если даже при куда меньшей численности населения уже в конце 16 века жители Плоскирова принялись обустраиваться за островом, по другую сторону озера, то при Станиславе Конецпольском на другом берегу реки должен был существовать полноценный город, тогда как остров к тому времени, как мне кажется, уже рассматривался в качестве цитадели. Во-вторых, именно тогда город появился на картах Боплана: Где-то в 1632-1635 гг. была создана карта, которую приписывают Боплану. На ней видим условное изображение Плоскирова, застройка которого показана на двух берегах озера: Источник Позднее, на своей "Специальной карте" (издана в 1650 г.) Боплан впервые обозначил не только остров посреди озера, но и городские укрепления Плоскирова, расположенные на другом берегу водоёма. Хотя карта родилась в конце 1640-х, данные для неё Боплан мог собрать ещё в 1630-х., и потому на карте, вероятно, видим Плоскиров образца 1630-х гг. Укрепления Плоскирова на одной из копий карты Боплана, 1670-е: Источник Предположу, что укрепления Плоскирова времён С. Конецпольско (т.е. той части города которая находилась напротив острова) были представлены линией рва (учитывая наличие рек и озера, его могли заполнять водой) и земляного вала, верхняя часть которого могла быть укреплена частоколами и башнями. В гипотезу о существовании в Плоскирове бастионных укреплений я не верю, поскольку не нашёл доказательств в поддержку этой версии. Пока остаётся непонятным, почему остров Боплан показал совершенно пустым, лишённым каких-либо укреплений, ведь мало того, что там находился замок старосты, так ещё и сам остров, очевидно, был также защищён. Тут можно только строить предположения - то ли укрепления острова были слишком слабы, чтобы их показывать, то ли для Боплана было важнее показать сам остров, то ли была какая-то совсем инаая причина. В версию, что остров действительно на тот момент был пуст, я не очень верю, поскольку тогда Плоскиров не пребывал в запустении, при этом как более ранние, так и более поздние источники отмечали, что остров не был лишён застройки и укреплений. Рисунок, показанный ниже, содержит много мелких странностей, но в целом он всё же наглядно показывает планировочную структуру Плоскирова образца 1-ой половины 17 века: остров-цитадель со своими укреплениями и замком, соединённый мостом с противоположным берегом, где находились укрепления второй половины города: Источник С 1643 по 1648 гг. Плоскировское староство принадлежало Александру, сыну С. Конецпольского. О том, сделал ли он что-то для развития и укрепления Плоскирова сведений в моём распоряжении пока нет. Что происходило с городом в период Хмельниччины также не совсем ясно. Известно, что в 1648 г. им завладели казаки, но не совсем понятно, брали ли его боем или город сам открыл свои ворота. Также непонятно, что стало с городом потом - был ли он сразу сожжён/разрушен, или же какое-то время казаки его использовали в качестве своего опорного пункта? Непонятно когда именно и при каких обстоятельствах, но всё же в итоге Плоскиров был уничтожен, поскольку в "Реестре дымов Летичевского повета" (1661 г.) поселение упомянуто как полностью разрушенное, а люстрация 1662 г. зафиксировала здесь всего 12 домов, и тогда жители налогов не платили, поскольку "недавно тут осели". В той же люстрации был назван новый владелец Плоскирова - Марцин Замойский. Вряд ли Плоскиров успел хоть немного развиться к 1667 г., когда его снова уничтожают во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. Люстраторы в 1668 г. обнаружили в Плоскирове всего один дом и пару халуп. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике довольно детальное и ценное описание увиденного: Как видим, Вердум упомянул уничтожение Плоскирова 1667 г. татарами, хотя, конечно, очень завышенной кажется цифра в 1500 жителей, которые были уведены тогда в плен, поскольку люстрации 1660-х фиксировали здесь крайне скудное население. Вердум не упоминает укреплений "нового города", но отмечает, что эта восточная половина была полностью опустошена. Вердум пишет, что эта часть "была полуостровом" (на польском - "jest półwyspem"), возможно, подразумевая, что с нескольких сторон эту часть города окружала вода. Интересно выглядит описание острова, который "являлся местным замком" (цитаделью?) и был на тот момент окружён валом и частоколом. На острове на тот момент находилась церковь и ок. тридцати домов, т.е. осуществлялась очередная попытка возродить поселение к жизни, и, естественно, всё снова начиналось с острова, как наиболее защищённого участка. Уже на следующий год, в 1672 г., турки захватили Подолье. Как сообщается в книге Podole pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki 1672-1699 (1994) территорию Подолья турки разделили на 4 санджака, а те в свою очередь поделили на нахии. Плоскиров стал центром одной из 4-х нахий, на которые разделили Меджибожский санджак. Можно сказать, что Плоскиров получил статус турецкого райцентра, и, возможно, некоторое время там мог находиться турецкий гарнизон. Однако, учитывая тот факт, что контроль над этим районом Подолья турки утратили довольно быстро, то вполне вероятно, что в течение практически всего периода оккупации (1672-1699) Плоскиров пребывал в лучшем случае в статусе села. Когда в 1699 г. Подолье вернулось к Речи Посполитой, а Плоскиров - к Замойским, началась очередная попытка возрождения городка, однако в нашем распоряжении нет сведений о судьбе укреплений в 18 веке. Не исключено, что их вообще не пытались восстанавливать, а если и пытались, то к середине 18 века значение этих укреплений очень сильно снизилось. На карте Риччи Занонни 1772 г. Плоскиров показан как село, не укреплённый пункт, хотя при этом по соседству можно обнаружить обозначение многих других старых и устаревших на тот момент укреплений. Это, возможно, свидетельствует о том, что к моменту составления карты в качестве укрепления Плоскиров уже давно не функционировал и не рассматривался. В 1798 г. был создан план города, у которого есть отдельная тема на форуме. На нём не только показан остров, окружённый озером, но также хорошо различима линия земляных укреплений вокруг второй половины города (отмечена стрелочками): На плане 1800 г. также видим эту линию укреплений. Она имеет несколько иную конфигурацию, чем та, которая показана на плане 1798 г., да и контуры острова на двух планах отличаются. Из интересных деталей плана 1800 г. стоит отметить наличие разрывов в валу (на плане 1798 г. их нет), которые могли иметь отношения к местам расположения ворот. Источник: статья здесь, стр. 113. В 1806 г. было составлено "Описание Подольской губернии ... сочинённое подольским губернским землемером Экстером". Это описание дополняла серия планов, среди которых есть и план Проскурова (так с 1795 г. называли Плоскиров). На этом плане также видны линии вала, защищавшего восточную часть города: Источник, стр. 98. В 1822 г. город, застройка которого на тот момент была преимущественно деревянной (по данным 1806 г. в Проскурове из 487 домов только 1 был каменный, остальные - деревянными), пережил большой пожар, в результате чего старый центр выгорел. После этой катастрофы было решено глобально перестроить город по единому проекту. План перестройки Проскурова был одобрен императором Александром I 22 января 1824 г. Кстати, интересно, что под №5 на плане отмечены границы города, которые очерчивал "Вал и ров к ограничению города": Источник, стр. 258 Оригинал (?) плана 1824 г.: Источник Сравнение современной сетки улиц (карта Google) с планом 1824 г.: И хотя планировку города начали менять, следуя новому проекту (подробней об этом здесь), в ходе эпического перекраивания местности, как может показаться, каким-то чудом не уничтожили следы укреплений восточной половины города, поскольку источники (о них речь ниже) вплоть до 1880-х продолжали сообщать, что в городе сохранились остатки городских валов. А если валы в восточной половине города всё же были уничтожены в ходе перестройки города по плану 1824 г. (и это кажется логичным, учитывая масштаб изменений и конфигурацию самих валов, которые сложно было вписать в новую ровную квартальную секту), то какие же валы упоминаются в более поздних источниках? Может, как вариант, это были валы не в восточной части города, а какие-то другие, к примеру те, которые были на острове (он, кстати, меньше всего пострадал от пожара 1822 г.)