Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Search the Community

Showing results for tags 'поиск укреплений'.

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • События
    • События
  • Наши Земли
    • Винницкая область
    • Волынская область
    • Днепропетровская область
    • Донецкая область
    • Житомирская область
    • Закарпатская область
    • Запорожская область
    • Ивано-Франковская область
    • Киевская область
    • Кировоградская область
    • Крым
    • Луганская область
    • Львовская область
    • Николаевская область
    • Одесская область
    • Полтавская область
    • Ровенская область
    • Сумская область
    • Тернопольская область
    • Харьковская область
    • Херсонская область
    • Хмельницкая область
    • Черкасская область
    • Черниговская область
    • Черновицкая область
  • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
    • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
  • Другие достопримечательности Украины
    • Без оборонного прошлого
  • Fortification in terms and details
    • Terms and details
  • Замки и Крепости Европы
    • Укрепления в Европе
  • Тематические беседы по общим вопросам
    • Общение на тему укреплений
  • Осадная мастерская
    • Оборона и осада замков, крепостей и прочих укреплений
  • Библиотека
    • Литература по теме
  • Картография
    • Карты и всё, что с ними связано
  • Замковый парк
    • Беседы на отвлечённые темы
  • Портретная галерея
    • Персоны и Личности
  • Кино
    • Кино по теме
  • Кузня - фигурная ковка форума
    • Обсуждение технических сторон форума

Calendars

  • Основной календарь

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


MSN


AIM


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы

  1. Обсуждаются укрепления военного полевого лагеря близ Каменца-Подольского. Эта линия укреплений близ Каменца, насколько мне известно, не была избалована вниманием исследователей. Более того – в большинстве работ по истории города вы не найдёте даже упоминания об этой линии обороны, а между тем об этих укреплениях сохранилось не так уж и мало сведений и при желании можно даже точно восстановить, где именно проходили линии оборонительных сооружений. Но кому до этого есть дело? ) Впервые о существовании этих укреплений я узнал из прекрасной книги "Город Каменец-Подольский. Историческое описание" (1895) Евфимия Сецинского, где описан один из эпизодов польско-турецкой войны (1633-1634): Из этой цитаты мы узнаём, что в 1633 году под Каменцем был устроен укреплённый лагерь великого коронного гетмана Станислава Конецпольского (того самого, благодаря которому Броды превратились в неприступную крепость, а Подгорцы получили статус роскошной загородной резиденции). Станислав знал толк в укреплениях, да и полководцем был выдающимся. В общем, туркам-татарам с противником не повезло. Если учесть тот факт, что, как с одной, так и с другой стороны число воинов исчислялось тысячами, а также то, что польским войском руководил лично великий коронный гетман, то становится понятно, что данный эпизод военной компании не был рядовым. Сецинский намекнул, что укрепленный лагерь находился к северу от Каменца, поскольку именно в этом направлении (север – северо-восток), в 8-км от Старого города, находится село Гуменцы: И, как вы уже поняли, в конце 19 века, выезжая из Каменца в сторону этого села, можно было увидеть остатки валов лагеря Станислава Конецпольского. Отдельно стоит отметить, что Сецинский чётко привязал остатки укреплений к лагерю Конецпольского, значит знал, о чём писал. Краткое описание битвы под Каменцем 1633 года также можно найти в книге "История города Каменен-Подольского" Александра Сементовского (1865): Источник Как видим, Сементовский не только сообщает о битве, но также даёт понять, что она была с точки зрения тактики/стратегии славной, поскольку при расстановке сил 1 к 5 полякам всё же удалось одержать верх. Взяв на заметку эти вкусные крохи информации, я приступил к фильтрации других источников, надеясь найти более точные наводки на укрепления, но тщетно. Никакой другой информации о лагере я не встретил. Было непонятно, на каком именно участке между Каменцем и Гуменцами находился лагерь, какой была конфигурация его укреплений, какова была его площадь и т.д. В целом, после фильтрации источников нового времени, создалось ощущение, что до этого объекта никому не было никакого дела. Мне уже началось казаться, что мой информационный голод останется неудовлетворённым, но тут произошёл прорыв – вышла книга "Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець" (2012) Ольги Пламеницкой, внимание которой было полностью сосредоточено на укреплениях Каменца. В книге укрепления польского лагеря отдельно не рассматривались, поскольку в центре внимания была поставлена долговременная фортификация города-крепости, а не полевая, но из общего потока сведений удалось выхватить весьма ценные данные по теме лагеря. В книге приводятся краткие сведения об упомянутой выше баталии: Как видно, описание составлено (преимущественно) на основе сведений из вышеупомянутых источников (Сецинский, Сементовский), но здесь "соль" заключалась в иллюстративном материале, ведь текстовый материал был дополнен "Видом Каменца с планом укреплений и лагерей Абаза-паши и С. Конецпольского" (1633). Этот план на данный момент хранится в Национальном музее Кракова (Польша): План предоставлен Ольгой Пламеницкой. Ешё раз обращу ваше внимание на то, что это самое раннее (из известных на данный момент) изображений Каменца. Как можно заметить, помимо схематичного изображения города, на плане показали и полевые укрепления. Судя по всему, на них была сделана большая ставка. Видим линию укреплений вокруг польского лагеря, а также отдельные изолированные батареи: К сожалению, качество изображения не позволяет ознакомиться с экспликацией. Глядя на это изображение, практически не возникает сомнений в том, что основные баталии протекали к востоку от Каменца, на территории Нового Плана: В тексте Пламеницкой также упомянуто, что лагерь находился на "юго-восточной околице города". Но так ли это? Планы 18 века и ранее приведённая наводка Сецинского намекают, что укрепления лагеря стоит поискать в другом районе - не на восточной, а на северной околице города. Начнём с фрагмента прекрасного плана Каменца 1773 года. Помимо детального изображения застройки Старого города, на плане можно увидеть также линию укреплений, которая защищала подступы к городу с севера: План предоставлен Ольгой Пламеницкой. Как вы думаете, что это за укрепления? А вот фрагмент прекрасного плана капитана Оппермана, составленного в 1794 году. Здесь видим уже известную по плану 1773 года линию старых укреплений с наложенным на неё новым проектным укреплением, которое так и не было построено: План предоставлен Ольгой Пламеницкой. Этот план, помимо всего прочего, интересен тем, что на нём показан рельеф и видно, почему линии оборонительных сооружений легли там, где легли, ведь именно там (речь о северо-восточной линии укреплений) протянулся гребень возвышенности: А вот фрагмент плана 1800 года: План предоставлен Ольгой Пламеницкой. Видим уже известные нам линии укреплений: И ещё раз убеждаемся, что укрепления были в тех местах построены не просто так, а с опорой на существующие линии рельефа: Поскольку территория к северу от Каменца в 18 – 19 веках так и не была полностью освоена, не удивительно, что укрепления долгое время сохранялись. Судя по картам 18 века, 200 лет назад линии оборонных сооружений полевого лагеря можно было прочитать на любом участке. А ведь на тот момент укреплениям исполнилось 150 лет. Также видим, что планы не противоречат друг другу, демонстрируя планировку укреплений. На плане 1794 года видим подпись "Старый литовский ретраншемент". Это может ввести в заблуждение, ведь укрепления лагеря относятся ко временам Речи Посполитой, а не к литовскому периоду правления в Каменце (конец 14 - начало 15 века). Термин ретраншемент в данном случае, вероятно, означает, что в данном месте пролегал последний рубеж обороны польского лагеря, хотя не приходится сомневаться, что основное сражение разыгралось к северу - северо-востоку от лагеря. Поверхностный анализ укрепления лагеря показывает, что он был укреплён валом, который усиливали кронверк, горнверки, реданы, бастион, полубастион, клещами: Обозначения на плане: Валы Горнверки Реданы Клещи Кронверк Бастион Полубастион В Европе эти укрепления получили распространение во 2-ой половине 16 – 1-ой половине 17 века. Таким образом, начертание укреплений не противоречит версии о том, что данные оборонительные сооружения появились в районе 1633 года. Ещё раз посмотрим на изображение 1633 года и убедимся, что там также можно увидеть вал, усиленный горнверками и реданами. Правда, есть и различия с данными планов 18 века. Отдельный интерес вызывает расположение сердца польского лагеря, этакой полевой цитадели: Период 19 века пока в тумане, вероятно именно тогда укрепления начали активно уничтожать. Пока чётко нельзя сказать, какая часть того, что мы видим на планах 18 века, уцелела до конца 19 века. Судя по данным Сецинского, остатки укреплений в конце 19 века ещё были чётко различимы, но на каких участках? А теперь перенесёмся во времени без малого на пол века, в период Второй Мировой войны. Смотрим на аэрофотосъёмку люфтваффе 1944 года и осознаём, что территория польского лагеря была к тому времени полностью освоена, покрыта постройками, перепахана. Топография района была сильно искажена. Таким образом, уничтожение следов укреплений лагеря стоит отнести к 19 веку – 1-ой половине 20 века. Быть может имеет смысл сдвинуть нижний порог ближе к середине – 2-ой половине 19 века. Впрочем, это не означает, что укрепления лагеря были уничтожены полностью. Кто знает, может где-то сохранился какие-нибудь фрагменты вала, одного из реданов или горнверков. Чтобы окончательно выяснить, осталось что-то от лагеря, созданного в 1633 году, или нет, нужно, во-первых, точно привязать линию показанных на планах 18 века укреплений к современному плану города а, во-вторых, провести разведку на местности. Вот ориентировочная привязка, для старта: Интерес представляет локализация мест размещения изолированных полевых батарей, которые показаны на плане 1633 года. Также для душевного равновесия не помешает окончательно доказать, что данные Сецинского, изображение 1633 года и планы 18 века дают нам наводки на одно и то же укрепление, а не на разные.
  2. Обсуждаются эти объекты: укрепления города и замка в Великой Коснице. Село Великая Косница (укр. Велика Кісниця) расположено на берегу Днестра, в 120 км к югу от Винницы, в 16 км к юго-востоку от райцентра Ямполя: Живая карта К середине 17 века Косница обзавелась комплексом укреплений, отмеченном на карте Боплана (издана в 1650 г.): На карте укрепления Косницы (Kouszeniecz) показаны в 35 км ниже по течению Днестра от Ямполя. В 60 км от Косницы, ниже по петляющему руслу Днестра, находится укрепления в Каменке (теперь это Приднестровье). Вполне вероятно, что все эти укрепления входили в систему приграничных форпостов, а параллельно служили локальными центрами обороны для жителей близлежащих поселений. По карте Боплана видно, что в районе Косницы несколько рек (в т.ч. и речка Ольшанка) сливаются в один поток, впадающий в Днестр. Судя по данным карты, русло упомянутого днестровского притока делило укрепления Косницы на две части - на северном берегу находился замок-цитадель, на южном - укреплённый городок. Аналогичным образом укрепления показывались и на более поздних копиях боплановской карты. К примеру: Источник Ранее упоминания Косницы время от времени мелькали в документах конца 16 - начала 17 века, о чём сообщает издание Źródła dziejowe. T. XXI. Polska XVI wieku. T. X. Ziemie ruskie - Ukraina (Kijów - Bracław), изданное в 1894 г. 1594 год (стр. 393). Косница фигурирует в документе о разделе владений: 1596 год (стр. 400). Снова в спорах о разделах владений: 1606 год (стр. 517). Косница в статусе села упомянута в очередном территориальном споре: 1606 год (стр. 519). А вот в этом документе Косница уже со статусом "местечка", т.е. городка: 1616 год (стр. 581). Если в начале 17 в. Косница уже могла именоваться городком, то, возможно, укреплениями она начала обзаводиться в этот период. В 1674 г., в разгар борьбы между гетманами Петром Дорошенко и Иваном Самойловичем, Косница оказалась в сфере влияния последнего. Вскоре войска турок, союзников П. Дорошенко, переправились через Днестр и принялись громить центры мятежа, и Косница тогда попала под раздачу - городок был взят одним из первых, а его жители вырезаны. Вот как об этом сообщает Літопис Самовидця: Вполне вероятно, что именно после этого разгрома укрепления более не возрождались. Уже знакомая схема укреплений Косницы на карте 1767 г. авторства Риччи Заннони: Источник Самое раннее (из тех, которые мне известны) упоминание укрепления встретилось в Топографическом описании Подольской губернии 1799 года. Там, в описании Косницы, упоминается небольшое квадратное в плане земляное укрепление, а также сообщается, что на его участке выстроены конюшни для расквартированного здесь гусарского полка. О том, что это за укрепление автор справки не знал: Осмелимся предположить, что это укрепление и было тем самыми замком-цитаделью, показанным на карте Боплана. Косница (а точнее - уже Великая Косница) на карте Шуберта (1863-1877): Укреплений не видно, зато хорошо видны другие детали. Так, явно выделено, что застройка села расположена в низине, на берегу Днестра, а с других сторон над ней доминируют плато более возвышенных береговых участков. Хорошо заметно место впадения р. Марковки в Днестр, и, вероятно, где-то близ этой реки (если верить карте Боплана) и стоит искать участки укреплений и их следы (если таковые уцелели). Описание Великой Косницы из 4 тома "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego..." (1883): Источник Здесь нет упоминания укреплений, сообщается лишь о "пещерах в скалах", которые местные жители использовали в качестве убежищ во время наездов татар. Также сообщается, что село некогда принадлежало Замойским, затем (в качестве приданого) перешло к Конецпольским, а затем к Любомирским, представитель которых в свою очередь продал село вместе с цекиновским ключом государству. Десятью годами ранее выхода в свет упомянутого тома "Географического словаря" в нужном нам районе археологическую разведу осуществил Владимир Антонович. Итоговые материалы этой разведки были опубликованы в 8 томе "Записок Императорскаго русскаго археологическаго общества" (1896): Источник, см. стр. 268. Как видим, В. Антонович оставил очень много ценной информации. Хорошо сохранившееся на тот момент укрепление (очевидно, то же самое, которое было упомянуто в описании 1799 г.) находилось "на низком месте", всего в 20 саженях (т.е. ок. 40 метрах) от берега Днестра. Оборонный пункт местные называли "Польским замком" и считали его польской крепостью. Размеры укрепления приблизительно 40х40 сажень (т.е. 85х85 метров), в окружности 160 сажень (ок. 340 метров) т.е. это был не шанец/редут, а более серьёзное сооружение. Вероятно вначале В. Антонович указал размеры внутреннего двора, потому что дальше по тексту он сообщил, что длина периметра вала - 190 сажень (ок. 400 метров), а это уже по 47,5 сажень (ок. 100 метров) на каждую из сторон квадрата. 100х100 метров - это уже размеры среднего замка. Ширина вала также весьма внушительная - 6 сажень (ок. 13 метров), высота - 1 1/2 сажени (ок. 3 метров). Въезд в укрепление находился с юга, и это важная деталь, поскольку на карте Боплана именно к югу от замка находился укреплённый городок, потому, как по мне, это ещё один довод в пользу версии, что речь идёт об одном и том же объекте. В 1870-х на участке находились дома местных жителей, и, вероятно, их огороды. Эти же сведения со ссылкой на В. Антоновича привёл в своей Археологической карте Подольской губернии (1901) Евфимий Сецинский, правда он немного сократил исходное описание 1873 г.: На графическом варианте карте объект также отмечен как "городище" (символ квадрата) "неопределённого времени" (фиолетовый цвет). Метка поставлена к югу от устья Марковки, что, вероятно, не совсем правильно, поскольку замок, думаю, находился к северу от устья. Сам Е. Сецинский объект не видел и о его точном расположении не знал, то в этом, возможно, и кроется причины ошибки. В "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901) авторства всё того же Е. Сецинского, находим ещё немного интересных сведений о селе, жаль только, что на этот раз об укреплениях автор не упоминает: В этой справке заинтересовало упоминание наводнений, разрушительная сила которых, очевидна, была весьма внушительной, поскольку в той же справке Е. Сецинский сообщил, что по рассказам сторожилов в 1795-1798 гг. наводнение смело деревянную церковь. Вполне вероятно, что такие наводнения могли помогать стирать следы городских укреплений, которые, вероятно, также как и замок находились неподалёку от берега Днестра. И всё же замок уцелел (или он находился на каком-то возвышении в долине реки?), а вот ситуация с городскими укреплениями пока непонятна. Косницу упомяну в своей книге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004) Ян Лешек Адамчик, правда, там ничего особенно нового, и всё же для коллекции приведём и эту справку: Перевод:
