Перейти к публикации
Замки и Крепости Украины - Форум

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'городские укрепления'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • События
    • События
  • Наши Земли
    • Крым
    • Винницкая область
    • Волынская область
    • Днепропетровская область
    • Донецкая область
    • Житомирская область
    • Закарпатская область
    • Запорожская область
    • Ивано-Франковская область
    • Киевская область
    • Кировоградская область
    • Луганская область
    • Львовская область
    • Николаевская область
    • Одесская область
    • Полтавская область
    • Ровенская область
    • Сумская область
    • Тернопольская область
    • Харьковская область
    • Херсонская область
    • Хмельницкая область
    • Черкасская область
    • Черниговская область
    • Черновицкая область
  • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
    • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
  • Другие достопримечательности Украины
    • Без оборонного прошлого
  • Замки и Крепости Европы
    • Укрепления в Европе
  • Тематические беседы по общим вопросам
    • Общение на тему укреплений
  • Осадная мастерская
    • Оборона и осада замков, крепостей и прочих укреплений
  • Библиотека
    • Литература по теме
  • Картография
    • Карты и всё, что с ними связано
  • Портретная галерея
    • Персоны и Личности
  • Кино
    • Кино по теме
  • Замковый парк
    • Беседы на отвлечённые темы
  • Кузня - фигурная ковка форума
    • Обсуждение технических сторон форума

Календари

  • Основной календарь

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


MSN


AIM


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы

Найдено 38 результатов

  1. Год издания: 2018 (на основе материалов 1930-х гг.) Автор: Чеслав Хованец (Czesław Chowaniec) Научная редакция: Мирослав Волощук, Норберт Мика, Зеновий Федункив Издательство: Ladex, Львов Язык: польский Формат: 16,8х23,5х1,8 см Переплёт: мягкий Бумага: офсетная Количество страниц: 316 Иллюстрации: 16 страниц частично с цветными, частично с чёрно-белыми иллюстрациями (старые планы, фото, рисунки) Тираж: 500 экз. ISBN: 978-966-823-363-0 Где купить: г. Ивано-Франковск, ул. Сечевый стрельцов, д. 56 Дом польской культуры. К сожалению, on-line-продажа вроде бы не планируется. Аннотация: Краткая биография автора: От редакции: Текст (на польском) приведён здесь. Примеры страничек: Содержание: На польском: В переводе:
  2. Обсуждается план, на котором показаны городские укрепления Межирича, а также укрепления Троицкого монастыря В каталоге Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) среди планов, выявленных исследовательской группой во главе с Тадеушом Поляком и при участии Яна Лешека Адамчика, попался такой вот хоть и простенький и местами даже неточный, но при этом всё же очень интересный план Межирича, на котором чётко показаны укрепления городка и монастыря: Сопроводительная информация, которой сопроводили публикацию плана авторы каталога, очень скупа: Как видим, судя по предоставленным сведениям, план в оригинале назывался "Местечко Межирич" и датирован он 1790 г. Найден он был в коллекции РГВИА: фонд 846, опись 16, дело 21546, лист 1. При желании можно получить оригинал - он, наверняка, цветной, и потому может быть более информативным, чем опубликованная чёрно-белая копия. Составитель справки уточнил, что план, к сожалению, не был укомплектован экспликацией. Также в справочке сказано, что на плане показаны: "городские валы, бастеи [городских укреплений], бастионный замок". Отсюда узнаём, что автор текста не наводил справки по Межиричу, иначе он быстро выяснил, что "замок" - это на самом деле монастырь, а "бастионы", которые якобы его защищают, на самом деле являются башнями. Так в наши дни выглядит "бастионный замок": Источник У городских укреплений Межирича на форуме есть отдельная тема, потому тут особо о них распаляться не буду, лишь кратко упомяну, что валы, некогда защищавшие городок, в той или иной мере сохранились практически вдоль всего периметра, а от двух ворот, показанных на плане, до наших дней дожили (да и то в состоянии руин) только Заславские ворота (они показаны в верхней части плана). Кстати, план хорошо как минимум тем, что показывает, где находились вторые ворота, и даёт намёк на то, что они могли иметь приблизительно такой же вид, как и Заславские ворота. Один из уцелевших отрезков городского вала, приспособленного для хозяйственных нужд: Заславские ворота: Источник Из других интересных деталей стоит отметить, что на плане не пустует тот участок, на котором в наши дни можно увидеть известную и уникальную в своём роде печь (которая, как оказалось, некогда находилась внутри не дожившего до наших дней дворца): Кстати, очень часто можно встретить мнения, что печь эта всегда была на открытом воздухе, мол, тут стража грелась, готовила себе еду, кипятила смолу во время осад/штурмов и всё такое, но на самом деле всё было куда более прозаично - это печь, лишённая дома: Так всё это выглядит на спутниковом снимке Google (1 - монастырь, 2 - городские валы, 3 - Заславские ворота, 4 - печь):
  3. Filin

    Дубно: план 1760-х (?) гг.

    Обсуждается план, на котором показаны укрепления города Дубно и его замка. В каталоге Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) среди планов, выявленных исследовательской группой во главе с Тадеушом Поляком и при участии Яна Лешека Адамчика, попался небольшой план (в каталоге его размеры всего 17х11 см) Дубно, который, однако, выглядит очень интересно, поскольку там довольно чётко показаны укрепления города и замка. К сожалению, план в каталоге привели в чёрно-белом виде, тогда как оригинал, очевидно, цветной, и уже за счёт этого более информативен в глазах исследователя. Но пока цветного варианта перед глазами нет, присмотримся к чёрно-белому. Для сравнения спутниковый снимок Google (ориентировал его также, как и план, чтобы юг был вверху, а север - внизу) с выделенным участком бастионных укреплений замка и линией городских укреплений с Луцкими воротами: План в каталоге дополняет очень краткая сопроводительная информация: Как видим, в оригинале план, очевидно, подписан как "Местечко Дубно". Датирован он концом 18 века, но толком непонятно, то ли это датировка от составителя справки, то ли так план датирован в архиве. Оригинал хранится в РГВИА: фонд 846, опись 16, дело 21546, лист 1. Из сопроводительной справки непонятно, какой размер оригинального плана, потому нельзя сказать, какую именно его часть опубликовали в каталоге - может практически весь план, а может на плане показан целый район, а в каталоге привели только фрагмент с городом. Экспликацией план, очевидно, не был укомплектован, поскольку она не приведена в каталоге и пометок на плане не видно, если не считать того, что озеро подписали как "Став". Это ещё раз отсылает к мысли, что на самом деле это может быть не план, а фрагмент карты. Автор сопроводительной справки написал: "На плане показаны бастионные фортификации, окружающие город и замок". Это утверждение в деталях, как по мне, ошибочно, поскольку на плане видим бастионные укрепления только у замка, тогда как город прикрывает вал с укреплениями не бастионной, а скорее тенальной структуры. На плане чётко показана уцелевшая до наших дней линия бастионных укреплений замка, обращённых к городу. По центру куртины, очевидно, выделен надвратный корпус: На территории замка показаны дворцовые и, возможно, какие-то хозяйственные постройки: Но больше всего меня заинтересовало то, что на участке старого укрепления (там было городище), расположенного в тылу нового замка, у реки, также видим какие-то линии укреплений, причём на одном из углов довольно чётко читается небольшой бастиончик. Я не могу похвастаться тем, что знаю все старые планы Дубно, но на тех, которые мне попадались, я не встречал такого вот чёткого обозначения укреплений на островке. Возможно, на оригинальном плане за счёт цвета можно даже понять, были ли эти укрепления из земли или из кирпича, а вот с чёрно-белой копии информацию о материале считать сложно. Но так или иначе, план намекает на двухчастную структуру замка: Что касается городских укреплений (у них, к слову, на форуме есть отдельная тема), то видим линию вала, прикрывающую подступы к городу с запада. На подступах к Луцким городским воротам имеется внешнее укрепление тенального типа, а ближе к озеру, в "углу", показан ещё один выступ-батарея. Эти детали на других планах мне также не попадались: Поскольку на плане довольно тщательно показали укрепления различных типов, то большое значение приобретает не только то, что на плане показали, но и то, что там не показали, а не показали там укрепления, которые защищали город с других сторон. То ли на других участках укрепления были куда более скромными и к концу 18 века они уже прекратили своё существование, то ли какие-то их следы ещё можно было увидеть, но они были не достаточно значимыми, чтобы их решили отдельно выделить на плане. Если с юга границу города формировало озеро, и оно же обеспечивало с этой стороны защиту, то с северными подступами всё не так однозначно, и где именно тут проходила линия укреплений, мне пока не до конца ясно. Возможно намёком на её существование могут считаться обозначения на участке, где показана дорога, идущая вдоль линии застройки, а за этой дорогой еле различимы контуры какой-то полосы, которая, возможно, могла иметь отношение к ещё одной секцией вала или же могла обозначать ров: Такие вот первые мысли. Если есть, что добавить, милости просим.
  4. Обсуждается этот объект: Укрепления города Межирич Межирич - село в тени Острога. Если бы не уцелевший монастырь, то неизвестно, смог бы вообще Межирич привлечь к себе внимание туристов и путешественников. Впрочем, сейчас речь пойдёт не о монастыре, а об укреплениях города. Кстати, в наши дни Межирич довольствуется скромным званием села, а несколько веков назад это был полноценный город/городок, в обязанности которого входило (помимо всего прочего), усиливать обороноспособность близлежащего Острога. Таким образом, все враги, намеревавшиеся напасть на Острог вряд ли могли бы обойти вниманием Межирич… В наши дни Межирич среди путешественников известен в основном благодаря прекрасно сохранившемуся укреплённому монастырю, но в рамках данной темы хотелось бы затронуть тему укреплений города. К слову, Межиричский монастырь представлял собой этакую вариацию цитадели – укрепления внутри укрепления, и мог служить в качестве последнего оплота защитников города, в случае если неприятель прорывался за линию городских валов, также за линию стен монастыря. Начнёмс. Вот так село Межирич расположено относительно Ровно, Острога, Нетешина и Славуты: Острог такой близкий сосед Межирича, что многие предпочитают пройти от Острожского замка к монастырю пешком, чем думать о том, как туда добраться на местном общественном транспорте. Поселение было основано в рамках классической древнерусской традиции – в «вилке», образованной руслами двух рек, откуда и название городка, значащее буквально «Между рек»: Основание поселения часто относят к древнерусскому периоду, однако первое известное письменное упоминание о нём относится к 1396 году. Так Межирич выглядит в наши дни. Видно, что в отсутствии внешней угрозы застройка «щупальцами» начала разрастаться в стороны от городка: Живая карта А так центральная (самая интересная) часть села выглядит в наши дни: А теперь попробуем на данной карте обозначить укрепления, воспользовавшись личными знаниями, а также наводками неизвестного благодетеля, который посчитал нужным на ВикиМапии отметить линии уцелевших городских валов: Укрепления города представляли собой земляной вал, который в двух местах пробивали каменные ворота. Всего ворот было двое – Заславские (южные) и еще одни, название которых мне пока узнать не удалось. Общая длина вала – не менее 2 км. Когда первый раз попал в Межирич, то подумал, что уцелевший вал и ворота – это остатки поздних укреплений монастыря. Мол, изначально монастырь окружили каменными укреплениями, а когда они утратили своё значение, обитель решили обнести ещё и земляным валом. Но, как оказалось, ворота и отрезок вала, которые можно увидеть возле монастыря, к самому монастырю особого отношения не имеют. Теперь хочется исследовать остальные участки вала и посмотреть на место, где могли быть расположены вторые городские ворота. Судя по ВикиМапии, вал сохранился чуть ли не по всему периметру и разрушен только на отдельных участках. Сложно в такое поверить, в условиях, когда многие десятки городов вообще полностью лишились своих оборонных поясов... В общем, если окажется, что вал в Межиричах действительно так хорошо сохранился, как кажется, то этот городок с точки зрения фортификаторов должен повысить свой статус. Так в наши дни выглядят Заславские ворота и примыкающий к ним земляной вал: Вообще эти ворота заслуживают самого пристального внимания, поскольку на территории Украины сохранились единицы подобных образцов укреплений старинных городов. К сожалению, этот артефакт находится в тени величественного монастыря, а иногда (что особенно прискорбно), ещё и в тени уникальной печи. Кстати, хрупкое кирпичное перекрытие явно выглядит как более позднее наслоение, а если учесть, что в «Памятниках градостроительства и архитектуры Украинской ССР» есть фото, на котором вообще не видно перекрытий, то напрашивается мысль, что всё это новодел, попытка некой «реставрации». Собственно, знакомые ворота, вид со стороны города:
