Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

All Activity

This stream auto-updates

  1. Yesterday
  2. Last week
  3. О веже с апсидой Ольга Пламеницкая в итоге своих размышлений над обликом первого строительного этапа церкви в Сутковцах пришла к выводу, что изначально постройка имела вид вежи с пристроенной апсидой. Датировала она появление этой необычной на вид постройки 14 в. Касательно функции этой постройки в публикациях автора приводится противоречивая информация - с одной стороны подчёркивается, что это была не культовая, а оборонно-жилая постройка (т.е. донжон), и при этом с другой стороны никак не объясняется функция массивной апсиды. В предыдущем сообщении я упоминал, что вежи/башни с полукруглыми выступами встречаются в разных странах, однако все попадавшиеся мне на глаза примеры не имели отношения к тому, что есть в Сутковцах, поскольку полукружия в тех случаях использовались для размещения лестниц, т.е. полукружия были деталью, предназначенной для коммуникации. И вот буквально на днях я узнал о том, что существует уникальный круг памятников, которые имею визуальное сходство с той постройкой, которую О. Пламеницкая видела в случае с первым строительным этапом сутковецкой церкви. В случае с новыми условными аналогами речь идёт о постройках, которые внешне имели вид веж, однако при этом обладали апсидами, и по сути были уникальными гибридами веж и храмов. Казалось бы, что существование такого типа построек (о которых О. Пламеницкая скорей всего не знала, поскольку не приводила их в пример) даёт дополнительные аргументы в пользу того, что гипотеза автора о некой непривычно выглядящей веже с апсидой всё же может опираться на группу аналогов, однако если копнуть глубже и присмотреться к подобным памятникам чуть более внимательно, то наоборот появится очень много сомнений в том, что гипотетическую сутковецкую вежу можно связать с памятниками этого круга, и с этой точки зрения приведённые условные аналоги как раз наоборот свидетельствуют не в пользу гипотезы, а против неё. Приглашаю вас более подробно познакомиться с одним из типовых памятников, который обладает нужными нам признаками. Это вежа в небольшом поселении Вейер (Австрия). Ссылки по теме, где вы найдёте больше сведений по истории и архитектуре памятника: wikipedia.org burgenseite.com burgen-austria.com Google-карта С некоторых ракурсов объект похож на обычную средневековую вежу, архаичность которой подчёркивает высоко расположенный вход: Источник Но если обойти постройку с тыла, то обнаружим, что там есть апсида: Источник Крупный план. Пролом в стене появился уже после того, как объект перестал функционировать: Источники: 1, 2 В интерьере: Источники: 1, 2 Сечение демонстрирует необычную планировку. Фактически половину вежи занимает пространство храма, над которых построено несколько дополнительных ярусов. Перекрытия между ярусами на балках. Интересно, что в периоды функционирования постройки местоположение входа несколько раз менялось, но все варианты входов были расположены высоко над уровнем земли, что, очевидно, делалось для повышения степени обороноспособности постройки. Источник План вежи и в то же время план церкви: Источник Имея такой вот условный аналог тому, что предлагала О. Пламеницкая для Сутковцев, можно перейти к вопросу, почему вероятность появления такой постройки в Сутковцах всё же была маловероятной. География. Гибриды веж и храмов это не повсеместное европейское явление. Вежа в Вейере и другие постройки такого типа локально сконцентрированы в нескольких районах на юге Германии (в пределах Баварии) и в меньшей степени на западе Австрии. Мало того, что эти регионы находятся в тысяче километров от Сутковцов, так ещё и немецко-австрийские памятники имеют особую региональную специфику развития, поскольку строительство таких гибридных построек было связано с процессами, которые происходили именно там и именно в то время, и были связаны со специфическими инициативами владельцев местных земель. Датировка. Группа памятников, объединивших в себе черты храма и вежи, относятся к романской архитектуре, т.