  3. Обсуждается этот объект: костел в Чишках с. Чишки находятся в каких-то 15 км к юго-востоку от Львова: Карта Визиком В центре села в наши дни можно увидеть террасу, оставшуюся в наследство от укрепления, которое некогда окружало местный храм. Костёл, первоначально деревянный, а с конца 15 в. перестроенный в камне, также относят к категории оборонных объектов. Поскольку археологические раскопки в центральной части села, насколько мне известно, не велись, а о существовании здесь какого-нибудь славянского городка письменных сведений нет, то в моём распоряжении есть только осторожные устные предположения отдельных археологов, допускающих, что костёл в Чишках мог быть посажен на участок небольшого городища, которое могло входить в сферу влияния расположенного неподалёку Звенигорода. Но пока в нашем распоряжении нет убедительных доказательств в пользу версии о существовании здесь укреплений, возведённых до 13 в., то остаётся сдвигать их появление уже к периоду, когда в укреплённый пункт превращали местный костёл, т.е. не ранее конца 15 в., а земляными валами, следы которых видимы ныне, локацию могли прикрыть ещё позже, возможно уже ближе к концу 16 в. или даже в 1-й половине 17 в. Есть парочка источников, которые довольно подробно описывают как ключевые события из истории села в целом, так и историю самого костёла в частности. Первый - это целая книга Czyszki koło Lwowa: w pięćsetną rocznicę utworzenia parafii rzymsko-katolickiej (1920) авторства Антония Прохаски, увидевшая свет в честь 500-летия католической парафии. Второй - размашистая справка о костёле из 8 тома (издан в 2000 г.) серии "Materialy do dziejow sztuki sakralnej. Wojewodztwo ruskie" (ниже для краткости этот источник буду называть "Materialy"). Этого издания в Сети нет, но, благодаря помощи Александра Волкова удалось ознакомиться с его содержимым. Много информации по истории Чишек можно найти на сайте Марека Бартошевича, этот же автор издал 2-томник Czyszki koło Lwowa, но с его содержанием пока не имею возможности ознакомиться. Есть также книжечка "Штрихи до історії села Чишки" (1999), с которой мне пока не удалось пересечься, но буду очень удивлён, если там найдутся сведения, которые не были опубликованы поляками. Если я правильно понял, то именно последним источником активно пользовалась Ирина Пустынникова, заполняя страничку Чишек у себя на сайте. Пройдёмся по истории села и костёла. 2-я половина 14 - 1-ая половина 15 в. В собственности Дмитровских. "Історія міст і сіл УССР. Львівська обл." (1968) в справке о селе (с. 605) из полезных сведений сообщает только дату первого письменного упоминания села - 1437 г. а из археологический находок отмечает лишь орудия каменной эпохи. "История городов и сёл УССР. Львовская обл." (1978) также скупа на информацию, прибавляя к общей картине упоминание о находке на территории Чишек "поселения первых веков н.э. (пшеворская культура)". На самом деле не с 1437, а с 1420 г. уже давным давно связывают первое письменное упоминание села. Тогда в Чишках было построен первый, тогда ещё деревянный, костёл Всех Святых. Кстати, не так давно местная парафия праздновала 600-летие. Известно, что в 1442-1443 гг. корона пыталась доказать своё право на владение Чишками, и по этому случаю владелец села Ян Дмитровский был вызван в суд, где ему, однако, удалось доказать, что упомянутое поселение в течение нескольких поколений принадлежала роду Дмитровских, и что ещё в 1364 г. оно было передано в собственность Вацлаву, сыну Жеготы из Голухова, который также именовался Дмитровским по названию соседнего с. Дмитровичи [A. Prochaska, s. 11]. В 1-й четверти 15 в. Николай Дмитровский, "католик от отца и матери" и богатый землевладелец, стимулирует формирование в Чишках нового католического центра, для чего приглашает обживать село польских и немецких колонистов [A. Prochaska, s. 6-7]. Вокруг поселения располагались преимущественно православные поселения, и чтобы в новом католическом очаге пламя лучше разгоралось 11 ноября 1420 г. в Чишках был построен первый деревянный костёл, посвящённый Всем Святым, а рядом, очевидно, в отдельном домике, поселился настоятель храма, которому также выделили немного земли для содержания парафии [A. Prochaska, s. 7, Materialy, s. 53]. Текст фундационного документа в полном виде можно почитать в книге А. Прохаски [A. Prochaska, s. 8-11, 132-135]. В дальнейшем владельцами села были Ян (выше его уже упоминал в контексте судебного разбирательства 1442-1443 гг.) и Станислав Дмитровские, вероятно, сыновья Николая [A. Prochaska, s. 11]. От Дмитровских к Струмилам. У Яна Дмитровского был сын, также названный Яном, который вступил в доминиканский орден, а Чишки он записал на свою сестру. В 1456 г. Чишки уже числились в собственности львовского хорунжего Ежи (Юрий) Струмило, а это, вероятно, означает одно из двух - либо село в качестве приданого перешло к Ежи в результате его брака с сестрой Яна, либо поселение могло быть просто ему продано [A. Prochaska, s. 11]. От Струмилов к францисканам. Под властью Ежи Струмило село пробыло совсем недолго - 15 апреля 1456 г. он выхлопотал у короля право подарить своё имущество какому-либо монастырю [Materialy, s. 53], а через месяц, 15 мая, во Львове был подписан документ, согласно которому Ежи передавал Чишки во владения францискам. Также сохранился документ от 24 августа 1463 г., подтверждавший эту передачу. Оба документа, написанные на латыни, в полном виде приведены в Akta grodzkie i ziemskie z czasów Rzeczypospolitej Polskiej ..., T. 5, s. 188-191. Перевод документа 1456 г. на польском есть у А. Прохаски [A. Prochaska, s. 12-17]. Кстати, факт передачи села францисканам, как и текст документа 1456 г. нам известны благодаря документу 1463 г. - именно там был приведён текст 1456 г., не сохранившийся в оригинале [A. Prochaska, s. 17]. Передача села в собственность одного из монашеских орденов во многом была вызвана некоторым кризисом местной парафии, которая не особо активно развивалась, поскольку находилась на попечении львовских священнослужителей, которые в Чишках бывали время от времени, тогда как создание в селе филиала одного из монастырских орденов давало возможность снабдить село постоянными пастырями [A. Prochaska, s. 27]. Францисканы в селе закрепились на века - Чишки под их контролем находились вплоть до 1-й половины 20 в. "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ...", Т. 1 (1880) на с. 188 в очень краткой справке сообщает, что римо-католическая парафия находилась в Чишках, и что "Владение принадлежит францисканскому монастырю во Львове". "Ilustrowany przewodnik po Lwowie" (1925) авторства Мечислава Орловича кратко сообщает, что в растянувшемся на 3 км вдоль р. Маруньки "чисто польском селе", всё ещё принадлежавшем львовским францисканам, из достопримечательностей имеется парафиальный костёл. Конец 15 в. Строительство каменного костёла. Ок. 1490-х г. Чишки были опустошены татарами, которые сожгли деревянный костёл [A. Prochaska, s. 19, 113]. После этого францисканы начали строительство каменного костёла, и именно потому нижний порог датировки существующего в наши дни храма установлен на уровне конца 15 в. Строительство, скорей всего, было закончено к 1492 г., поскольку в документе того времени уже фигурирует храм, очевидно, новый, посвящённый уже в честь св. Леонарда [A. Prochaska, s. 19, 113]. Здесь интересно отметить, что выбор св. Леонарда в качестве покровителя храма имел под собой явный экономический подтекст, поскольку тогда через Чишки проходила одна из дорог на Львов, которой активно пользовались купцы, курсировавшие между востоком и западом, а они упомянутого святого считали своим покровителем, и потому, отправляясь в опасное путешествие или возвращаясь домой, купцы, конечно, охотно делали остановку у местного костёла, обогащая францисканский филиал своими пожертвованиями [A. Prochaska, s. 22]. Другой серьёзной статьёй дохода францисканцев была сдача сельских земель в аренду [A. Prochaska, s. 35]. В дальнейшем росту благополучия храма способствовал также тот факт, что в Чишках был центр католического прихода, включавшего ряд окрестных сёл [A. Prochaska, s. 40, 122; Materialy, s. 54]. В общем, строительство солидного каменного храма было экономически оправдано. Как именно выглядел тот каменный костёл точных сведений нет. В книге А. Прохаски по этому поводу приводятся путаные сведения - в одном месте автор утверждает [A. Prochaska, s. 25], что в ходе перестройки последней четверти 18 в. от старого храма "не осталось и следа", поскольку его "разобрали до фундаментов". Однако в дополнительной статье, размещённой в той же книге, но написанной уже другим автором, приводятся совершенно другие сведения [A. Prochaska, s. 113-115, 117], согласно которым от первой каменной версии костёла сохранилась алтарная часть, а также примыкающая к ней с юго-востока пристройка "скарбец" (т.е. хранилище костёльных ценностей). Также стоит отметить, что ни в одном из сохранившихся документов не упоминается, что в процессе реконструкции/перестройки 18 в. старый костёл был разрушен до фундаментов [Materialy, s. 63]. В сохранившейся до наших дней алтарной части храма угадываются готические мотивы - узкие и высокие окна (3 из них были позднее замурованы), стены, усиленные контрфорсами, элементы декора. Вероятно, основная часть храма также носила следы поздней готики. На основе описания костёла 1755 г., в тексте которого мелькнуло упоминание аж 8 алтарей, было сделано предположение, что на самом деле у первой версии каменного храма был не один неф, а целых три, т.к. в однонефном сооружении было бы сложно разместить 8 алтарей, однако в наши дни эта версия подвергается сомнениям [Materialy, s. 55], поскольку в более ранних, так и в более поздних описаниях храма встречаются упоминания только 6 алтарей, а это значит, что цифра 8 могла быть указана по ошибке. Уже в наши дни была высказана версия, согласно которой то, что в наши дни выглядит как алтарный сегмент, на самом деле в конце 15 в. могло считаться полноценным храмом, доказательством чему служит неплохо сохранившийся амещённый над алтарём фронтон (кирпичный, декорированный), который можно увидеть, если заглянуть в пространство между сводами и кровлей [Materialy, s. 63], правда, полной уверенности в датировке этой части храма нет, ведь готические архитектурные элементы в этих краях использовали вплоть до 17 в., и потому готические детали могли появиться уже в ходе перестроек 16 или 17 вв. [Materialy, s. 63]. Проблему могло бы разрешить базовое обследование архитектуры храма, в рамках которого можно было сделать зондажи, обследовать кладку, растворы, стыки и различные архитектурные детали, однако такие обследования не проводились, хотя были моменты, когда такие работы были уместны, к примеру, если бы их провели во время последнего тотального ремонта храма 2000-х гг. Если допустить, что не только участок храма, но и сам костёл был приспособлен к обороне, то можно предположить, что в его верхней части, над нефом и алтарной частью был обустроен боевой ярус, который могли разобрать при перестройке храма в 18 в. Однако на текущий момент в объёме памятника не было обнаружено ни одной детали, которая бы явно свидетельствовала о приспособлении постройки к обороне, но с другой стороны это и не означает, что таких деталей никогда не было, поскольку многочисленные ремонты и реконструкции могли затирать и уничтожать подобные элементы. Одним из оборонных сегментов комплекса храмовых построек могла быть стоящая рядом с костёлом колокольня, тогда ещё, вероятно, деревянная. Нынешняя постройка относится к концу 18 - 1-й половине 20 вв., но считается, что она была возведена на месте утраченной оборонной башни-колокольни [A. Prochaska, s. 123]. Интересно, что колокольня ориентирована по сторонам света не так, как храм, и это может быть связано с тем, что ориентация колокольни была задана вектором утраченной линии укреплений [A. Prochaska, s. 123]. В инвентаре 1774 г. было отмечено, что старая колокольня была построена из дуба [Materialy, s. 69]. 16 век. Близость дороги, ведущей во Львов, приносило не только доход, но и неприятности, поскольку по этому пути в Чишки довольно часто наведывался неприятель. Вероятно, село было опустошено в 1509 г. [A. Prochaska, s. 20], когда господарь Молдавского княжества Богдан III Кривой несколько дней осаждал Львов, а его войска параллельно грабили окрестности. Татары проносились по Чишкам в 1515 [A. Prochaska, s. 34], 1575 и 1579 гг. [A. Prochaska, s. 20]. Разумеется, каждый раз доставалось местному костёлу, который в лучшем случае могли просто грабить, в худшем - сжигать. Последствия частых набегов привели к полному упадку села, тотальному сокращению его населения. В 1592 г. даже пришлось присоединить чишскую парафию к львовскому монастырю францисканцев, чтобы благодаря этому слиянию снова можно было вернуть село к жизни и восстановить пребывавший в руинах костёл [A. Prochaska, s. 21, 135; Materialy, s. 53-54]. В 1595 г. по селу снова нанесли удар татары [A. Prochaska, s. 24]. Описание укреплений. В книге А. Прохаски есть раздел, написанный францисканским историком Алойзыем Карвацким, где мы находим описание укреплений в Чишках [A. Prochaska, s. 110-111]. Поскольку в других источниках об укреплениях зачастую либо ничего не сказано, либо просто бегло упомянуто о том, что когда-то некие оборонные сооружения существовали, то посчитал нужным привести любопытный текст францисканца целиком (в переводе): Выше уже писал, что мы не располагаем сведениям о времени постройки укреплений. Может они возникли ещё в 16 в., может в 1-й половине 17 в. или же оба варианта могут быть одинаково верными, если допустить, что укрепления могли поэтапно развиваться, с течением времени, возможно, охватывая всё большую площадь. Поскольку деревянный костёл погиб ещё в конце 15 в. в ходе татарского набега, и с начала 16 в. неприятель продолжал постоянно тревожить село, то вряд ли францисканцы и жители села стали бы ждать 17 в, чтобы создать в поселении какой-то первый укреплённый пункт. Нет особых сомнений в том, что был укреплён участок в непосредственной близости от костёла, но реликты валов и описание территории, которую охватывали оборонные сооружения, намекают на то, что валами был прикрыт не только костёл, но и участок на подступах к храму, вероятно, бОльший по площади, поскольку туда, как было сказано выше, помещалась даже "значительная часть плебаньского сада". Из приведённого описания А. Карвацкого сложно составить точное представление о трассе линий укреплений, поскольку, к примеру, не до конца понятно, где именно находился дом ксёндза и какую площадь занимал расположенный "сзади за ним" сад, а также сложно связать описание францисканцы с картиной нынешнего дня, ведь сегодня вал костёльного участка лучше всего заметен с севера и запада, тогда как историк писал, что как раз с этих сторон участок полагался на естественную защиту, а валы/рвы находились с востока и юга, но где именно находились эти реликты мне неизвестно. На этом вопросе чуть детальней остановлюсь во 2-м сообщении данной темы. Также стоит упомянуть, что соседние сёла, расположенные на других львовских дорогах, также обзавелись храмами, прикрытыми земляными валами: к северу от Чишек имелась укреплённая церковь в Миклашеве, а к югу - костёл в Дмитровичах. 17 век. Хотя владения, принадлежащие духовенству, были свободны от постоя войск, это правило работало не всегда. В 1634 г. был интересный случай, когда опекун парафии не дал разрешения какому-то отряду войск стать на постой, при этом офицер грозился убить ксёндза где-нибудь за селом, на дороге, "как собаку" [A. Prochaska, s. 40]. Известно, что солдаты были остановлены где-то перед домом священника, а это, возможно, означает, что дальше им продвинуться помешал не только устный запрет, но и укрепления, которые находились где-то в том районе. В 1620 г. село пострадало от очередного татарского набега, костёл был опустошён [Materialy, s. 53, 54-55]. В 1648 во время казацко-татарского похода на Львов в его окрестностях были разрушены множество сёл, в т.ч. и Чишки. Костёл тогда хоть и не был полностью разрушен, но внутри был полностью разграблен и изувечен [A. Prochaska, s. 23]. Экономическая ситуация не позволила исправить нанесённый урон, вероятно, был проводился только самый необходимый ремонт, но о возвращении храму былого величия и богатства нельзя было и помыслить [A. Prochaska, s. 24]. К тому же во 2-й половине 17 в. через село продолжали прокатываться вражеские волны: в 1655 казаки, татары и московиты, в 1657 г. войска Ракоци, в 1672 и 1675 гг. турки и татары, и это не считая более мелких нападений [A. Prochaska, s. 24]. С другой стороны предполагают, что скульптуры, которые и в наши дни можно увидеть на фасаде храма, могли быть созданы во 17 в., ими могли украсить храм либо после погрома 1620 г., либо после разорения 1648 г. [Materialy, s. 63]. 18 век. В протоколе визитации 1722 г. кратко упомянуто, что костёл находится в хорошем состоянии [Materialy, s. 55]. В визитационном документе 1741 г. костёл охарактеризован как "обширный и великолепный", на тот момент в храме шли масштабные ремонтные работы, в сопроводительном инвентаре описаны 6 алтарей и разного рода предметы культа [Materialy, s. 55, 66-68]. Есть мнение, что автор этого инвентаря застал не ремонт, а подготовку к полной перестройке/реконструкции храма [Materialy, s. 63]. Сохранилось описание костёла, составленное 20 июня 1755 г. Храм, описанный как добротно построенный в былые времена, на тот момент нормально функционировал и был снабжён всем необходимым, а рядом с ним тогда находилась деревянная колокольня с тремя колоколами [A. Prochaska, s. 43]. Ещё одна визитация состоялась в 1762 г., однако в документе, описывающем её итоги, вроде бы не содержится ничего принципиально нового [Materialy, s. 55]. Несмотря на то, что в 1-й половине и в середине 18 в. храм уже не подвергался разрушениям, его постройка, судя по всему, во 2-й половине 18 в. считалась ветхой, чему, наверняка, способствовал не только возраст, но и множество пережитых в 16-17 вв. перепетий. Состояние храма требовало радикальной реконструкции [A. Prochaska, s. 24]. Работы вроде как начались при львовском архиепископе Николае Выжицком (1696-1757), т.е. не позднее 1750-х гг. [A. Prochaska, s. 25], а закончилась при архиепископе Вацлаве Сераковском (1770-1780) где-то ближе к середине 1770-х гг., поскольку в 1774 г. новый храм освятили [A. Prochaska, s. 25], в память о чём сохранилась мемориальная плита [A. Prochaska, s. 111], а также инвентарь с подробным описанием храма того времени и ключевых эпизодов его истории [A. Prochaska, s. 49; Materialy, s. 55]. При этом в третий раз костёл сменил небесного патрона - освятили его уже в честь св. Николая [A. Prochaska, s. 25], правда, с этим освящением есть путаница, поскольку даже упомянутая мемориальная таблица убеждает, что в 1774 г. храм посвятили в честь св. Леонарда [Materialy, s. 55]. Как уже писал выше, А. Прохаска считал, что в ходе этой реконструкции старый костёл конца 15 - середины 18 вв. был снесён до фундаментов [A. Prochaska, s. 25], хотя в той же книге сообщается, что алтарную часть всё же оставили, включив её в объём новой постройки, правда, при этом несколько перестроили, в результате чего готические черты превратили в барочные [A. Prochaska, s. 115], а три окна замуровали [A. Prochaska, s. 117]. В качестве строительного материала служи кирпич [Materialy, s. 58]. Новый объём построили однонефным, с шестью окнами. По длине он был где-то на 1/3 меньше, чем неф, который можно увидеть в наши дни, на порядок скромнее был и его декор, так что в целом, несмотря на новое строительство, этот этап свидетельствовал о некоторой деградации архитектуры храма [A. Prochaska, s. 115]. Инвентарь 1774 г. также упоминает деревянный притвор/бабинец размером длиной 7,8 и шириной 10,8 м., пристроенный к западному фасаду храма и накрытый двускатной кровлей [A. Prochaska, s. 71; Materialy, s. 56, 68]. Внутри храма было 5 алтарей [Materialy, s. 56]. Текст инвентаря 1774 г. приводят "Materialy do dziejow sztuki sakralnej ..." на с. 68-72. Когда узнаёшь, что старый костёл разобрали только для того, чтобы построить новый, а этот последний к 1774 г. уже был не только построен, но и освящён, то, конечно же, ждёшь увидеть метку храма на карте Фридриха фон Мига (1779-1783), однако с удивлением обнаружил, что подходящего обозначения в нужном месте нет. Раньше, до того, как ознакомился с историей памятника, я бы предположил, что картографы могли попасть на место как раз в тот промежуток, когда старый костёл был уже разобран, а новый ещё не был построен, и тогда отсутствие метки было бы вполне логичным, однако, судя по периоду создания карты, этот сценарий не подходит. Если всё же храм на карте отсутствует именно по этой причине, то в этом случае придётся предположить, что есть ошибка в датировке карты (что очень сомнительно) или в датировке строительства нового костёла (что также маловероятно). К сожалению, никаких явно выраженных следов укреплений на карте нет, но зато с её помощью можно составить общее представление о рельефе в нужном районе: Mapire.eu В алтарной части костёла, в нише, образовавшейся на месте одного из замурованных окон, разместили статую скорбящего Христа, на постаменте которой вырезана дата "1778" [Materialy, s. 59]. В 1789 г. вместо деревянной колокольни была возведена новая, кирпичная, дата возведения которой упомянута в инвентаре 1820 г. [Materialy, s. 56, 61]. Возможно именно тогда два угла нижнего яруса колокольни, обращённые к храму, украсили, вмуровав в стену 4 каменных барельефа. Ранее считалось, что они ещё в 17 в. украшали готический костёл [A. Prochaska, s. 122], но в наши дни эти произведения искусства датируют 3-й четвертью 18 в., а их происхождения считается неустановленным [Materialy, s. 62, 65]. В наши дни в северо-западном углу костёльной террасы, на склоне вала, можно увидеть колонну со скульптурой, датируемой 17 в. [Materialy, s. 62, 63, 65], вероятно, именно она в 1-й половине 20 в. стояла на кладбище [A. Prochaska, s. 114]. Есть также данные о храме, относящиеся к 1785, 1788, 1790, 1791 и 1795 гг., но в контексте данной темы они не особо интересны, поскольку сосредотачивают своё внимание на описи находящихся в костёле предметов (посуды, риз, картин и т.п.) [Materialy, s. 56]. 19 век. В 1802 г. к югу от храма из кирпича построили новую плебанию/дом ксёндза, подвергавшийся перестройкам в 1897 г. [A. Prochaska, s. 55; Materialy, s. 62]. Рядом также находилось кирпичное здание школы [A. Prochaska, s. 55], приписанное к храму. Кстати, первая школа при храме появилась ещё в конце 15 в. [Materialy, s. 54]. Инвентарь 1820 г. упоминает 3 алтаря, наличие нового органа, а также сообщает о существовании некого дополнительного входа в храм, которые в наши дни замурован [Materialy, s. 56-57]. 8 июня 1823 г. костёл пострадал от сильного удара молнии, которая повредила своды и алтари, разбила шесть окон, разорвала несколько картин и разметала церковную утварь [A. Prochaska, s. 69]. 