  5. Обсуждаются эти объекты: укрепления города и замка в Великой Коснице. Село Великая Косница (укр. Велика Кісниця) расположено на берегу Днестра, в 120 км к югу от Винницы, в 16 км к юго-востоку от райцентра Ямполя: Живая карта К середине 17 века Косница обзавелась комплексом укреплений, отмеченном на карте Боплана (издана в 1650 г.): На карте укрепления Косницы (Kouszeniecz) показаны в 35 км ниже по течению Днестра от Ямполя. В 60 км от Косницы, ниже по петляющему руслу Днестра, находится укрепления в Каменке (теперь это Приднестровье). Вполне вероятно, что все эти укрепления входили в систему приграничных форпостов, а параллельно служили локальными центрами обороны для жителей близлежащих поселений. По карте Боплана видно, что в районе Косницы несколько рек (в т.ч. и речка Ольшанка) сливаются в один поток, впадающий в Днестр. Судя по данным карты, русло упомянутого днестровского притока делило укрепления Косницы на две части - на северном берегу находился замок-цитадель, на южном - укреплённый городок. Аналогичным образом укрепления показывались и на более поздних копиях боплановской карты. К примеру: Источник Ранее упоминания Косницы время от времени мелькали в документах конца 16 - начала 17 века, о чём сообщает издание Źródła dziejowe. T. XXI. Polska XVI wieku. T. X. Ziemie ruskie - Ukraina (Kijów - Bracław), изданное в 1894 г. 1594 год (стр. 393). Косница фигурирует в документе о разделе владений: 1596 год (стр. 400). Снова в спорах о разделах владений: 1606 год (стр. 517). Косница в статусе села упомянута в очередном территориальном споре: 1606 год (стр. 519). А вот в этом документе Косница уже со статусом "местечка", т.е. городка: 1616 год (стр. 581). Если в начале 17 в. Косница уже могла именоваться городком, то, возможно, укреплениями она начала обзаводиться в этот период. В 1674 г., в разгар борьбы между гетманами Петром Дорошенко и Иваном Самойловичем, Косница оказалась в сфере влияния последнего. Вскоре войска турок, союзников П. Дорошенко, переправились через Днестр и принялись громить центры мятежа, и Косница тогда попала под раздачу - городок был взят одним из первых, а его жители вырезаны. Вот как об этом сообщает Літопис Самовидця: Вполне вероятно, что именно после этого разгрома укрепления более не возрождались. Уже знакомая схема укреплений Косницы на карте 1767 г. авторства Риччи Заннони: Источник Самое раннее (из тех, которые мне известны) упоминание укрепления встретилось в Топографическом описании Подольской губернии 1799 года. Там, в описании Косницы, упоминается небольшое квадратное в плане земляное укрепление, а также сообщается, что на его участке выстроены конюшни для расквартированного здесь гусарского полка. О том, что это за укрепление автор справки не знал: Осмелимся предположить, что это укрепление и было тем самыми замком-цитаделью, показанным на карте Боплана. Косница (а точнее - уже Великая Косница) на карте Шуберта (1863-1877): Укреплений не видно, зато хорошо видны другие детали. Так, явно выделено, что застройка села расположена в низине, на берегу Днестра, а с других сторон над ней доминируют плато более возвышенных береговых участков. Хорошо заметно место впадения р. Марковки в Днестр, и, вероятно, где-то близ этой реки (если верить карте Боплана) и стоит искать участки укреплений и их следы (если таковые уцелели). Описание Великой Косницы из 4 тома "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego..." (1883): Источник Здесь нет упоминания укреплений, сообщается лишь о "пещерах в скалах", которые местные жители использовали в качестве убежищ во время наездов татар. Также сообщается, что село некогда принадлежало Замойским, затем (в качестве приданого) перешло к Конецпольским, а затем к Любомирским, представитель которых в свою очередь продал село вместе с цекиновским ключом государству. Десятью годами ранее выхода в свет упомянутого тома "Географического словаря" в нужном нам районе археологическую разведу осуществил Владимир Антонович. Итоговые материалы этой разведки были опубликованы в 8 томе "Записок Императорскаго русскаго археологическаго общества" (1896): Источник, см. стр. 268. Как видим, В. Антонович оставил очень много ценной информации. Хорошо сохранившееся на тот момент укрепление (очевидно, то же самое, которое было упомянуто в описании 1799 г.) находилось "на низком месте", всего в 20 саженях (т.е. ок. 40 метрах) от берега Днестра. Оборонный пункт местные называли "Польским замком" и считали его польской крепостью. Размеры укрепления приблизительно 40х40 сажень (т.е. 85х85 метров), в окружности 160 сажень (ок. 340 метров) т.е. это был не шанец/редут, а более серьёзное сооружение. Вероятно вначале В. Антонович указал размеры внутреннего двора, потому что дальше по тексту он сообщил, что длина периметра вала - 190 сажень (ок. 400 метров), а это уже по 47,5 сажень (ок. 100 метров) на каждую из сторон квадрата. 100х100 метров - это уже размеры среднего замка. Ширина вала также весьма внушительная - 6 сажень (ок. 13 метров), высота - 1 1/2 сажени (ок. 3 метров). Въезд в укрепление находился с юга, и это важная деталь, поскольку на карте Боплана именно к югу от замка находился укреплённый городок, потому, как по мне, это ещё один довод в пользу версии, что речь идёт об одном и том же объекте. В 1870-х на участке находились дома местных жителей, и, вероятно, их огороды. Эти же сведения со ссылкой на В. Антоновича привёл в своей Археологической карте Подольской губернии (1901) Евфимий Сецинский, правда он немного сократил исходное описание 1873 г.: На графическом варианте карте объект также отмечен как "городище" (символ квадрата) "неопределённого времени" (фиолетовый цвет). Метка поставлена к югу от устья Марковки, что, вероятно, не совсем правильно, поскольку замок, думаю, находился к северу от устья. Сам Е. Сецинский объект не видел и о его точном расположении не знал, то в этом, возможно, и кроется причины ошибки. В "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901) авторства всё того же Е. Сецинского, находим ещё немного интересных сведений о селе, жаль только, что на этот раз об укреплениях автор не упоминает: В этой справке заинтересовало упоминание наводнений, разрушительная сила которых, очевидна, была весьма внушительной, поскольку в той же справке Е. Сецинский сообщил, что по рассказам сторожилов в 1795-1798 гг. наводнение смело деревянную церковь. Вполне вероятно, что такие наводнения могли помогать стирать следы городских укреплений, которые, вероятно, также как и замок находились неподалёку от берега Днестра. И всё же замок уцелел (или он находился на каком-то возвышении в долине реки?), а вот ситуация с городскими укреплениями пока непонятна. Косницу упомяну в своей книге "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004) Ян Лешек Адамчик, правда, там ничего особенно нового, и всё же для коллекции приведём и эту справку: Перевод:
  6. Обсуждается этот объект: городские укрепления Плоскирова От темы Плоскировского замка переходим к теме городских укреплений. Чтобы не повторяться, здесь более кратко буду упоминать сведения, которые в более развёрнутом виде уже опубликованы в теме замка. В 15-17 вв. Плоскиров (именно так до 1795 г. назывался г. Хмельницкий) относился к королевской собственности, а поскольку короли предпочитали его передавать в пожизненное владения различным своим подданным, то большую часть своей история эта "королевщина" пробыла в частных руках, хотя изредка и ненадолго поселение всё же возвращался к короне, но каждый раз его снова передавали новому владельцу. Самое раннее упоминание села Плоскировцы встречается в документе 1434 г. В 1493 г. ещё одно упоминание, и также в статусе села, которое тогда насчитывало всего 8 дымов (т.е. 8 домов, где могло жить ок. 40-50 человек, если исходить из числа 5-6 человек на один дом). В 1542 г. в Плоскирове собрали налог с 8 плугов. Если исходить из принятой средней цифры в 12 человек на 1 плуг, то получаем 96 человек населения. Вероятно, положение поселения в лучшую сторону началось меняться в 1550 г., когда король Сигизмунд II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку. Новый владелец стал на путь превращения села в городок, для чего построил здесь замок (косвенно упомянут в документе 1565 г.), а в 1566 г. вроде бы выхлопотал у короля какую-то ограниченную версию Магдебургского права. В 1565 г. налог собрали уже с 19 плугов, т.е. население к тому времени могло вырасти до 230 человек. В 1569 г. числилось 22,5 плуга (ок. 270 человек). В общем, население городка росло. Можем предположить, что именно в этот период, т.е. в 1550-х - 1560-х гг., были заложены основы интересной оборонной концепции городка, которая в значительной степени опиралась на использование водных преград. Правда, какие-то элементы этой защиты (русла рек, болота) могли использоваться и ранее, но основные работы по искусственному изменению местности всё же, думаю, начали проводить в середине 16 века. Старый городок обосновался в болотистой долине, в месте впадения реки Плоска (что отразилось на названии Плоскирова) в Южный Буг, который тогда называли просто Богом. Рядом с местом слияния рек имелась небольшая возвышенность, то ли естественная, то ли частично подсыпанная. Вероятно, при помощи дамбы (или системы дамб) удалось создать в этом месте озеро, затопившее окружающую местность, в результате чего возвышенность превратилась в остров, за которым закрепилось название "Кемпа" (так остров называли и в 19 веке). Конечно, не исключён вариант, что остров существовал изначально, о чём повествует популярная в Хмельницком гипотеза, согласно которой у р. Плоской существовал рукав, которому дали название Ров, и вот эти два водных потока, недалеко от места впадения в Буг, огибали островок, на котором и возник городок, названный Плоски+Ровом. Но даже если всё так и было, то обрамления из речек , очевидно, не могло обеспечить надёжную защиту, потому-то там и разлили озеро. Вероятно, в районе Плоскирова была обустроена переправа через Южный Буг, сам же городок начал играть некоторую (хотя, кажется, не особенно большую) роль одного из опорных пунктов на пересечении нескольких дорог. Кстати, тут нужно установить причинно-следственную связь - был ли первым построен городок, а потом переправа или же тут было удобное место для переправы, и именно потому тут возник город? Вот так в наши дни р. Плоска впадает в р. Южный Буг относительно современной территории г. Хмельницкого: Карта Визиком А вот ориентировочный район, где некогда находился остров: Карта Визиком В наши дни Плоска всё ещё впадает в Буг чуть западней Старого города, но о существовании в этом месте озера с островом уже мало что напоминает. Интересно, что до конца 1580-х гг. в районе Плоскирова на картах показывали озеро Амадоку, сам же Плоскиров там отсутствовал, как, к примеру, на этой карте 1562 г.: Источник Городок основали на границе между Подольем и Волынью, и эту границу очень часто можно обнаружить на старых картах, к примеру, вот на этой карте 1665 г.: Источник Но вернёмся к истории городка. В 1570 г. Мацей Влодек умирает, и городок Плоскиров переходит к его сыну Станиславу, который, вероятно, продолжил дело отца по развитию и защите поселения. В 1578 г. король Стефан Баторий предоставил городу привилегию на ежегодное проведение ярмарок на Новый Год, Св. Вита и Рождество, а также на проведение еженедельных торгов. Это, конечно же, также в лучшую сторону отразилось на благосостоянии Плоскирова. В 1585 г. была издана книга Станислава Сарницкого "Descriptio veteris et novae Poloniae" (т.е. "Описание старой и новой Польши"), и там можно найти очень краткое упоминание Плоскирова (приведены только название городка и его координаты). Как сообщает историк Дмитрий Вирский (здесь, стр. 179), основная часть данных для книги была собрана ещё в 1576 г., в ходе люстрации земель Русского и Подольского воеводств, потому, вероятно, к этому периоду стоит отнести и получение С. Сарницким сведений о Плоскирове. Источник Но в этой истории интересно не только это упоминание (хотя, возможно, это первое упоминание Плоскирова в печатном издании), а то, что вскоре после этого, вероятно, где-то между 1585 и 1587 гг., С. Сарницкий создал малоизвестную рукописную карту, которая в свою очередь была опубликована в его книге "Annales sive de origine et rebus gesus Polonorum et Lithuanorum libri VIII" (1587). И, вероятно, это была первая карта, на которой обозначили Плоскиров (во всяком случае, более ранних обозначений мне пока найти не удалось): Источник Тут стоит отметить, что Плоскиров в книге и на карте Сарницкого мог появится совсем не случайно, а благодаря родственным связям. Дело в том, что автор карты по материнской линии был связан с родом Замойских и был хорошо знаком с великим коронным гетманом Яном Замойским, а у того была сводная сестра Эльжбета, которая была женой уже известного нам Станислава Влодека, владевшего Плоскировом с 1570 г. "Історія міст і сіл УРСР. Хмельницька обл." (1971), на стр. 66, без ссылки на источники сообщает, что особенно сильно Плоскиров был опустошён татарами в 1512 и 1593 г. И если в 1512-м году это было ещё село, то в 1593 г. речь уже идёт о городке. В 1594 г. Плоскиров в своём дневнике упомянул австрийский дипломат Эрих Лясота: Как видим, Лясота отметил небольшой размер городка, а также (и это особенно важно) сообщил, что уже тогда застройка городка располагалась с двух сторон озера, т.е. уже к тому времени на острове было тесновато, и поселенцы селились за озером. Можно предположить, что при Станиславе Влодеке, а может даже и при его отце, заозёрная часть городка уже могла обзавестись первыми укреплениями, в результате чего Плоскиров мог получить ещё одну внешнюю линию обороны. Из ранних карт, на которых отметили Плоскиров, также стоит упомянуть известную "Радзивилловскую карту" 1613 г.: Источник Судя по всему, самые ранние обозначения на карте Плоскирова пришлись на период правления Станислава Влодека, который умер в 1615 г. В 1615-1616 гг. Плоскиров ненадолго вернулся в королевскую собственность, затем, в 1616 г., городок передали новому владельцу - Станисаву Лянцкоронскому, однако тот умер уже в следующем 1617 г. Какие-либо интересные сведения периода 1615-1617 гг. в поле зрения пока не попали, потому переходим к следующему периоду. В 1617-1643 гг. Плоскировское староство находилось в собственности Станислава Конецпольского, и описанию этого периода в жизни городка отведена отдельная тема. Здесь же кратко коснёмся лишь некоторых моментов. Во-первых, как предположил Николай Крикун (здесь, стр. 122), к 1629 г. в Плоскирове могло быть ок. 260 домов, а отсюда (исходя из формулы 6 человек на 1 дом) узнаём, что число жителей к этому моменту могло достигать ок. 1500 человек. Понятно, что если даже при куда меньшей численности населения уже в конце 16 века жители Плоскирова принялись обустраиваться за островом, по другую сторону озера, то при Станиславе Конецпольском на другом берегу реки должен был существовать полноценный город, тогда как остров к тому времени, как мне кажется, уже рассматривался в качестве цитадели. Во-вторых, именно тогда город появился на картах Боплана: Где-то в 1632-1635 гг. была создана карта, которую приписывают Боплану. На ней видим условное изображение Плоскирова, застройка которого показана на двух берегах озера: Источник Позднее, на своей "Специальной карте" (издана в 1650 г.) Боплан впервые обозначил не только остров посреди озера, но и городские укрепления Плоскирова, расположенные на другом берегу водоёма. Хотя карта родилась в конце 1640-х, данные для неё Боплан мог собрать ещё в 1630-х., и потому на карте, вероятно, видим Плоскиров образца 1630-х гг. Укрепления Плоскирова на одной из копий карты Боплана, 1670-е: Источник Предположу, что укрепления Плоскирова времён С. Конецпольско (т.