е. это очень старые объекты, датировка которых не выходит за пределы 13 в., а подавляющее большинство из них (в том числе и вежа в Вейере) датируются 12 в. Интересно то, что Евгения Пламеницкая как раз была склонна к тому, чтобы сдвигать момент появления сутковецкого памятника в сторону как раз эпохи романской архитектуры, однако О. Пламеницкая в итоге от этих взглядов и датировок отказалась, и в её версии памятник уже датирован 14 в., что уже с точки зрения хронологии отрывает его от австрийско-немецких образцов. Функция. Это очень важный и сложный пункт. На самом деле памятник в Вейере (и его аналоги), который нами скорей воспринимается как жилая вежа с интегрированной в неё храмом (т.е. этаким донжоном, только с очень крупной часовней) на самом деле было постройкой другого типа, которые у нас вообще малоизвестны. Это был храм с так называемыми светскими/мирскими ярусами, которые вряд ли использовались для постоянного проживания, поскольку там нет признаков, типичных для жилых башен той эпохи (по типу каминов, туалетов, и др.). У ярусов могла быть другая функция - убежища, хранилища/склад, временного места проживания паломников и т.д., но версия о том, что такие постройки использовались для проживания некого местного феодала современными немецкими и австрийскими исследователями подвергаются большому сомнению. Всё это имеет большое значение, потому что функция таких вот непривычных для нас оборонных башнеподобных храмов с этими самыми несколькими светскими ярусами - это была локальная немецкая фишка, точнее даже фишка Священной Римской империи (+ хронологически привязанная к 12 в.), и уже по этой причине странным было бы увидеть объект этого круга в Сутковцах. Кроме того, О. Пламеницкая делала акцент на том, что на первом строительном этапе мы имеем дело не с сакральным объектом, а с условным донжоном, тогда как австрийско-немецкие условные аналоги как раз наоборот обладали не только важной, но и фактически доминирующей сакральной функцией. Размеры. В случае с вежей-храмом в Вейере видим, что апсида довольно скромная - она не сильно выделяется снаружи, а её внутренний диаметр небольшой, ок. 3,5 м. Алтарная апсида в Сутковцах практически в два раза крупнее (внутренний диаметр ок. 5,5 м.), она намного сильней выдвинута наружу, а её стены почти в два раза толще. Эта разница в параметрах также намекает, что в Сутковцах объект более поздний, и потому (несмотря на свою провинциальность) более крупный. Как видим, даже такой казалось бы близкий аналог при более близком знакомстве не добавляет гипотезе О. Пламеницкой веса, и даже, как по мне, наоборот уменьшает вероятность существования некого донжона с апсидой в Сутковцах. К тому же даже если бы удалось провести какие-то параллели между немецко-австрийскими памятниками и гипотетическим донжоном в Сутковцах, то даже после этого осталось бы противоречие на уровне функции, поскольку немецко-австрийские примеры это в первую очередь храмы, тогда как гипотеза Е. и О. Пламеницких не считали, что у сутковецкого памятника на первом этапе была сакральная функция. Если вдруг встречу какие-то новые аналоги веж с апсидами, то тему можно будет продолжить.
  4. Earlier
  5. Виртуальная экскурсия по замку, где с 8:41 до 17:00 идёт речь о подземной части комплекса.
  6. Можу закрити) так як там виросла. Територія 3 є бувшим замком. Так як це пагорб, який височіє серед боліт. Власне ми так про цей кусок і говорили: де живеш? - на Замку. Хоч замка, на жаль там ніякого не було. Територія 2 - це дорога до замку, ми її називали стара вулиця. Вона вела від ринку до замку. Ну і попри неї жили люди,звісно.
