Перейти к публикации
Замки и Крепости Украины - Форум

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией начиная с 08/21/18 во всех областях

  1. 4 балла
    Так что же показано на плане? Тем, кто был в Збараже и скорей всего видел только Збаражский замок (и полагал, что именно вокруг этого замка и вертелись все события осады, как это показано в "Огнём и мечом" Ежи Гофмана), план может показаться сосредоточением хаоса, тогда как сотрудникам заповедника "Замки Тернопілля" план наоборот, вероятно, покажется очень даже понятным, поскольку у них есть понимание, где находится замок, где был город, и где происходили основные события 1649 г. Таким образом, у большинства, вероятно, всё же возникнет вопрос, а что именно мы видим на "Берлинском плане", и на этот вопрос начнём отвечать в картинках, используя все доступные на данный момент копии плана. На плане видим систему укреплений Збаража, расположенную на двух берегах реки Гнезна (№1). Между участком города и участком замка показа искусственная дамба (№2), благодаря которой создавался так называемое Базаринецкое озеро (укр. Базаринецький став) №3. Дамба также служила главной коммуникационной артерией, связывающей две части одного оборонного комплекса: Систему долговременных укреплений Збаража образца конца 1640-х гг. условно можно разделить на три участка: город (№1), предградье (этакая буферная зона между городом и замком) №2 и замок (№3), который был мог служить одновременно и в качестве резиденции, и в качестве городской цитадели: Внутри городских стен показали только одно сооружение - Бернардинский монастырь, который, кстати, был приспособлен к обороне, и, возможно, именно потому его и отметили на плане, как один из опорных пунктов: На участке Предградья то ли в процессе осады, то ли ещё раньше была построена батарея (№1), которая (судя по направлению большинства амбразур и толщине брустверной стенки) обстреливала в основном тех, кто осаждал город: Теперь перенесёмся на другой берег реки, где и протекали главные события битвы. Здесь поляки соорудили огромный по площади укреплённый лагерь, примыкавший к участку укреплений замка. Основные действия осаждающих сводились к многочисленным атакам на этот лагерь, и под напором осаждающих территория лагеря несколько раз сокращалась, а осаждённые, отступая к замку, строили на пути неприятеля новые линии укреплений, в результате чего к концу осады первоначальный участок лагеря оказался как бы поделён на четыре сектора. Вот на этой схеме, составленной на основе гравюры Вильгельма Гондиуса, показана общая картина отступления поляков к участку замка: Источник: "Паўстаньне Хмяльніцкага: ваенныя дзеяньні ў Літве ў 1648—1649 гг." (2008), стр. 136 Ориентировочная линия самого раннего и самого обширного контура укреплений лагеря, усиленного каким-то самостоятельным вспомогательным укреплением №1 (возможно, одним из командных пунктов), который по размерам даже несколько превосходил Збаражский замок: Когда одна из внешних линий укреплений была потеряна, территория лагеря сократилась: Новые атаки привели к очередному сокращению участка лагеря: И уже на последней стадии осады участок лагеря располагался непосредственно под стенами замка и предградья, однако основные бои всё ещё происходили в вдоль линии укреплений лагеря: В описаниях осады неоднократно сообщалось о том, что казаки напротив укреплений польского лагеря насыпали огромные валы, часть которых по высоте превосходила укреплений осаждённых. Важно то, что эти уникальные валы также отражены на плане. Вот они вокруг 3-й линии укреплений лагеря: Такие же валы были были насыпаны вокруг укреплений города: И, наконец, после прорыва третей линии обороны, валы появились напротив последней линии укреплений лагеря: Збараж так и не пал - узнав о подходе войск Яна II Казимира, Хмельницкий меньшую часть войска оставил создавать видимость продолжающейся осады, а большую часть направил навстречу войску Яна II Казимира, что в конечном итоге вылилось в Зборовской сражение, которое в свою очередь увенчалось Зборовским мирным договором. Так закончилась одна из самых знаменитых осад в истории