? Или же упоминания валов после 1824 г. были фантомными, т.е. в источниках упоминалось то, что к тому моменту прекратило существовать? 2-й том издания "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" (1845), на стр. 1008, сообщает о том, что к тому моменту следы земляных городских укреплений были всё ещё различимы: Источник В переводе: "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о существовании следов городских валов, правда, непонятно, что там подразумевается под "старым местечком" - восточная половина города, где на планах 1798 и 1800 гг. видим валы, или всё же остров, который чаще всего и ассоциировали со Старым городом? Если речь всё же об остатках валов на острове, то это может служить подтверждением словам Вердума, который писал, что остров окружал вал, и в то же время это может дать основание для того, чтобы немного под другим углом взглянуть на сообщение М. Орловского, который в 1863 г. написал, что "Теперь не осталось и следов от замка, исключая земляных насыпей", где под "земляными насыпями" могут подразумеваться всё те же земляные валы в "старом местечке", о которых сообщает текст 1884 г, а под "замком" может подразумеваться весь остров. Аэрофото от 5 июля 1944 г. Озера уже нет, но в левой половине кадра ещё читаются очертания острова. В центре и правой половине кадра видна квартальная сетка восточной части города, распланированная в рамках проекта 1824 г. Источник Из современных топонимов о существовании валов напоминает название района Завалье, который располагался к югу от укреплений: Источник Привязать линии городских укреплений к современной карте довольно тяжело, если учесть, что старый центр города был радикально перепланирован почти два века назад, а планы 1798, 1800 и 1806 гг. показывают разные конфигурации оборонного периметра.
  23. Обсуждается этот объект: укрепление в с. Бережница. Село Бережница (wiki) находится в 20 км к западу от Ивано-Франковска, в 4 км от райцентра Калуша: Визиком О существовании в этом селе укрепления узнал совсем недавно, когда Зеновий Федункив (широко известный в узких кругах исследователь фортификации Прикарпатья) рассказал о нём на своей facebook-страничке: Укрепление совсем небольшое - в личной беседе Зеновий сообщил, что "Розміри прясел по гребеню валу: 49 х 50 х 48 х 30 м.". Ниже приведу графические материалы, которыми поделился Зеновий. На карте Фридриха фон Мига (1779-1783) в нужном квадрате нет явно выраженных признаков существования укреплений, но в нужной зоне показано какое-то строение, выполненное (судя по красному контуру) из камня или кирпича. По мнению Зеновия, эта постройка тогда могла стоять на участке укрепления: : Mapire.eu Расположение участка укрепления: Карта Google С примечаниями и пометками Зеновия: Более точная привязка: Ориентировочный план укрепления: От себя добавлю снимок участка с Google Earth (26 октября 2006): Панорамный вид на участок со стороны долины реки - укрепление находится на возвышенности: С расшифровками Зеновия: Участок укрепления, вид с юга. Зеновий уточнил, что "Висота валу в різних місцях коливається від 4 до 1,5 м. Глибина рову - 2-1 м": Одна из уцелевших секций валов:
  24. Буцнів, тепер село Тернопільського району, колись було містечком і могло похвалитися замком (замок обсуджується в цій темі) а тут піде мова про укріплення містечка. Чи були вони в Буцневи і якщо так, то де вони розташовувались? Буцнів розташований на річці Серет, його оточують багато (колишніх та сучасних) містечок (наприклад Микулинці). Так с.Буцнів розташоване відносно Тернополя та Теребовлі: Google Maps І так, щоб сильно вас не вплутувати в всі нестикування в історії цього села ми пройдемося по-суті. А саме – заснування містечка, спорудження укріплень (XV-XVI ст.) та занепад містечка (XVII cт.) і після такого міні-уроку історії ми перейдемо до локалізації укріплень Буцневи. Історія Є декілька легенд, щодо заснування Буцневи, але одна з них цікавіша з нашої (фортифікаційної) точки зору: "Одна з легенд, яка збереглася у пам’яті краян, розповідає, що начебто дуже давно, коли ще не було панщини, ватажок давніх поселенців на ймення Буц заснував на березі річки Серет неприступну фортецю. Біля неї виникло поселення, яке згодом так і назвали на честь засновника – Буцнівом"[1, 12] І ця версія цікава тим, що є певна вірогідність, що Буцнів міг бути заснованим саме таким способом тому що: Частина річки Руда, що протікає через село, називається Брудок. Така назва походить (не від слова бруд, як можна було подумати) а від слова брід, тобто мілководдя по якому можна перейти річку без моста, або човна. Цей перехід міг бути частиною, якогось шляху ще в часи Київської-Русі, якщо це був важливий перехід, то для його захисту логічно було б спорудити фортецю. Якщо детальніше розглянути розпланування Буцневи то можна побачити, що поселення почало розвиватися від краї мису, тобто від замку. Це означає, що і справді, спочатку могло з'явитись якесь укріплення біля якого потім виросло селище. План-схема розвитку Буцневи : freemap.com Етимологічно підтверджується саме така версія заснування, тому що первісна назва – Бучинова, Бучнова – складається з Буч та нова. Буч — означало смілива та звитяжна людина, гордий, непоступливий ("на давньослов'янській"). [2, 14] Тоді коли суфікс ова є польською версією суфіксу ів, але в жіночому роді, це пояснюється тим, що з приходом поляків назви сіл та міст пережили різні трансформації в іменах, однією з таких трансформацій є зміна роду з чоловічого на жіноче. Ось так тлумачить назву поселення Дмитро Бучко: "Утворено від присвійної назви з суфіксом –ів, що виражає приналежність, і наймення власника села (маєтку) *Буцень, пор. Буцинь [6 І, с. 121]. Первісне знач. «Буцнів двір (маєток чи ін.)»."[3,125] Дослівно Буцнів означає – двір хороброї людини (ватажка). Що важливо винести з початку історії Буцневи, так це те що в XV ст. існувало два села з назвою Буцнів – менший/нижній та великий/вищий Буцнів – і вперше вони згадуються в 1464 р. коли Ян Рей з Шумська здав під заставу село меньша і нижня Бучньовка Мацею Любіцькому. Попри грошову оплату Мацей також зобов'язувався заселити інше село Яна Рея – Велику Бучніву.[4, 310] Колись я думав, що це означало заснування цього поселення, але це не логічно так як інше село не називалося б нижній, чи то, меньший Буцнів, так як не було б до якої Буцневи порівнювати. Висновок: Велика Бучніва існувала до 1464 р., але в той час була спустошена, можливо, через татарський набіг. Буцнів залишався селом до кінця XV ст. і перша його згадка в якості містечка датується 1501 р.[5, 92] До 1504 року в книгах Метрики Королівства Польського прослідковується село Верхній/Більший Буцнів,[6, 87] це означає, що саме село нижня/меньша Буцнева перетворилося на містечко Бучинова. Після 1504-го року немає жодної іншої згадки Верхньої/Вищої Буцневи тому село, або злилось з містечком Бучинова, або воно пропало, тобто було спустошене. В 1529 р. місто Буцнів звільняється від податків на 10 років, в цей же час споруджується замок.