  7. Такая вот стенд с дополненной реальностью, реконструирующий объём утраченной постройки, появился у стен замка: Источник
  8. О структуре Во вступительной части (с. 5-16) автор в общих чертах описывает уникальные особенности оборонной сакральной архитектуры Трансильвании, подчёркивая многообразие боевых деталей и планировок. Затем переходит к описанию истории немецкой колонизации Трансильвании, а также истории трансильванских саксов с 12 по 17 вв. В эту историю вплетаются отсылки к этапам развития сакрального зодчества, от романских храмов 1-й половины 12 в. до более поздних готических/позднеготических и в меньшей степени ренессансных. Подчёркивание большое внимание, которое оказали внешние захватчики (вначале татаро-монголы, а затем турки) на отношение местного населения к оборонной храмовой архитектуре. Поскольку автор искусствовед, то он уделяет также внимание описанию вариациям декоров храмов: каменных резных деталей, редко встречающихся скульптур, фресок, деревянной резной мебели, работ по металлу, крылатых алтарей и экзотических элементов по типу восточных ковров. Бегло затрагивается вопрос стран/регионов, влиявших на искусство Трансильвании. Завершается вступление описанием общин, их взаимоотношений с центральной властью и знатью меньшего калибра, пытавшейся усилить свой контроль над этим краем. Также описана роль, которую храмовые комплексы играли в жизни общины, выполняя не только сакральную, но также и множество других ролей как в мирное, так и в военное время. Следующий раздел (с. 17-67) отведён описанию отдельных памятников. Ниже приведён список упомянутых в книге объектов (ссылки ведут на странички памятников на Вики). Тексты в книге дополнены планами (для 12 объектов), сечениями (для 5 объектов), а также 138 фото (для каждого из объектов). Чиснедиоара / Cisnădioara Чиснэдие / Cisnădie Мьеркуря-Сибиулуй / Miercurea Sibiului Себеш / Sebeș Алба-Юлия / Alba Iulia Кристиан / Cristian Боз / Boz Кыльник / Câlnic Гырбова / Gârbova Добырка / Dobârca Слимник / Slimnic Аксенте-Север / Axente Sever Шейка-Мике / Șeica Mică Медиаш / Mediaș Мошна / Moșna Бьертан / Biertan Ацел / Ațel Бузд / Buzd Базна / Bazna Игишу-Ноу / Ighișu Nou Вальа Виилор / Valea Viilor Кирца / Cârța Дялу-Фрумос / Dealu Frumos Чинкшор / Cincșor Чинку / Cincu Брадени / Brădeni Апольд / Apold Мелинкрав / Mălâncrav Сигишоара / Sighişoara Саскиз / Saschiz Вискри / Viscri Хомород / Homorod Дреушень / Drăușeni Каца / Caţa Хелкиу / Hălchiu Херман / Hărman Прежмер / Prejmer Алма-Вий / Alma Vii Некоторые почерпнутые из книги сведения: По данным автора в Трансильвании некогда существовало ок. 300 храмов, приспособленных к обороне, но, опять же по его сведениям, ок. 200 могли таковыми считаться к середине 20 в. (вероятно потому что остальные полностью утратили свои укрепления и об их оборонной функции можно только догадываться). Тут, кстати, есть одна нестыковка - в аннотации автор сообщил, что привёл в книге описание четвёртой части сохранившихся памятников, но поскольку он описал ок. 40 объектов, а всего к категории уцелевших он отнёс ок. 200 объектов, то получается, что в книге описана не 1/4, а 1/5 таких объектов. Автор высказывает мнение, что в случае с трансильванскими оборонными сакральными комплексами функция храма очень часто находилась в подчинённом положении по отношению к оборонной функции. Это выражалось не только в масштабе работ по строительству укреплений, но также в том, что не редко сама архитектура храмов уступала требованиям, которые выдвигали фортификаторы, например, когда для сооружений укреплений над храмов требовало уменьшить объём пространства, предназначенного для культовых целей, или создать какие-то неудобные внутренние членения, которые, тем не менее, давали возможность усилить оборонный потенциал построек. Автор отмечает контраст описываемых памятников - с одной стороны довольно строго регламентированные планировки/объёмы храмов, с одной стороны и крайне разнообразные и во многом уникальные системы их укреплений, строгие каноны и свобода творчества в одном флаконе. Цитата из книги: "Средневековое здание кирхи также претерпевало изменения в плане, в общем облике и во взаимоотношениях строительных масс, от века к веку, от провинции к провинции. Однако эти различия лишь незначительны. Если мы воспользуемся синтезирующим подходом, мы сможем представить себе некий идеальный тип наших кирх, какие бы вариации нам ни были известны. В случае с оборонной кирхой это невозможно. Каждая из них представляет собой отдельный случай, поскольку определяющие факторы и эффективное сочетание многочисленных средств защиты почти всегда новы и различны". У разнообразия форм/планировок