Украины 17 века. Наличие на плане многочисленных примечаний, отмеченных буквами и другими символами, подразумевает наличие некой экспликации, которая должна была сопровождать источник, но о её в нашем распоряжении нет, известно лишь, а обе польские публикации плана обходились без расшифровки различных символов/пометок, размещённых на карте. В лучшем случае уточняли, что А - это город, а B - участок замка. Что касается других буквенных обозначений (C, D, E, H и др.), расположенных вдоль линий укреплений польского лагеря, то рискну предположить, что с их помощью обозначали различные воинские подразделения, которые обороняли эти позиции. Помимо этих общих обозначений, план содержит массу других сведений о внешнем виде и планировке Збаражских укреплений, как долговременных, так и укреплений лагеря. Так, к примеру, видим, что в середине 17 века корпуса замкового дворца окружали небольшой открытый дворик (в наши дни корпус замкового дворца внутреннего дворика не имеет): В правом нижнем углу плана видим татарский лагерь: В верхней части виден лагерь казаков: Кстати, обратите внимание на интересную особенность плана - он рассчитан на восприятие не с одной стороны, а как минимум с двух, потому различные рисунки и надписи в нижней части плана сделаны для тех, кто захочет оценить ситуация со стороны татарского лагеря, а если захочется оценить ситуацию с противоположной стороны, то план можно перевернуть (или обойти его если, к примеру, представить, что он лежит на столе) и убедиться, что рисунки с надписями в этой части плана показана так, что с этой стороны также удобно воспринимать картину. О том, что план считался точным фиксационным документом свидетельствует наличие масштабной шкалы: Так что, источник весьма интересный, как с точки зрения визуализации общей системы укреплений Збаража, так и с точки зрения многочисленных деталей, анализом и толкованием которых теперь могут заняться все желающие.
  2. 2 балла
    Поповню тему гарною кадастровою картою, складеною в 1850-х роках (можливо 1854, але не раніше). Тут нам в повному вигляді розкривається план палацового комплексу із забудовою, ставами, садами і т.д. Проте найбільший інтерес викликає в мене той же "об'єкт №2". Тут бачимо зовсім не просту споруду, а якийсь мурований об'єкт доволі цікавої форми, з чимось типу садів з тильної сторони. Що це? Ну і найбільш інтригуючий напис на даній карті знаходиться на південний-захів від об'єкту №2 - "Нива під замком". Якщо вона "під замком", то з чим її співвідносити з палацом чи об'єктом №2?
  3. 2 балла
    О крепостях с высоты полёта государства Первое издание этой книги, увидевшее свет 20 лет назад, попало мне в руки совсем недавно, и так совпало, что практически одновременно я узнал о свежем переиздании, увидевшем свет в нынешнем 2018 г. Его также решил получить, благодаря чему могу не только рассказать о книге в целом, но также могу сообщить, чем отличаются оба издания. Но для начала о самой работе. В Украине (как и в Польше 20 лет назад) существует проблема, связанная с тем, что исследователи очень часто сосредотачивают внимание на отдельных объектах или в лучшем случае на локальной группе объектов, тогда как более глобальные вещи зачастую остаются вне поля их зрения. Это не редко приводит к тому, что многие исследователи не могут адекватно оценить роль своих объектов в рамках системы укреплений государства, не говоря уж о правильном определении их местоположения в иерархии укреплений Европы. Иногда это приводит к серьёзным заблуждениям, к примеру, когда вполне рядовое укрепление вдруг возводят в ранг уникального примера фортификационного искусства, или же считают, что то или иное укрепление было самым сильным и не имеющим аналогов не только в Речи Посполитой, но и вообще в Европе. Многие другие аспекты, предшествующие появлению укрепления в определённом месте в запроектированном виде, также зачастую не особо активно разрабатывают. Потому нам недостаёт таких вот публикаций, как эта монография, где казалось бы знакомая тема была рассмотрена с очень необычного ракурса, так сказать - с высоты птичьего полёта, а точнее - с