20 декабря 1825 г. возник пожар, уничтоживший две хозяйственные постройки на храмовом участке, а с конюшни пришлось сорвать крышу, чтобы остановить огонь, который мог перекинуться на костёл [A. Prochaska, s. 69]. Центр села с участком храма на кадастре 1856 г.: Источник В 1857 г. костёл, стены которого в интерьере ранее сверкали белизной, был расписан [A. Prochaska, s. 69; Materialy, s. 65]. Ещё раз храм расписывали в 1903 г. [A. Prochaska, s. 72]. К концу 19 в. костёл не вмещал даже и половины прихожан, и потому возникла необходимость увеличить объём здания. В 1894-1895 гг. была проведена значительная реконструкция храма - был полностью разобран западный фасад, а также примыкавшая к нему деревянная постройка притвора/бабинца, после чего неф был расширен (вытянут на два пролёта свода) в западном направлении [A. Prochaska, s. 71, 116]. В целом, этак реконструкция лишь удлинила ранее построенный неф, и дала храму новый фасад, не меняя при этом общую концепцию оформления интерьера [Materialy, s. 63]. Новый фасад, помимо всего прочего, был декорирован скульптурами тремя скульптурами 17 в. [Materialy, s. 58-59], которые украшали две предыдущие версии храма [A. Prochaska, s. 116]. Судя по всему, большую часть истории храма его кровля была гонтовой, в очередной раз новым гонтом костёл накрыли в 1897 г. [A. Prochaska, s. 71]. Костёл и его участок хорошо видны на австрийской карте 1861-1864 гг: Mapire.eu Чуть позже, где-то между 1869 и 1887 гг., австрийцы сделали ещё одну карту, на которой даже отметили тот отрезок вала/склона костёльной террасы, который можно увидеть и в наши дни (отметил его на карте белыми стрелками, храм - красной): Mapire.eu 1-ая половина 20 века В 1908 г. колокольню надстроили ещё одним ярусом и накрыли жестяной кровлей, а внутри разметили три новых колокола. Какие-то работы на колокольне проводились и в следующем году, в память о чём в её стену вмуровали плиту с надписью "Odnow. R. 1909" [A. Prochaska, s. 73-74, 123]. В 1909 г. на костёльном участке были снесены ряд ветхих построек, а вместо них возвели новый хозяйственный корпус и несколько других сооружений [A. Prochaska, s. 74-75]. В 1911 г. вместо гонта кровлю костёла перекрыли черепицей, сделанной в Дрогобыче [A. Prochaska, s. 76, 118]. Интересно, что костёл не был первой постройкой на участке, который снабдили черепичной кровлей - плебания и хозяйственный корпус такой кровлей обзавелись в 1909 г. [A. Prochaska, s. 75]. В 1914 г. были запланированы масштабные работы по превращению костёльного участка в монастырский комплекс, и для этих целей уже были подготовлены и свезены на участок стройматериалы, в т.ч. 130 тыс. кирпичей, однако начало Первой мировой войны перечеркнуло эти планы [A. Prochaska, s. 76, 124]. Войну храм пережил без разрушений, правда, его начинку временами потрошили, а в 1918 г. были реквизированы 2 из 3-х колоколов [A. Prochaska, s. 80-81]. Удивляет то, что череду ограблений пережили ряд ценных предметов, среди которых находилась то ли чаша для причастия, то ли дароносица "с русской надписью", изготовленная ещё в 1673 г. В 1919 г. ей изготовили замену, а раритет был переправлен на хранение францисканскому монастырю в Кракове [Materialy, s. 58]. Инвентарь 1937 г. сообщает о том, что костёл снова (уже в третий раз) был расписан, а его алтари - отремонтированы [Materialy, s. 58, 59, 65]. Сходу не удалось узнать, когда костёл лишился черепичной кровли, которую заменили кровлей из листового металла. Несмотря на все перипетии, перестройки, ремонты и обновления, в интерьере храма в 1-й половине 20 в. можно увидеть ряд довольно старых предметов - так один из образов главного алтаря датируют 1-й четвертью 17 в., резное распятие - 17-18 вв., один из боковых алтарей и ряд других произведений искусства - 18 в. [Materialy, s. 59-60]. Часть ценной костёльной начинки хоть и уцелела, но была вывезена из Чишек и в наши дни хранится в разных местах на территории Львовской обл. (краеведческий музей в Винниках, музей в Олесском замке) и в Польше [Materialy, s. 62, 64]. Старая плебания на фото межвоенного периода (второе фото 1937 г.): Источник Фото конца 1930-х - начала 1940-х гг. (?) и ещё один кадр 1943 г., где уже видим перестроенную плебанию: Источник Интерьер костёла (первые два фото 1939 г.): Источник "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР", том 3 (1985), с. 188: Как видно по тексту, справка скорей всего составлена с опорой на книгу А. Прохаски, однако его идею о полном разрушении старого костёла автор справки из "Памятников градостроительства ..." не поддержал, а вместо этого отдал предпочтение версии А. Карвацкого, согласно которой от старого костёла всё же сохранилась алтарная часть. В "Памятниках истории и культуры Украинской ССР" (1987) на с. 335 очень скупо отмечено, что в селе есть "Костел и Колокольня, XV-XIX [вв.]". Справка из каталога-информатора Владимира Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): Практически все источники, на которые опирался В. Пшик, я привёл выше. Не нашёл только "Fundacje kosciolow parafialnych w sredniowiecznej archidiecezji lwowskiej", но вряд ли там есть какие-то сведения об архитектуре храма, о его укреплениях или о военной истории Чишек, которые бы не встретились в других источниках. Интересно, что ссылка на книгу А. Прохаски рекомендует искать нужную информацию на с. 11-14, однако практика показала, что масса других сведений о костёла имеется и на других страничках книги, а описание земляных укреплений и вовсе находятся на с. 110-111, так что, возможно, Владимир до них и не добрался, а если добрался, то ссылок на эти страницы не дал. Костёл на фото 1996 и 2000 гг., опубликованных в издании "Materialy do dziejow sztuki sakralnej". Фото предоставил А. Волков: В наши дни храм находится под крылом УГКЦ. К сожалению, мне лично не нравится то, как уже в наши дни храм преобразился снаружи и в интерьере - на место сдержанности, лаконичности и простоте линий/форм/декора пришли спорные дизайнерские решения, а местами даже откровенный китч. Хорошо хоть, что к моменту моего приезда нелепый козырёк, установленный перед фасадом, уже был демонтирован, однако все другие прелести остались. Источники: 1, 2 P.S. В книге А. Прохаски есть также упоминание десятков курганов, находившихся в окрестностях Чишек [A. Prochaska, s. 58-59]. Их наличие запротоколировано в документе кадастровой комиссии, которая в 1787 г. описывала границу села. По мнению А. Карвацкого, которое приведено в той же книге [A. Prochaska, s. 111-112], эти курганы, часть которых удобно располагалась на возвышенностях, были визуально связаны друг с другом и с курганами близ других соседних населённых пунктов, а это давало возможность использовать древние "копцы" в качестве обширной сигнальной системы, для чего на верхушках курганов собирали кучи хвороста, которые поджигали при появлении татар, и, таким образом, сигнал тревоги передавался дальше и дальше.
  4. Обсуждается этот объект: замок в Вощанцах Село Вощанцы (укр. - Вощанці) находится в 57 км к юго-западу от Львова, в 26 км к северо-востоку от Самбора: Карта Визиком На территории села некогда находился замок, краткие сведения о котором попробуем собрать в данной теме. Поскольку до наших дней от него ничего явно различимого не сохранилось (во всяком случае, выше уровня земли), то статус главной достопримечательности села принадлежит Воздвиженской церкви, построенной в 18 в. В справках о Вощанцах, опубликованных в "Історії міст і сіл УСРС" (1968) и в "Истории городов и сёл УССР" (1978), из полезного находим (стр. 683 и 552 соответственно) только сообщение о том, что первое письменное упоминание села относится к 1436 г. "Słownik geograficzny Królewstwa Polskiego ..." (1895), 14-й том, стр. 9 делится такой справкой (приведу её в переводе и в некотором сокращении, оставив только те моменты, которые косвенно касаются нужной темы): Судя по всему, село значительную часть своей истории принадлежало представителям рода Шептицких. На страничке Вощанцев на Вики упоминается подозрительная грамота 1284 г. Льва Даниловича, посредством которой Шептицкие вроде как претендовали на владение Вощанцами ещё с конца 13 в., однако в подлинности документа сильно сомневаются, и всё же даже если это подделка, то документ всё равно выглядит достаточно интересно, поскольку подчёркивал, насколько в глубь веков Шептицкие могли задвигать свою связь с Вощанцами. Если же говорить о более правдоподобных документах, дошедших до наших дней, то в них след Шептицких начинает прослеживаться с 15 в., а ниже ещё речь пойдёт о том, что и в 18 в. здесь была одна из резиденций этого рода. Так что если в какие-то моменты Вощанцы и ускользали из рук Шептицких, то это было скорее временное явление, чем постоянное. Пшемыслав Домбковский в своём труде Podział administracyjny województwa ruskiego i bełzkiego w XV wieku (1939) на стр. 120 приводит ссылки на три документа 15 в., в которых упоминаются Вощанцы, а также связанные с ним личности, среди которых видим и Фёдора Шептицкого: Страничка рода Шептицких на Вики сообщает интересную деталь: Т.е. представители одной из ветвей рода писали и произносили свои имена с приставкой "на Вощанцах", а такие приставки часто давались по названию локации, где находилось родовое гнездо, а в данном случае весомость приписке придаёт факт существование в селе замка, которому на смену пришла усадьба. Ян Лешек Адамчик в каталоге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004) приводит такую вот краткую справку по укреплению в Вощанцах: В переводе: Помимо источников, которые уже привёл выше, Адамчик также ссылается на описание к карте Фридриха фон Мига, о которой речь ещё пойдёт ниже, а также на эту работу: Borowiejska-Birkenmajerowa M., Walczy Ł. Materiały do projektu badawczego: "Historyczne techniki budowlane w świetle badań warowni obronnych na Kresach d. Rzeczypospolitej". Kraków 1996, mps. К сожалению, её нет в открытом доступе и вполне вероятно, что она вообще издавалась. Скорей всего это какая-то кандидатская диссертация, с которой можно ознакомиться только в формате машинописного оригинала, да и то непонятно где. Впрочем, не факт, что там есть что-то особо значимое по теме Вощанцев, поскольку справка Адамчика фактически состоит из одной только цитаты описания к карте Ф. фон Мига. Следом за Адамчиком прошёл Владимир Пшик, который в своём каталоге Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008) с опорой на уже известные нам источники также привёл небольшую справку по Вощанцам: Поиски информации об истории села и расположенного на его территории замка привёл меня к знакомству с Атанасием Шептицким, видным религиозным деятелем 18 в. Из его биографии узнаём, что он родился в 1686 г. в с. Вощанцы. Вряд ли его отец Александр (по другой версии - Алексей) Шептицкий, белзский мечник, отправил бы жену рожать сына в каком-то рядовом домишке, так что напрашивается вывод - будущий митрополит мог появиться в том самом фамильном замке Шептицких, а это в свою очередь может означать, что резиденция на то время функционировала и не была разрушена. Конечно допускаю, что всё могло быть и совсем иначе, и потому хотелось бы получить больше информации об обстоятельствах рождения Атанасия. К слову, он развил довольно бурную строительную деятельность - при нём началось строительство собора св Юра во Львове, он перестроил лавру в Уневе и т.д., а в своём родном селе позаботился о строительстве церкви (1734 г.), которую можно увидеть в наши дни. Интересно было бы узнать, проявлял ли он интерес к резиденции Шептицких в Вощанцах в 18 в.? Теперь давайте познакомимся ближе с картой Фридриха фон Мига (1779-1783) - основным и пока единственным источником, сообщающий нам о существовании замка. Копия карты с сайта mapire.eu не радует явно выраженными следами укреплённого объекта. На территории Вощанцев из крупных объектов выделяется только церковь (та самая, Воздвиженская), такая же история с соседним селом Канафосты, а вот на пустом пространстве между двух сёл видим метку какой-то крупной, но при этом маловразумительной постройки (отметил её стрелкой). Сходу возникает мысль, что это и есть искомый объект, хотя бы по той причине, что ничего более подходящего на карте нет. Mapire.eu Благодаря 7 тому издания Galicja na józefińskiej mapie topograficznej 1779-1783 могу с вами также поделиться оригиналом карты, а также тем самым сопроводительным описанием, в котором бегло был упомянут замок. На оригинале карте объект, привлёкший моё внимание, виден куда более чётко, однако эта чёткость не снимает сомнений, а наоборот - ещё больше смущает, поскольку больше всего метка похожа на крест, а таким образом замки на карте Ф. фон Мига карте вроде бы не изображали. При этом так могли изображать храмы, однако в Канафостах и Вощанцах имеются церкви, и метки, которые автор листа использовал для их отображения, имеют совсем другой вид. Из документа 1469 г., краткое содержание которого приводилось выше, мы узнаём, что рядом с Канафостами был монастырь св. Онуфрия, так может это его отметили на карте, а чтобы выделить постройку на фоне близлежащих церквей для монастыря выбрали контур в виде креста? Но и эта версия не снимает всех вопросов. Так, к примеру, в описании ни Канафостов ни Вощанец, сопровождавших карту, нет упоминания монастыря, но при этом есть упоминание руин замка, и логично предположить, что на карте будет показан тот объект, который упомянут в описании. Кроме того, именно в том районе позднее, уже в 19 в., мы увидим постройки новой резиденции Шептицких, а это может намекать на некую преемственность в функциональном использовании участка, выразившуюся в виде перехода от замка к дворцу. В общем, сомнений много, но более подходящего объекта на карте я не вижу (а он должен быть, раз его отдельно выделили в описаниях), и потому предварительно придётся считать этот крест остатками того самого замка. Описание в оригинале (на немецком): Перевод на украинском: Упоминание замка краткое, но и в нём можно усмотреть важные детали. Во-первых, отмечено, что замок солидный, а таким эпитетом австрийские военные удостаивали далеко не каждое старое укрепление, а часть замков они и вовсе именовали оборонными дворами, но тут именно замок, да ещё и солидный. Во-вторых, сказано, что он в руинах, а это, вероятно, отсылка к тому, что замок каменный, и что он на момент составления справки уже был разрушен. Перевод на польском: В сноске автор, готовивший современные примечания к текстам описаний, сообщил, что "О несуществующем сегодня замке в Вощанцах, с 15 в. принадлежавшем роду Шептицких из близлежащих Шептиц, не найдено других упоминаний в литературе". В 19 веке на участке происходят значительные преобразования, отражённые на картах того времени. Где-то между концом 18 и 1-ой половиной 19 вв. место замка занимает более актуальный для того времени небольшой дворец. На австрийской карте 1855 г. в районе того места, где на карте Ф. фон Мига показана заинтриговавшая меня постройка в виде креста, видим метку функционирующей резиденции, рядом с ней несколько более мелких построек и парочку небольших водоёмов: Источник (лист №31) Ещё более интересную картину видим на австрийской карте 1861-1864 гг., где на нужном участке уже чётко читается дворцово-парковый комплекс, в состав которого входило основное Ш-образное здание (вероятно, мини-дворец), ряд других жилых и хозяйственных строений, парк, а также каскад небольших прудов: Mapire.eu Похожая картина и на австрийской карте 1869-1887 гг.: Mapire.eu На польской тактической карте 1921 г. в нужном месте обозначен "Двор": Источник А вот на на новой версии тактической карты, изданной в 1935 г., в нужном месте уже пустырь, и даже прудов не видно, а вместо них показан небольшой поток, который, очевидно, раньше эти пруды питал: Источник Я бы предположил, что усадьба могла быть разрушена в годы Первой мировой войны, но как объяснить её присутствие на карте 1921 г.? Или она туда попала по ошибке, когда на новую карту нанесли уже не существующие постройки, взятые с какой-то более старой карты? Или всё же участок действительно был уничтожен где-то между 1921 и 1935 гг., но при каких обстоятельствах? Вероятно, уже во второй половине 20 в. застройка села начала робко тянуться в западном направлении, наползая на участок исчезнувшего панского имения, и постепенно черты старой планировки исчезли благодаря распашке, от прудов остались только слабо выраженные контуры, а центре всего этого разбили кладбище - такой вот символический финал истории старой резиденции Шептицких: Google-карта
  5. Обсуждается этот объект: укреплённая церковь в с. Миклашев Село Миклашев (укр. - Миклашів) находится в 16 км к востоку от Львова: Карта Визиком В селе некогда существовало земляное укрепление, связанное с участком церкви. "Історія міст і сіл ..." (1968), а также "История городов и сёл ... " (1978) приводят справки по Миклашеву (стр. 602 и 491 соответственно), но там нет никаких сведений об участии села в военных событиях средневековья или раннего нового времени, об укреплениях также ничего не сказано, а из полезных сведений есть только дата первого письменного упоминания села - 1409 г. В издании Polska XVI wieku pod względem geograficzno-statystycznym. T. 7. Ziemie ruskie. Ruś Czerwona. Cz. 1 на стр. 152 находим упоминание Миклашева в списке сёл, которые в 1515 г. находились в королевской собственности. Вики со ссылкой на этот источник сообщает следующий интересный момент: "У податковому реєстрі 1515 року в селі документується священник (отже, уже тоді була церква)". Самое раннее и на данный момент единственное из известных мне упоминаний укреплений в Миклашеве находим в дневнике Ульриха фон Вердума. Этот шпион-путешественник, в 1671 г. несколько раз проезжал через нужное нам село, и уже в этом обстоятельстве обнаруживаем важный момент - через Миклашев тогда проходила одна из важных дорог, ведущих со стороны Глинян и Перемышлян ко Львову. Текст дневника У. фон Вердума в переводе на польском (оригинальный текст на немецком) был опубликован Ксаверием Лиске в книге Cudzoziemcy w Polsce (1876), смотрите стр. 135, 163 и 169. Но я воспользуюсь другой комбинацией - с оригинальным текстом поможет ознакомиться издание Das Reisejournal des Ulrich von Werdum (1670-1677), польский перевод возьму из книжки Dziennik podróży 1670-1672. Dziennik wyprawy polowej 1671 (2012) и дополню всё это переводом на русском язык (поскольку польский я знаю средне, немецкий - плохо, а в переводах опирался на помощь интернет-ресурсов, то вполне мог допустить ошибки, так что проверяйте). 24 июля 1671 г. Немецкий (стр. 176): Польский (стр. 122): Русский: В этой записи Вердум укрепления не упоминает, но отсюда мы узнаём, что пусть из Львова к Глинянам лежал через Миклашев, причём в районе села нужно было пересекать речку по мосту. По отношению к селу Вердум употребляет термин "kirchdorff", т.е. нечто вроде "храмовое село" или "село, снабжённое храмом", при этом религиозную принадлежность этого самого храма автор дневника не уточнил. 2 декабря 1671 г. Немецкий (стр. 220): Польский (стр. 157): Русский: Здесь как раз и видим то самое упоминание укрепления. К началу 1670-х оно уже плохо себя чувствовало, но при этом сложно сказать, было ли это следствием каких-то недавних разрушений или же это были последствия длительного упадка, к примеру, в случае если это укрепление было разрушено ещё во время Хмельниччины, в 1648 г., когда казацко-турецкое войско осаждало Львов. 