укреплений было несколько практических преимуществ, одним из которых было то, что захват одного из таких укреплений противником не давал ему полного представления о том, как была устроена оборона всех прочих комплексов. Автор приводит сведения о том, что оборонные кирхи Трансильвании это нечто большее, чем просто оборонный храм. Он, по сути, считал такие памятники многофункциональными микрокосмами, в которых, помимо собственно храмов и их укреплений, были также множество складских помещений (постоянное место хранения зерна и других припасов), мастерских, помещений для постоянного проживания, а иногда даже ратуши и отдельные постройки для размещения постоянного гарнизона. Благодаря этому во время осад такие комплексы могли вобрать в себя всю жизнь поселения, как Ноев ковчег, после чего община продолжала функционировать, а когда беда миновала, жизнь снова выпускали наружу. При этом в ходе осад жизнь внутри комплекса даже могла сохранять некоторые элементы обычной мирной рутины - ремесленники могли продолжать свою работу, и даже обучения детей могло не прерываться. Микро-роль комплексов заключалась в защите населения Трансильвании, макро-роль - в защите границ Венгерского королевства. До 1-й половины 13 в. в Трансильвании активно велось строительство романских храмов, тогда ещё вряд ли заметно укреплённых (если не считать колоколен с редкими бойницами), но крест на этом процессе поставило татаро-монгольское нашествие в 1241-1242 гг. В дальнейшем большинство этих храмов были достроены в 15-17 вв. в готическом/позднеготическом стиле, и на этот раз уже с добавлением множества боевых деталей. Интересно упоминание документа 1291 г., в котором король Венгрии Андраш III запрещал "turres sive castra super ecclesiis aedificata", т.е. нельзя было строить "вежи" и "замки" над храмами (а то что было построено, вероятно, надлежало снести). Судя по наличию такого запрета, уже в конце 13 в. практика укрепления храмов уже существовала. Если первый всплеск интереса к укреплениям храмов сильно стимулировало монголо-татарское нашествие, то второй (куда более продолжительный) всплеск был связан с ростом османской экспансии, и по мере её усиления росла и мощь укреплений. Как и позднее в Украине, фактор угрозы турецкого вторжения в Трансильвании оказывал сильнейшее влияние на рост количества укреплений и качественного развития местной фортификации. Первые турецкие набеги на Трансильванию фиксировались ещё с конца 14 в., в частности в 1395 и 1396 гг. В 1420 и 1438 гг. уже приходилось иметь дело с полномасштабными вторжениями крупных сил, которые опустошали страну, захватывали и уничтожали тогда ещё недостаточно хорошо укреплённые города, не говоря уж о храмах. С 15 в. это уже были попытки полного подчинения Трансильвании власти османам, и эту угрозу восприняли максимально серьёзно, реагируя на неё укреплением страны. Из ключевых событий, которые повлияли на рост уважения саксов к укреплениям была осада Сибиу 1438 г., когда армия султана Мурада II так и не смогла захватить упорно оборонявшийся город, хотя его укрепления тогда ещё не были полностью достроены. Это повлияло на впоследствии сформированные требования к концепция оборонных сакральных комплексов - они предназначались не только для того, чтобы сдерживать кратковременные натиски, но всегда были готовы к длительной осаде. В 1436 году декан г. Сибиу писал Папе, что "саксы, подвергавшиеся преследованиям со стороны турок, искали защиты на укрепленных погостах". Под "укреплёнными погостами" тут имеются ввиду кладбища, располагавшиеся при храмах, причём в 15 в. у некоторых комплексов постройки храмов ещё не были укреплены, но при этом они уже обзаводились внешними линиями укреплений, и потому такие объекты часто классифицировались как укреплённые кладбища. В целом, существовало несколько видов оборонных комплексов, отличавшейся разной степенью детализации укреплений - от простых (мирный храм, окружённый укреплениями) до сложных (приспособленный к обороне храм, который вместе с постройками другого типа был окружён двумя или тремя линиями укреплений). Если укрепление выдерживало осаду, получив при этом повреждения, то после этого повреждённые участки часто не только ремонтировали, но и усиливали, устраняя слабые стороны укреплений. Чем больше успешно выдержанных осад и атак, тем более продвинутой могла становится система обороны. В оборонных сакральных комплексах Трансильвании, по мнению автора, архитекторы старались гармонично сочетать старые и новые постройки, в результате чего в комплексах, формировавших свой внешний вид с 13 по 17 вв., причём с использованием разных стилей, формы и пропорции часто всё же были настолько хорошо сбалансированы, что всё это выглядело как единый замысел. Хотя большинство укреплений сформировали свой боевой вид с конца 15 и до 17 вв., т.