[6, 9] Через економічний та демографічний ріст, питання про укріплення саме містечка зростало (тому що, вже не все населення поміщалося в замку – авт.) тому я припускаю, що перші укріплення Буцневи могли появитися саме в цей період. Не письмовим доказом існування Буцневи в якості містечка в цей період свідчать наступні мапи: Gerard Mercator (1554) Джерело Giacomo Gastaldi (1562) Джерело Paolo Forlani (1568) Джерело 1566: Джерело: @AnKo Згідно з моїми розрахунками на цій мапі також зображено Буцнів: Vaclovas Grodeckis (1570): Джерело Враховуючи те, що в XVI ст. на складання карти могло піти 10, а то й 15 років, то можна сказати, що Буцнів, показаний на них, відповідає своєму статусу в 1540–50-их роках. В ті часи далеко не всі містечка (деколи навіть міста) не були показані на цих картах, а Буцнів був показаний на рівні з такими містами як Бучач, Збараж, і т.к. це говорить про його досить поважний статус в період коли вже був заснований Тернопіль. В 1540 році власником ''міста'' Буцневи згадується Мацей Влодек (саме його родинний герб Правдич, став гербом містечка [7, 3]) що свідчить про те що він мав великий вплив на Буцнів. Напади на Тернопіль в 1544 та 1549 роках [1, 19] мали заставити його задуматись про оборону власного містечка (в тому випадку, якщо укріплень не було збудовано раніше). Пізніше, містечком володів його син Станіслав Влодек від 1570 року (смерті батька), саме він сприяв будівництву брами в Кам'янці-Подільському та фортифікації цієї фортеці, що говорить про його інтерес в укріпленнях. Тому, можна припустити, що він так само мав би підтримувати захист свого містечка, тим паче, що в 1575 та 1589 роках відбулися два великих татарських напади.[1, 19] Ян Бауер вважає,що через зростання Тарнополя в якості оборонного та адміністративного центру такі містечка як Баворів, Борки, Буцнів, Чернелів та Ожигівці починають занепадати. [8, 171] Але в 1602 році Буцнів згадується у переліку міст і містечок Станіслава Влодека [9, 725], тобто Буцнів не перетворився на село через вищезгаданий процес. В 1608 році Буцнів позначено на Єзуїтській карто-схемі на рівні інших містечок, як володіння Фірлеїв.[11]Скоріш за все, тому що Станіслав передав містечко як залог на одруження його дочки Ядвіги з люблінським воєводою Пйотром Фірлеєм (помер в 1619 р.). В 1612—1629 pp. шляхетські й магнатські міста становили більше 72 відсотків загалу. Вони були розташовані в основному у Теребовлянському повіті. Поряд з ними тут існували лише чотири королівські міста: Бірки, Буцнів, Яблунів і Теребовля, - які не підпорядковувалися адміністрації місцевих староств.[12, 34] В 1620 році татари спустошили і спалили ряд галицьких містечок – Калуш, околиці Рогатина, Коломию, в тому числі містечко Буцнів. «Не встигла Галицька земля повернутися до нормального життя і передихнути від тих страшних руйнувань, як уже восени 1621 р. ці терени стали місцем двох наїздів. На початку вересня під час польсько-турецької війни татарські підрозділи під проводом брата хана Джаніберга Гірея відірвалися від головних сил, що брали участь у битві під Хотином, і напали на землі руського воєводства і Поділля. Дорогою вони спалили Галицьку землю. 18 вересня ординці... розбили табір неподалік Козлова, нищачи при цьому околиці і забираючи в полон місцевих людей. 6 жовтня татарські підрозділи добралися до Тернополя, де зустріли опір поляків під керівництвом дідича міста Томаша Замойського. Наприкінці вересня на Галицьку землю напали численні підрозділи турків, татар та італійців. Під час цього нападу були спустошені Косів, Калуш, Коломия, Підгороднє, Кулачківці, Тлумач, Бариш, Снятин і Буцнів»[12, 17-18] Після цього Буцнівський замок відбудовується, а Буцнів cтав селом, але вже через сім років (в 1628 р.) Буцнів згадується як адміністративний центр негродового староства Буцнів.[1,20] Попри все, Elzbieta Hornowa вважає, що Буцнів був заснований як місто саме в цей період: Джерело Та його історія в якості містечка закінчується в 1649 році, тоді, при переході військ Богдана Хмельницького з-під Збаразької фортеці до Зборова, в Буцневі було знищено 96 будинків.