30 декабря 1671 г. Немецкий (стр. 229): Польский (стр. 165): Русский: На этот раз из Львова Вердум направился в сторону Перемышлян, но и при таком маршруте дорога проходила через Миклашев. В 6 томе "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ...", опубликованном в 1885 г., на стр. 396-397 находим довольно увесистую справку по Миклашеву. Приведу здесь в переводе фрагменты текста, касающиеся нужной темы: Благодаря этим сведениям добавляются многочисленные интересные штрихи к портрету села. Как видим, Миклашев на протяжении обозримого периода своей истории находился в собственности короны, и короли то оставляли село под надзором старост, то передавали его в аренду различным представителям шляхетский родов. Как видно из текста, а также из карты Ф. фон Мига, о которой ещё отдельно упомянем ниже, село находилось на участке своеобразного сухопутного коридора, ведущего в сторону Львова, ограниченного с севера и юга болотистым долинами рек. Возможно именно это обстоятельство привело к тому, что через Миклашев прошла одна из важных дорог, и здесь же был обустроен таможенный пост, существовавший как минимум с середины 16 в., где собирали денюжку с проезжающих. В середине 16 в. в центре села, рядом с участком церкви, существовал искусственный пруд, который, несомненно, усиливал оборону участка храма. Устройство подобных универсальных прудов (и для обороны полезно, и рыбу там можно разводить ради прибыли) приобрело большую популярность в 16 в. (вспомним, к примеру, известный пруд в Тернополе, соседствовавший с укреплениями города и замка). Судя по всему, в селе веками проживали преимущественно русины, у которых здесь была церковь, история которой прослеживается с 1-й половины 16 в. Поскольку село для короны имело определённый вес по причине своего удобного расположения на пути во Львов и из-за размещения здесь пункта по сбору пошлины, то укрепление здесь могло появиться ещё в 1-й половине или в середине 16 в. Его мог возвести кто-то из старост, к примеру, один из представителей рода Гербуртов, известных своей градостроительной деятельностью и интересом к фортификации, причём не исключён вариант, что для этого могли привлечь какого-нибудь военного инженера, работающего во Львове или одного из тех, которые укрепляли владения Гербуртов. В качестве места укрепления могли выбрать участок церкви, поскольку это был самый значимый объект села, сакральный центр местной общины, а также из-за общего выгодного расположения церкви относительно окружающего рельефа и места переправы. Осмелюсь предположить, что и сам храм мог быть приспособлен к обороне. Очевидно, что в результате бурных военных событий 17 в. укрепление, как и всё село, пришли в упадок. Мы также не знаем сколько версий церкви существовало на участке до того, как в начале 20 в. там была построена современная церковь. Также стоит упомянуть, что в соседних сёлах, Чишках и Дмитровичах, также существовали храмы, окружённые валами, и в Дмитровичах, кстати, укрепление вполне подходит под описание "небольшого квадратного шанца", так что может как-то также выглядело укрепление и в Миклашеве. Ян Лешек Адамчик в своём каталоге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004) приводит краткую справку, сообщающую об укреплении в Миклашеве, но там кроме известной уже цитаты Вердума ничего другого нет. В списке источников также видим "Географический словарь ...", данные из которого привёл выше. По следам Адамчика прошёл и В. Пшик. Вот его краткая справка из каталога Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008), где также не находим ничего нового после знакомства с приведёнными выше источниками (если не считать фото участка церкви): До начала 20 в. на участке находился деревянный храм. В 1905 г. на его месте из кирпича построили новую церковь, которая дожила до наших дней. Были ли в начале 20 в. на участке следы валов, и если были, то пережили ли какие-то отрезки укреплений капитальную перестройку храма - на эти интригующие вопросы у меня пока нет ответов. В 1994 г. на участке была построенная отдельно стоящая кирпичная колокольня. Сейчас храм принадлежит УГКЦ. По текстовым сведениям пока вроде всё. Переходим к картам. На карте Фридриха фон Мига (1779-1783) в центре села, на берегу пруда, видим церковный участок. Он показан довольно необычно - привычно видеть обозначение храмов в виде символических изображений-иконок, а здесь видим темный четырёхугольник в окружении ограды неправильной (но всё же стремящейся к четырёхугольнику) формы. Вероятно, центральный четырёхугольник соответствует деревянному храму, а внешняя деревянная (?) ограда, возможно, устроена по линиям известного нам земляного укрепления. Правда, мы не знаем, что от него осталось к концу 18 в. и осталось ли вообще. Возможно текстовые описания к карте Ф. фон Мига прольют свет на этот вопрос, но пока описаний для этой местности у меня под рукой нет, так что вопрос остаётся открытым. Maire.eu Участок церкви, соседствующий с уменьшающимся прудом, видим на австрийской карте 1861-1864 гг. На этой и на более поздних картах всё уже довольно схематично, так что они представляют интерес скорее с точки зрения реконструкции истории изменений общей картины рельефа и застройки в нужном районе, чем истории самого храмового участка. Mapire.eu На австрийской карте 1869-1887 гг.: Mapire.eu В наши дни село и церковный участок выглядят как-то так. Как минимум со стороны реки/пруда невысокое береговое плато может иметь отношение к линиям утраченных укреплений. Может и на самом участке, вокруг церкви, что-то сохранилось. Снимки Google Earth
  6. Обговорюється цей об'єкт: Замок в селі Замок Село Замок розташовується в Жовківському районі на відстані 8 км на південний схід від Рави-Руської і 7 км на північний захід від Магерова. Відстань до райцентру по прямій становить 25 км. Розташування села Замок на карті відносно Рави-Руської, Магерова і Жовкви: Вже сама назва села говорить, що тут колись мав би бути замок. Для початку подивимось що про село говорить "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich" (т. XIV, с. 368-369): Переклад: Поки що жодної згадки про існування замку. В книзі Ореста Мацюка "Замки і фортеці Західної України" дане укріплення теж не згадується. Тому перейдемо до інших джерел. Ось що пише про Замок Володимир Пшик в книзі Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (с.75): А тепер звернемось до "Історії міст і сіл УРСР" (т.14, с.534): З наведених джерел наразі відомо, що замок було зведено у ХVII столітті і він зазнав суттєвих руйнувань у 1648 році. Проте невідомі ані його тип і планування, ані матеріал з якого він був зведений, а також чи були спроби його відбудувати після 1648 року. Хоча Володимир Пшик пише, що місце розташування замку неідентифіковане, проте можна спробувати його відшукати. Для цього скористаємось картою Ф. фон Міга (1779-1782 рр.): Жива карта Перше що кидається в очі є те, що село на карті позначено як Руда (Ruda). Проте жодне з вище наведених джерел про таку назву відомостей не надає, тож достеменно невідомо коли саме село було перейменовано. Можна лише стверджувати, що це відбулось не пізніше 1869 року, бо на австрійській військовій карті 1869-1887 рр. село вже позначено як Замок, а на австрійській військовій карті 1806-1869 рр. як Замок взагалі позначено сусіднє село Думичі, в той час як села Замок і Монастирок позначені спільною назвою Руда Монастирок (Ruda Monasterek). Можливо колись десь в джерелах спливе замок в селі з назвою Руда і його вдасться прив'язати до даного села. Хоча з популярністю назви Руда це буде не так вже і просто. Тепер глянемо як виглядав замок на карті фон Міга. Видно, що він був прямокутним в плані з чотирма баштами (чи бастіонами?) по кутах, а також двома баштами (надбрамні?) у північній і південній куртині. Цікавою за формою є споруда, що розташовується нижче від південно-західного кута замку. Можливо це був якийсь більш пізніший панський маєток, принаймі інших припущень в мене поки що нема. Також на карті 1869-1887 рр. в потрібному місці є позначка Schl. Цікаво, чи це так позначили залишки замку чи може панський палац (якщо такий там був)? А тепер прийшла черга співставити місце розташування замку на карті фон Міга з супутниковими знимками. Для цього позначимо деякі об'єкти на карті фон Міга, а потім покажемо їх на супутникових знимках від Google і Yandex. Міткою "1" позначимо замок, а "2", "3" і "4" - ставки поруч з замком. Карта фон Міга: Карта від Google: Жива карта Карта від Yandex: Жива карта Як бачимо, сьогодні в потрібному місці розташовуються колгоспні будівлі, тому можна припустити, що від замку мало що залишилось. Можливо хіба що частково збереглись вали і рови, але для того щоб їх виявити треба побувати безпосередньо на місці.
  7. Мені відомо,що населений пункт розвивався і став містечком. Для його захисту від турецьких нападників було викопано із висипаним високим валом рів, який з'єднував Стрипу, і споруджено в'їзну браму. Збереглися письмові свідчення про існування у середні віки мурованого замку, який був на присілку Полісюки. Його руїни ще досі можна побачити. У 1662—1688 рр. Зарваницю кілька разів стустошували турки і татари. Хто шо ше знає , або має якісь фото
  8. Обговорюється цей об'єкт: замок в селі Пиків Село Пиків (Калинівського району) знаходиться 10 км від Іванова, 25 км від Хмільника, 15 км від Уланова, 40 км від Вінниці. Населення – 1954 (2001) На сайті села подано широку історичну довідку, цитую лише найцікавіші уривки: Джерело Джерело На картах Боплана 1670 і 1650 років Пиків позначено як неукріплене поселення Bikow: На карті Річчі Заноні 1767 року показано окремо містечко Pikow і село Pikowka (дякую @Arsen Замки -Тернопільщини), ймовірно це Новий і Старий Пиків.: Джерело "Statystyczne, topograficzne i historyczne opisanie gubernii podolskiey z rycinami i mappami". T. 3 / przez Wawrzynca Marczyńskiego (1823), згадується "старий замок": Джерело "Jeografia wschodniéy części Europy czyli opis krajów: przez wielorakie narody sławiańskie zamieszkanych: obeymujący Prussy, Xięztwo Poznańskie, Szląsk Pruski, Gallicyą, Rzeczpospolitę Krakowską, Krolestwo Polskie, i Litwę" (1825), згадуються руїни замку: Джерело "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" T.2 (1845), замок згадується в минулому часі, також зазначається інформація про вали, які оточують містечко: Джерело "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich" T.8 (1887) нової інформації не дає: Джерело Приходы и церкви Подольской епархии (1901): Археологическая карта Подольской Губернии (1901): Пиків на карті Шуберта (1868-1874): Джерело І на двохверстовій карті (1908-1909): Джерело
  9. Обговорюється цей об'єкт замок в Черепашинцях Село Черепашинці (Калинівський р-н) знаходиться 40 км на північ від Вінниці, 3 км від міжнародної дороги М21. Розташоване по обох берегах річки Постолової – лівої притоки Південного Бугу. Населення – 1571 (2001) У цитаті з Jablonowski A. "Polska XVI wieku pod wsgledem geograficzno-statystycznym. Ziemie Ruskie. Ukraina (Kijow-Braclaw)".— Warsz., 1894.— T. 21 (10).— 654 s.— (Zrodla dziejowe) вказано таке: У Вікіпедії подано невелику історичну довідку про село, на жаль, без посилань на джерела, що ускладнює з'ясування істини: Явно щось наплутано з цифрами (висота валів 25-30 метрів?). Та і за фактами – башти на бастіонах? Отже, в Вікі досить докладно описано укріплення, але наскільки це все підкріплюється фактами? Звідки вся ця інформація? Якщо дивитись на карти Боплана (п.п. 17 ст.) і Річчі Занноні (1767), то Черепашинців ми там не знайдемо, навіть неукріплених. Хоча раніше на Вікіпедії було вказано, що село засновано у 16 ст. і уже тоді було укріплене. Не знайшов я Черепашинців і на інших історичних картах, проте є вони ось на такій карті 1764 року (опублікована тут): Для того, щоб з'ясувати наскільки схематичною на цій карті є помітка укріплення в Черепашинцях варто звісно побачити цілу карту. Проте, якщо взяти церкви, то видні по-перше індивідуальні особливості кожної, а по-друге загальний вигляд притаманний Поділлю (тридільність, триверхість). Тому можна допустити, що картограф добре знайомим з місцевістю. Можливо і сам бував тут. У Топографічному описі Подільської губернії 1799 року подано досить великий опис Черепашинців, але про укріплення нічого немає. "Сведения 1873 г. о городищах и курганах", що опубліковані у виданні "Записки Императорского Русского Археологического Общества" Т. 8, вып. 1 - 2. у 1896 році дають таку інформацію: Очевидно із двох "замчиськ" нас цікавить те, що знаходиться в самих Черепашинцях. Окрім розмірів (63,4х63,4 м, ширина оточуючих валу та рову ~ по 4 метри) уривок дає важливу інформацію, що укріплення збереглось завдяки тому, що знаходиться в саду поміщика. Цю інформацію у скороченому вигляді Ю. Сіцінський подав у Археологічній карті Подільської губернії (1901): Зовсім не згадав Сіцінський укрпілення в Черепашинцях в своїй роботі "Приходы и церкви Подольской епархии". "Slownik Geograficzny Polski" дає дуже коротку довідку про Черепашинці, не згадуючи ні історії поселення, ні залишків укріплень: Отже, вже було згадано маєток, в парку якого знаходилось "замчисько". Інформацію про цей маєток дає Антоній Урбанський у своїй роботі "Z czarnego szlaku i tamtych rubieży: zabytki polskie przepadłe na Podolu" (1928) в т.ч. згадуючи "давні оборонні вали": Також палац згадано у роботі Романа Афатназі Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej. Województwo bracławskie, T. 10. Афтаназі стверджує, що палац був побудований на рубежі 18-19 століть за Холоневського і проіснував до 1917 року. Можливо в роботі згадано і залишки укріплень. У 1872-1874 палац у Черепашинцях змалював Наполеон Орда (Czerepaszyńce. Pałac Zdziechowskich - widok od strony wody): Якщо подивитись на двохверстову карту, на якій видно розташування палацу: То можна приблизно прикинути ракурс малюнка Наполеона Орди на сучасному супутникову знімку: Видно також і стадіон, при будівництві якого "розібрали південну стіну укріплення". В процитованих джерелах зустрічається, що найкраще збереглася західна сторона, можливо якісь залишки існують і досі?
  10. Обговорюється цей об'єкт: Буцнівський замок Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich на 254 сторінці XV тому пише про заснування в 1671 році замку. Але на жодній із відомих мені карт, замок у Буцневі не позначенно. На карті 185х років є два об'єкти з позначенням фільварку. Можливо, один з них виник на замчиську: адже Przewodnik krajoznawczo-historyczny po Ukrainie Zachodniej, Частина 1 за Grzegorz Rąkowski на 148 сторінці пише що у другій половині 19 століття Серватовичі розібрали руїни замку і з цього матеріалу збудували палац. Це також свідчить про те, що замок був кам'яний, так як простояв біля 150 років, і матеріал з його розбору був використаний. Ці самі об'єкти є і на карті 1913 року: З цього ж путівника нам відомо, що палац було зруйновано у 1915 році, а на карті 1923 року відсутній об'єкт з №2: Як бачимо він повністю зруйнований, нема жодної будівлі на карті. Але у тому ж путівнику пише, що від палацового комплексу залишилось декілька господарських будівель. Що мав на увазі автор? Що палац - це об'єкт №1 в центрі села (зверніть увагу як до цього місця сходяться дороги): чи сплутав новозбудовані ферми із залишками господарських будівель палацового комплексу. Але у географічному словнику зустрічаєм фразу "виставлена на Пассах фортеця". Вірогідно, це якийсь топонім, котрий допоможе нам локалізувати розміщення Буцнівецького замку.
  11. Обговорюється цей об'єкт: Замок в с. Старичі Старичі - село Яворівського району Львівської області, розташоване за 15 км. на пн.-сх. від Яворова. Згадує про замок в Старичах В. Пшик у своїй праці Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. Насправді, ідентифікувати місце розташування замку виявилось зовсім не складним завданням. На карті Фрідріха фон Міга немає чітко позначеного укріплення, проте є дуже цікаві елементи рельєфу на північно-східній околиці населеного пункту. А саме дуже характерне прямокутне узвишшя, яке як ніщо інше може претендувати на роль потенційного замчища: Джерело Ні більш пізніших картах ми також можемо побачити дуже цікаві риси окресленої ділянки: Джерела: 1, 2 Якщо в першому випадку бачимо трохи аморфні форми, то друге зображення нам дає просто розкішний план замчища. Від якого, нажаль, сьогодні не лишилося майже й сліду: ВікіМапія Зате тепер ми чітко знаємо, де саме потрібно шукати зниклий замок. Серед письмових джерел, де би він був зафіксований варто відзначити "Географічний словник королівства Польського": Джерело Інформації тут небагато, лише згадка, що тут був укріплений замок, а на момент складання словника там стояв будиночок лісничого (інформація перегукується з поданою Пшиком). Але дуже важливим є посилання на джерело цієї інформації, що нечасто можна спостерігати в Словнику. В 7-му зошиті "Часопису Оссолінських" за 1833 рік потрібної інформації не знайшлося, тому довелося трясти і інші томи. І так, дійсно, в 6-му зошиті знайшовся цікавий опис замку в Старичах: Також замок згадується в Starożytna Polska pod względem historycznym, jeograficznym i statystycznym ... Переклад:
  12. Струсівський замок "трішки" парадоксальний. Наприклад його розташування вказують в урочищі Чортова Дебра (лівий берег р. Серет), але Гійом Левасер Де Боплан так не вважає (замок показаний на правому березі). Хтось його уже локалізував і каже що він чотирикутної форми, а, Боплан знову перечить своїм п'ятикутним замком. Так хто ж правий? Перед тим як продовжити, пропоную спочатку ознайомитися з історією Струсівського замку - тут. Карти Ну що ж почнемо з карти, вищезгаданого, Г. Боплана, період показаний на карті: 1630-1648 рр. (на карті північ з півднем поміняні місцями): Карта Карта Боплана схематична, що з неї можна взяти корисного: Замок знаходився на правому березі р.Серет. Замок доповнював міські укріплення. Замок мав п'ятикутну форму. А тепер для зрівняння візьмемо цитату з статті на яку я посилався раніше. Або трішки інший опис замку від Castles of Ukraine, автор навіть локалізував замок. Автори обох статтей стверджують, що: Замок знаходився на лівій стороні. Місто і замок розділяла річка. Замок був прямокутної форми. Замок мав кам'яні укріплення.(Обоє не уточнюють що саме за кам'яні укріплення, але автор другої додає що вони були по кутах - башти або бастіони?) Єдине що не сходиться так це розміри замку. Перша стаття подає нам інформацію що замок мав приблизні розміри: 100x150 метрів. Тоді коли друга стаття подає нам такі розміри: 100x100 метрів. Перша стаття посилається на Ореста Мацюка книги, якого, я не маю. А друга стаття посилається на локалізацію замку проведену автором (про неї тема піде нижче), що з однієї сторони добре, а з другої сторони, вірогідність помилитися у розрахунках, коли орієнтуєшся на перепади висот у лісі - колосальна. І тут ми попадаємо в ступор, як усі хто цікавився або досліджував замок, сказати хто не правий - складно. Можна сказати що помилився Боплан, але, в більшості випадків, він схематично дуже добре передавав форму та розташування замку (відносно міста). Можна сказати що помилилася "більшість" (всі хто вважає що замок розташовувався у урочищі Чортова Дебра), тоді виникає питання: рештки чого вони знайшли? А, можливо ніхто не помилився? І в Струсові було два замки? Зараз усе поясню. Замок №1 Це є той самий замок який збудували Струси на початку 17 cт. на лівому березі Серету, в урочищі Чортова Дебра. Він був прямокутної форми 100x100 або 100x150 метрів. Його локалізацією зайнявся автор, вищезгаданої, другої статті. Нажаль, він трішки не професійно подав результати своїх пошуків. Він зробив три відео та виклав на Youtube : перше відео, друге відео, та третє відео. Але ні на одному з них не уточнив де він бачить залишки рову, валу та кам'яних укріплень. Залишаю це на ваш розсуд. Судячи з третього відео, автор пройшов, приблизно, ось таку стежку: На 2:04 кадр обривається і я вже не можу сказати де знаходиться автор цього відео. Ми все одно подякуємо йому за його старання На карті дуже цікаво виглядає ось ця ділянка (можливо мені здалося) можливо це спровоковане тим, що дерева ростуть на перепаді висот: Карта Яндекс На Гугл карті все ще "читається" лінія прямокутної форми: А от на карті від Bing вона вже майже не "читається": Тепер якось-то дивно дивитись на цю фотографію, яку зробив той самий автор статті: Доречі, спочатку я вважав що "замок" ( в лапках тому що в той час це був палац або частина монастиря) не був позначений на карті Фон Міга. Насправді ж нам мішає його бачити позначка монастиря а якщо її забрати то получиться щось таке (буду радий якщо комусь цим допоміг): Замок №2 У 1629 р. Струсів переходить в володіння Адама Калиновського, який споруджує той самий п'ятикутний замок який входив в міські укріплення та знаходився на правому березі Серету. Поглянемо на карту Боплана іншого видання, звичним для нас ракурсом (північ та південь на своїх місцях): Джерело Напевне, що Боплан незнав що Струсів розташований на мисі, як у випадку з Гусятином - стаття, через що конфігурація укріплень була скривлена. Насправді ж замок міг бути на не півдні а на сході від укріплень. Перевертання карти Боплана нічого не дадуть, тому образно це покажу на сучасній карті (червоний контур - укріплене місто, синій - замок): Чому я вибрав те місце для замку? Тому що на карті Фон Міга є цікавий палацовий комплекс з парком, який розміщувався десь там де я позначив синім контуром + між костелом та тією ділянкою є кам'яні підпірні стіни, можливо заради їхнього спорудження розібрали замкові кам'яні укріплення (якщо такі були)? Які будуть враження/критика на все це?