е. уже ближе к ренессансному и барочному периоду, в комплексах поздние стили выделяются не особенно явно, а в основном архитектура представлена сплавом романских и готических деталей, и потому даже построенные в 16-17 гг. укрепления имели скорее средневековый вид. Меня особенно интересовало, под каким именно влиянием формировалось искусство Трансильвании. Основным центром влияния автор называет области южной (особенно подчеркнули значение Нюрнберга) и восточной Германии - именно оттуда приходили идеи для вдохновения, а иногда и мастера, и здесь немецкие корни трансильванских саксов облегчали этот процесс. При этом автор отметил, что в городах Трансильвании идеи, получавшие распространение в Германии, зачастую становились популярными на 20-30 лет позже, чем в регионе-источнике, а в небольших и отдалённых городках и сёлах влияние проявлялось с ещё большей задержкой. По мере развития и укрепления Трансильвании в крупных городах появились и местные довольно хорошо развитые мастерские, владельцы которых, впрочем, также зачастую демонстрировали приверженность к решениям, популярным в Германии. Часть сведений о источниках влияния находятся во вступительной части, часть встречается в описании отдельных храмов. Впрочем, сколь-нибудь детальное рассмотрение этой темы, вероятно, не входило в планы автора, во всяком случае в рамках этого издания. Основная мысль такова, что крупные трансильванские города аккумулировали идеи, транспортированные из Германии, после чего применяли их на местах. Не менее интересен вопрос, почему именно в Трансильвании такое большое значение в качестве одного из основных и многочисленных видов укреплений, приобрели не частные замки, а именно приспособленные к обороне храмы? И какой была экономическая основа у этих внушительных по объёму строительных программ? Особо детальных рассуждений на эту тему в книге нет, но автор упомянул, что местные общины, стремившиеся к автономии, сумели сохранить и приумножить свои привилегии, часть которых была получена ещё в 12 в., а необычайно удобное расположение Трансильвании на торговых путях сделало эти общины богатыми, что создало материальную базу для мощных строительных программ. Немаловажно и то, что у саксов было покровительство со стороны венгерских королей, которым, как уже упоминалось выше, усеянная укреплениями Трансильвания была нужна для обороны границ от турок. Упоминавшийся выше запрет 1291 г. на строительство храмов к 15 в. был не только отменён, но не редко общинам, которые строили храмы, предоставлялись различные льготы, например, люди, занятые в строительстве, могли быть освобождены от обязанности снабжать королевскую армию, а те, кто был назначен для охраны храмовых укреплений, могли быть освобождены от службы в армии. Кроме этого существовали и экономические льготы/компенсации. Логично предположить, что концентрация власти и возможностей именно у общин, а не у каких-то местных представителей знати, приводила к тому, что основным и самым мощным укреплением в поселении становился именно храмовый комплекс, а не классический замок. Впрочем, для общины эти укрепления фактически были замками/крепостями, что отразилось и в терминологии (многие объекты классифицировались как "kirchenburg", т.е. буквально кирха-крепость/замок), однако вопрос терминологии в случае с трансильванскими укреплениями это отдельная тема. Фресками интерьеры храмов украшали с 13 по начало 16 в., после чего распространение протестантизма завершило эту традицию - новые росписи перестали появляться, а практически все старые росписи заштукатурили. Потому сейчас под штукатуркой многочисленных кирх Трансильвании скрывается огромное количество ценных произведений фресковой живописи, которые время от времени появляются на свет в ходе реставраций или во время банальных обвалов пластов старой штукатурки. Некоторые наблюдения и впечатления: Определённой особенностью издания является то, что его автор был искусствоведом, историком искусств, но не архитектором или историком архитектуры, и это отразилось на том, как именно были поданы сведения о памятниках, а именно не только через их архитектуру, но так же в значительной степени через элементы декора, которые, возможно, автору были даже более интересны, чем собственно архитектура. Во всяком случае, когда речь заходила о фресках, алтарях и других подобных элементах, автор куда более активно оценивал значимость и уникальность этих произведений искусства, а также проводил стилистические аналогии и размышлял над источниками влияния/вдохновения, а вот в случае с описанием