высоты полёта государственных амбиций и устремлений. Как и у кого возникала идея построить или модернизировать то или иное важное с точки зрения государства укрепление, и какую роль оно занимало в фортификационной системе? Как рождался проект и как люди с деньгами взаимодействовали с авторами проектов? По какой схеме финансировались работы, как они были организованы и на основе какой материальной базы осуществлялись? Эти и другие подобные вопросы в лучшем случае освещены в работах, где с разных ракурсов проанализированы отдельные укрепления, но стоит попытаться представить эту картину в более серьёзном масштабе, как тут же понимаешь, что данных для этого явно недостаточно, и эта книга как раз призвана восполнить образовавшийся пробел.Так, анализируя польские публикации по фортификационной теме, Богуслав Дыбась пришёл к выводу, что те вопросы, которые он затронул в своей монографии, в работах других авторов "были рассмотрены в ограниченном объёме". Автор отметил следующее: "Мы хотели заняться вопросами, которые для историка кажутся гораздо более интересными, чем только лишь внешняя форма фортификации и её исключительно военные функции. Мы хотим, по отношению к конкретному времени и конкретной территории ..., проследить процесс возникновения фортификаций раннего нового времени и охватить разнообразные условия этого процесса". Важно отметить, что автор к идее своей работы пришёл не от желания суммировать интересующие его данные по отдельным объектам, взяв их из ранее опубликованных работ, нет, он не пошёл от сбора частных данных к поиску некого общего, а наоборот - начал пусть от общего, а именно - с мысли о том, что в случае с другими европейскими странами в 17 веке государство играло значительную или даже основную роль в процессе формирования систем укреплений, а поскольку по отношению к Речи Посполитой данная тема не была разработана, то было решено заполнить лакуну. По мнению автора: "Этот обширный источник дал импульс для рассмотрения фортификации раннего нового времени ... не только как архитектурного или инженерного объекта в его конечной форме или как инструмента войны, но и как произведения, строительство которого, из-за размеров и формы, было очень серьёзной технической , организационной и финансовой проблемой, и в то же время его значение не ограничивалось исключительно военными вопросами". Во вступлении ко второму изданию автор отметил занятную деталь - в Польше первое издание книги, выпущенное в количестве 700 экз. (т.е. не таким уж маленьким для специфического научной публикации тиражом) быстро разошлось, но при этом только парочка научных изданий отметили выход этой книги отдельными отзывами/рецензиями, и одной из них была та рецензия, которую я опубликовал и снабдил переводом выше. Кстати, по мнению Б. Дыбася, автор упомянутой рецензии в ней "затронул суть проблемы, обсуждаемой в книге". Так вот, этакий холодок к теме монографии, которым повеяло с польской стороны, был немного компенсирован интересом к книге, который проявился со стороны стран-соседей: "Книга встретила определенную обратную связь, хотя, что интересно, в основном за пределами Польши, в Германии, Украине и Чехии". Жаль, автор не уточнил, кто именно из Украины ознакомился с монографией и где высказал о ней свой мнение. Выше, в биографической справке, уже упоминал, что "Крепости Речи Посполитой" для Б. Дыбася стали второй докторской работой, так вот, интересно, что в качестве рецензентов этой работы выступили трое известных учёных, каждый из которых, помимо всего прочего, также занимался изучением бастионной фортификации: профессор Тадеуш Мариан Новак (1917-2010), профессор Януш Богдановский (1929-2003) и профессор Станислав Александрович (1931-2015). Было бы интересно ознакомиться с их рецензиями, но пока их найти не удалось. Теперь немного о двух вариантах издания. У них больше отличий по форме, нежели по содержанию. Казалось бы первое издание со стороны выглядит менее выигрышным - мягкая обложка, 436 стр. (в новом издании их 584), мысль о наличии устаревших данных и прочие мелочи. Но на самом деле в содержании разницы практически нет. Автор