  13. Обговорюються ці об'єкти: міські укріплення та замок в Озерній Про замок в Озерній я довідався з карти Боплана виданої Covens & Mortier в 16хх році: Він чітко прослідковується і на інших картах: Bl:33 Umgebungen von Brzezan Zborow und Tarnopol (Австрійська карта 185х) Польська карта 1880 року (поєднано два листи цієї карти). На карті Ф. фон Міга (1779–1782 рр.) можна детально роздивитися структуру замку. Співставивши карту 1880 року то гугломапу, вдалось локалізувати замчисько: і на місцевості (вигляд на південно-східний та південно-західний бастіони):
  14. Обговорюється цей об'єкт: замок в с. Конюхи В Козівському районі є велике (протяжність біля 7 км) село Конюхи. Вікі подає першу писемну згадку 1440 роком як містечко, котре виникло на місці кня­жого Корсина (Корсіва). У 1530 Конюхи — влас­ність С.Вендлінського, який збудував тут за­мок. Підтвердження наявності замку знаходимо на 341 сторінці «Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich», Том IV видання 1883 року. Назву села пов'язують із тим, що його жителі доглядали панських коней. Але, поряд є одноіменні гора та річка і, що більш вірогідно, назва села походить від топоніму. Чесно кажучи, до історії з древнім Корсівом я ставився досить скептично. Але, виявляється, одна з частинн села назавається Корсів (хоча розташована не біля самої річки Корса). В пошуках замку знову порапляю у Корсів. Є інформація що на території замчища зараз розташована сільрада. Звичайно, важко сказати чи замок 16 століття і замок / палац 19 розташовані на одному і тому ж місці. Але під час І СВ люди ховались під час боїв (Бельгійський бронедивізіон і УСС) у довгих льохах (на скільки мені відомо, один з них зберігся до тепер) розташованих в районі вірогідного замчиська. На карті 185х років знаходимо замок і давню кам'яну дорогу (ніхто не пам'ятає коли її збудовано), котра веде до села Дрищів (зараз село Надрічне Бережанського району): Яке було моє здивування, коли виявилося що це давнє місто і перша писемна згадка датується 1420 роком у зв'язку із наданням Дрищеву Магдебургського права!
  15. Обсуждаются эти объекты: городские укрепления и замок в Бродах. Броды – мощный город-крепость, слава которого в наши дни, к сожалению, призабыта. Этот укреплённый город своими идеальными пропорциями, линиями своих укреплений напоминает город-крепость Станислав (Ивано-Франковск), который был также спроектирован практически с нуля в 17 веке. Броды – любимое детище коронного гетмана Станислава Конецпольского, того самого, с которого началась история возвышения Подгорецкого замка. Только если Подгорцы были для гетмана этакой укреплённой загородной дачей, то Броды были местом «работы» и основным укреплением округи. Об уровне защиты города хорошо говорит тот факт, что в период казацких и польско-турецких войн середины - 2-ой половины 17 века, Броды вражеские войска либо обходили стороной, либо пытались захватить, но безуспешно. Но всё это в прошлом, а сейчас есть полуразваленный замок, да остатки городских укреплений. Потому нужно хоть как-то компенсировать сложившееся неправильное положение вещей, рассказав, как всё было когда-то и где именно можно увидеть следы былого величия этой крепости. Замок, безусловно, заслуживает отдельной темы, потому здесь, в основном, речь будет идти об укреплениях в целом – где находились, что осталось. Расположение Бродов относительно Львова, Золочева, Тернополя, Кременца, Почаева и Дубно: Краткая справка из книги Владимира Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008): Броды на карте Ф. фон Мига (1779 - 1782): Видно, что на момент составления карты замок ещё был относительно цел, а также сохранилась значительная часть укреплений города, включая городские ворота: Более детальный план того же периода - план Бродов 1780 года: С отмеченными сохранившимися укреплениями: Теперь перенесёмся в наши дни. От тех укреплений, которые были целы в конце 18 века, до наших дней лучше всего сохранились остатки 3-х (?) северо-восточных бастионов города (пронумеруем их цифрами 1, 2, 3): На счёт 3-х бастионов я не до конца уверен, т.к. видел только два (№1 и №2). Но на мутном спутниковом снимке от Google в районе бастиона №3 видно интересное скопление растительности, потому и предположил, что и от 3-го бастиона что-то могло сохраниться: Живая карта К сожалению аэорофотосъёмка Публичной кадастровой карты Украины захватила часть Бродов, потому нам повезло только частично – видим замок и один бастион, но не видим двух остальных, а вместе с ними и восточную часть города: Северо-восточная часть городских укреплений на макете, который можно увидеть в местном краеведческом музее: Теперь покажу, что осталось от тех двух бастионов, которые удалось осмотреть. Надеюсь, фото смогут передать масштабы укреплений. У Бродов один бастион занимал столько же места, сколько мог занять какой-нибудь небольшой замок. Бастионы приземистые, могут не производить впечатления, но раньше всё было иначе, особенно когда ещё работала система водной защиты крепости. Бастион №1. Он сохранился лучше всего, наверное, потому что внутри его прописали стадион. Вид на внешний угол бастиона с севера. Дорога очерчивает линию несуществующего рва: Вид в восточном направлении. В левой части кадра вал бастиона, в правой – его внутренняя площадка: Внутренняя площадка бастиона, вид в юго-восточном направлении: Вид в северо-западном направлении. Стык валов в районе зелёного дома – внешний угол бастиона: Общий вид на внутреннюю часть бастиона в северо-западном направлении: Отсюда по улочке идём к Бастиону №2. Общий вид на бастион с севера. По верху вала растут деревья, а дома, видимые в правой части кадра, находятся на площадке бастиона. Этот бастион не так явно выражен, как №1, потому его черты удобно читать, если забраться на вал, когда перед глазами будет внутренний двор. Вид в северном направлении. Слева внутренний двор бастиона, справа – его внешний угол: Если мне не изменяет память, то в наши дни двор бастиона оккупирован больницей. А это место, где бастион №2 заканчивается и переходит в куртину: Время поджимало, разведка проводилась на бегу, потому не получилось пройти дальше и посмотреть, что осталось от Бастиона №3. Ну да ничего, в Бродах не в последний раз. Со временем, надеюсь, получится разведать, что находится на месте каждого из бастионов, а также городских ворот. И, конечно же, всё это нужно зафиксировать на фото.
  16. Обговорюється цей об'єкт: монастир поблизу с. Щеплоти Щеплоти - село в Яворівському районі Львівської області. В 17-18 ст. існував тут Василіанський монастир. Ось такі відомості про нього подає Вікіпедія Основна інформація взята зі "Словника географічного королівства Польського": Джерело Про оборонний характер монастиря свідчить, в першу черту, карта Фрідріха фон Міга. Джерело Тут можна побачити сам монастир, який розташувався на східній околиці села, оточений земляними укріпленнями. В плані нібито квадрат, але зображені лише три бастіони. Сам монастир знаходиться на чітко окресленому узвишші, а з північної сторони тягнеться водойма, що також додає своїх фортифікаційних переваг. Вже в 19 ст., як розуміємо з вищенаведеної довідки, монастир не існував, але наведу кілька зображень карт цієї місцевості Джерело Ось тут дуже чітко окреслена потрібна нам ділянка. Бачимо, що її форма дуже близька до трикутної. Тож, можливо, саме тому на карті фон Міга зображенні лише три бастіони. І ще одне зображення - кадастрова карта 1855 року: Джерело Складно говорити, чи залишилося зараз щось від монастиря, через майже 250 років з дня його закриття, проте @Filin таки зміг видивитись на сервісах Google Earth залишки тих бастіонів
  17. Обсуждается этот объект: городские укрепления на месте с. Солобковцы В большинстве случаев поселения, упомянутые на карте Боплана, можно довольно легко привязать к существующим в наши дни сёлам, городкам и городам. Но время от времени попадаются объекты, которые вгоняют меня в лёгкий ступор. В этой теме решил описать один из примеров. Итак, вот фрагмент карты Боплана со схематичным изображением малоизвестного укреплённого городка, который несколько веков назад находился под защитой городских укреплений и замка: Прежде всего, обращает внимание, что это укрепление хоть и нарисовано общими штрихами, но, тем не менее, изобразили его несколько в ином стиле, чем соседние оборонные центры. Создаётся впечатление, что это укрепление по статусу было выше, чем, например, расположенные неподалёку Городок, Шаровка или Смотрич. Второе, что бросается в глаза, - это странная подпись. Рядом написано "Краснополь"… название звучное (т.к. "поль" = "полис" = "город", т.е. Красный город... возможно тут "Красный" даже использовалось в значении "Красивый"). Название подходящее, да только есть один немаловажный нюанс – слово "Краснополь" написано мелким подчерком, тогда как подписи всех других укреплений выполнены более крупным стандартным шрифтом. Потому как бы даже не совсем понятно, то ли этот город-крепость назывался Краснополь, но название почему-то написали мелким шрифтом, то ли это не название городка, но тогда получается, что поселение на карте поместили без названия. Благо другая карта Боплана всё же вносит ясность, более чётко подписывая городок как Краснополь. Но на этой карте укрепление уже не так старательно вырисовано и общий образ его не такой мощный, как на предыдущей карте, потому в рамках этой карты объект не сильно выделяется: Из других "мелочей" показалось интересным, что дорога, которая шла от Каменца к Зинькову, проходила через Краснополь, а вот дорога, которая шла к Зинькову от Дунаевцев почему-то Краснополь игнорировала, проходила рядом с ним по касательной. Казалось, что вокруг столько чётко привязанных поселений, что с локализацией Краснополя проблем не возникнет: Но они возникли… Знакомство с нужным районом на современной карте не увенчалось быстрой привязкой, т.к. в нужном районе нет ни одного поселения с похожим названием. С такой ситуацией приходится время от времени сталкиваться, ведь многие поселения за века своего существования меняли названия. В этом случае беглое изучение истории этих поселений помогает выявить нужное (ныне призабытое) название. Приблизительно прикинул, что нужное поселение находилось в районе оси, проложенной между Зиньковом и Дунаевцами, где-то возле сёл Стреховцы и Покутинцы. В нужном районе есть несколько сёл: Солобковцы, Тарасовка, Андреевка, Проскуровка. Общий поиск по Тарасовке и Андреевке результатов особых не дал. Обычные сёла с не особо примечательной историей, не говоря уж о том, что ни одно, ни другое село не известно под названием Краснополь. Куда больший интерес вызывают два "дальних" села – Солобковцы и Проскуровка: Солобковцы почти подходят на роль Краснополя. В наши дни это село, а в 17 веке это был городок. Ульрих фон Вердум кратко описал его, причём отдельно отметил, что у города был замок в форме звезды, т.е. бастионного начертания. Минусы у этого кандидата тоже есть. Во-первых, Вердум ничего не написал об укреплениях городка. В теории они были (поскольку в городе был монастырь, несколько храмов, замок и т.д., в общем, по статусу было положено), но Вердум упомянул только ручьи и болота, окружавшие городок, но не укрепления, а это может означать, что их на тот момент не было. Конечно, Боплан свою карту рисовал ближе к середине 17 века, а Вердум эти же места рассматривал в начале 1670-х годов и потому можно допустить, что между Бопланом и Вердумом укрепления городка перестали существовать, например, в период польско-казацких войн середины 17 века, но это лишь догадка. Есть и другая проблема – ни один из поднятых источников не сообщал, что Солобковцы когда-то назывались Краснополем. Их называли СолоБковцами, СолоДковцами, СолоТковцами, но не Краснополем (или я что-то пропустил?). Проскуровка также не была обделена вниманием военных. Правда, пока не удалось отыскать упоминаний о том, что здесь был укреплённый городок с замком. Но "Географический словарь Королевства Польского" сообщает, что в начале 16 века где-то в районе Проскуровки пересекались интересы польского короля Александра и его противников - молдавского воеводы Стефана и татарского хана Менгли Герая. По этой причине в Проскуровке, на левом берегу реки, поляки соорудили шанец, а ещё один шанец был сооружён на правом берегу реки (предположительно молдаванами и татарами). Далее след укреплений теряется, и пока непонятно, строили там что-то ещё или нет. Правда, Евфимий Сецинский в конце 19 века писал, что на окраине села есть укрепление на горе, известной среди местного населения как "Замчисько", но сам автор считает, что это было древнерусское городище, о чём свидетельствовали найденные на объекте вещи (например, крест-энколпион, датированный 13-м веком). Также стоит отметить, что Проскуровку иногда называли Проскировкой, но название "Краснополь" в истории этого поселения я не встретил. Вот так, покружив по району, так толком и не понял, какое же из этих поселений когда-то было Краснополем? Какое-то из уже названных сёл или же Краснополь стоит искать где-то ещё? Так или иначе сам факт наличия проблемы с идентификацией такого города-крепости показывает, насколько у нас плохо обстоят дела с исследованиями укреплений.