и анализом архитектуры текст, как мне показалось, получился более сухим и менее насыщенным аналитическими размышлениями. Такой авторский взгляд с одной стороны имеет свои недостатки, если целью является знакомство собственно с фортификацией, но также не лишён и достоинств, поскольку можно получить оценку укреплённого объекта с точки зрения искусствоведа и узнать, например, что в некоторых из самых эффектных памятников сохранились действительно уникальные элементы декора, а в других памятниках, куда более внушительных, наоборот не уцелело почти ничего. Поскольку издание было сделано ещё на заре изучения оборонной храмовой архитектуры Семиградья, во многих случаях ещё не было накоплено достаточного количества данных для проведения уточнения датировок, и потому во многих случаях автор датировки округлял до века (например "построено в 15 в." или "укрепления появились в 16 в."). На планах и сечениях хоть и показаны различные строительные этапы, они там вовсе не датированы, а просто разделены на ранние, срединные и поздние. Впрочем, это не вступает в противоречие с теми знаниями, которые были получены позднее и в наши дни, лишь размывает контуры некоторых процессов и трендов. С учётом того, что книга была издана более 60 лет назад (в 1961 г.) опубликованные там фото уже успели приобрести ценность в качестве источника информации о первоначальном состоянии памятников. Поскольку того времени многие из них были отреставрированы, то старые фото снабжают нас интересными сведениями для сравнения того, как было, и как стало. Казалось бы, что сейчас, когда есть Википедия (не считая всех прочих сайтов), где каждый из храмов снабжён размашистыми описаниями, собранные в книге сведения проигрывают тому, что есть в Сети. Однако на самом деле структурность поданной в книге информации, а также авторские акценты на деталях, всё ещё позволяют оценивать подобные книги как источники ценных знаний, представленных в лёгком и доступном виде. Книга хорошо подходит для общего знакомства с богатым миром оборонных храмов Трансильвании.
  9. Год издания: 1961 Автор: Джордже Опреску / George Oprescu Издательство: Sachsenverlag [прекратило существование в 1962 г.], Дрезден (Германия, а на момент выхода книги - ГДР) Язык: немецкий Формат: 19,8 х 25 х 1,5 см. Переплёт: твёрдый + суперобложка. Бумага: мелованная Количество страниц: 205 Иллюстрации: чёрно-белые фото (138), планы (12) и сечения (5) храмов. Тираж: ? Оцифрованная версия: посмотреть Где купить: на немецких онлайн-аукционах по типу abebooks.com, zvab.com и т.п. не редко имеется в продаже. Аннотация: Об авторе: У Джордже Опреску (1889 - 1967) есть страничка на Вики, где вы можете узнать больше об этом исследователе. Если вкратце, то это известный историк и искусствовед, основатель Института истории искусств, профессор. Оказал большое влияние как на пробуждение интереса к искусству в самой Румынии, так и на популяризацию румынского наследия на западе. Автор многочисленных публикаций на упомянутую тему, в основном с акцентом на живопись и народное искусство. Книгу, о которой речь идёт в этой теме, автор, которому тогда было 72 года, издал на одном из поздних этапов своего творчества. Оглавление: Вступление - 5-16 Описания отдельных храмов - 17-67 Фото храмов - 68-203 Примеры страниц:
  10. Цікаво чи хтось знає за цей Замок. В лісі бачив, по картам є він.
  11. Справді виглядає цікаво. Але мені не траплялося жодних згадок про існування у цьому селі укріплень. На карті фон Мига там нічого цікавого не позначено, ні валів, ні мурів. Можливо, на той момент потрібна ділянка була прихована лісом, але, судячи з карти, вона біля дороги, тож навряд чи щось значне могли не помітити. Можливо там на той момент існувала тільки тераса, але без слідів валів чи чогось подібного. На супутниковому знімку ця ділянка також виглядає цікаво - виразна тераса поблизу перетину декількох доріг і декількох рік/потічків. Але, як бачимо, все забудовано та розорано: Якщо припустити, що це було укріплення, то я зробив би ставку на раніше городище, ніж на пізній замок. Конфігурація тераси і розміри швидше так би мовити городищенський - ширина майданчика досягає 100-120 м. (судячи з карті 19 ст., яку ви навели вище, довжина могла бути ще більше), а для замку це дуже солідно, і, ймовірно, якби там у 16-17 ст. існувало укріплення такого розміру, то це б позначилося хоча бі побіжно на якихось джерелах. Хоча можливо такі джерела існують, але поки що мені на очі вони не траплялися.
  12. Давно колись був у селі монастир (14 ст.), про що свідчить назва ще у ХІХ столітті одної сіножаті «Монастирець».
  13. Цікава локація хтось щось знає за це місце? Що це городище чи Замочок?