е. той части города которая находилась напротив острова) были представлены линией рва (учитывая наличие рек и озера, его могли заполнять водой) и земляного вала, верхняя часть которого могла быть укреплена частоколами и башнями. В гипотезу о существовании в Плоскирове бастионных укреплений я не верю, поскольку не нашёл доказательств в поддержку этой версии. Пока остаётся непонятным, почему остров Боплан показал совершенно пустым, лишённым каких-либо укреплений, ведь мало того, что там находился замок старосты, так ещё и сам остров, очевидно, был также защищён. Тут можно только строить предположения - то ли укрепления острова были слишком слабы, чтобы их показывать, то ли для Боплана было важнее показать сам остров, то ли была какая-то совсем инаая причина. В версию, что остров действительно на тот момент был пуст, я не очень верю, поскольку тогда Плоскиров не пребывал в запустении, при этом как более ранние, так и более поздние источники отмечали, что остров не был лишён застройки и укреплений. Рисунок, показанный ниже, содержит много мелких странностей, но в целом он всё же наглядно показывает планировочную структуру Плоскирова образца 1-ой половины 17 века: остров-цитадель со своими укреплениями и замком, соединённый мостом с противоположным берегом, где находились укрепления второй половины города: Источник С 1643 по 1648 гг. Плоскировское староство принадлежало Александру, сыну С. Конецпольского. О том, сделал ли он что-то для развития и укрепления Плоскирова сведений в моём распоряжении пока нет. Что происходило с городом в период Хмельниччины также не совсем ясно. Известно, что в 1648 г. им завладели казаки, но не совсем понятно, брали ли его боем или город сам открыл свои ворота. Также непонятно, что стало с городом потом - был ли он сразу сожжён/разрушен, или же какое-то время казаки его использовали в качестве своего опорного пункта? Непонятно когда именно и при каких обстоятельствах, но всё же в итоге Плоскиров был уничтожен, поскольку в "Реестре дымов Летичевского повета" (1661 г.) поселение упомянуто как полностью разрушенное, а люстрация 1662 г. зафиксировала здесь всего 12 домов, и тогда жители налогов не платили, поскольку "недавно тут осели". В той же люстрации был назван новый владелец Плоскирова - Марцин Замойский. Вряд ли Плоскиров успел хоть немного развиться к 1667 г., когда его снова уничтожают во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. Люстраторы в 1668 г. обнаружили в Плоскирове всего один дом и пару халуп. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике довольно детальное и ценное описание увиденного: Как видим, Вердум упомянул уничтожение Плоскирова 1667 г. татарами, хотя, конечно, очень завышенной кажется цифра в 1500 жителей, которые были уведены тогда в плен, поскольку люстрации 1660-х фиксировали здесь крайне скудное население. Вердум не упоминает укреплений "нового города", но отмечает, что эта восточная половина была полностью опустошена. Вердум пишет, что эта часть "была полуостровом" (на польском - "jest półwyspem"), возможно, подразумевая, что с нескольких сторон эту часть города окружала вода. Интересно выглядит описание острова, который "являлся местным замком" (цитаделью?) и был на тот момент окружён валом и частоколом. На острове на тот момент находилась церковь и ок. тридцати домов, т.е. осуществлялась очередная попытка возродить поселение к жизни, и, естественно, всё снова начиналось с острова, как наиболее защищённого участка. Уже на следующий год, в 1672 г., турки захватили Подолье. Как сообщается в книге Podole pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki 1672-1699 (1994) территорию Подолья турки разделили на 4 санджака, а те в свою очередь поделили на нахии. Плоскиров стал центром одной из 4-х нахий, на которые разделили Меджибожский санджак. Можно сказать, что Плоскиров получил статус турецкого райцентра, и, возможно, некоторое время там мог находиться турецкий гарнизон. Однако, учитывая тот факт, что контроль над этим районом Подолья турки утратили довольно быстро, то вполне вероятно, что в течение практически всего периода оккупации (1672-1699) Плоскиров пребывал в лучшем случае в статусе села. Когда в 1699 г. Подолье вернулось к Речи Посполитой, а Плоскиров - к Замойским, началась очередная попытка возрождения городка, однако в нашем распоряжении нет сведений о судьбе укреплений в 18 веке. Не исключено, что их вообще не пытались восстанавливать, а если и пытались, то к середине 18 века значение этих укреплений очень сильно снизилось. На карте Риччи Занонни 1772 г. Плоскиров показан как село, не укреплённый пункт, хотя при этом по соседству можно обнаружить обозначение многих других старых и устаревших на тот момент укреплений. Это, возможно, свидетельствует о том, что к моменту составления карты в качестве укрепления Плоскиров уже давно не функционировал и не рассматривался. В 1798 г. был создан план города, у которого есть отдельная тема на форуме. На нём не только показан остров, окружённый озером, но также хорошо различима линия земляных укреплений вокруг второй половины города (отмечена стрелочками): На плане 1800 г. также видим эту линию укреплений. Она имеет несколько иную конфигурацию, чем та, которая показана на плане 1798 г., да и контуры острова на двух планах отличаются. Из интересных деталей плана 1800 г. стоит отметить наличие разрывов в валу (на плане 1798 г. их нет), которые могли иметь отношения к местам расположения ворот. Источник: статья здесь, стр. 113. В 1806 г. было составлено "Описание Подольской губернии ... сочинённое подольским губернским землемером Экстером". Это описание дополняла серия планов, среди которых есть и план Проскурова (так с 1795 г. называли Плоскиров). На этом плане также видны линии вала, защищавшего восточную часть города: Источник, стр. 98. В 1822 г. город, застройка которого на тот момент была преимущественно деревянной (по данным 1806 г. в Проскурове из 487 домов только 1 был каменный, остальные - деревянными), пережил большой пожар, в результате чего старый центр выгорел. После этой катастрофы было решено глобально перестроить город по единому проекту. План перестройки Проскурова был одобрен императором Александром I 22 января 1824 г. Кстати, интересно, что под №5 на плане отмечены границы города, которые очерчивал "Вал и ров к ограничению города": Источник, стр. 258 Оригинал (?) плана 1824 г.: Источник Сравнение современной сетки улиц (карта Google) с планом 1824 г.: И хотя планировку города начали менять, следуя новому проекту (подробней об этом здесь), в ходе эпического перекраивания местности, как может показаться, каким-то чудом не уничтожили следы укреплений восточной половины города, поскольку источники (о них речь ниже) вплоть до 1880-х продолжали сообщать, что в городе сохранились остатки городских валов. А если валы в восточной половине города всё же были уничтожены в ходе перестройки города по плану 1824 г. (и это кажется логичным, учитывая масштаб изменений и конфигурацию самих валов, которые сложно было вписать в новую ровную квартальную секту), то какие же валы упоминаются в более поздних источниках? Может, как вариант, это были валы не в восточной части города, а какие-то другие, к примеру те, которые были на острове (он, кстати, меньше всего пострадал от пожара 1822 г.)? Или же упоминания валов после 1824 г. были фантомными, т.е. в источниках упоминалось то, что к тому моменту прекратило существовать? 2-й том издания "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" (1845), на стр. 1008, сообщает о том, что к тому моменту следы земляных городских укреплений были всё ещё различимы: Источник В переводе: "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о существовании следов городских валов, правда, непонятно, что там подразумевается под "старым местечком" - восточная половина города, где на планах 1798 и 1800 гг. видим валы, или всё же остров, который чаще всего и ассоциировали со Старым городом? Если речь всё же об остатках валов на острове, то это может служить подтверждением словам Вердума, который писал, что остров окружал вал, и в то же время это может дать основание для того, чтобы немного под другим углом взглянуть на сообщение М. Орловского, который в 1863 г. написал, что "Теперь не осталось и следов от замка, исключая земляных насыпей", где под "земляными насыпями" могут подразумеваться всё те же земляные валы в "старом местечке", о которых сообщает текст 1884 г, а под "замком" может подразумеваться весь остров. Аэрофото от 5 июля 1944 г. Озера уже нет, но в левой половине кадра ещё читаются очертания острова. В центре и правой половине кадра видна квартальная сетка восточной части города, распланированная в рамках проекта 1824 г. Источник Из современных топонимов о существовании валов напоминает название района Завалье, который располагался к югу от укреплений: Источник Привязать линии городских укреплений к современной карте довольно тяжело, если учесть, что старый центр города был радикально перепланирован почти два века назад, а планы 1798, 1800 и 1806 гг. показывают разные конфигурации оборонного периметра.
  7. Обсуждается план, имеющий отношение к следующим объектам: замок и городские укрепления г. Хмельницкий. В многочисленных публикациях историка Сергея Есюнина (да и не только у него) неоднократно упоминалось, что самый старый из известных планов города Плоскирова (с 1954 г. он известен нам как Хмельницкий) датирован 1800 г. К примеру, приведу цитату из статьи С. Есюнина, опубликованной в сборнике конференции "Археологія & фортифікація Середнього Подністров'я" (2012), стр. 112-113: К статье был прикреплён и тот самый план 1800 г.: И действительно, если на указанном плане линия городских укреплений ещё вполне хорошо читается, то замок, который с 16 века находился на острове, не показан, да и вообще весь остров целиком показан в виде большого пустыря. На основании этого даже делались выводы, что к концу 18 века от замка вообще ничего не осталось, мол, потому его на плане и не показали. Так вот, представьте себе моё удивление, когда в польском издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne, увидевшем свет ещё в 2001 г., я натыкаюсь на план Плоскирова 1798 г. Мало того, что этот план на 2 года старше "самого старого из известных планов" Плоскирова, так на нём ещё и показана застройка острова, того самого, который двумя годами позднее показали уже в виде пустыря на плане 1800 г. И вот ещё сюрприз - среди построек, разместившихся на островке, больше всего внимания привлекает четырёхугольный в плане "Давний старостинский дом" (отмечен под №3). Конечно, мой вывод может быть очень поспешным, да и историю укреплений Плоскирова/Хмельницкого я знаю крайне плохо, но если известно, что замок был на острове, если известно, что именно там была резиденция старосты, и если объект на плане 1798 г., подписанный как "дом старосты", представлен в виде комплекса построек внутри некого квадратного в плане периметра, то напрашивается логичный вывод, что это и есть участок замка. Или я что-то упустил? Собственно, план 1798 г.: Судя по приведённым исходным данным, оригинал плана находится в РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 21528.5, л. 82. Такой вот парадокс - поляки в российском архиве обнаруживают план Хмельницкого, а в Украине о существовании этого плана не знали и 10 лет спустя, да и к 2018 г., вероятно, уровень его известности в Украине не сильно вырос, что и захотелось исправить. Тут, правда, нужно уточнить, что поляки, опубликовавшие план, это Тадеуш Поляк и Ян Лешек Адамчик, известные исследователи укреплений Речи Посполитой, находившихся на территории Украины, а сам план опубликован в довольно редком издании, изданном тиражом аж 150 экз. Но меня удивляет даже не то, что в Украине мало знают о польском издании, а о том, что этот план Плоскирова вроде как так и не был обнаружен украинскими исследователями там, где его 17 лет назад нашли поляки. Как видим, в польском издании была опубликована чёрно-белая копия плана, да ещё и в обрезанном виде, но, к счастью, самые интересные участки (город и остров) на этот фрагмент попали. А вот что не попало, так это экспликация. Этот недостаток был частично компенсирован тем, что текст экспликации в польском издании всё же приведён, но, к сожалению, на польском языке. Теперь же при двойном переводе (с русского на польский, а затем с польского на русский) неизбежны потери в точности формулировок, и всё же в случае с этим планом, думаю, они будут не критичными. Сопроводительная информация: Перевод: Как видим, экспликации сообщает, что и в конце 18 века двор старосты являлся важным административным очагом Плоскирова, поскольку, тут размещались суды, здесь жил казначей (может и казна была где-то тут же?) и городничий. Правда, на "двор" поляки внимания не обратили, отметив в примечании, что на плане из укреплений видны только городские укрепления. Думаю, что те, кто с топографией и историей Хмельницкого знакомы лучше меня, найдут на плане и другие интересные детали. А вообще, по уму, нужно достать оригинал, тем более, что наводка на место хранения есть.