  18. Обсуждается этот объект: городские укрепления Плоскирова От темы Плоскировского замка переходим к теме городских укреплений. Чтобы не повторяться, здесь более кратко буду упоминать сведения, которые в более развёрнутом виде уже опубликованы в теме замка. В 15-17 вв. Плоскиров (именно так до 1795 г. назывался г. Хмельницкий) относился к королевской собственности, а поскольку короли предпочитали его передавать в пожизненное владения различным своим подданным, то большую часть своей история эта "королевщина" пробыла в частных руках, хотя изредка и ненадолго поселение всё же возвращался к короне, но каждый раз его снова передавали новому владельцу. Самое раннее упоминание села Плоскировцы встречается в документе 1434 г. В 1493 г. ещё одно упоминание, и также в статусе села, которое тогда насчитывало всего 8 дымов (т.е. 8 домов, где могло жить ок. 40-50 человек, если исходить из числа 5-6 человек на один дом). В 1542 г. в Плоскирове собрали налог с 8 плугов. Если исходить из принятой средней цифры в 12 человек на 1 плуг, то получаем 96 человек населения. Вероятно, положение поселения в лучшую сторону началось меняться в 1550 г., когда король Сигизмунд II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку. Новый владелец стал на путь превращения села в городок, для чего построил здесь замок (косвенно упомянут в документе 1565 г.), а в 1566 г. вроде бы выхлопотал у короля какую-то ограниченную версию Магдебургского права. В 1565 г. налог собрали уже с 19 плугов, т.е. население к тому времени могло вырасти до 230 человек. В 1569 г. числилось 22,5 плуга (ок. 270 человек). В общем, население городка росло. Можем предположить, что именно в этот период, т.е. в 1550-х - 1560-х гг., были заложены основы интересной оборонной концепции городка, которая в значительной степени опиралась на использование водных преград. Правда, какие-то элементы этой защиты (русла рек, болота) могли использоваться и ранее, но основные работы по искусственному изменению местности всё же, думаю, начали проводить в середине 16 века. Старый городок обосновался в болотистой долине, в месте впадения реки Плоска (что отразилось на названии Плоскирова) в Южный Буг, который тогда называли просто Богом. Рядом с местом слияния рек имелась небольшая возвышенность, то ли естественная, то ли частично подсыпанная. Вероятно, при помощи дамбы (или системы дамб) удалось создать в этом месте озеро, затопившее окружающую местность, в результате чего возвышенность превратилась в остров, за которым закрепилось название "Кемпа" (так остров называли и в 19 веке). Конечно, не исключён вариант, что остров существовал изначально, о чём повествует популярная в Хмельницком гипотеза, согласно которой у р. Плоской существовал рукав, которому дали название Ров, и вот эти два водных потока, недалеко от места впадения в Буг, огибали островок, на котором и возник городок, названный Плоски+Ровом. Но даже если всё так и было, то обрамления из речек , очевидно, не могло обеспечить надёжную защиту, потому-то там и разлили озеро. Вероятно, в районе Плоскирова была обустроена переправа через Южный Буг, сам же городок начал играть некоторую (хотя, кажется, не особенно большую) роль одного из опорных пунктов на пересечении нескольких дорог. Кстати, тут нужно установить причинно-следственную связь - был ли первым построен городок, а потом переправа или же тут было удобное место для переправы, и именно потому тут возник город? Вот так в наши дни р. Плоска впадает в р. Южный Буг относительно современной территории г. Хмельницкого: Карта Визиком А вот ориентировочный район, где некогда находился остров: Карта Визиком В наши дни Плоска всё ещё впадает в Буг чуть западней Старого города, но о существовании в этом месте озера с островом уже мало что напоминает. Интересно, что до конца 1580-х гг. в районе Плоскирова на картах показывали озеро Амадоку, сам же Плоскиров там отсутствовал, как, к примеру, на этой карте 1562 г.: Источник Городок основали на границе между Подольем и Волынью, и эту границу очень часто можно обнаружить на старых картах, к примеру, вот на этой карте 1665 г.: Источник Но вернёмся к истории городка. В 1570 г. Мацей Влодек умирает, и городок Плоскиров переходит к его сыну Станиславу, который, вероятно, продолжил дело отца по развитию и защите поселения. В 1578 г. король Стефан Баторий предоставил городу привилегию на ежегодное проведение ярмарок на Новый Год, Св. Вита и Рождество, а также на проведение еженедельных торгов. Это, конечно же, также в лучшую сторону отразилось на благосостоянии Плоскирова. В 1585 г. была издана книга Станислава Сарницкого "Descriptio veteris et novae Poloniae" (т.е. "Описание старой и новой Польши"), и там можно найти очень краткое упоминание Плоскирова (приведены только название городка и его координаты). Как сообщает историк Дмитрий Вирский (здесь, стр. 179), основная часть данных для книги была собрана ещё в 1576 г., в ходе люстрации земель Русского и Подольского воеводств, потому, вероятно, к этому периоду стоит отнести и получение С. Сарницким сведений о Плоскирове. Источник Но в этой истории интересно не только это упоминание (хотя, возможно, это первое упоминание Плоскирова в печатном издании), а то, что вскоре после этого, вероятно, где-то между 1585 и 1587 гг., С. Сарницкий создал малоизвестную рукописную карту, которая в свою очередь была опубликована в его книге "Annales sive de origine et rebus gesus Polonorum et Lithuanorum libri VIII" (1587). И, вероятно, это была первая карта, на которой обозначили Плоскиров (во всяком случае, более ранних обозначений мне пока найти не удалось): Источник Тут стоит отметить, что Плоскиров в книге и на карте Сарницкого мог появится совсем не случайно, а благодаря родственным связям. Дело в том, что автор карты по материнской линии был связан с родом Замойских и был хорошо знаком с великим коронным гетманом Яном Замойским, а у того была сводная сестра Эльжбета, которая была женой уже известного нам Станислава Влодека, владевшего Плоскировом с 1570 г. "Історія міст і сіл УРСР. Хмельницька обл." (1971), на стр. 66, без ссылки на источники сообщает, что особенно сильно Плоскиров был опустошён татарами в 1512 и 1593 г. И если в 1512-м году это было ещё село, то в 1593 г. речь уже идёт о городке. В 1594 г. Плоскиров в своём дневнике упомянул австрийский дипломат Эрих Лясота: Как видим, Лясота отметил небольшой размер городка, а также (и это особенно важно) сообщил, что уже тогда застройка городка располагалась с двух сторон озера, т.е. уже к тому времени на острове было тесновато, и поселенцы селились за озером. Можно предположить, что при Станиславе Влодеке, а может даже и при его отце, заозёрная часть городка уже могла обзавестись первыми укреплениями, в результате чего Плоскиров мог получить ещё одну внешнюю линию обороны. Из ранних карт, на которых отметили Плоскиров, также стоит упомянуть известную "Радзивилловскую карту" 1613 г.: Источник Судя по всему, самые ранние обозначения на карте Плоскирова пришлись на период правления Станислава Влодека, который умер в 1615 г. В 1615-1616 гг. Плоскиров ненадолго вернулся в королевскую собственность, затем, в 1616 г., городок передали новому владельцу - Станисаву Лянцкоронскому, однако тот умер уже в следующем 1617 г. Какие-либо интересные сведения периода 1615-1617 гг. в поле зрения пока не попали, потому переходим к следующему периоду. В 1617-1643 гг. Плоскировское староство находилось в собственности Станислава Конецпольского, и описанию этого периода в жизни городка отведена отдельная тема. Здесь же кратко коснёмся лишь некоторых моментов. Во-первых, как предположил Николай Крикун (здесь, стр. 122), к 1629 г. в Плоскирове могло быть ок. 260 домов, а отсюда (исходя из формулы 6 человек на 1 дом) узнаём, что число жителей к этому моменту могло достигать ок. 1500 человек. Понятно, что если даже при куда меньшей численности населения уже в конце 16 века жители Плоскирова принялись обустраиваться за островом, по другую сторону озера, то при Станиславе Конецпольском на другом берегу реки должен был существовать полноценный город, тогда как остров к тому времени, как мне кажется, уже рассматривался в качестве цитадели. Во-вторых, именно тогда город появился на картах Боплана: Где-то в 1632-1635 гг. была создана карта, которую приписывают Боплану. На ней видим условное изображение Плоскирова, застройка которого показана на двух берегах озера: Источник Позднее, на своей "Специальной карте" (издана в 1650 г.) Боплан впервые обозначил не только остров посреди озера, но и городские укрепления Плоскирова, расположенные на другом берегу водоёма. Хотя карта родилась в конце 1640-х, данные для неё Боплан мог собрать ещё в 1630-х., и потому на карте, вероятно, видим Плоскиров образца 1630-х гг. Укрепления Плоскирова на одной из копий карты Боплана, 1670-е: Источник Предположу, что укрепления Плоскирова времён С. Конецпольско (т.е. той части города которая находилась напротив острова) были представлены линией рва (учитывая наличие рек и озера, его могли заполнять водой) и земляного вала, верхняя часть которого могла быть укреплена частоколами и башнями. В гипотезу о существовании в Плоскирове бастионных укреплений я не верю, поскольку не нашёл доказательств в поддержку этой версии. Пока остаётся непонятным, почему остров Боплан показал совершенно пустым, лишённым каких-либо укреплений, ведь мало того, что там находился замок старосты, так ещё и сам остров, очевидно, был также защищён. Тут можно только строить предположения - то ли укрепления острова были слишком слабы, чтобы их показывать, то ли для Боплана было важнее показать сам остров, то ли была какая-то совсем инаая причина. В версию, что остров действительно на тот момент был пуст, я не очень верю, поскольку тогда Плоскиров не пребывал в запустении, при этом как более ранние, так и более поздние источники отмечали, что остров не был лишён застройки и укреплений. Рисунок, показанный ниже, содержит много мелких странностей, но в целом он всё же наглядно показывает планировочную структуру Плоскирова образца 1-ой половины 17 века: остров-цитадель со своими укреплениями и замком, соединённый мостом с противоположным берегом, где находились укрепления второй половины города: Источник С 1643 по 1648 гг. Плоскировское староство принадлежало Александру, сыну С. Конецпольского. О том, сделал ли он что-то для развития и укрепления Плоскирова сведений в моём распоряжении пока нет. Что происходило с городом в период Хмельниччины также не совсем ясно. Известно, что в 1648 г. им завладели казаки, но не совсем понятно, брали ли его боем или город сам открыл свои ворота. Также непонятно, что стало с городом потом - был ли он сразу сожжён/разрушен, или же какое-то время казаки его использовали в качестве своего опорного пункта? Непонятно когда именно и при каких обстоятельствах, но всё же в итоге Плоскиров был уничтожен, поскольку в "Реестре дымов Летичевского повета" (1661 г.) поселение упомянуто как полностью разрушенное, а люстрация 1662 г. зафиксировала здесь всего 12 домов, и тогда жители налогов не платили, поскольку "недавно тут осели". В той же люстрации был назван новый владелец Плоскирова - Марцин Замойский. Вряд ли Плоскиров успел хоть немного развиться к 1667 г., когда его снова уничтожают во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. Люстраторы в 1668 г. обнаружили в Плоскирове всего один дом и пару халуп. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике довольно детальное и ценное описание увиденного: Как видим, Вердум упомянул уничтожение Плоскирова 1667 г. татарами, хотя, конечно, очень завышенной кажется цифра в 1500 жителей, которые были уведены тогда в плен, поскольку люстрации 1660-х фиксировали здесь крайне скудное население. Вердум не упоминает укреплений "нового города", но отмечает, что эта восточная половина была полностью опустошена. Вердум пишет, что эта часть "была полуостровом" (на польском - "jest półwyspem"), возможно, подразумевая, что с нескольких сторон эту часть города окружала вода. Интересно выглядит описание острова, который "являлся местным замком" (цитаделью?) и был на тот момент окружён валом и частоколом. На острове на тот момент находилась церковь и ок. тридцати домов, т.е. осуществлялась очередная попытка возродить поселение к жизни, и, естественно, всё снова начиналось с острова, как наиболее защищённого участка. Уже на следующий год, в 1672 г., турки захватили Подолье. Как сообщается в книге Podole pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki 1672-1699 (1994) территорию Подолья турки разделили на 4 санджака, а те в свою очередь поделили на нахии. Плоскиров стал центром одной из 4-х нахий, на которые разделили Меджибожский санджак. Можно сказать, что Плоскиров получил статус турецкого райцентра, и, возможно, некоторое время там мог находиться турецкий гарнизон. Однако, учитывая тот факт, что контроль над этим районом Подолья турки утратили довольно быстро, то вполне вероятно, что в течение практически всего периода оккупации (1672-1699) Плоскиров пребывал в лучшем случае в статусе села. Когда в 1699 г. Подолье вернулось к Речи Посполитой, а Плоскиров - к Замойским, началась очередная попытка возрождения городка, однако в нашем распоряжении нет сведений о судьбе укреплений в 18 веке. Не исключено, что их вообще не пытались восстанавливать, а если и пытались, то к середине 18 века значение этих укреплений очень сильно снизилось. На карте Риччи Занонни 1772 г. Плоскиров показан как село, не укреплённый пункт, хотя при этом по соседству можно обнаружить обозначение многих других старых и устаревших на тот момент укреплений. Это, возможно, свидетельствует о том, что к моменту составления карты в качестве укрепления Плоскиров уже давно не функционировал и не рассматривался. В 1798 г. был создан план города, у которого есть отдельная тема на форуме. На нём не только показан остров, окружённый озером, но также хорошо различима линия земляных укреплений вокруг второй половины города (отмечена стрелочками): На плане 1800 г. также видим эту линию укреплений. Она имеет несколько иную конфигурацию, чем та, которая показана на плане 1798 г., да и контуры острова на двух планах отличаются. Из интересных деталей плана 1800 г. стоит отметить наличие разрывов в валу (на плане 1798 г. их нет), которые могли иметь отношения к местам расположения ворот. Источник: статья здесь, стр. 113. В 1806 г. было составлено "Описание Подольской губернии ... сочинённое подольским губернским землемером Экстером". Это описание дополняла серия планов, среди которых есть и план Проскурова (так с 1795 г. называли Плоскиров). На этом плане также видны линии вала, защищавшего восточную часть города: Источник, стр. 98. В 1822 г. город, застройка которого на тот момент была преимущественно деревянной (по данным 1806 г. в Проскурове из 487 домов только 1 был каменный, остальные - деревянными), пережил большой пожар, в результате чего старый центр выгорел. После этой катастрофы было решено глобально перестроить город по единому проекту. План перестройки Проскурова был одобрен императором Александром I 22 января 1824 г. Кстати, интересно, что под №5 на плане отмечены границы города, которые очерчивал "Вал и ров к ограничению города": Источник, стр. 258 Оригинал (?) плана 1824 г.: Источник Сравнение современной сетки улиц (карта Google) с планом 1824 г.: И хотя планировку города начали менять, следуя новому проекту (подробней об этом здесь), в ходе эпического перекраивания местности, как может показаться, каким-то чудом не уничтожили следы укреплений восточной половины города, поскольку источники (о них речь ниже) вплоть до 1880-х продолжали сообщать, что в городе сохранились остатки городских валов. А если валы в восточной половине города всё же были уничтожены в ходе перестройки города по плану 1824 г. (и это кажется логичным, учитывая масштаб изменений и конфигурацию самих валов, которые сложно было вписать в новую ровную квартальную секту), то какие же валы упоминаются в более поздних источниках? Может, как вариант, это были валы не в восточной части города, а какие-то другие, к примеру те, которые были на острове (он, кстати, меньше всего пострадал от пожара 1822 г.)? Или же упоминания валов после 1824 г. были фантомными, т.е. в источниках упоминалось то, что к тому моменту прекратило существовать? 2-й том издания "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" (1845), на стр. 1008, сообщает о том, что к тому моменту следы земляных городских укреплений были всё ещё различимы: Источник В переводе: "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о существовании следов городских валов, правда, непонятно, что там подразумевается под "старым местечком" - восточная половина города, где на планах 1798 и 1800 гг. видим валы, или всё же остров, который чаще всего и ассоциировали со Старым городом? Если речь всё же об остатках валов на острове, то это может служить подтверждением словам Вердума, который писал, что остров окружал вал, и в то же время это может дать основание для того, чтобы немного под другим углом взглянуть на сообщение М. Орловского, который в 1863 г. написал, что "Теперь не осталось и следов от замка, исключая земляных насыпей", где под "земляными насыпями" могут подразумеваться всё те же земляные валы в "старом местечке", о которых сообщает текст 1884 г, а под "замком" может подразумеваться весь остров. Аэрофото от 5 июля 1944 г. Озера уже нет, но в левой половине кадра ещё читаются очертания острова. В центре и правой половине кадра видна квартальная сетка восточной части города, распланированная в рамках проекта 1824 г. Источник Из современных топонимов о существовании валов напоминает название района Завалье, который располагался к югу от укреплений: Источник Привязать линии городских укреплений к современной карте довольно тяжело, если учесть, что старый центр города был радикально перепланирован почти два века назад, а планы 1798, 1800 и 1806 гг. показывают разные конфигурации оборонного периметра.
  19. Буцнів, тепер село Тернопільського району, колись було містечком і могло похвалитися замком (замок обсуджується в цій темі) а тут піде мова про укріплення містечка. Чи були вони в Буцневи і якщо так, то де вони розташовувались? Буцнів розташований на річці Серет, його оточують багато (колишніх та сучасних) містечок (наприклад Микулинці). Так с.Буцнів розташоване відносно Тернополя та Теребовлі: Google Maps І так, щоб сильно вас не вплутувати в всі нестикування в історії цього села ми пройдемося по-суті. А саме – заснування містечка, спорудження укріплень (XV-XVI ст.) та занепад містечка (XVII cт.) і після такого міні-уроку історії ми перейдемо до локалізації укріплень Буцневи. Історія Є декілька легенд, щодо заснування Буцневи, але одна з них цікавіша з нашої (фортифікаційної) точки зору: "Одна з легенд, яка збереглася у пам’яті краян, розповідає, що начебто дуже давно, коли ще не було панщини, ватажок давніх поселенців на ймення Буц заснував на березі річки Серет неприступну фортецю. Біля неї виникло поселення, яке згодом так і назвали на честь засновника – Буцнівом"[1, 12] І ця версія цікава тим, що є певна вірогідність, що Буцнів міг бути заснованим саме таким способом тому що: Частина річки Руда, що протікає через село, називається Брудок. Така назва походить (не від слова бруд, як можна було подумати) а від слова брід, тобто мілководдя по якому можна перейти річку без моста, або човна. Цей перехід міг бути частиною, якогось шляху ще в часи Київської-Русі, якщо це був важливий перехід, то для його захисту логічно було б спорудити фортецю. Якщо детальніше розглянути розпланування Буцневи то можна побачити, що поселення почало розвиватися від краї мису, тобто від замку. Це означає, що і справді, спочатку могло з'явитись якесь укріплення біля якого потім виросло селище. План-схема розвитку Буцневи : freemap.com Етимологічно підтверджується саме така версія заснування, тому що первісна назва – Бучинова, Бучнова – складається з Буч та нова. Буч — означало смілива та звитяжна людина, гордий, непоступливий ("на давньослов'янській"). [2, 14] Тоді коли суфікс ова є польською версією суфіксу ів, але в жіночому роді, це пояснюється тим, що з приходом поляків назви сіл та міст пережили різні трансформації в іменах, однією з таких трансформацій є зміна роду з чоловічого на жіноче. Ось так тлумачить назву поселення Дмитро Бучко: "Утворено від присвійної назви з суфіксом –ів, що виражає приналежність, і наймення власника села (маєтку) *Буцень, пор. Буцинь [6 І, с. 121]. Первісне знач. «Буцнів двір (маєток чи ін.)»."[3,125] Дослівно Буцнів означає – двір хороброї людини (ватажка). Що важливо винести з початку історії Буцневи, так це те що в XV ст. існувало два села з назвою Буцнів – менший/нижній та великий/вищий Буцнів – і вперше вони згадуються в 1464 р. коли Ян Рей з Шумська здав під заставу село меньша і нижня Бучньовка Мацею Любіцькому. Попри грошову оплату Мацей також зобов'язувався заселити інше село Яна Рея – Велику Бучніву.[4, 310] Колись я думав, що це означало заснування цього поселення, але це не логічно так як інше село не називалося б нижній, чи то, меньший Буцнів, так як не було б до якої Буцневи порівнювати. Висновок: Велика Бучніва існувала до 1464 р., але в той час була спустошена, можливо, через татарський набіг. Буцнів залишався селом до кінця XV ст. і перша його згадка в якості містечка датується 1501 р.[5, 92] До 1504 року в книгах Метрики Королівства Польського прослідковується село Верхній/Більший Буцнів,[6, 87] це означає, що саме село нижня/меньша Буцнева перетворилося на містечко Бучинова. Після 1504-го року немає жодної іншої згадки Верхньої/Вищої Буцневи тому село, або злилось з містечком Бучинова, або воно пропало, тобто було спустошене. В 1529 р. місто Буцнів звільняється від податків на 10 років, в цей же час споруджується замок.[6, 9] Через економічний та демографічний ріст, питання про укріплення саме містечка зростало (тому що, вже не все населення поміщалося в замку – авт.) тому я припускаю, що перші укріплення Буцневи могли появитися саме в цей період. Не письмовим доказом існування Буцневи в якості містечка в цей період свідчать наступні мапи: Gerard Mercator (1554) Джерело Giacomo Gastaldi (1562) Джерело Paolo Forlani (1568) Джерело 1566: Джерело: @AnKo Згідно з моїми розрахунками на цій мапі також зображено Буцнів: Vaclovas Grodeckis (1570): Джерело Враховуючи те, що в XVI ст. на складання карти могло піти 10, а то й 15 років, то можна сказати, що Буцнів, показаний на них, відповідає своєму статусу в 1540–50-их роках. В ті часи далеко не всі містечка (деколи навіть міста) не були показані на цих картах, а Буцнів був показаний на рівні з такими містами як Бучач, Збараж, і т.к. це говорить про його досить поважний статус в період коли вже був заснований Тернопіль. В 1540 році власником ''міста'' Буцневи згадується Мацей Влодек (саме його родинний герб Правдич, став гербом містечка [7, 3]) що свідчить про те що він мав великий вплив на Буцнів. Напади на Тернопіль в 1544 та 1549 роках [1, 19] мали заставити його задуматись про оборону власного містечка (в тому випадку, якщо укріплень не було збудовано раніше). Пізніше, містечком володів його син Станіслав Влодек від 1570 року (смерті батька), саме він сприяв будівництву брами в Кам'янці-Подільському та фортифікації цієї фортеці, що говорить про його інтерес в укріпленнях. Тому, можна припустити, що він так само мав би підтримувати захист свого містечка, тим паче, що в 1575 та 1589 роках відбулися два великих татарських напади.[1, 19] Ян Бауер вважає,що через зростання Тарнополя в якості оборонного та адміністративного центру такі містечка як Баворів, Борки, Буцнів, Чернелів та Ожигівці починають занепадати. [8, 171] Але в 1602 році Буцнів згадується у переліку міст і містечок Станіслава Влодека [9, 725], тобто Буцнів не перетворився на село через вищезгаданий процес. В 1608 році Буцнів позначено на Єзуїтській карто-схемі на рівні інших містечок, як володіння Фірлеїв.[11]Скоріш за все, тому що Станіслав передав містечко як залог на одруження його дочки Ядвіги з люблінським воєводою Пйотром Фірлеєм (помер в 1619 р.). В 1612—1629 pp. шляхетські й магнатські міста становили більше 72 відсотків загалу. Вони були розташовані в основному у Теребовлянському повіті. Поряд з ними тут існували лише чотири королівські міста: Бірки, Буцнів, Яблунів і Теребовля, - які не підпорядковувалися адміністрації місцевих староств.[12, 34] В 1620 році татари спустошили і спалили ряд галицьких містечок – Калуш, околиці Рогатина, Коломию, в тому числі містечко Буцнів. «Не встигла Галицька земля повернутися до нормального життя і передихнути від тих страшних руйнувань, як уже восени 1621 р. ці терени стали місцем двох наїздів. На початку вересня під час польсько-турецької війни татарські підрозділи під проводом брата хана Джаніберга Гірея відірвалися від головних сил, що брали участь у битві під Хотином, і напали на землі руського воєводства і Поділля. Дорогою вони спалили Галицьку землю. 18 вересня ординці... розбили табір неподалік Козлова, нищачи при цьому околиці і забираючи в полон місцевих людей. 6 жовтня татарські підрозділи добралися до Тернополя, де зустріли опір поляків під керівництвом дідича міста Томаша Замойського. Наприкінці вересня на Галицьку землю напали численні підрозділи турків, татар та італійців. Під час цього нападу були спустошені Косів, Калуш, Коломия, Підгороднє, Кулачківці, Тлумач, Бариш, Снятин і Буцнів»[12, 17-18] Після цього Буцнівський замок відбудовується, а Буцнів cтав селом, але вже через сім років (в 1628 р.) Буцнів згадується як адміністративний центр негродового староства Буцнів.[1,20] Попри все, Elzbieta Hornowa вважає, що Буцнів був заснований як місто саме в цей період: Джерело В 1649 році Буцнів переживає ще одне потрясіння. Тоді, при переході військ Богдана Хмельницького з-під Збаразької фортеці до Зборова, в Буцневі було знищено 96 будинків. [11, 47] Локалізація Так як в нас немає жодних документальних згадок укріплень, описів або зображень, то буде важко сказати, як факт, що укріплення існували. Саме тому я привів історію Буцневи, щоб показати, що ці укріплення не такі вже й гіпотетичні. Щоб локалізувати укріплення, використаємо все що в нас є, тобто мікротопоніми, перепади висот, і т.к. Почнемо з вулиці яка називається Вал, ось що каже про неї Богдан Новосядлий: Але, на мою думку сучасна вулиця Вал розташовується прямісінько на місті рову, тому що з двох сторін вулиці йдуть схили в напрямку центру: Джерело *Через ракурс зйомки, тут видно лише один бік схилу. А з півдня містечка зберігся перепад висот приблизно на метр висоти. Тобто, укріплення проходили приблизно в цьому районі: Google maps І якщо з південною та східною стороною все біль-менш ясно, то з північною та східньою не зовсім. Колись, через дорогу від костелу, розташовувалася церква, але чи була вона включена в міські укріплення містечка? З однієї сторони, зазвичай церкви будувалися поблизу, або на розі торгівельної площі, але з другої сторони між вулицями Вал та Шевченка (головною вулицею Буцневи) розташовувався цвинтар (до приходу Австро-Угорщини) і вони розташовувалися так, щоб був близький доступ до церкви. Я припускаю, що церква входила до містечка і була захищена міськими укріплення, тим паче вона їх доповнювала, тому що дзвіниця могла використовуватись як дозорна башта. А східна сторона могла, впринципі обійтись і без укріплень, так як, природньо, там сильний перепад рельєфу+ річка Серет, яку неможливо перейти вбрід. Щоб знайти розташування в'їздних воріт потрібно поглянути на вулиці, так з західної сторони вулиці Залізнична та Вал зливаються, так ніби є лише один в'їзд в містечок. Ось як я уявляю розташовування в'їздних брам та валів: Google maps Нажаль, не збереглось імен цих воріт, але нам відомо, що зазвичай в'їздна брама називалась по назві найближчого міста в тому напрямку, в якому веде дорога від брами. В такому випадку, південна брама називалась би Теребовлянською (Теребовельською), а західна - Тернопільською. Є один нюанс, так як теперішня головна артерія села получається "заблокованою" валом з півночі, але нагальності в спорудженні третьої брами не було, тому що вулиця Вал також вела на Тернопіль і третя брама знижувала б обороноздатність містечка. На закінчення, я зробив такий план-схему Буцневи станом на кінець XVI - поч. XVII ст. : З тлумаченням: 1: П'ятикутна торгівельна площа 2: Церква 3: В'їздні ворота та вал з частоколом. 4: Замок зображено (50x60 метрів) 5: "Верхній" став 6: Дамба з мостиком 7: р.Серет 8: пагорб Бібліографія – Буцнів. Екскурс у минуле на хвилях любові: Іст.-краєзн. нарис // Б. Новосядлий. — 2-е вид., перероб. і доп. — Т.: Джура, 2006. — 296 с. – Станкевич М. Бучач та околиці. — Львів : СКІМ (Спілка критиків та істориків мистецтва), 2010. — 256 с., іл. – Наукові записки ТНПУ. Серія: Мовознавство. – Вип. ІІ(24) 2014 – (оцифрований варіант) – Akta grodzkie i ziemskie. – Lwow, 1887. – T.XII. – 584 с. – (оцифрований варіант) – Matricularum Regni Poloniae summaria ed. Wierzbowski T.II — 407 с. — (оцифрований варіант) – Matricularum Regni Poloniae summaria ed. Wierzbowski T.III – 628 с. – (оцифрований варіант) — Bauer J. Z przeszłości osiedli województwa tarnopolskiego. — część I. — Tarnopol, 1935 — 57 с. — (оцифрований варіант) — Клименко Олег, Хаварівський Богдан. Буцнів. // Нова тернопільська газета — 2001. — 3 жовт. — Клименко Олег, Хаварівський Богдан. Міська геральдика Тернопільщини — Тернопіль: Валя, 2003 — Sąd Grodzki Trembowlski. — T.105 — Иезуитская карта-схема 1608 года: Тернополь и округа — Hornowa Elżbieta. Stosunki ekonomiczno-społeczne w miastach ziemi halickiej w latach 1590-1648. — Opole, 1963.