  14. Був на всіх полях там, локалізував два місця з матеріалом, одне на горбі біля витока джерела біля нього є типу насип-курган, а на ньому старий камяний хрест, думаю 16 ст. Друга локація більш цікава. Кераміки тьма знахідки металопластика кр і середньовіччя,висла печатка
  15. Вікіпедія: Я був на всіх полях. Там локалізував це місце, матеріалу багато.
  16. Валів не було я там років 8 тому проїжав в лісі є пагорб чорнющий коли там крутилися знаходили ковані цвяхи.
  17. Село Межиріччя. Знаходився Монастир 14 ст, урочище монастирське. Пару років тому було пасовисько, розповідали що переорали його і знайшов хтось 50 шт квартників середньвічних монет.
  18. Дякую за карту. Напевно вони бачили в лісі щось схоже на вали. Але вали могли залишитися не тільки від замку, а, наприклад, від давньоруського городища, чи від, наприклад, укріплень 18, чи навіть 19 ст. Навряд чи місцеві по залишкам спроможні визначити тип споруди. Тобто існування там гіпотетичного укріплення ще не доводить існування саме замку.
  19. Німецька карта R руїни месні казали що замок в лісі є
  20. Відомостей про те, що поряд із цим селом був замок чи якесь інше укріплення мені не зустрічалися. Але там дійсно щось було (що схоже на рештки земляних укріплень), тільки поки що незрозуміло, що саме.
  21. Не добудоване городище та Замок в Новому Роздолі Львівська обл В лісі є замок 14 ст за що свідчить кераміка і обмазка печі візуальні знахідка пару монет так званих корон-ворон За метрів 30 від замку є рів від нього починається городище кераміка різна думаю багатошарове від ржв ( можливе раніша) до середньовіччя Якщо буде цікаво археологам проведу на те місце
  22. Доброго хто знає за городище в селі Приозерне Івано-Франківської обл?
  23. Доброго чи хтось знає про Замок в селі Гута Суходільська Львівська обл. в лісі? На картах 1930 років польських є знак R-руїна в лісі.
  24. Доброго дня якось буду там на місці сфоткаю. Знаю бо займаюся дослідженями більше 10 років маю багато місць не описаних і невідомих (білим археологам) координати нажаль не дам біля нього попадаються республіканські денарії.
  25. Привіт @Shalom7 Якщо знайшли місце, то покажіть, будь ласка (на карті, чи дайте координати). Оскільки без додаткових відомостей цінністі у вашої інформації не дуже багато. А також розкажіть, чому ви вирішили, що це місце саме замку, а не чогось іншого? Чи є там сліди укріплень чи ще чогось, що доводить існування замку у цьому місці? Тобто э щось окрім купи кераміки?
  26. Знайшов монастир і пару хатів на горі Стінка, кераміка багато.
  27. Всіх вітаю! Перечитував цю тему і також вирішив переглянути топографію Хмельниччини, на це надихнуло мене відео вище. Ось моє субєктивне бачення, на мою думку, гіпотетично, озеро/болото могло бути розташоване трохи вище ніж його прийнято шукати. Я порівняв обриси низовнини яку я окреслив на анімовному прикладі з тим озером що зображено на мапі 1609р. Є певна схожіть. Я навіть скажу більше. Моя бабуся жила на Шепетівщині і я кожного літа їздив до неї, коли був дитиною, так от ми постійно проїздили дорогою з Старокостянтинова до Грицева. Так ось ближче до Грицева, там зявляються великі рівнини з багатьма невеликими річечками та болотцями. Навіть у тому селі де була бабка, там теж була долина з річечкою, недалеко від Грицева, яка зараз перетворилася в болото, і яке по тихеньку теж пересихає. То чому це не могло статися сотні років з доволі неглибоким але обширним озером? Також +\- збігаються 2 орієнтири - Ізяслав та Збараж, ну і обрис озера в цілому. Додам. Так як середньовічні карти часто базувалися на ще більш стародавніх картах, я думаю якщо тут було це велике озеро то воно зникло набагато раніше, раніше 13ст.н.е, та частина, яка вже зявляється пізніше, з двома витоками, хвостик який знаходиться південніше, можливо проіснував довше. Він знаходиться в районі сіл Москалівка, Кошлівка, Авратин. На відео що в попередньому повідомлені його гарно зобразили.
  1. Load more activity
×
×
  • Create New...