  8. Обсуждается этот объект: городские укрепления Летичева Об укреплениях Летичева сведений практически нет, потому пока непонятно, как именно они выглядели, какую территорию защищали, когда строились и т.д. Интересные "подробности" на эту тему можно найти на карте Боплана. Там в общих чертах показано расположение города, обосновавшегося в месте слияния нескольких рек. Некоторые из них перегородили дамбами, в результате чего с нескольких сторон город оказался прикрыт несколькими искусственными озёрами. С противоположной стороны, наиболее уязвимой для атаки, Летичев защищали не только городские укрепления, но также и укрепления замка, построенного в последней четверти 16 века. В начале 17 века замок отдали доминиканцам, после чего этот узел обороны уже функционировал в статусе оборонного монастыря. И, очевидно, "замок", который видим на плане Боплана, на самом деле на тот момент уже был не замком, а монастырём: Но сейчас речь не о замке, а о городских укреплениях, и потому продолжим рассуждения в этом направлении. В польском издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) был опубликован план Летичева 1798 г.: Этот план в контексте обсуждаемой темы интересен и тем, что он содержит сведения о старой системе городской обороны. Видим, что с двух сторон город прикрыт водными преградами (руслом реки, её заболоченной долиной, искусственными озёрами): На плане показано какое-то старое укрепление, которому мы посвятили отдельную тему: В углу городского периметра находится каменный замок, который в начале 17 века отдали доминиканцам, после чего этот участок функционирует уже в качестве укреплённого монастыря: Но в контексте темы городских укреплений наибольший интерес вызывает вот эта линия: Как видим, эта стена обозначена цифрой 6 на плане, и в экспликации (которая также была опубликована в издании) отмечено, что №6 это: Т.е., в переводе: На плане секция стены, расположенная в непосредственной близости от монастыря, показана довольно цельной, тогда как секция стены, тянущаяся к реке, выглядит разрушенной. Можно предположить, что речь как раз о разной степени сохранности отдельных участков стены - та, которая ближе к монастырю, в конце 18 века была ещё относительно целой, а вот участок стены, тянувшийся к реке, был уже разрушен. Также интересно, что кварталы, показанные за пределами старого города, т.е. за городской стеной, и отмеченные на плане под №8, подписаны как: Т.е. в переводе: Таким образом, подчёркивалось, что городская стена служила явно различимым разделителем, благодаря которому и появилось обозначение "за стенами". Кварталы "за стенами": Вероятно, более полная система укреплений города включала как городские стены, так и укрепления Старого замка, и Нового замка (он же Доминиканский монастырь): Разумеется, незащищённые участки между Старым замком (монастырём) и Новым замком также должны были перекрываться какими-то городскими укреплениями. Одна из стен замка-монастыря, одновременно являвшаяся стеной городских укреплений. Возможно как-то так выглядели и другие участки городской стены:
  9. В связи с тревожной и печальной картиной, которую в наши дни можно увидеть возле Армянского бастиона (Памятник архитектуры национального значения!), где ведутся строительные работы, нарушающие действующее законодательство, особую актуальность приобрели материалы, касающиеся этого участка. Материалы были предоставлены Ольгой Пламеницкой. Всё началось с того, что у участка возле Армянского бастиона появился частный владелец, который задумал построить там небольшое кафе, взяв за основу для своего будущего заведения приземистую одноярусную постройку (в истории которой немало белых пятен), находящуюся в нескольких метрах к северу от Армянского бастиона. Зона боевых действий регенерации на карте: Живая карта Общий вид на террасы с линиями укреплений со стороны крепости: Собственно, жертва постройка (будущее кафе): Тогда сложилась удивительная для Каменца ситуация – застройщик был согласен довольствоваться компактным строением, образ которого надлежало воссоздать в средневековых формах, против чего застройщик (о, чудо!) также не возражал. Также владелец участка профинансировал раскопки (раскопки в Каменце – это уже само по себе сенсация), а когда археологи неожиданно наткнулись на остатки древнерусского вала, застройщик изъявил желание его музеефицировать, чтобы сделать доступным для осмотра этот редкий для Каменца образец древнерусских укреплений. Проект поручили разработать Научно проектному и информационно-консультационному центру «Донжон», а его автором стала Ольга Пламеницкая (известный специалист по фортификации города, автор книги Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець). По моему мнению, Ольгой Пламеницкой была проделана огромная работа по изучению письменных источников и графических материалов, которые касались истории развития застройки в районе Армянского бастиона. На выходе получился потрясающий по деталировке материал, который в мельчайших подробностях описывал эволюцию укреплений у главного въезда в город. На основе всего этого было составлено отличное предложение по регенерации заброшенного уголка Старого города. С одной стороны проект полностью удовлетворял застройщика, с другой стороны он был хорошо обоснован, не говоря уж о том, что помимо строительства кафе предполагалось восстановить утраченные линии укреплений. Как всё хорошо начиналось! Ниже представлено несколько разработанных Ольгой Пламеницкой вариантов возможной регенерации участка с реставрацией сохранившихся укреплений и реконструкцией объекта у Армянского бастиона (не спешите качать картинки поштучно, в нижней части сообщения есть ссылка на скачивание всех материалов одним архивом). Для выбора проектного варианта предполагалось провести дополнительные исследования. Вид со стороны дороги, ведущей к Замковому мосту, и со сторону внутреннего дворика комплекса: Щадящий вариант регенерации: Несколько планов старинных камениц, в духе которых можно было бы перестроить объект у Армянского бастиона: Важно отметить, что все эти предложения разрабатывались до того, как на участке были проведены археологические раскопки, потому проект по умолчанию предумсатривал свою трансформацию, исходя из данных, которые должны были быть получены в ходе археологических исследований участка. Ольгой Пламеницкой по заказу арендатора участка было разработано два документа, с которых по действующему законодательству необходимо начинать любую работу по регенерации в заповеднике. Как мне объяснили, именно наличие этих двух документов предваряет проведение раскопок и разработку проектов. Эти два документа согласовываются в Каменце-Подольском, в области (Хмельницким управлением культуры) и в Киеве (департаментом культурного наследия Министерства культуры). Первым документом была подробнейшая историческая справка с иллюстративным материалом и анализом архивных источников. На ее основе был разработан второй документ – «Историко-градостроительное обоснование регенерации фортификационного комплекса ХVІ–ХVІІІ вв. с музеефикацией, реставрацией и реставрационным восстановлением укреплений ХVІ–ХVІІІ вв. по ул. Замковой». Кстати, идея такого широкого подхода к теме, с рассмотрением всех прилегающих укреплений и предложением по их восстановлению была «подброшена» заказчику замом мэра Григорем Горшуновым, за что ему скажем спасибо. Оба документа были рассмотрены и согласованы на двух уровнях - в Каменце-Подольском и в Хмельницком, но застряли в Киеве. К сожалению, ни детальное обоснование проекта, ни его мощная информационная база-основа не помогли ему проскочить чиновничьи жернова. Проект не был утверждён Виктором Вечерским, который, судя по публикациям в прессе, питает к Ольге Пламеницкой личную неприязнь. И это было только начало злоключений участка. Дело в том, что дирекция национального заповедника «Каменец» также не питает в Пламеницкой нежных чувств, поскольку она постоянно вмешивалась в дела заповедника, не упускающего возможность изуродовать тот или иной уголок Старого города. Кроме того, известно, что в заповеднике, в общем-то, не питают особой любви к средневековой архитектуре, потому регенерация по версии Пламеницкой и регенерация по версии заповедника – это два разных вида регенерации (если то, что делает заповедник в наши дни вообще можно назвать регенерацией). В общем, проект Пламеницкой не был утверждён, после чего кто-то другой начал заниматься участком. Интересно, что Ольга Пламеницкая не приняла расхожую версию о том, что объект реконструкции (загадочная постройка, которая в итоге будет превращена в кафе) был построен после Второй Мировой и никакой архитектурной ценности не имеет. Со своей стороны замечу, что, насколько я понял, Пламеницкой не было знакомо аэрофото Старого города 1944 г., где этот объект просматривается и уже одно это доказывает, что он существовал до Второй Мировой. Так что, Пламеницкая была права, уделив этому сооружению повышенное внимание. «Чуточку» большее, чем уделил заповедник, предоставивший заказчику «Историческую справку» по объекту объемом в полстранички: Справедливости ради стоит отметить, что и подготовившая справку Анна Кивильша допускала, что «погреб», как она называла сооружение, мог быть остатками какого-то строения 18 в. Действительно, каменные своды такой формы на известковом растворе вряд ли бы стали сооружать в послевоенный период. Но, вёрнёмся к объекту. Прошло некоторое время, формальные археологические раскопки позади, был составлен новый проект здания (вместо того, который не утвердили), правда, его не спешили демонстрировать публике. И вот в июне 2013 на участке началось движение. И уже один стиль, в котором начали работать новые кураторы проекта, заставляет заранее сожалеть о судьбе участка. Не так давно территорию оградили серьёзным забором, а на участке, так до конца неисследованном археологами (том самом, где была обнаружена сенсационная для Каменца находка древнерусского вала) начала работать тяжёлая техника: Источник фото Мы ещё не знаем, что получим в итоге (вряд ли это будет аутентичный средневековый домик), но уже знаем, чего не увидим. Потому предлагаю вам ознакомиться с проектом регенерации участка авторства Ольги Пламеницкой. Для начала читаем «Историко-архитектурную справку»: imo.doc И смотрим иллюстрации к ней: Далее знакомимся с «Историко-градостроительным обоснованием»: istoriko-arhitekturnaya-dovidka.doc И с иллюстрациями к нему: В завершении несколько фотографий объекта (будущего кафе), сделанных в августе 2011. Интерьеры: Интересный белокаменный ренессансный блок, вмурованный в кладку строения: Итак, вопрос остается открытым. Сооружение недоисследовано. Непосредственно рядом с ним были обнаружены интригующие остатки древнерусского вала и рва (?), но ответить на научные вопросы их взаимной увязки и пролить свет на тёмную историю развития участка теперь вряд ли удастся, т.к. бульдозерная техника ведения работ исключает участие исследователей в дальнейшей судьбе этого интересного уголка Старого города. В связи с этим материалы исследований Ольги Пламеницкой приобретают статус уникальных, поскольку это было впечатляющее начало интригующих исследований, у которых, похоже, не будет никакого логичного продолжения. Такой вот реквием по участку. А ведь так всё хорошо начиналось.