  20. Я не могу похвастаться хорошим знанием Летичева, но наивно полагал, что основной набор его укреплений мне известен - был замок, превращённый в монастырь, были городские укрепления, а также Михайловская церковь, вероятно, первоначально была приспособлена к обороне. На этом вроде как всё. И вот внезапно в издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) нахожу неизвестный мне "План поветового города Летичева ... выполненный в 1798 г.", а на этом плане, помимо всего прочего, чётко показан вал, очерчивавший круглую в плане площадку: Из сопроводительной информации узнаём, что оригинал плана хранится в РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 21528.5, л. 83. Насколько я понял, в издании приведён фрагмент плана, поскольку часть надписей отрезана, отсутствует и экспликация, хотя упомянутое польское издание её приводит, правда, в переводе на польский язык. Так вот, заинтриговавший меня объект подписан в экспликации снабжён такой подписью: Конечно странно переводить на русский текст, который ранее был переведён с русского на польский, и потому при двойном переводе первоначальный текст, конечно, должен исказиться, но не имея оригинала, пока будем довольствоваться тем, что есть. Итак, при переводе получаем нечто подобное: Получается, что внутри старых валов находился некий административный центр, что уже само по себе интересно, поскольку подобный учреждения часто размещались на участках замков. Упомянутый в экспликации граф Марков - это Аркадий Морков, которому после Первого раздела Речи Посполитой и перехода части Подолья под власть Российской империи, Екатерина II передала Летичев. Всё в том же издании сообщается: Т.е. автор(ы), анализировавший карту, пришёл к выводу, что это круглое укрепление является "замком, окружённым валами". Классическая версия истории Летичевского замка сообщается, что в последней четверти 16 века вместо старого замка был построен новый (тот самый, башня и часть стен которого уцелела до наших дней), но ранее мне не попадалась информация, что старый замок мог находиться на другом участке, и тем более не встречал я сведений о том, что вал старого укрепления ещё можно было увидеть на рубеже 18-19 веков. Старый Летичевский замок был не самым старым? Источник Старое укрепление, показанное на плане, выглядит довольно архаично, потому возникает вопрос - может первоначально это было какое-то городище 12-13 вв., укрепления которого позднее могли реанимировать литовцы или же поляки? Судя по плану 1798 г., админ. центр внутри валов очень удобно расположен относительно рыночной площади - разрыв в валу, где, очевидно, ранее находились ворота, ориентирован на специально не застроенный угол площади, в двух других углах рынка расположены другие ключевые постройки - уже упомянутая Михайловская церковь и старая деревянная Успенская церковь (она сгорела 9 апреля 1854 г.). Сразу несколько важных путей Летичева проходили по касательной к старому укреплению, потому оно явно находилось в центре городской жизни. Пройдя через разрыв в валу, можно было попасть на внутренний двор, окружённый по периметру довольно симметрично расположенными зданиями: Тут стоит сделать отступление, чтобы объяснить, почему раньше этот объект не попал в поле зрения. Дело в том, что вменяемые старые карты Летичева мне ранее на глаза не попадалось, а та же карта Шуберта (1867-1868) мало того, что выполнена на 70 лет позже карты из РГВИА, так ещё и нормальной детализацией похвастаться не может: Источник Знакомые мне письменные источники также не особо афишировали присутствие в городе каких-то валов, а если какие-то упоминания старого замка и попадались, то связывал их с участком каменного замка/монастыря, а не с каким-то другим. Чтобы было понятно, где ориентировочно стоит искать место старого укрепления, набросал такую вот схемку: Как видим, к сожалению, в нужном месте всё застроено, потому, вероятно, и следы укрепления могли полностью стереться, но может какой-то намёк на их существование всё же получится отыскать? Также было бы интересно узнать, как именно застраивался этот участок, чтобы выяснить, когда/ради чего валы срыли. Поскольку валы существовали как минимум до конца 18 века, есть надежда, что их упоминание попадётся в каких-то источниках, которые также смогут внести ясность в историю с этим загадочным укреплением. Продолжение следует...
  21. Обсуждается этот объект: Замок и дворец в селе Пеняки Село Пеняки находится в Бродовском районе Львовской области. Вот карта, которая показывает, как именно Пеняки расположены относительно Олеско, Золочева, Бродов, Подкаменя, а также Зализцев и Почаева: Чем интересно село? Дадим слово Владимиру Пшику, который в свое книге Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008) не оставил Пеняки без внимания (выделение жирным моё - Filin): К статье прилагались иллюстрации: Рисунок XIX ст., палац Потоцьких у с. Пеняки: Літографія XIX ст. з видом палацу с. Пеняки. Авт. і. Тисєвич: Літографія XIX ст. з видом на палац у с. Пеняки. Авт. Б. Стенчинський: Дзвіниця костелу та місце оборонного валу в с. Пеняки. Фото В. О. Такая вот вводная информация. Это только вершина айсберга, при желании можно наскрести гораздо больше данных, ведь, например, Роман Афтанази писал о дворце, да и в других источниках есть информация, которая в той или иной мере касается этого места. Когда-то было на что посмотреть, но после прочтения информации от Владимира Пшика было совсем непонятно, что осталось от дворца, что там находится в наши дни, т.к. историю объекта Владимир Пшик заканчивает на межвоенном периоде. Заинтриговало фото, показанное выше, на котором якобы можно видеть «место оборонного вала». Кстати, формулировка размытая – что значит «место оборонного вала»? Место, где он раньше был? Или место, где ещё видны остатки вала? Информации было вполне достаточно, чтобы осуществить разведку. Ареал поиска выглядел так: Живая карта Добравшись до села, сразу находим нужное место, фото которого присутствовало в книге Владимира Пшика: А вот то самое «место оборонного вала» в восточном и западном направлении (в наши дни - ограда территории храма): Дворцовая часовня 1767 года, ныне – греко-католическая церковь: Подумав, что на этом сюрпризов в Пеняках больше не предвидеться, решили всё же осмотреть место с других сторон. А тут как раз сюрприз неожиданно и появился – остатки ворот, которые когда-то, думаю, вели в сторону дворца, а ещё раньше – в сторону замка: Чуть ближе. В верхней части пилона – орнамент в виде цветка: Пана нет, потому заходим без приглашения и оглядываемся назад. Тень былого величия: Первый взгляд на потенциальное замчище, на месте которого позднее возвели постройки дворца. Видна знакомая преемственность – от замка/дворца к колхозному двору: Внутренний двор замка/дворца/колхозного хозяйства. Все владельцы имения, если бы им удалось увидеть эту картину, расплакались бы навзрыд при виде этого упадка. Мало того, что дворца не стало, а на его месте появилось это, так ещё и "это" доживает последние дни: При мне двор по диагонали пересекли парочка парней вида с металлоискателем... Учитывая сколько вокруг дармового металла, ясно, что они искали не то, что на виду. Времени было мало, потому всё в деталях не осматривали, довольствовались поверхностным знакомством. Северо-восточный корпус: А так выглядят его интерьеры: Юго-восточный корпус: Юго-западный корпус: Западный угол двора. Без малого кадр из Чернобыльской зоны отчуждения: Покидаем двор, с мыслями, что нужно посмотреть на весь этот комплекс снаружи. Сказано – сделано. Южный угол замкового колхозного двора в лучах заходящего солнца: Обратите внимание – рядом стадион, что может быть косвенным намёком – место то самое. А на территории, которую когда-то мог занимать замок, находится агонизирующий колхозный двор, что тоже как бы свидетельствует о правильной привязке. Кстати, местные жители сообщили, что знают, "ось тут (пас в сторону колхозного двора) колись був палац". Продолжим историю объекта на том месте, на котором остановился Владимир Пшик - такой вот, разобрали его на стройматериал, а на территории имения прописали колхоз. Между прочим, у села занятная структура – оно состоит из двух частей, находящихся на противоположных берегах реки Луг, при этом обе части между собой не объединены. Между двумя половинками села протянула полукилометровая дорога, не застроенная по сторонам. Вот как выглядит восточная часть Пеняков со стороны этой дороги. Стрелочкой отмечено замчище, левее виднеется дворцовая часовня греко-католическая церковь: Думаю, что не последний раз здесь...
  22. Обсуждается этот объект: Плоскировский замок Об этом замке ещё пару недель назад я практически ничего не знал, и на момент создания темы под рукой маловато источников, чтобы полноценно раскрыть тему, потому я пока в общих чертах опишу, что уже удалось узнать, а потом, по мере появления новых сведений, сможем довести до ума базу сведений об этом замке. Первое письменное упоминание Плоскирова (а точнее - села под названием Плоскировцы) относится к 1431 г., когда он был упомянут в грамоте короля Владислава II Ягайло. Судя по данным документа 1493 г. (здесь, стр. 339), где упомянуто, что в Плоскировцах было всего 8 дымов (т.е. домов), на тот момент это было всё ещё скромное поселение. Интересно, что ссылаясь только на этот источник, где кратко упомянуто только количество "дымов" ("de octo solvit"), "Історія міст і слі УРСР. Хмельницька область" (1971) рисует такую вот красочную (и, очевидно, лишённую основы) историю: Для меня остаётся загадкой, как из данных о дымах высосали сведения о деревянной крепости с гарнизоном, не говоря уж о прочих деталях. Также непонятно, что именно подразумевал автор текста под "крепостью" - замок или укрепления всего поселения в целом. Впрочем, без наводок на источники всё это выглядит как фантазия. У Плоскирова было очень необычное расположение - первое укреплённое поселение обосновалось на островке, расположенном на реке Плоская, рядом с местом её впадения в Южный Буг. Очевидно, при помощи дамбы удалось создать здесь искусственное озеро, которое серьёзно повысило уровень обороноспособности поселения. Вот на этом островке и был построен замок. В 1550 король Сигизмунда II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку (? - 1569/1570). Принято считать, что именно этот владелец построил в Плоскирове первый замок ориентировочно в середине 16 века. При Мацее Поскиров в 1566 г. получил ограниченное Магдебургское право, т.е. из статуса села поселение перешло в статус городка. Не исключено, что эта дата может уточнить и период возведения замка, поскольку нередко от постройки замка до получения городского статуса было рукой подать, и, возможно, в данном случае также замок был построек, к примеру, в начале 1560-х гг. Можно предположить, что это было дерево-земляное укрепления, возможно, квадратное в плане (форма, характерная для 16 века). Историк Сергей Есюнин сообщает, что первое письменное упоминание замка относится к 1565 г.: В указанном источнике на стр. 170 находим сведение о с. Триховцы, жители которых выполняли повинности в пользу Каменца, Летичева, Плоскирова, а также Бара и Меджибожа, однако прямого упоминания замков тут нет (но мы то знаем, что во всех упомянутых населённых пунктах замки были): В 1570 г., после смерти Мацея, Плоскиров переходит в собственность его сына Станислава, который владел замком до своей смерти (умер после 1614 г.). В 1594 г. через Плоскиров проезжал австрийский посол/дипломат Эрих Лясота, который при этом был ещё и военным, и потому не редко отмечал в записях своего дневника где и какие укрепления находились. И вот у него и встречаем одно из самых ранних упоминаний замка: После Станислава Влодека замок на короткий период (1616-1617) вернулся в королевскую собственность, но уже в 1616 г., вместе со староством на относительно короткий срок замок перешёл к подольскому воеводе Станиславу Лянцкоронскому, который через год, в 1617 г., скончался. Сведений об укреплениях в этот период в нашем распоряжении нет, потому идём дальше. После смерти Лянскоронского староство перешло в собственность Станислава Конецпольского, под властью которого Плоскиров находился в 1617-1643 гг., после чего владельцем староства стал его сын Александру, которому городок принадлежал до начала Хмельниччины, т.е. до 1648 г. И хотя нам пока неизвестно, как поживали укрепления при Конецпольских, именно при Станиславе плоскировские укрепления были впервые показаны на картах, созданных Гийомом Левассёром де Бопланом. Период истории Плоскирова, связанный с Конецпольскими и Бопланом, показался мне достаточно интересным и насыщенными разными интересными нюансами, потому его выделил в отдельную тему. Эта карта, как считают в Швеции, создана Бопланом где-то между 1632 и 1635 гг. Видим городок, расположенный по двум сторонам озера, а на участке, который можно ассоциировать с плоскировским островом, который показан на более поздних планах, нарисовано что-то похожее на укрепление, однако даже если это и символ укреплений, сложно сказать, подразумевались ли укрепления острова в целом или так был показан замок: Источник На более поздних картах Боплана середины - 2-ой половины 17 века остров, расположенный посреди озера, показан без застройки и без символа замка, при этом на другом берегу озера чётко показаны укрепления городка. Пока непонятно, почему Боплан на этой карте не показал замок. Может тогда замок уже не числился в качестве актуального укрепления или же по каким-то причинам было важно показать прежде всего особенности местности... Поскольку тут можно придумать много разных версий, то предпочту не фантазировать - не показал он замок и всё тут: Правда, тут можно вспомнить, что на своих картах Боплан, к примеру, не показал городских укреплений и замка в Каменце, хотя, конечно же, Боплан знал о местных укреплениях, и эти самые укреплений на тот момент существовали уже не первый век, и уже хотя бы по этой причине отсутствие Плоскировского замка на карте Боплана вовсе не означало, что тогда его там не существовало, и что остров тогда пустовал. Источник Что происходило с укреплениями в период Хмельниччины, т.е. с 1648 до начала 1650-х гг., не до конца ясно в деталях, кроме самого факта, что Плоскиров перешёл под контроль казаков. Наиболее часто мне встречалась версия, о которой сообщает "Історія міст і сіл": Тут, как по мне, нужно уточнять, действительно ли тогда укрепления брались с боем, поскольку многие другие небольшие укрепления гарнизон оставлял самолично, пополняя более крупные воинские соединения, потому значительное количество и куда более сильных укреплений оказались в руках казаков фактически без боя. Люстрация 1662 г. сообщает, что в городке было всего 12 дымов, а его жители были освобождены от налогов, поскольку "недавно тут осели". В таком вот потрёпанном виде в начале 1660-х Плоскиров достался Мартину Замойскому (1637-1689). В 1667 г. немного оклемавшийся Плоскиров был полностью опустошён во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. В целом, сведений о состоянии замка при Мартине Замойском у нас пока нет. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике относительно детальное описание городка, где, помимо всего прочего, находим и упоминание замка. Текста в оригинале у меня нет, потому будем довольствоваться его польским переводом: В переводе получаем следующее: Зачастую, когда приводят перевод этого фрагмента дневника, текст, описывающий замок, выглядит таким вот образом: "чотирикутний острів, на якому, оточений валами й частоколами, стоїть місцевий замок", на основании чего создаётся впечатление, что был остров, а на острове, помимо трёх десятков домов и церкви, также стоял замок. Но я специально привёл польский вариант перевода, чтобы вы убедились - там описание выглядит несколько иначе. Там довольно чётко сказано, что сам остров по сути и был замком: "czworoboczna wyspa, która ... jest miejscowym zamkiem" (т.е. "четырёхсторонний остров, который ... является местным замком"). Кстати, быть может в этой детали и кроется ответ на вопрос, почему Боплан не показал на своей карте замка, ведь сам остров как раз и мог быть тем замком. При этом, конечно же, появляется другая проблема - получается, что старый замок, который, конечно, по размерам был меньше острова, Вердум не упомянул вовсе? Пока похоже, что так и есть. Возможно на тот момент участок старого замка не особо выделялся в застройке, может даже был опустошён и разрушен, потому Вердум мог оставить его без внимания. В 1672 г. турки оккупировали Подолье, территория которого была поделена на 4 санджака. Плоскиров вошёл в состав Меджибожского санджака, причём, что самое интересное, городок стал центром одного из 4-х округов (нахий), на которые был поделён санджак. Проще говоря, турки предоставили Плоскирову статус одного из районных центров их новых владений. Вполне вероятно, что здесь некоторое время находился турецкий гарнизон, но как долго он здесь находился и какую численность имел мы пока не знаем. Ясно лишь, что фактически контроль над землями Плоскировского староства турки утратили задолго до того, как в 1699 г. вынуждены были вернуть Подолье Речи Посполитой. Однако, вероятно, большую часть периода турецкой оккупации Плоскиров провёл в состоянии упадка. После того, как турки вернули Подолье, Плоскировское староство снова оказалось в руках Замойских. Городок снова пришлось выводить из состояния комы и заселять новыми поселенцами. О том, осуществлялись ли в начале 18 века попытки восстановления старых или строительства новых укреплений, сведений в нашем распоряжении нет. Но, как мне кажется, если укреплениям и уделяли какое-то внимание, то относительно небольшое и в течение относительно непродолжительного периода, потому так или иначе в течение 18 века оборонный потенциал городка свёлся практически к нулю. Однако, хотя замок в 18 веке окончательно перестал выполнять оборонную роль, его участок по прежнему мог играть роль старостинской администрации. Долгое время исследователи из Хмельницкого, считавшие, что самым ранним известным планом города был план 1800 г., приходили к выводу, что на тот момент от замка ничего не осталось, поскольку остров, где он находился, на плане 1800 г. показан полностью пустым, но на более раннем плане 1798 г. на острове показан довольно большой комплекс построек, вписанных в квадратный участок, а из экспликации узнаём, что это был "Давний старостинский двор, где ныне размещаются суды и живёт городничий и казначей". Конечно, это только гипотеза, но на данный момент вполне логичной кажется мысль, что это и есть участок замка старосты, на что косвенно намекает и вид объекта, и текст экспликации. К тому же в конце 18 века здесь находился этакий центр судебно-исполнительной власти. Фрагмент плана 1798 г.: Что происходило с гипотетическим участком замка в течение 1-ой половины 19 века пока не особо ясно. Следующий интересный источник, который упоминает замок, датирован 1863 г. В Историческом описании уездного города Проскурова, написанном священником-краеведом Михаилом Орловским, есть такие строки: Как видим, к моменту написания текста от замка ничего не осталось, и М. Орловский утверждал, что на его участке был построен костёл. Правда, я не совсем понял, как трактовать фразу "исключая земляных насыпей"? Если слово "исключая" нужно понимать как "включая", то дело одно, а если "исключая" употреблено в значении "не считая", то смысл совсем другой, поскольку при таком раскладе текст звучит, мол, следов не осталось, если не считать земляных насыпей. Также непонятно, о каких насыпях идёт речь - о насыпях укреплений (т.