пишет, что с одной стороны идея о полной переделке первого издания казалась ему нереалистичной, с другой стороны в этом и не было особого смысла, поскольку, опять же по мнению автора, за 20 лет книга не настолько состарилась, чтобы её пришлось переписать. Иными словами, текст в первом и втором издании в основном идентичны, а количество страниц в новом издании увеличили искусственно, изменив шрифт и другие аспекты информационной насыщенности страниц. Правда, во втором издании была проведена определённая косметическая работа - текст был изменён исходя из новых правил орфографии польского языка, обновлён список источников и данные некоторых сносок, добавлено резюме на английском и новое вступительное слово. Пожалуй, наиболее значительные изменения коснулись раздела иллюстраций, где многие изображения, которые в первом издании в ряде случаев не могли похвастаться хорошим качеством, во втором издании были заменены на более качественные цифровые копии. Хотя количество изображений в первом и втором издании одинаково, набор их немного отличается, но о радикальной переделке раздела говорить не приходится. Впрочем, иллюстрации здесь играют вспомогательную роль, потому их обновление - это приятный бонус, но в целом иллюстрации в этой книге играют второстепенную роль, так что и эти изменения я бы отнёс к категории незначительных. Таким образом, второе издание хоть и посвежее, но всё же глобально это не новая книга. С другой стороны, если стоит выбор между старым и новым изданием, то с точки зрения информационной насыщенности более актуальным и полным, конечно, выглядит второе издание. Ещё одна деталь - оба издания укомплектованы картами укреплений, упомянутых в книге. В случае с первым изданием карта размером А4 была вклеена в книгу, а во втором издании карта уже представлена в виде отдельного листа вдвое большего формата, к тому же её раскрасили. Наборы укреплений на обоих картах идентичны. Когда вначале узнаёшь, что автор монографии хоть и занимается военной историей, но в большей степени интересуется политико-административными процессами в истории страны, а никак не фортификацией, то может возникнуть мысль, что такой человек вряд ли может написать качественно новую книгу на тему укреплений, однако по мере знакомства с тем ракурсом, который выбран в исследовании, приходишь к другой мысли - что далеко не каждый архитектор или исследователь фортификации способен проанализировать положение вещей с такой необычной позиции, и, в конечном итоге, получаем очень интересный пласт данных, способный сделать более объёмным наш образ фортификационных систем Речи Посполитой. Помимо этого, книга может оказаться полезной ещё и благодаря внушительном списку польских и зарубежных источников, который будет полезен тем, кто захочет углубиться в тему развития фортификационных систем и отдельных городов-крепостей. P.S. Книгу ещё не читал, так что мнение составлено на основе первого знакомства с изданиями, а более детально и предметно о содержимом, имеющем прямое отношение к объектам Украины, надеюсь, смогу рассказать чуть позже.
  4. 2 балла
  5. 2 балла
    Знайшов першоджерело цієї літографії. "Przyjaciel Ludu; czyli tygodnik potrzebnych i pożytecznych wiadomości" 1844.11.29 R.11 T.1 Nr22 Там є короткий опис Стіни, в якому церква датується ~1570 роком: Також там подано дві літографії: одна уже згадана, але більша за розміром, та ще одна, малоінформативна. На більшому зображенні літографії можна побачити якісь будівлі баштоподібного типу прямо в підніжжі замкової гори:
  6. 1 балл