  10. Уникальный план, о котором речь пойдёт в этой теме, как по мне, даже сейчас тянет отнести к категории малоизвестных источников, хотя его как минимум с 2014 г. в своих публикациях (о них речь пойдёт ниже) упоминали и анализировали сотрудники заповедника "Замки Тернопілля", а в польских публикациях появился в 1994 г. В 2014-м план был впервые упомянут на форуме Русланом Пидставкой, одним из сотрудников "Замків Тернопілля". И всё же публикации отдельных украинских исследователей, упоминавших план, известны относительно небольшому кругу читателей, к тому же в наших сборниках план публиковался то в уменьшенных копиях, то фрагментами, а в Сети оцифрованная копия плана мне пока не попадалась (хотя не исключаю вероятности, что план оцифрован, и нужно только найти правильную ссылку), потому в сложившихся обстоятельствах достаточно сложно более-менее основательно ознакомиться с источником. Первое знакомство с планом приходилось откладывать, ожидая, когда в поле зрения окажется более-менее вменяемая картинка, и вот она попалась. Правда, попавшееся мне в руки изображение также с точки зрения качества не идеально, да и сам план попался в немного урезанном виде, но всё же основные линии укреплений на картинке присутствуют, а в лучшем качестве план мне пока не попадался, потому подумал, что стоит и в таком виде засветить этот источник, пока в руки не попадётся его более толковая и качественно оцифрованная версия. Эта версия плана была опубликована во втором издании монографии Fortece Rzeczypospolitej. Studium z dziejów budowy fortyfikacji stałych w państwie polsko-litewskim w XVII wieku (2018). Это же изображение присутствовало и в первой версии монографии, изданной ещё в 1998 г., но там оно было опубликовано в виде чёрно-белой копии, тогда как во втором издании приведена уже цветная копия. В подписи к плану автор монографии, Богуслав Дыбась, сообщил о местонахождении оригинала: Staatsbibliothek zu Berlin Preußischer Kulturbesitz, Kart. C 8.3, т.е. хранится он в Берлинской государственной библиотеке. Вот потому этот план не редко называют "берлинским". Собственно, так выглядит план, опубликованный Богуславом Дыбасем: В процессе знакомства с планом возникает много вопросов, и в первую очередь хочется узнать кем и когда был создан этот источник, показывающий не только фортификации широко известного замка, но и городские укрепления, а также внушительную систему укреплений польского военного лагеря. А ещё на плане можно увидеть не менее внушительную и в некотором роде уникальную систему земляных валов, построенных казаками в ходе осады, и она заслуживает ничуть не меньше внимания, чем укрепления самого Збаража, поскольку это редкий пример визуализации осадных технологий, которые использовали казаки. К счастью, самостоятельно ломать голову над вопросами авторства и датировки плана долго не пришлось, поскольку обо всём этом нашлась информация в статьях, опубликованных в "Наукових записках" №4 (2014) Национального заповедника "Замки Тернопілля". На стр. 26 встретилась статья "Оборонні укріплення Збаража кінця XVI-XVIII століть", где есть упоминание нужного нам плана (стр. 26-27): Как видим, опубликованная в статье копия плана не блещет качеством, но зато он показан в полном размере, и, самое главное - мы получаем первые сведения об авторе и периоде создания источника. Судя по предоставленной информации, оригинал плана был создан в том самом 1649 г., в конце осады, а его автором был Войцех Радван Радванский, принимавший участие в строительстве укреплений польского лагеря. Всё это существенно повышает ценность источника, который не только был создан по горячим следам знаменитой осады, но ещё и был нарисован человеком, принимавшим активное участие в создании фортификаций лагеря. В статье также упоминается, что этот план является копией, созданной немецким офицером Кристофом Гоувальдом, только автор не потрудился снабдить эту часть своего текста ссылкой на источник, потому непонятно, на какой основе был сделан вывод. В той же статье, на стр. 27, упоминается о первой (?) попытке использовать план для локализации линий укреплений польского лагеря: В том же сборнике, в статье "Історіографія Збаразької битви 1649 року" упоминается (стр. 57) автор плана: Всё в том же сборнике, на стр. 71, находим статью Руслана Пидставки "Збаразька битва 1649 р. на основі аналізу історіографічних джерел та картографічних джерел", где упоминается и анализируется нужный нам план. Приведу особенно интересные фрагменты статьи, снабдив их несколькими комментариями: Вырисовывается следующая картина - Войцех Радван-Радванский, участник осады и один из тех, кто занимался строительством укреплений польского лагеря, ок. 1649 г. создаёт ряд планов, фиксирующих ситуацию, сложившуюся в ходе осады. Далее формируется вывод, что именно на основе одного из этих планов (или какой-то из его копий) и была создана известная гравюра Вильгельма Гондиуса. Ранее было принято считать, что автором рукописного плана, на основе которого создавалась гравюра, был Боплан, однако Станислав Хербст ещё 70 лет назад усомнился в причастности Боплана к созданию оригинала, поскольку, во-первых, Боплан сам в осаде участия не принимал, и потому не мог составить столь детальный план, и, во-вторых, был известен человек, который такой план создавал (да ещё и в нескольких вариантах/копиях), и им был Войцех Радван-Радванский. Правда, в основе гравюры мог лежать план Боплана, однако этот план, вероятно, был не оригиналом, а копией с оригинала, созданного другим автором. Если я правильно понял, то речь идёт о том, что "Берлинский план" впервые был опубликован в неком немецком (?) размашистом каталоге авторства Вольфрама Клауса, изданном ещё в 1976 г. Руслан Пидставка не упоминается название каталога в оригинале, да и в списках источников каталог не значится, откуда можно сделать вывод, что из данного источника информацию могли почерпнуть поляки, тогда как исследователям в Украине этот материал на момент написания статьи был неизвестен. Здесь снова приводятся сведения в пользу версии, что автором оригиналов нескольких планов был Войцех Радван-Радванский. И, наконец, в конце статьи узнаём, откуда Руслан Пидставка узнал о существовании плана: На основе плана, опубликованного в журнале "Forteca", Руслан сделал такую вот схему: Мне, разумеется, стало интересно, как как именно выглядела оригинальная публикация, потому я обратился к Руслану за помощью, и он любезно предоставил в наше распоряжение полную версию опубликованного в 1998 г. плана: В статье 1998 г. указан номера хранения оригинала и размеры плана - 45,5 х 81 см. Сходу может показаться, что эта версия не урезана (в отличие от той, которую опубликовал Б. Дыбась), однако на самом деле она всё же урезана, только на этот раз отсутствует нижняя часть плана, в результате чего были отрезана 1/3 часть города и некоторые другие интересные детали. Кроме того, тот план, который опубликовал Б. Дыбась, более чёткий в деталях, тогда как план из статьи 1998 г. в деталях размыт. Но теперь, когда на руках две более-менее сносные копии плана, которые взаимно дополняют друг друга, можно приступать к детальному изучению источника в целом. P.S. Польская статья 1998 г., кстати, очень интересна и содержит большое количество важных сведений. Так, оттуда узнаём, что осадный план Збаража впервые в Польше засветился в публикациях в 1994-1995 гг., что в берлинский план был датирован 1660 г. и многое другое. Статью как-нибудь отдельно обсудим - она достаточно объёмная и информативная, к тому же содержит сведения о других публикациях, касающихся плана, так что этот пласт данных решил пока не поднимать, чтобы не перегружать тему. Для начала, думаю, можно начать с общего знакомства с планом, а чуть позже продолжим углублять знания о нём.
  11. Представляем вашему вниманию очередную прекрасную находку от Лешека Опирхала. Речь о двух, мягко говоря, малоизвестных панорамных видах на Каменец, которые в Польше датируют в пределах 1770-х - 1800 г., но, думаю, мы тут сможем установить более конкретный период создания этих рисунков. Их автором был некий Антоний Пихельштейн (Antoni Pichelstein), личность для Google вообще неизвестная - то ли есть несколько вариантов написания его имени, то ли он действительно в Сети ещё не светился, что странно. Обе панорамы хранятся в Национальном музее в Варшаве (Польша), в "Отделе гравюр и рисунков" ("Gabinet Rycin i Rysunków"). Значение этих изображений сложно переоценить, поскольку на них запечатлены не какие-то отдельные фрагменты городской застройки, не отдельные здания, а сразу два панорамных (и при этом довольно детальных) вида, снабжающих нас массой новых сведениях о внешнем виде множества сохранившихся и утраченных достопримечательностей Каменца. Панорама №1. Вид на город с запада: Инвентарный номер: Rys.Pol.2314/1. Ориентировочная датировка: 1770-1800. Размер: 36,5х73 см. Техника: тушь. Материал: ребристая бумага ("papier żeberkowy"), бумага на бумаге ("papier na papierze"). Общий вид панорамы (сорри, тут фотокопия с фотокопии, потому качество хромает): Детали: Панорама №2. Вид на город с юга: Инвентарный номер: Rys.Pol.2314/2. Ориентировочная датировка: конец 18 века. Размер: 36,5х74,8 см. Техника: тушь. Материал: ребристая бумага, бумага на бумаге. Общий вид панорамы: Детали:
  12. Продолжаем публиковать малоизвестными материалами по Каменцу, которыми с нами любезно делиться Лешек Опирхал. На этот раз предлагаю полюбоваться прекрасным малоизвестным рисунком с видом на город со стороны комплекса Польских ворот. Ранее мне этот рисунок не попадался, потому, думаю, для многих этот вид также станет маленьким открытием. Его автором был Александр Вихерский (1809-1857), композитор, художник, поэт, в общем, разносторонне развитая личность. В первой половине 19 века он некоторое время жил в Каменце, в домике на Доминиканской, 2 (напротив Доминиканского костёла). Оригинал рисунка хранится в Национальном Музее в Варшаве (сигнатура: Rus. pol. 7536). Его размеры: 25,6х36,9 см. Выполнен на бумаге пером и тушью. Датирован 1840-м г., очевидно, по подписи "Каменец от Нигина 1840" в его верхней части. Это одно из самых ранних и самых детальных изображение данного уголка Старого города, потому исследователи найдут тут немало примечательных образов и деталей. Мы же сосредоточим внимание на "попавших в кадр" укреплениях, к котором и предлагаю присмотреться. К слову, этот же район ок. 1852 г. (?) попал на довольно известную и не раз опубликованную картину Михала Кулеши (точнее - литографию, сделанной на основе его картины): Но, как видим, у Кулеши ракурс немного другой, да и по деталировке его картина не так документальна, как рисунок 1840 г. Есть ещё вид от Эразма Фабианского, который наиболее часто датируют 1850-ми гг. Тут всё ещё более упрощено: Источник Чтобы было проще вникнуть в ситуацию в том районе, приведу несколько цитат и изображений из книги Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець (2012), в общих чертах раскрывающих историю этого участка в 18 веке. Итак, к 17 веку сформировался довольно сложный комплекс Польских ворот, расположенных на дне каньона. В этот комплекс, помимо самих ворот и башен, входила также стена со шлюзами, перегораживавшая каньон, дабы в случае опасности долину реки можно было затопить: В начале 18 века, когда Каменец от турок (в 1699 г.) снова вернулся под контроль Речи Посполитой, началсь модернизация его укреплений, в том числе и комплекса Польских ворот. "Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець", стр. 437: "Новые Польские ворота", как следует из справки О. Пламеницкой, известны по старым планам и чертежам, один из которых, датированный 1806 г., она привела в своей книге (стр. 438): Комплекс ворот на плане 1773 г.: И на плане 1797 г.: "Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець", стр. 468-469: Так вот, эти малоизвестные Новые Польские ворота прекрасно видны на рисунке 1840 г.: Тут, кстати, видно, что скромный мостик подходит не прямо к воротам (как показано на старых планах), он как бы смещён относительно оси въезда. Быть может ранее старый мост был уничтожен (к примеру, во время ледохода или наводнения), как и стена со шлюзами, и вместо него рядом соорудили более простенькую/временную переправу? За Новыми воротами видны укрепления Старый Польских ворот, доживших до наших дней: Видны и руины Наскальной башни (она также уцелела): Большим плюсом рисунка 1840 г. является то, что он изображает укрепления на двух берегах реки. В 1800 г. стена со шлюзами и башнями выглядела как-то так (т.е. хоть местами и в аварийном состоянии, но ещё довольно таки целая): "Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець", стр. 471: К 1840 г. от центральной части стены со шлюзами остались лишь развалины: Если правильно понял, то №1 - это Настенная башня (сохранилась), №2 - руины Малой Прибрежной башни (не сохранилась), №3 - руины Большой Прибрежной башни (частично сохранилась), №5 - стена с бойницами (и в наши дни тянется параллельно реке). На заднем плане видны и другие укрепления, к примеру, Турецкий бастион и примыкающая к нему секция стены: Или такие вот интригующие детали: Когда Каменец принялись запечатлевать на первых фотографиях, многих из этих деталей (в том числе и Новых Польских ворот) уже не существовало: Напоследок покажу, как этот уголок выглядит в наши дни:
  13. Обсуждаются одни из ворот городских укреплений Острога Одна из двух уцелевших надвратных башен Острога, правда Татарские ворота (в отличие от Луцких) уцелевшими можно назвать с оговоркой, ведь вся фронтальная часть башни утрачена, а сохранившиеся стены нуждаются в реставрации. Живая карта Источник: "Памятник градостроительства и архитектуры Украинской ССР", Том 3, стр. 317 Татарские ворота на макете города: Несколько фото из сети (страничка-источник, к сожалению, умерла, потому без источника):
  14. Рік видання: 2014. Автор: Зеновій Федунків. Видавництво: Лілея-НВ, Івано-Франківськ. Мова: українська. Формат: 14,7 х 20,6 х 0,9 см. Обкладинка: інтегральна (гнучкий картон). Папір: офсетний. Кількість сторінок: 176. Ілюстрації: безліч чорно-білих планів і карт. Наклад: ? ISBN: 978-966-668-319-2 (книга), 978-966-668-149-5 (серія "Моє місто"). Книга на сайті видавництва Аннотація: Приклади сторінок: Зміст: Новина про презентацію видання:
  15. 26 июля 2018 г. коммунальщики, планирующие установить боларды на ул. Леси Украинки, в старой части Ивано-Франковска, наткнулись на нижний ярус Тысменицких городских ворот (получивших названия от дороги, которая от этих ворот вела в стороны г. Тысменицы). Находка, о которой в Сети сообщил Игорь Панчишин, весьма интересная - она не только привлекла большое внимание к теме укреплений города, но также вызывала любопытство с точки зрения ожиданий - что же будет дальше и как сложится судьба этой находки? Тут стоит отметить, что ранее, в 1995 г., было обнаружено основание других городских ворот, Галицких, но этой находке не повезло, поскольку ворота наши в районе лакомого для застройщиков участка. Судя по сведениям новостей, руины ворот залили бетоном, а внутри построенного на участке торгового центра памятник презентует какая-то бутафория, этакий символический образ ворот. Но не будем о плохом, давайте лучше получим чуть больше информации о воротах, о том, как они были обнаружены, в каком виде и что о них вообще известно. Тысменицкие ворота на макете города (автор: Пётр Рычков): На плане: Участок раскопок (красный контур), расположенный неподалёку от реконструированного бастиона городских укреплений (зелёный контур): Карта Google Взгляд с высоты: Источник Стену ворот обнаружили приблизительно вот здесь, в месте стыка ул. Леси Украинки с ул. Галицкой: Google Street View 2 июля Зеновий Федункив (мы его знаем по многочисленным публикациям на тему укреплений Ивано-Франковской обл.) рассказал много интересного о находке в своей статье: 3 июля. Фото с места раскопок: Источник 4 июля. Новостной видео-сюжет: 6 июля. Новостной видео-сюжет: 6 июля. Интервью и беседы по теме: 6 июля. Место раскопок укомплектовали стендом, что очень меня радует, поскольку такой необходимой деталью у нас даже куда более значимые объекты зачастую не могут укомплектовать, а тут только начались раскопки, и вот вам, пожалуйста: Источник 9 июля. Новостной видео-сюжет: 12 июля. Ещё одно интервью по теме: 17 июля. Новостной видео-сюжет: 31 июля. Фото кладки крупным планом: Источник Помимо находок монет и всякой прочей мелочёвки (о чём упоминалось в видео) также были найдены остатки деревянных кольев, чью связь с участком укреплений ещё предстоит установить: Источник На данный момент раскопки курируют Юрий Лукомский и уже упомянутый Зеновий Федункив. В работе принимает участие 6-8 человек, археологов и волонтёров. Чиновники не мешают и даже немного помогают. В общем, пока полёт нормальный. Продолжение следует...