[11, 47] І хоча, Буцнів продовжував називатись містечком до середини XVIII cт., фактично він ним більше не являвся. Локалізація Так як в нас немає жодних документальних згадок укріплень, описів або зображень, то буде важко сказати, як факт, що укріплення існували. Саме тому я привів історію Буцневи, щоб показати, що ці укріплення не такі вже й гіпотетичні. Щоб локалізувати укріплення, використаємо все що в нас є, тобто мікротопоніми, перепади висот, і т.к. Почнемо з вулиці яка називається Вал, ось що каже про неї Богдан Новосядлий: Але, на мою думку сучасна вулиця Вал розташовується прямісінько на місті рову, тому що з двох сторін вулиці йдуть схили в напрямку центру: Джерело *Через ракурс зйомки, тут видно лише один бік схилу. А з півдня містечка зберігся перепад висот приблизно на метр висоти. Тобто, укріплення проходили приблизно в цьому районі: Google maps І якщо з південною та східною стороною все біль-менш ясно, то з північною та східньою не зовсім. Колись, через дорогу від костелу, розташовувалася церква, але чи була вона включена в міські укріплення містечка? З однієї сторони, зазвичай церкви будувалися поблизу, або на розі торгівельної площі, але з другої сторони між вулицями Вал та Шевченка (головною вулицею Буцневи) розташовувався цвинтар (до приходу Австро-Угорщини) і вони розташовувалися так, щоб був близький доступ до церкви. Я припускаю, що церква входила до містечка і була захищена міськими укріплення, тим паче вона їх доповнювала, тому що дзвіниця могла використовуватись як дозорна башта. А східна сторона могла, впринципі обійтись і без укріплень, так як, природньо, там сильний перепад рельєфу+ річка Серет, яку неможливо перейти вбрід. Щоб знайти розташування в'їздних воріт потрібно поглянути на вулиці, так з західної сторони вулиці Залізнична та Вал зливаються, так ніби є лише один в'їзд в містечок. Ось як я уявляю розташовування в'їздних брам та валів: Google maps Нажаль, не збереглось імен цих воріт, але нам відомо, що зазвичай в'їздна брама називалась по назві найближчого міста в тому напрямку, в якому веде дорога від брами. В такому випадку, південна брама називалась би Теребовлянською (Теребовельською), а західна - Тернопільською. Є один нюанс, так як теперішня головна артерія села получається "заблокованою" валом з півночі, але нагальності в спорудженні третьої брами не було, тому що вулиця Вал також вела на Тернопіль і третя брама знижувала б обороноздатність містечка. На закінчення, я зробив такий план-схему Буцневи станом на кінець XVI - поч. XVII ст. : З тлумаченням: 1: П'ятикутна торгівельна площа 2: Церква 3: В'їздні ворота та вал з частоколом. 4: Замок зображено (50x60 метрів) 5: "Верхній" став 6: Дамба з мостиком 7: р.Серет 8: пагорб Бібліографія – Буцнів. Екскурс у минуле на хвилях любові: Іст.-краєзн. нарис // Б. Новосядлий. — 2-е вид., перероб. і доп. — Т.: Джура, 2006. — 296 с. – Станкевич М. Бучач та околиці. — Львів : СКІМ (Спілка критиків та істориків мистецтва), 2010. — 256 с., іл. – Наукові записки ТНПУ. Серія: Мовознавство. – Вип. ІІ(24) 2014 – (оцифрований варіант) – Akta grodzkie i ziemskie. – Lwow, 1887. – T.XII. – 584 с. – (оцифрований варіант) – Matricularum Regni Poloniae summaria ed. Wierzbowski T.II — 407 с. — (оцифрований варіант) – Matricularum Regni Poloniae summaria ed. Wierzbowski T.III – 628 с. – (оцифрований варіант) — Bauer J. Z przeszłości osiedli województwa tarnopolskiego. — część I. — Tarnopol, 1935 — 57 с. — (оцифрований варіант) — Клименко Олег, Хаварівський Богдан. Буцнів. // Нова тернопільська газета — 2001. — 3 жовт. — Клименко Олег, Хаварівський Богдан. Міська геральдика Тернопільщини — Тернопіль: Валя, 2003 — Sąd Grodzki Trembowlski. — T.105 — Иезуитская карта-схема 1608 года: Тернополь и округа — Hornowa Elżbieta. Stosunki ekonomiczno-społeczne w miastach ziemi halickiej w latach 1590-1648. — Opole, 1963.
×
×
  • Create New...