е. валов) или о насыпи, которая служила в качестве площадки? К сожалению, также неясно, на основе чего был сделан вывод о том, что костёл посадили на замчище, а потому неясно, насколько можно доверять этой информации. "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о связи участка замка с участком костёла, правда, сообщает, что мнение это опирается на предание: Эта же информация повторяется в справке о Плоскирове в 9-м томе "Słownik geograficzny Królestwa Polskiego ..." (1888), стр. 53. Правда, из текста чётко непонятно, привязывал ли автор текста костёл к участку замка или же и костёл и замок были привязаны им к Старому городу, но не друг к другу: В переводе: Евфимий Сецинский в "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901), вероятно, с опорой на сведения М. Орловского, сообщает: Поскольку, как видим, в 19 веке историю замка связывали с участком костёла, то придётся немного присмотреться ещё и к этому объекту. Итак, после ухода турок и возрождения Плоскирова тут, на острове, в 18 веке был построен деревянный костёл, который показан (№2) на плане 1798 г. В 1801-1804 гг. вместо деревянного костёла начали строить каменный костёл Св. Анны, сооружение которого было завершено в 1820 г. Он просуществовал до 1905 г., когда его разобрали, а вместо него построили более крупный и внушительный храм, сооружение которого завершилось к 1916 г. Костёл по решению советской власти был закрыт в 1936 г., после чего его начали разбирать, а основной объём был взорван в 1938 г. Деревянный костёл 18 века на фрагменте плана 1798 г.: Костёл Св. Анны, каким он был на рубеже 19 и 20 вв: Источник Костёл Св. Анны в 1920 г.: Источник Участок с руинами храма на немецком аэрофото 1944 г.: Источник Школа №1, построенная более-менее в районе участка уничтоженного костёла. Классическая версия сообщает, что замок был здесь: Карта Google Как видим, классическая версия 19 века о костёле на замчище (её, к слову, придерживаются и современные хмельницкие историки и краеведы) противоречит высказанной мной гипотезе. Принято считать, что участок костёла и участок замка - это одна и та же локация, но если так всё и было, то тогда получается, что участок старого дома/двора старосты, показанный на плане 1798 г., к участку замку отношения не имеет, поскольку по плану чётко видно, что участок этого двора и участок костёла - это две разные локации. Если же версия о постройке костёла на месте замка ошибочна, то тогда выходит (если поверить, что старостинский двор с плана 1798 г. и замок - это один и тот же объект), что замок стоит искать совсем в другом месте. В любом случае, даже если версия о существовании замка на месте двора старосты, неверна, то всё равно становится очевидным, что старостинская резиденция образца 18 века находилась совсем не там, где потом был построен костёл. Тут было бы интересно выяснить, ассоциировался ли в 18 веке старостинский двор, показанный на карте 1798 г., с замком, или же тогда было известно, что старый замок находился на другом участке? Также важно понимать, что привязка замка к участку костёла базируется преимущественно на сведениях 2-ой половины 19 века, тогда как строительство первого костёла приходится ещё на 18 век (тут, правда, нужно ещё выяснить, все ли версии костёла строили на одном и том же участке). Старый "старостинский дом" был где-то в этом районе: Живая карта Кстати, этот участок на аэрофотосъёмке 1944 г. выглядит достаточно интересно, поскольку там просматривается какой-то четырёхугольный контур: Источник Правда, мысль о том, что там до середины 20 века могли сохраниться какие-то следы укреплений, противоречит сведениям источников 19 века, сообщающих об отсутствии таких следов. Итого, в целом информации по замку маловато - есть несколько коротких его упоминаний, но нет каких-либо инвентарей или других относительно подробных описаний, потому о его внешнем виде приходится только гадать, как и о продолжительности периодов упадка/возрождения. Ситуация с местоположением также выглядит неоднозначно, а археологи проверкой классической гипотезы (костёл посадили на замчище), похоже, не занимались. Если есть другие сведения о замке, милости просим высказываться.
  23. Обсуждается этот объект: замок в селе Касперовцы В наши дни поклонникам старинной архитектуры это село, в основном, известно благодаря оборонной церкви Св. Георгия. Но, вероятно, это было не единственное укрепление, которым могло похвастаться село. Здесь был ещё и замок, правда, непонятно, где именно он находилсяи что собой представлял. Собственно, это и хочется выяснить. Начнём с краткой истории села. «Słownik geograficzny Królestwa Polskiego» (3-й том, стр. 895): Оригинал Словарь сообщает об основании города под названием Лутомирск, название которого чуть позже сменилось на Касперовцы. В 1786 году у этого поселения ещё был статус города. Упоминаний замка нет. «Тернопільський енциклопедичний словник» (том 2, стр. 48-49) о селе рассказывает чуть больше: Как видим, и здесь нет упоминания замка. Зато есть другие интересные детали. Так, например, становится понятно, что уже в 1469 году Касперовцы существовали. Попытка основать в районе села город Лутомирск также упоминается. На преемственности названия, локализации города и т.п. остановимся чуть ниже. Как видно, процитированные исторические справки замок вниманием обделили. Но о нём есть беглое упоминание в статье "Церква св. Георгія в с. Касперівці Тернопільської області" (смотреть). В частности, там значится: «Ниже по течению реки от последней [церкви Св. Георгия] существовал замок, разобранный в послевоенное время». Как видим, автор не только указал, в каком направлении стоит искать замок, но и отметил, что он (или то, что было построено на его месте?) был разобран не так давно – после Второй Мировой войны. Информация о замке, разобранном лет 50 назад, конечно напрягает. Во-первых, если было что разбирать, значит на замчище находились каменные или кирпичные строения, потому подумалось, а разбирали ли замок? Быть может разбирали то, что на его месте было построено в более позднее время? Во-вторых, дело было каких-то 50 лет назад, потому странно, что так мало упоминаний замка, я уж не говорю о его описаниях, планах, схемах и т.п. Также в статье указано, что село находится на правом берегу реки, а вот "городок" - это уже левый берег. Следовательно, село, которое упоминалось ещё в 15 веке, изначально находилось на правом берегу реки, а в 1-ой половине 17 века "выплеснулось" на левый берег. Проект "Лутомирск", испытав влияние татар, провалился довольно быстро, и уже через несколько десятилетий правый и левый берег объединились в один городок под названием Касперовцы. Можно предположить, что появление замка, о котором упомянули авторы статьи, связано с основанием города Лутомирска. Например, строительство каменной оборонной церкви Св. Георгия авторы связывают именно с периодом формирования Лутомирска. Авторы статьи предлагают нам поискать замок чуть ниже по течению реки относительно упомянутой церкви. Здесь стоит взглянуть на карту Касперовцев: Живая карта А ещё лучше на карту с рельефом. Видно, что село расположено на реке Серет (чуть южнее села Серет впадает в Днестр) и Тупы (приток Серета): Живая карта Как видим, село в низине, в долине рек. И замок нам предлагают искать в низине (не самое удачное место для укрепления, как по мне), ниже церкви по течению реки, т.е. (если ничего не путаю), на южной окраине села: Кружком на карте отмечена церковь Св. Георгия, прямоугольником – место, где, как я понял из слов статьи, нужно искать замчище. Пока по теме всё. Может кто-то из местных краеведов в тему заглянет и расскажет что-то интересное о замке, может новые статьи всплывут, или же на кого-то из форумчан снизойдёт озарение.
  24. Обсуждается этот объект: городские укрепления Летичева Об укреплениях Летичева сведений практически нет, потому пока непонятно, как именно они выглядели, какую территорию защищали, когда строились и т.д. Интересные "подробности" на эту тему можно найти на карте Боплана. Там в общих чертах показано расположение города, обосновавшегося в месте слияния нескольких рек. Некоторые из них перегородили дамбами, в результате чего с нескольких сторон город оказался прикрыт несколькими искусственными озёрами. С противоположной стороны, наиболее уязвимой для атаки, Летичев защищали не только городские укрепления, но также и укрепления замка, построенного в последней четверти 16 века. В начале 17 века замок отдали доминиканцам, после чего этот узел обороны уже функционировал в статусе оборонного монастыря. И, очевидно, "замок", который видим на плане Боплана, на самом деле на тот момент уже был не замком, а монастырём: Но сейчас речь не о замке, а о городских укреплениях, и потому продолжим рассуждения в этом направлении. В польском издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) был опубликован план Летичева 1798 г.: Этот план в контексте обсуждаемой темы интересен и тем, что он содержит сведения о старой системе городской обороны. Видим, что с двух сторон город прикрыт водными преградами (руслом реки, её заболоченной долиной, искусственными озёрами): На плане показано какое-то старое укрепление, которому мы посвятили отдельную тему: В углу городского периметра находится каменный замок, который в начале 17 века отдали доминиканцам, после чего этот участок функционирует уже в качестве укреплённого монастыря: Но в контексте темы городских укреплений наибольший интерес вызывает вот эта линия: Как видим, эта стена обозначена цифрой 6 на плане, и в экспликации (которая также была опубликована в издании) отмечено, что №6 это: Т.е., в переводе: На плане секция стены, расположенная в непосредственной близости от монастыря, показана довольно цельной, тогда как секция стены, тянущаяся к реке, выглядит разрушенной. Можно предположить, что речь как раз о разной степени сохранности отдельных участков стены - та, которая ближе к монастырю, в конце 18 века была ещё относительно целой, а вот участок стены, тянувшийся к реке, был уже разрушен. Также интересно, что кварталы, показанные за пределами старого города, т.е. за городской стеной, и отмеченные на плане под №8, подписаны как: Т.е. в переводе: Таким образом, подчёркивалось, что городская стена служила явно различимым разделителем, благодаря которому и появилось обозначение "за стенами". Кварталы "за стенами": Вероятно, более полная система укреплений города включала как городские стены, так и укрепления Старого замка, и Нового замка (он же Доминиканский монастырь): Разумеется, незащищённые участки между Старым замком (монастырём) и Новым замком также должны были перекрываться какими-то городскими укреплениями. Одна из стен замка-монастыря, одновременно являвшаяся стеной городских укреплений. Возможно как-то так выглядели и другие участки городской стены:
  25. В историческом романе "Огнём и мечом" (1884) Генрика Сенкевича присутствует очень много плодов авторских фантазий, однако все приключения в основном протекают на фоне реально существовавших и всё ещё существующих локаций, большинство из которых и сейчас довольно легко можно привязать к современной карте. Но иногда встречаются упоминания загадочных локаций, в случае с которыми сразу сложно сказать, были ли они плодом авторской фантазии, плодом его заблуждений, плодом заблуждений источников, которыми он пользовался, или же наоборот - были упоминанием реально существовавших объектов/локаций, о которых автор встречал какие-то сведения. Ранее я уже поднимал тему одной из таких загадок - укреплённой усадьбы в Разлогах, теперь вот расскажу о ещё одном занятном объекте. В самом начале книги описана важная сцена, в которой польский шляхтич Ян Скшетуский, возвращавшийся из Крыма, спасает от разбойников некого незнакомца, который, как вскоре узнаёт читатель, оказывается самим Богданом Хмельницким, выехавшим из Чигирина в сторону Сечи, а бесславно погибшие разбойники оказались переодетыми слугами Чаплинского. Так вот, интерес вызвала локация, на фоне которой проходила эта сцена (выделение моё): Конечно, возникло желание узнать, как нужный эпизод был описан в оригинале (т.е. на польском), и оказалось, что вот так: Как видим, в оригинале вместо "каменной твердыни" появился более скромный по статусу объект - "каменная станица". И хотя прямого упоминания укрепления у Г. Сенкевича вроде как и нет, присутствие термина станица, имеющего военный оттенок, в комплексе с привязкой к Теодорику Бучацкому, а также упоминания каких-то каменных руин опять же приводит к мысли о том, что автор писал именно об укреплении, потому переводчик хоть и не перевёл дословно, но основную суть всё же передал. Также интересно, что река в оригинале названа не Омельником, а Омельничком (это название ещё будет упомянуто ниже). Вроде и мало о локации написано у Г. Сенкевича, но при этом, во-первых, автор довольно чётко привязал загадочный объект к определённой местности (левый берег р. Омельник, где-то неподалёку от места её впадения в Днепр), и, во-вторых, ещё и связал объект с Теодориком Бучацким (1378-1450/1456), а отсюда получаем ещё и ориентировочную датировку "станицы" 1-ой половиной 15 века. Если бы в книге были упомянуты какие-то абстрактные безымянные руины, построенные непонятно кем и когда и непонятно где, то описание воспринималось бы совершенно иначе, нежели в ситуации, когда автор сообщает столько деталей, которые имели бы значение, если бы он писал о каком-то реально существовавшем объекте. Да, разумеется, даже если Г. Сенкевич подразумевал какое-то реально существовавшее укрепление, то в действительности оно могло не иметь отношения к творениям Теодорика Бучацкого-Язловецкого, могло иметь другую датировку, но пока на старте стало интересно, имелся ли ввиду реальный объект, и если да, то какой? Что касается Теордорика Бучацкого, то с точки зрения истории фортификации это довольно известная личность, связанная с историей множества известных укреплений. С одной стороны его деятельность в основном концентрировалась в районе Тернопольской, Хмельницкой и частично Винницкой областей, с другой стороны есть сведения о его связи с удалёнными литовскими форпостами, такими как Каравул (сейчас на территории Приднестровья) и Хаджибей (Одесса). Быть может в конце 19 века, когда Г. Сенкевич писал свою книгу, одно из укреплений у Днепра также считали связанным с Теодориком? Перейдём к вопросу локализации места засады на Хмеля, и здесь в качестве основной привязки будем использовать р. Омельник, правый приток Днепра. Причём, судя по тексту книги, дело происходило где-то неподалёку от Днепра, поскольку автор уточнил, что Омельник "в месте том сворачивал к Днепру". Казалось бы всё просто - найдём реку и выйдем на локацию, но оказывается, что в районе поиска было как минимум три Омельника, во всяком случае, именно столько их можно обнаружить на карте Боплана, где южнее Кременчуга показаны Сухой Омельник, Омельник и Второй Омельник: Тот же район с тремя Омельниками на боплановской карте русла Днепра (1662): Источник Район поиска на современной карте: Источник Все три речки хоть и небольшие, но их довольно часто не только показывали, но и подписывали на картах 17-18 вв. Я точно не могу сказать, какой из этих трёх Омельников подразумевал Г. Сенкевич, но в книжечке Słownik do Trylogji (1925), где приведены толкования терминов и уточнения по различным локациям, упомянутых в трилогии Г. Сенкевича, на стр. 155 находим такое: Т.е. по мнению автора словаря, нужный нам Омельничек - это Сухой Омельник, вероятно, тот, который под таким же названием показан на карте Боплана. Судя по карте Боплана, все три Омельника уложились в отрезок Днепра между точками впадения в него р. Псёл и р. Ворсклы, т.е. на отрезке ок. 40-45 км. Сухой Омельник в наши дни называется просто Омельником. Вот как он течёт, и вот где он впадает в Днепр: Источник А это ещё один Омельник, расположенный чуть южнее предыдущего: Источник Где-то тут был/есть ещё и третий Омельник, но его сходу не нашёл, впрочем, это пока и не важно, поскольку район более-менее один и тот же, и тут дело скорее не за поиском рек, а за поиском подходящих укреплений близ них, а вот с данными по этому вопросу не густо, поскольку не только укрепления, но даже обозначения каких-либо значительных поселений в нужном районе на попадавшихся мне картах 17 - 1-ой половины 18 века обнаружить не удалось, и лишь на карте аж 1780 г. встретились обозначения укреплений в нужном квадрате. Одно из них - это Мишурин Рог, другое - некая Walagosch (что это и где это я пока не понял), третье - некий Semin (это укрепление мне пока также не знакомо): Из всех этих объектов наиболее интересно выглядит Мишурин Рог, поскольку появление первых укреплений на его месте связывают с литовцами, т.е. относят появление здесь какого-то форпоста к довольно давнему времени, а отсюда уже хоть как-то логически можно протянуть мостик к Теодорику-Бучачскому, имевшему связь со многими литовскими укреплениями. Кстати, на показанной выше карте 1780 г., почти напротив Мишурина Рога, показана крепость Переволочна, основание которой также приписывают литовцам. Также интересно, что Мишурин Рог находится неподалёку от места впадения одного из Омельников в Днепр, т.е. место с натяжкой можно подогнать под описание Г. Сенкевича, хотя, конечно, Мишурин Рог скорее на Днепре, чем на Омельнике. Таким образом, при первом взгляде на локацию подумалось, что быть может Г. Сенкевич под "остатками каменной станицы" подразумевал Мишурин Рог, во всяком случае, более подходящих вариантов у меня нет. С другой стороны, я плохо знаком с укреплениями в этом районе, нет сведений о ранней истории Мишурина Рога, нет информации о его связи с Теодориком Бучацким, так что в этой версии далеко не всё гладко. Быть может у вас будут другие варианты, тогда милости просим высказаться Кстати, интересно, что один из Омельников находится на территории Кировоградской области, другой течёт уже по Днепропетровской области, потому привязка укрепления (если таковая в итоге произойдёт) к одной из рек параллельно привяжет его к одной из упомянутых областей. P.S. В экранизации Ежи Гофмана эпизод засады также присутствует в самом начале фильма, и даже руины в кадре мелькают, но не укрепления, а какого-то храма:
×
×
  • Create New...