  16. Обсуждается этот объект: укрепления города Светильня Основные источники по истории Светильни опубликованы в теме городища-замка, и чтобы их не дублировать сюда в полном виде, ограничусь цитированием только самых важный моментов и кратким пересказом объёмных пластов информации. Итак, мы знаем, что на территории ныне существующего с. Светильня в 12-13 вв. (а может даже и с конца 10 века), у реки Трубеж, функционировало городище, рядом с которым существовало синхронное поселение/селище. У нас нет сведений о том, было ли оно в то время укреплено, но даже если и было, то о существовании этих укреплений в моём распоряжении сведений нет, не говоря уж о сведениях, дающих представления об их конструктивных особенностях. Археолог Михаил Кучера, обследовавший городище, и описавший его в статье Давньоруські городища в західній частині Переяславщини (1978) селище в Светильне упомянул бегло, отметив, что на его территории находки встречаются чаще, чем на участке городища, и что датируются эти находки 12-13 вв., и на этом всё. Эти сведения свидетельствуют о том, что городище скорей всего было приграничной крепостью, использовавшейся в основном в военных целях, а основное бурление жизни проходило именно на территории селища, сформировавшегося близ форпоста. В пользу гипотезы о существовании укреплений посада может свидетельствовать и размер городища в Светильне, которое было самым крупным укреплённым пунктом на Трубеже, и расположение объекта у одной из переправ через Трубеж. Потому можно допускать, что и селище в Светильне могло быть размашистым, развитым, и что оно могло быть хотя бы как-то защищено. К тому же в близлежащем с. Русанов, где находился соседний форпост 12-13 вв., синхронное с городищем поселение также, возможно, было укреплено, на что намекает фрагмент гипотетического рва, выявленного археологами в начале 1990-х гг. Городище в Светильне не пережило нашествия Батыя, и к середине 13 века этот форпост временно прекратил своё существование. Мы точно не знаем, когда именно стала возрождаться поселение, но знаем, что в 1362 г. Светильня впервые была упомянута в письменном источнике, правда, толком непонятно, была ли на тот момент там пустошь или же, возможно, село к тому времени вышло из комы. В источниках 15-16 вв. Светильня мелькает то и дело, но без уточнения того, функционировали ли там какие-то укрепления. Первые относительно надёжные сведения о существовании городских укреплений в Светильне относятся к 1-ой половине 17 века. На тот момент поселение, ранее принадлежавшее роду Половцев-Рожиновских, перешло под власть рода Аксаков. В документе 1624 г. упоминается "замок и город Светильнов", которые Ян Аксак передавал своему сыну Стефану: Источник (стр. 645) Упоминание Светильни со статусом города/городка можно считать косвенным признаком существования укреплений. Олег Мальченко в монографии "Укріплені поселення Брацлавського, Київського і Подільського воєводств (XV - середина XVII ст.)" (2001) высказал предположение, что укрепления в Светильне могли быть построены Стефаном Аксаком, но у меня создалось впечатление, что они могли появиться ранее, ещё при Яне Аксаке, поскольку, во-первых, в документе 1624 г. (т.е. на момент перехода Светильни от Яна к Стефану) уже упоминается существование замка и городка/города, во-вторых, Ян Аксак был довольно могущественным, влиятельным и деятельным человеком, участвовавшем в основании и развитии ряда поселений, в том числе и укреплённых, потому он вполне мог реанимировать укрепления Светильни. Правда, какие-то попытки укрепить Светильню могли быть предприняты ещё в 16 или даже в 15 веке, да только пока в моём распоряжении нет сведений об этом. Первым и самым ранним графическим документом, фиксирующим укрепления Светильни, является Специальная карта Украины (издана в 1650 г.) Гийома Левассера де Боплана, где помимо замка-цитадели (очевидно, сформировавшегося на основе укреплений городища 12-13 вв.) также показаны и городские укрепления: Развернём карту, чтобы придать её более привычную ориентацию (у оригинала, как видим, север внизу, а юг вверху): Подобным образом укрепления Светильни показывали и на более поздних копиях карты Боплана. К примеру, копия ок. 1675 г.: Источник Рискну предположить, что городские укрепления образца 1-ой половины 17 века представляли собой простой земляной вал со рвом, возможно местами усиленных деревянными башнями. Если довериться плану укреплений Боплана, то в городе должно было быть как минимум двое ворот (возможно, в виде деревянных надвратных башен) - одни выходили на дорогу, ведущую в сторону Гоголева и Киева (может они даже и назывались Гоголевскими или Киевскими), другие выходили к дамбе, откуда начиналась дорога на Басань (эти ворота, возможно, могли называться Басаньскими). На линии городских укреплений Боплан показал выступы, но не стоит в них усматривать символы башен или бастионов, поскольку аналогичным образом Боплан показывал на своих картах укрепления разных типов, от сложных бастионных до очень простых, представленных одним лишь валом с редкими башнями, при этом визуализация всех этих городских укреплений на карте выполнена приблизительно одинаково. В данном случае и метка замка символична, поскольку на карте он показан в виде квадрата с угловыми выступами, а по факту (если исходить из версии, что городище = замок) имел круглую форму плана и не имел угловых башен как минимум по причине отсутствия углов у кольца вала. У меня пока нет сведений о том, как долго функционировали укрепления Светильни. Если укрепления городища/замка неплохо сохранились, то городским укреплениям повезло намного меньше, и если их различимые следы сейчас и можно обнаружить, то разве что в виде каких-то небольших отрезков валов, да и то сильно распаханных или другим способом преображённых. Светильня на карте Шуберта (1868-1869) показывает сетку улиц городка, какой она была в 19 веке (красной стрелочкой показан участок замка). Очевидно, что часть этих улиц сформировалась по линиям укреплений. Также бросается в глаза, что к востоку от Светильни лежало обширное болото, очевидно, напрямую связанное с озером, показанным на карте Боплана: В книге Про золоту очеретину (2012) упоминается ул. Перевоз (судя по названию, связанная с местом переправы), и было бы интересно понять, где именно она находится, поскольку карты Google, Yandex и Визиком такой улицы не знают... Если довериться карте Боплана, то участок укреплённого города следует искать к югу от участка замка, поскольку у Боплана замок замыкает укрепления с севера - северо-востока. Т.е., к примеру, городские укрепления могли защищать вот этот участок: Но есть и другая версия. Александр Прядко предположил мне другой интересный сценарий (несколько противоречащий данным Боплана), согласно которому хорошо различимая дуга улиц, огибающая городище, как раз и очерчивает линию городской обороны. Т.е., укрепления могли проходить как-то так: Ещё одна тема для размышлений - если допустить, что у Светильни образца 12-13 вв. уцелевшее круглое городище было не единственным укреплением, если тогда был укреплён ещё и посад/селище, то отсюда возникает вопрос, как протянулись укрепления 17 века относительно гипотетических укреплений городка 12-13 вв. - легли ли обе линии одна на другую, совпали лишь местами или вообще не совпали? Когда был с дроном в Светильне, то внимание уделил городищу, но всё же на сделанных фото можно увидеть участки/улицы, вдоль которых могли проходить укрепления. Как видите, если укрепления городища/замка читаются сразу, то с городскими укреплениями всё намного сложнее - их явно видимых следов мы не видим, хотя знаем, что когда-то они здесь были: Как-нибудь постараемся наведаться в Светильню с прицелом на поиск следов городских укреплений 17 вв. Такая вот краткая вводная информацию. Будем дополнять тему по мере появления новых материалов и мыслей.
  17. Медаль, о которой речь пойдёт ниже, является одним из важнейших источников, затрагивающих тему внешнего вида укреплений Каменца образца 17 века, потому её изображения не раз публиковались на страничках работ исследователей из Польши и Украины. Однако при этом качество этих изображений зачастую оставляло желать лучшего, потому образ укреплений в большинстве случаев не получалось рассмотреть в деталях. Теперь эта проблема решена. В книжечке Drukowane plany i grafiki oraz medale z wizerunkiem twierdzy Kamieniec Podolski (2016) её автор Лешек Опирхал дал наводку на изображение этой медали в хорошем качестве + снабдил нас дополнительной информацией, которой хочется с вами поделиться. Собственно, та самая медаль, находящаяся в коллекции дрезденского художественного собрания SCD (Staatliche Kunstsammlungen Dresden): Странички из упомянутой книги Л. Опирхала: Переведу и уточню некоторые моменты. Общая информация: Когда увидел, что одна из самых интересных версий медали хранится в Дрездене, то немного этому удивился, но, как видим из сопроводительной информации, она в Дрездене была сделана, потому хоть стало понятно, откуда там взялся этот экземпляр. Точнее так - как раз эта-то дрезденская медаль у себя дома, а вот другие разъехались по миру. Расшифровки для подраздела Музеи и сигнатуры, т.е. список мест/коллекций, где есть образцы этой медали (разумеется, речь только об официальных коллекциях): Отсюда мы узнаём, что из шести образцов медали, который смог обнаружить Л. Опирхал, пять находятся в Польше, и только одна в Германии, но при этом все польские образцы серебряные (и, вполне возможно, что именно их изображения приводились в польских публикациях), тогда как дрезденский вариант выполнен в золоте, т.е. эта медаль в некотором роде уникальна и, возможно, при этом наименее известна из-за своего расположения в Германии, и быть может Л. Опирхал о ней бы не написал, если бы медаль не оцифровали и не опубликовали бы фотографии в разделе онлайн-коллекций музея. Потому, очевидно, как с точки зрения ценности экспоната, так и с точки зрения эстетики (золотая медаль в книге смотрится куда эффектней серебряных) автор для иллюстрации использовал именно дрезденский вариант, что вполне логично. Как видим, из пяти польских медалей три находятся в Варшаве (из них две в Королевском замке), одна в Кракове и одна во Вроцлаве. В примечаниях Л. Опирхал отметил, что две медали, которыми может похвастаться Королевский замок в Варшаве, также доступны онлайн. После недолгих поисков удалось их обнаружить, и вот они (они, судя по данным сайта, также сделаны в Дрездене тем же гравёром): N.830/2599: N.143: Кстати, у всё того же Королевского замка онлайн есть ещё две медали того же автора. Расшифровки для подраздела Копии, где, судя по названию, сосредоточены некие копии медалей: Под "копиями", как я понимаю, подразумеваются старые перерисовки медалей. В примечании Л. Опирхал сообщает, что на ребре одной из этих медалей была надпись на латыни "Reges creantur regibus", что он перевёл как "Созданный королём королей", и тут хотелось бы понять, идёт ли речь о создании медали или может самого Каменца, или речь о "создании" триумфального возвращения? И если "король королей" - это Бог, то речь может идти о возвращении города, т.е. фразу можно понимать в значении "Произошло по воле Божьей"? Три из "копий" сохранились в Национальной библиотеке в Варшаве, вот единственный из трёх экземпляров, доступных онлайн: Ещё одна копия приведена в 3-м томе издания Saxonia numismatica oder Medaillen-Cabinet von Gedächtniß-Müntzen & Schaupfennigen... (1705), но там показано изображение только аверса с ликом монарха: В подразделе Репродукции, как я понял, указан список изданий, в который приводились различные изображения медали. Авторы в своём подавляющем большинстве польские, и только одно имя (Ольги Пламеницкой) представляет Украину. Подраздел Литература, как я понимаю, представляет список источников, которые упоминали медаль, но при этом не публиковали её изображения? Напоследок Описание медали от Л. Опирхала (в переводе): Этот текст ещё больше проясняет связь медали с Дрезденом. Именно там родился Август II Сильный, который, помимо того, что был королём Польши, также был курфюрстом Саксонии. В саксонском Дрездне, родном городе короля, работал монетный двор, где по воле короля и родилась медаль 1699 г., а также ряд других медалей, созданных Марцином Хенриком Омейсом для того же заказчика. Из текста также узнаём, что помимо надписей на аверсе и реверсе, есть также надпись на ребре медали, которой на фото не видно. Такая вот основная информация, проливающая свет на историю создания медали. Далее уже можно анализировать детали.