    Год издания: 1994. Автор: Дариуш Колодзейчик (Dariusz Kołodziejczyk). Издательство: Oficyna Wydawnicza "Polczek" Polskiego Czerwonego Krzyża, Варшава (Польша). Язык: польский + резюме на английском. Формат: 14,2х20,3х1,3 см. Переплёт: мягкий. Бумага: офсетная. Количество страниц: 264. Иллюстрации: 2 цветные карты, 1 чёрно-белая карта, небольшое количество чёрно-белых рисунков и фото. Тираж: ? ISBN: 83-85272-32-1. Об издании: В книге даётся анализ 27-летнему периоду (1672-1699) турецкого правления на Подолье. В августе 1672 года после ожесточённой двухнедельной осады некогда неприступная крепость в Каменце-Подольском сдалась туркам, и с этого момента почти три десятилетия Каменец оставался главным северным форпостом ислама, центром новосзданного Каменецкого эялета Османской империи. В книге рассказывается о причинах и следствиях турецкой экспансии, а также о разноплановых военных, экономических, политических и др. процессах, происходивших на территории "Турецкого Подолья" - от административных реформ и переписей населения до обеспечения контроля над этими землями при помощи гарнизонов, размещённых в ряде ключевых укреплений. Из рецензии профессора Тадеуша Новака: Из рецензии профессора Збигнева Вуйцика: Об авторе: Дариуш Колодзейчик (родился в 1962 г.) - польский историк. Специализация: история дипломатии, история Польши и Речи Посполитой 16-18 веков, история польско-турецких взаимоотношений, история Турции, история татар, история отношений на границах между империями и государствами. Автор нескольких монографий и множества статей. В 1986 г. закончил обучение в Институте Истории Варшавского университета. В 1986-1987 гг. работал в Государственном архиве Польши. С 1988 г. и до нынешнего времени работает в Варшавском университете. С 2003 - доцент, а с 2013 профессор Варшавского университета. В 2012-2016 занимал должность директора Института истории Варшавского университа. С 2006 является научным сотрудником Института истории Польской Академии Наук, с 2010 г. работаем там в статусе профессора. В 1990 г. защитил докторскую диссертацию (степень доктора философии) по теме "Каменецкий эялет 1672-1699. Исследование по истории турецкого правления на Подолье", которая была издана в 1994 году под названием "Подолье под турецким правлением: Каменецкий эялет 1672-1699". Стажировался и преподавал в Кембридже (Великобритания, 1990), Принстоне (США, 1991). В 1991-1992 гг. был научным сотрудником Украинского исследовательского института Гарвардского университета (США). В 1994-1995 гг. работал в Институте Ближнего Востока Мюнхенского университета имени Людвига и Максимилиана (Германия). В 1997 - Практическая школа высших исследований (Франция), в 1998 - Американский исследовательский институт в Турции. В 2000 г. работал в Университете Болоньи (Италия), в 2004 и 2005 гг. в качестве приглашённого профессора работал в Университете Нотр-Дам (США), в 2006 г. в Американском институте исследований в Йемене, в 2009 г. в Университете Хоккайдо (Япония), в 2011 г. в Коллеж де Франс (Франция). В 2001 г. получил степень хабилитированного доктора на основании работы "Турецко-польские дипломатические отношения (15-18 века)", изданной в 2000 г. Источники: 1, 2, 3 Примеры страничек: Карты: Содержание: На польском: В переводе:
  7. 1 балл
    В своей рецензии Николай Крикун упомянул, что между защитой диссертации (1990 г.) и выходом монографии (1994 г.) Д. Колодзейчик опубликовал две статьи, в которых также коснулся отдельных аспектов турецкого правления на Подолье. К счастью, обе эти статьи нашлись в Сети. 1. Кам’янецький еялет: Турецькі джерела до історії Поділля 1672-1699 років // Український археографічний щорічник. Київ, 1992. Вид. 1. С. 113-118. Эта статья, к слову, интересна ещё и тем, что зачастую именно на неё (а не на куда более труднодоступную монографию) ссылаются исследователи в Украине в своих статьях и других публикациях. 2. Ottoman Podillja: The Eyalet of Kanm’janec’ 1672-1699 // Harvard Ukrainian Studies. 1992. 1/2. P. 87-101.
  8. 1 балл
    Рецензии 1. Рецензия доктора исторических наук Анджея Дзюбинского, опубликованная в "Przegląd Historyczny", №86/1, 1995, S. 107-111. 2. Рецензии профессора Збигнева Вуйцика, опубликованная в "Kwartalnik Historyczny" Rocznik CII, 1995, S. 3-4. 3. Существует рецензия профессора Тадеуша Новака, но её пока в полном виде найти не удалось, хотя её было бы особенно интересно прочитать, поскольку Т. Новак специализировался на военной истории, и затрагивал в своих публикациях тему фортификации. 4. Рецензия доктора исторических наук Николая Крикуна, опубликованная в "Віснику Львівського університету. Серія історична". — Випуск 33. — Львів, 1998. — С. 290-95.