  18. Обсуждается этот объект: городские укрепления на месте с. Солобковцы В большинстве случаев поселения, упомянутые на карте Боплана, можно довольно легко привязать к существующим в наши дни сёлам, городкам и городам. Но время от времени попадаются объекты, которые вгоняют меня в лёгкий ступор. В этой теме решил описать один из примеров. Итак, вот фрагмент карты Боплана со схематичным изображением малоизвестного укреплённого городка, который несколько веков назад находился под защитой городских укреплений и замка: Прежде всего, обращает внимание, что это укрепление хоть и нарисовано общими штрихами, но, тем не менее, изобразили его несколько в ином стиле, чем соседние оборонные центры. Создаётся впечатление, что это укрепление по статусу было выше, чем, например, расположенные неподалёку Городок, Шаровка или Смотрич. Второе, что бросается в глаза, - это странная подпись. Рядом написано "Краснополь"… название звучное (т.к. "поль" = "полис" = "город", т.е. Красный город... возможно тут "Красный" даже использовалось в значении "Красивый"). Название подходящее, да только есть один немаловажный нюанс – слово "Краснополь" написано мелким подчерком, тогда как подписи всех других укреплений выполнены более крупным стандартным шрифтом. Потому как бы даже не совсем понятно, то ли этот город-крепость назывался Краснополь, но название почему-то написали мелким шрифтом, то ли это не название городка, но тогда получается, что поселение на карте поместили без названия. Благо другая карта Боплана всё же вносит ясность, более чётко подписывая городок как Краснополь. Но на этой карте укрепление уже не так старательно вырисовано и общий образ его не такой мощный, как на предыдущей карте, потому в рамках этой карты объект не сильно выделяется: Из других "мелочей" показалось интересным, что дорога, которая шла от Каменца к Зинькову, проходила через Краснополь, а вот дорога, которая шла к Зинькову от Дунаевцев почему-то Краснополь игнорировала, проходила рядом с ним по касательной. Казалось, что вокруг столько чётко привязанных поселений, что с локализацией Краснополя проблем не возникнет: Но они возникли… Знакомство с нужным районом на современной карте не увенчалось быстрой привязкой, т.к. в нужном районе нет ни одного поселения с похожим названием. С такой ситуацией приходится время от времени сталкиваться, ведь многие поселения за века своего существования меняли названия. В этом случае беглое изучение истории этих поселений помогает выявить нужное (ныне призабытое) название. Приблизительно прикинул, что нужное поселение находилось в районе оси, проложенной между Зиньковом и Дунаевцами, где-то возле сёл Стреховцы и Покутинцы. В нужном районе есть несколько сёл: Солобковцы, Тарасовка, Андреевка, Проскуровка. Общий поиск по Тарасовке и Андреевке результатов особых не дал. Обычные сёла с не особо примечательной историей, не говоря уж о том, что ни одно, ни другое село не известно под названием Краснополь. Куда больший интерес вызывают два "дальних" села – Солобковцы и Проскуровка: Солобковцы почти подходят на роль Краснополя. В наши дни это село, а в 17 веке это был городок. Ульрих фон Вердум кратко описал его, причём отдельно отметил, что у города был замок в форме звезды, т.е. бастионного начертания. Минусы у этого кандидата тоже есть. Во-первых, Вердум ничего не написал об укреплениях городка. В теории они были (поскольку в городе был монастырь, несколько храмов, замок и т.д., в общем, по статусу было положено), но Вердум упомянул только ручьи и болота, окружавшие городок, но не укрепления, а это может означать, что их на тот момент не было. Конечно, Боплан свою карту рисовал ближе к середине 17 века, а Вердум эти же места рассматривал в начале 1670-х годов и потому можно допустить, что между Бопланом и Вердумом укрепления городка перестали существовать, например, в период польско-казацких войн середины 17 века, но это лишь догадка. Есть и другая проблема – ни один из поднятых источников не сообщал, что Солобковцы когда-то назывались Краснополем. Их называли СолоБковцами, СолоДковцами, СолоТковцами, но не Краснополем (или я что-то пропустил?). Проскуровка также не была обделена вниманием военных. Правда, пока не удалось отыскать упоминаний о том, что здесь был укреплённый городок с замком. Но "Географический словарь Королевства Польского" сообщает, что в начале 16 века где-то в районе Проскуровки пересекались интересы польского короля Александра и его противников - молдавского воеводы Стефана и татарского хана Менгли Герая. По этой причине в Проскуровке, на левом берегу реки, поляки соорудили шанец, а ещё один шанец был сооружён на правом берегу реки (предположительно молдаванами и татарами). Далее след укреплений теряется, и пока непонятно, строили там что-то ещё или нет. Правда, Евфимий Сецинский в конце 19 века писал, что на окраине села есть укрепление на горе, известной среди местного населения как "Замчисько", но сам автор считает, что это было древнерусское городище, о чём свидетельствовали найденные на объекте вещи (например, крест-энколпион, датированный 13-м веком). Также стоит отметить, что Проскуровку иногда называли Проскировкой, но название "Краснополь" в истории этого поселения я не встретил. Вот так, покружив по району, так толком и не понял, какое же из этих поселений когда-то было Краснополем? Какое-то из уже названных сёл или же Краснополь стоит искать где-то ещё? Так или иначе сам факт наличия проблемы с идентификацией такого города-крепости показывает, насколько у нас плохо обстоят дела с исследованиями укреплений.
  19. Обсуждаются следующие объекты: городище, замок и укрепления городка Нового Мартынова, шанец (?) близ села Тенетники Упомянутые в названии сёла находятся по соседству. А вот так они расположены относительно Бурштына (тема на форуме) и Букачевцев (тема на форуме): Поскольку в районе Нового Мартынова и Тенетников существовало несколько укреплений, то подумал, что лучше их рассмотреть в комплексе, тем более, что одно из этих укреплений находится между двумя сёлами и прикрепить его к одному из этих сёл не так-то и просто. Укрепления в этом районе появились ещё в древнерусский период. В книге Богдана Томенчука «Археологія городищ Галицької землі» (2008) было бегло упомянуто и городище в Новом Мартынове. По данным автора, его можно было датировать 12-13 веками, но и в более поздний период жизнь там не замирала (т.к. площадка продолжала использоваться), потому в культурном слое памятника археологии встречаются находки и периода ориентировочно 14–17 веков. К счастью, в той же книге была приведён план городища: Благодаря этому плану удалось осуществить привязку (об этом ниже). Проходит несколько веков с момента, как древнерусское городище перестало функционировать, и вот ближе к середине 17 века на месте древнего укрепления можно было увидеть (судя по карте Боплана) небольшой укреплённый городок с замком (?). Новый Мартынов тогда назывался просто Мартынов, а рядом можно увидеть обозначенное точкой село Старый Мартынов, существующее и в наши дни под тем же названием. Так вот интересно, что городище находится именно на территории села Новый Мартынов. Следуя логике преемственности названий поселений, можно сделать вывод, что Мартынов изначально развивался там, где сейчас находится село Старый Мартынов, а потом (может быть после какого-нибудь опустошительного татарского набега) основной центр поселения сместился и так появился Новый Мартынов, а чуть позже жизнь могла возродиться и на старом месте и оба Мартынова продолжили существовать параллельно, правда, одеяло на себя перетянуло новое поселение - Новый Мартынов обзавёлся укреплениями, а Старый Мартынов остался в статусе села. В контексте данной темы это всё особенно интересно, т.к. вырисовывается мысль, что между упадком городища и появлением на этом месте нового поселения (основанного переселенцами из Старого Мартынова?) прошло некоторое время. Вот если бы городище находилось на территории Старого Мартынова, то можно было бы предположить, что его площадку вновь освоили быстро... Впрочем, площадка городища находилась совсем недалеко от села Старый Мартынов и его жители могли использовать это укрепление в качестве оборонного пункта ещё до того, как появилось село Новый Мартынов. Новый Мартынов на карте фон Мига (1779 - 1782): К сожалению, никаких явно видимых следов укреплений на карте не видно. Разве что, если напрячь фантазию, то что-то похожее на отрезок вала с проездом можно увидеть у восточной границы поселения, да и то не факт, что это остатки фортификаций. Плохо и то, что на фрагмент не попал соседний квадрат, где находится ещё одно укрепление, которое будет рассматриваться ниже. Участок с городищем и храмом: Теперь взгляд со спутника (Google-карта): Живая карта На снимке отмечено: 1 – городище, 2 – храм (вспоминаем карту фон Мига), 3 – укрепление между сёлами Новый Мартынов и Тенетники. Как видно тот самый Новый Мартынов (он же Мартынов на карте Боплана) поглотил территорию городища, потому там и находят напластования, образовавшиеся позднее 13 века. Об укреплении, помеченном под №3, я ничего не знаю. Исходя из квадратной формы его площадки, небольшой площади (размеры площадки всего ориентировочно 50х50 метров) и расположения, могу предположить, что это шанец, т.е. небольшая крепость. Это укрепление могли возвести здесь, например, для контроля участка русла Днестра. Кстати, некоторое время назад Жиздитель отметил, что это укрепление похоже по ряду параметров на укрепление в Верхней Липице (тема на форуме), которое тоже скорей всего было шанцем. Бастіон поделился фотографиями, сделанными в нужном районе. Начнём с городища. Вот несколько кадров, сделанных с площадки городища (сектор – с юго-востока по юго-запад): На основе фото склеил парочку панорам: А это вид на остриё мыса, занятного городищем, с юго-востока: А теперь шанец, несколько видов с площадки укрепления на Днестр + вид на склон: После такой вводной информации переходим к проблемам, спорным вопросам и прочим непростым моментам. Остаётся неясным следующее: 1. Какую территорию очерчивали укрепления городка? 2. Судя по карте Боплана, в 17 веке в Новом Мартынове существовали укрепления городка + некая цитадель. Больше всего меня интересует цитадель и её расположение. Тут есть несколько вариантов: а) в качестве цитадели-замочка могли использовать площадку городища, б) роль цитадели исполняло то самое укрепление, которое я назвал шанцем, в) замок существовал в каком-то другом месте и его расположение не стоит привязывать ни к городищу, ни к шанцу. 3. Существовал ли в Новом Мартынове замок? На этот вопрос могут дать ответ фрагменты карты Боплана чуть лучшего качества, на которых бы точно можно было рассмотреть, что вот тут чётко заметно, что помимо укреплений городка картограф отдельно выделил замочек. 4. «Шанец» - что это за укрепление и какую роль оно играло в обороне этого района? Ждём новых данных, новых мнений и новых подвижек в поисках истины.
  20. Обсуждается этот объект: укрепления городка Топоров Село Топоров находится в 72 км. к северо-востоку от Львова или в 19 км к северу от районного центра Буска: Об укреплениях Топорова известно не очень много, а ведь городок (в наши дни село) мог, например, похвастаться Магдебургским правом. Следы городских валов, которыми Топоров обзавёлся в 17 веке, судя по всему, можно увидеть и в наши дни, только пока непонятно, где именно они находятся. Краткая справа от Владимира Пшика из его каталога-информатора Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008): Орест Мацюк в своей книге "Замки і фортеці Західної України" (2005) упоминает укрепления: Пока мне не совсем понятно, где это место с уцелевшим отрезком вала. Ilustrowany przewodnik po Galicyi, Bukowinie, Spiszu, Orawie i Śląsku Cieszyńskim Мечислава Орловича (1919): Как видим, по данным М. Орловича поселение было основано в 1450 году Яном из Те(н)чина (этим?), что противоречит данным Владимира Пшика, который первое письменное упоминание Топорова отнёс к 1595 году. Википедия, кстати, тоже приводит разные сведения - страничка села на русском и украинском языках годом основания Топорова считает 1605, а страничка на польском языке сообщает, что "Город был основан Яном из Те(н)чина в 1450 г." ("Miasto zostało założone przez Jana z Tęczyna w roku 1450"). Возможно путаницу породило имя Ян, которое носили несколько представителей рода Тенчинских. Впрочем, даже если М. Орлович перепутал двух Янов Тенчинских, это не объясняет, откуда он взял дату 1450, потому придётся продолжить поиски истины. Укрепления (у автора – "земляные насыпи") М. Орлович относил ко времени короля Яна II Казимира, который правил с 1648 по 1668 гг. Вероятно, под "временем Казимира" подразумевается 2-ая половина 17 века, но тянет предположить, что Топоров обзавёлся укреплениями ранее, в 1-ой четверти 17 века, в период, когда его одарили Магдебургским правом. "Красивый готический костёл", о котором упоминает М. Орлович, это, судя по всему костёл в неоготическом стиле, который и в наши дни можно увидеть на территории старого городка, рядом с бывшей рыночной площадью. Правда, костёл подвергся убогой перестройке, в результате чего превратился в церковь: Источник В Сети храм часто датируют 1675 г. или 1676 г. (1, 2), но такая датировка выглядит сомнительно, если учесть данные "Географического словаря..." (читайте ниже). Некоторые интересные сведения о Топорове можно найти в "Географическом словаре Королевства Польского" (1892), Том 12, стр. 399 и 400. Остановлюсь на местах текста, которые касаются обсуждаемой здесь темы: Городок основали на участке, прикрытого с нескольких сторон речушками бассейна реки Стырь. Интересно, что одна из этих речушек называлась "Каштелян" ("Kasztelan"), т.е. возможна прямая связь с укреплениями. Правда, это не означает, что речушку назвали в честь укрепления, расположенного на территории Топорова. Помимо рек, городок прикрывало искусственное озеро, но на момент составления справки "Географического словаря" оно было спущено. Римско-католический приход в Топорове появился благодаря стараниям Яна из Течина в в 1628 году. К сожалению, старый каменный костёл Св. Станислава погиб в огне пожара в 1868 году. Вместо него построили какой-то небольшой костёл, но и его в свою очередь уничтожил пожар 30 апреля 1884 года. Тогда, помимо костёла, в огне погибло 70 домов. Документ от 1 сентября 1603 г., выданный в Столпине (Львовская обл., Бусский район), сообщает о том, что Анджей из Тенчина основывает город и называет его Топоров (по названию родового герба Топор). Спустя три года, 24 февраля 1606 года, король Сигизмунд III предоставил городу Магдебургское право, позволил построить ратушу и всякое прочее, имеющее отношение к торговой жизни городка. Были установлены дни ярмарок и торгов. После Тенчинских городком владели Конецпольские, Потоцкие, Коссаковские… "Словарь..." сообщает, что "С двух сторон городка сохранились следы валов, насыпанных во времена Яна Казимира. Король тот в 1649 г. выступивший из Варшавы против Хмельницкого, который осаждал Збараж, остановился здесь в первых днях августа на некоторое время с обозом и оттуда отправился на Белый Камень и Золочев к Зборову. Хельницкий, узнав о готовящемся отпоре, выступил навстречу королю, преградил ему дорогу в Зборове и после победоносной двухдневной битвы заключил Зборовский договор". На карте Боплана (издание 1650 года) Топоров показан, но не как укреплённый городок, что, впрочем, не означает, что в период создания карты там не было укреплений: Источник Топоров на карте Ф. фон Мига (1779-1782): Территория городка более-менее хорошо очерчена, особенно с юга и запада, т.е. с тех сторон, с которых участок городка граничит с озером. Хорошо выделяется рыночная площадь, а вот городские храмы выглядят как размазанные бесформенные пятна. Сложно сказать, показаны на карте валы городских укреплений или нет. Если они там и показаны, то не очень хорошо выражены. Нужно будет достать полноценный цветной вариант карты, чтобы уточнить детали. На австрийской карте 1861-1864 гг. деталировка куда более чёткая. Можно оценить внушительные размеры Топровского озера, которое спустя несколько десятилетий будет спущено, уточнить местоположение храмов и городских кварталов. К сожалению, если я всё правильно понимаю, валы на карте не обозначены: Источник После такого краткого знакомства можно взглянуть на современные спутниковые снимки Топорова: Живая карта В линиях сельской застройки всё ещё угадываются очертания старого городка: Дело за малым – съездить и посмотреть, что там осталось от городских укреплений, пообщаться с местными, узнать о микротопонимах и т.п. После этого, возможно, получится набросать схему городских укреплений, понять, где находились городские ворота и т.п.
  21. Обсуждается этот объект: городские укрепления Тернополя В конце июля и в течение августа 2017 г. в Тернополе проходили раскопки, целью которых было, помимо всего прочего, поиск новых данных о системе городской обороны. Конечно, в рамках этого проекта основное внимание было уделено замку, но и городские укрепления не остались без внимания исследователей. Если дело выгорит, то исчезнувшие линии укреплений Тернопольского замка будут частично реконструированы по проекту, разработанному архитектурной мастерской Юрия Вербовецкого. К этому проекту мы в деталях присмотримся в отдельной теме. Но не замком единым ограничился круг интересов сотрудников мастерской, они пошли дальше и довольно чётко, в деталях, описали свой взгляд на развития системы городских укреплений. Взгляд этот, мягко говоря, далёк от канонических версий истории развития оборонного периметра Тернополя. Чего только стоит неожиданная версия, согласно которой древнейшие городские храмы в своей основе содержат весьма неплохо сохранившиеся башни городских ворот. Благодаря хорошей визуализации гипотеза вырисовалась достаточно чётко - понятно, как систему городских укреплений представляют её авторы, понятно, чем они руководствовались, делая выводы. Мы же в свою очередь, благодаря материалам, любезно предоставленными проекту zamki-kreposti.com.ua мастерской Юрия Вербовецкого, можем взглянуть на всё это со стороны, высказать свои за и против. Чтобы тема была интересно не только тем, кто хорошо знает Тернополь и его достопримечательности, но и всем остальным, начнём, пожалуй, с такой вот общей схемы, где показаны замок и две церкви (Воздвиженская и Рождественская), часто упоминаемые в показанной ниже реконструкции. Google-карта Ну что, поехали... Вступительное слово от авторов концепции: Карты Боплана и Риччи Заннони 17-18 вв, использованные в рамках исследований: Условные обозначения, как гипотетический признак наличия бастионных укреплений: Карта 18-20 вв., использованные в рамках исследований: Реконструкция системы городских укреплений 16-17 вв. авторства одного из воспитанников "Львівської Політехники": Чуть подробнее Концепция развития системы городских укреплений от института Укрзахідпроектреставрація (2012), разработанная в рамках создания историко-архитектурного опорного плана Тернополя: Реконструкции Марины Брыковской и Олега Рыбчинского: А это уже свежий взгляд на систему городские укрепления авторства Юрия Вербовецкого и Сергея Серого. Как видим, авторы делят его на три этапа, показывают две основные линии городских укреплений, первая версия которых сформировалась в рамках башенно-стеновой концепции преимущественно в 16 веке, а вторая, уже скорее в духе бастионной концепции, защищала город с 1620 г. Тут же показаны и городские ворота, которые, по версии авторов гипотезы, после появления новой линии укреплений, были перестроены в церкви, а ворота были превращены в церковные колокольни: Взгляд с юга: Взгляд с юго-востока: Взгляд с юго-запада: Гипотеза о существовании внутри Рождественской церкви старых Каменецкий городских ворот, т.е., по мнению авторов, помещения храма были пристроены к старой надвратной башне: А так Каменецкие ворота могли выглядеть до перестройки, к примеру, в 16 веке: Всё те же Каменецкие ворота с разных ракурсов. Виден план церкви, которая, по версии авторов гипотезы, присоединила свои объёмы к старым городским воротам: А это уже противоположная граница городской обороны, где находилась Воздвиженская церковь, которая, согласно гипотезе, также прикрепилась к ещё одним городским воротам, Львовским: Так Львовские ворота могли выглядеть до перестройки. Виден контур плана церкви и линии гипотетической городской стены, которая к этой надвратной башне могла примыкать: Львовская надвратная башня с разных ракурсов: Такая вот гипотеза, предлагающая оригинальную версию формирования городских укрепления и уцелевших церквей Тернополя.
  22. Обсуждаются замок и городские укрепления Тернополя В конце ноября 1671 года Ульрих фон Вердум (для одних - путешественник, для других - шпион) довольно быстро двигался со стороны Хмельницкой области в сторону Тернопольской. 26 ноября он выехал из Чёрного Острова, добрался до Волочиска, отсюда на следующий день, 27 ноября, он отправился в сторону Старого и Нового Збаража, а побывав там, двинулся в сторону Тернополя, куда прибыл в тот же день. На следующий день, 28 ноября, Ульрих по плотине пересёк тернопольское озеро, и продолжил свой путь на запад. Есть мнение, что посетил он город в 1672 г. (и этот год мелькает не в одной статье, описывающей посещения Ульрихом Тернополя), но текст дневника даёт явное представление о том, что речь всё же о 1671 годе. Текст дневника написан на немецком, и в оригинале нам он пока не попадался, потому воспользуемся переводом, опубликованным в книге Cudzoziemcy w Polsce (1876) авторства Ксаверия Лиске. Конечно, перевод на польский мог не передать всех тонкостей и нюансов оригинального текста и слога, но за неимением лучшего варианта, а также допуская вариант, что перевод может быть весьма точным, предлагаю в деталях присмотреться к этому интересному тексту. Та самая страничка (159) с описанием Тернополя: Текст: Мой перевод (для удобства разбил текст на блоки):
  23. Обсуждается один из планов Каменца-Подольского. О существовании плана узнал из книги Ольги Пламеницкой Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець (2012), где он был опубликован (с. 98-99) с такой вот краткой сопроводительной информацией: Фотокопию этого плана в неплохом качестве опубликовал сотрудник заповедника "Каменец" Валентин Пагор:
  24. Обговорюється об'єкт: Городище і замок в Макарові Хоча час виникнення Макарова як окремого поселення тепер невідомий, ясно, що в Литовський період він називався Воронине, відносився до Київського воєводства і належав Івашенцевичам. Макаровим його назвали на честь Макара Івашенцевича, який поселився у ньому на початку 16 ст. та почав перетворювати населений пункт у містечко. Згодом, ймовірно, онук Макара Микола збудував у ньому невеличкий замок на березі річки Здвиж. Та гілка Івашенцевичів, що походила від Макара Івашенцевича та проживала в Макарові, стала зватися Макаревичами. Замок був укріплений валами з частоколом, та ровами, мав кілька воріт з містками через рови. В парадному, але малоінформативному путівнику «Київщина туристична» (К. «Світ успіху» 2009. - 464 с., нак. 5000 прим.) на с. 284 згадується: Після вигасання роду Макаревичів Макарів деякий час належав Марії Радзівіл, а пізніше був викуплений нащадками Макаревичів за жіночою лінією Любомирськими. Не пізніше червня 1648 року Макарів був зайнятий загонами Б.Хмельницького, в ньому була створена Макарівська сотня Київського полку Війська Запорізького і він таким чином став сотенним містечком. В 1665 році Макарів опинився серед поселень, охоплених повстанням Данила Васильовича (Децика). В 1671 році Макарів був зайнятий річпосполитським загоном полк. Івана Пиво-Запольського та повернутий власникам. В 1704 році Макарів був тимчасово зайнятий загонами Семена Палія. З другої половини 18 ст. Макаровим володів Каетан Росцишевський, а після його смерті, як спадкоємець - Мілевський. В 1768 році під час Коліївщини в Макарів увірвалася ватага Івана Бондаренка, але там же він був захоплений військовим загоном, висланим із Чорнобиля. *Вказана «Київщина туристична», с. 286 Після включення території Київського воєводства в склад Россійської Імперії, з 1804 р. Макарів став волосним містечком Київського повіту. На жаль більш змістовної інформації щодо замку та його розвитку поки не маю, районний історико-краєзнавчий музей один з таких, що вічно закриті. Замчище, як місцевий топонім та пам’ятка археології непогано збереглося на даний час, його територія зайнята місцевим парком, поряд із заходу розташований стадіон. Замчище оглядалося мною двічі. З півдня до нього прилягає став на річці Здвиж. Спостерігається яскраво виражений круглий у плані зрізаний конус, який складав основу центральних укріплень, та який дуже нагадує горб – «мотт» норманських замків. Діаметр верхньої площадки близько 80 м. Конус півколом (крім південної сторони, зверненої до ставу), досі оточує рів, який зберігся на значну глибину, так що на горб без зусиль досі можна потрапити лише по мосту. Ширина рову в верхній частині близько 15 м. На горбі на верхній площадці по колу розташовані одноповерхові адміністративні будівлі, включаючи приміщення загаданого музею, середина вільна від забудови. В цілому на мій погляд існуюча конфігурація замчища дещо нагадує існуючу конфігурацію замчища Острогу. Щодо можливих укріплень містечка за межами замку жодних відомостей не маю.
  25. Обсуждаются одни из ворот городских укреплений Острога Одна из двух уцелевших надвратных башен Острога (если Татарскую башню можно назвать уцелевшей) и одна из трёх башен подобного типа, которые уцелели в Украине (третья находится в Дубно). Можно сказать, что Луцкая башня Острога в сравнении с двумя другими упомянутыми башнями, чувствует себя лучше всего, поскольку она и лучше всего сохранилась, и реставраторы ей занимались, и используется она в наши дни в культурных целях - в помещениях оборонного сооружения разместился Музей книги и книгопечатания. Башня на карте: Живая карта Источник: "Памятник градостроительства и архитектуры Украинской ССР", Том 3, стр. 317 Луцкие ворота на макете города: Ряд фото из сети (ссылки на источники были, но источник умер, потому ссылки удалил):
×