  9. 1 балл
    Мне кажется, что в целом автор не ставил перед собой задачу полностью реконструировать систему укреплений на границах Речи Посполитой, а те объекты, которые он упомянул в книге, и те, которые попали на карту, возможно, просто оказались достаточно интересными, чтобы на их примере описать те или иные процессы. Кроме того, кажется, сфера авторских интересов больше тяготеет к северным районам Польши, к Пруссии, а северные, западные и южные соседи Польши его интересуют куда сильнее, чем восточные и юго-восточные, отсюда также может проистекать слабая представленность пласта укреплений Украины в работе. Однако, возможно, это не такая уж и проблема, поскольку книга рассказывает о процессах, происходящих на высших эшелонах власти, потому, может, там в книге могут содержаться какие-то общие мысли, векторы и выводы, которые мы сами, без помощи автора, сможем применить к объектам, которые нам хорошо известны, хоть они и были обделены вниманием в книге. Кроме того, наличие таких вот брешей в работе, возможно, простимулируют кого-то из Украины восполнить пробел. Ещё один момент - на момент написания монографии, в руках автора было не так уж и много источников, которые бы могли снабдить его большим массивом данных о бастионных укреплениях 17 века, расположенных на территории Украины. Уже в свежем вступительном слове, которым укомплектовано издание 2018 г., Б. Дыбась перечисляет работы, которые вышли в период 1998-2018 гг., и по нашим краям и по нужной теме (бастионные укрепления) он упоминает (стр. 13) только книгу Яна Лешека Адамчика "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004) и Атлас українських історичних міст. Т. 1: Львів (2014). Понятно, что за это время появилось намного больше книг и статей, затрагивающих тему бастионных укреплений Украины, но автору, похоже, они неизвестны.
  10. 1 балл
    На западной панораме хорошо виден иезуитский костёл святого Станислава. До этого нам были известны лишь его нечёткие изображения на рисунке начала 19 века. Этот костёл был разобран в конце 1830-х, на его месте и из его материалов построена мужская гимназия (сейчас это здание по адресу: ул. Татарская, дом 14) Костёл Св. Станислава в застройке "католического фасада" Каменца 1. Православная церковь святых Апостолов Петра и Павла (или церковь св. Троицы?) 2. Кармелитский костёл Девы Марии и святого Иосифа 3. Иезуитский костёл св. Станислава 4. Иезуитский коллегиум 5. Кафедральный костёл святых Апостолов Петра и Павла Костёл Св. Станислава (цифра 5) на рисунке Józefa Chrzczonowicza (1820 год)
  11. 1 балл
    Нужная локация показана на одной из акварелей Наполеона Орды. Видим церковь с колокольней, а перед ней, на замчище, изображена довольно плотная застройка: Источник Эта акварель послужила основой для гравюры, где чуть проще рассмотреть комплекс построек на замчище. На замковые сооружения это не особо похоже, скорее эти постройки можно принять за фольварок или же такой и была резиденция/замок? В подписи к гравюре сказано следующее: @MadMax по ходу съёмки с высоты участка Рождественской церкви в Печере, запечатлел и соседний участок: Участок впечатляет обилием больших и малых ям, выглядит это всё, будто по нему отбомбились. Большие ямы, очевидно, появились на месте зданий, а малые, возможно, являют собой впечатляющий пример активности местных кладоискателей? Стоит отметить, что практически в каждом описании церкви говорится, что она построена на участке замка, т.е. не рядом с замком, а именно на его участке. К примеру "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР" пишут, что церковь и колокольня "Находятся на месте замка, построенного здесь в период 1682-1685 гг.". Частенько встречается версия, согласно которой каменная колокольня церкви (1865 г.), а также церковная ограда были построены из камня, добытого на замчище (версия, вероятно, почерпнутая у Евфимия Сенцинского, который об этом сообщал): Интересные сведения находим в "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901) Евфимия Сецинского:
  12. 1 балл
    Обсуждается этот объект: замок в с. Печера В "Трудах 11 археологического съезда в Киеве", 1899 наткнулся на планы некоторых городищ, поданных В. Антоновичем. Среди них - городище в Печере, Брацлавского уезда, а ныне - Тульчинского района. Объект легко найти на гугл карте. Габариты его такие: Живя карта Панорама с гугла тоже впечатляет, хотя освещение для съемки было явно неудачным. На фото четко виден бастион в углу с напольной стороны и для меня загадка, почему Антонович его не изобразил на своем плане, возможно, потому что план схематичен. Это из "Археологічні дослідження на Україні в 1969 році", стр. 384 (спасибо Филиппу) Из того, что удалось собрать в интернете - это был замок Георгия Дуки, волошского и молдавского господаря и гетмана Украины, личность известная. Легенда говорит, что замок был разобран, а из его камней сложен фундамент находящийся рядом церкви Рождества Богородицы. Сами укрепления замка наверное были все же земляными, а вот здания внутри - каменные. Подъемный археологический материал это подтверждает. Добавлю, что Печера каждый год активно готовится к приезду туристов, в селе есть усадьба и мельница Потоцких, удивительная природа, так что у кого есть желание узнать об этом месте побольше - можно совершить путешествие и на месте.
  13. 1 балл
    Уникальная и, к сожалению, пока не особо известная у нас книга, значительная часть которой посвящена памятникам, расположенным на территории Украины. Что касается уникальности, то уже после чтения вступления и беглого знакомства с содержимым становится понятно, что подобные издания необычайно редки, поскольку монография составлена буквально по горячим следам Первой мировой войны, причём не каким-то журналистом, автором романов или историком, а человеком, который всю свою жизнь посвятил охране и реставрации памятников искусства и архитектуры. Немаловажен и тот факт, что это не кабинетное исследование, оторванное от реальности, поскольку автор лично в конце войны объездил большинство из упомянутых в книге локаций, потому предоставленные сведения представляют собой важный и не имеющий аналогов первоисточник, фиксирующий массу чрезвычайно важных деталей. Популяризации книги мешает тот факт, что она до сих пор по непонятным для меня причинам не оцифрована - во всяком случае онлайн-версии оригинала мне найти не удалось, хотя книге вот уже почти что век исполнился. При этом на онлайн-аукционах оригинал 1919 г. всплывает достаточно редко, а цена его стартует в лучшем случае где-то в районе 200-300 злотых (т.е. ок. 1600-2400 грн по нынешнему курсу), а иногда достигает 900 (ок. 7200 грн) или даже 1800 злотых (ок. 14400 грн). Таким образом, с физической версией оригинала сложно ознакомиться из-за её редкого появления в продаже и довольно высокой цены, а с оцифрованной - из-за её отсутствия. Ситуацией воспользовались предприимчивые ребята из варшавского издательства Graf_ika, которые в 2013 г. выпустили репринтное издание монографии Тадеуша Шидловского. Экземплярчик этого репринтного издания попал ко мне в руки, благодаря чему могу с вами в общих чертах поделиться информацией об этом труде. Вся вёрстка (тексты, фото, шрифты и т.п.) сохранены, потому репринт в общих чертах даёт исчерпывающее представление об издании 1919 г. К сожалению, качество свежего издания в лучшем случае можно оценить на четвёрочку по пятибалльной шкале. Внешне книжке старались придать богатый вид - обложка, имитирующая кожаные переплёт, золотое тиснение... но вся эта пафосная шелуха впечатление может произвести разве что на картинке, а в реальности ощущение дешевизны издания не покидает с момента, когда первый раз берёшь его в руки. В книге использовалась какая-то крайне лёгкая бумага и картон, благодаря чему нет ощущения увесистости, свойственных старым книгам аналогичного формата, а часть золотых вензелей с обложки успели слезть уже по ходу того, как я, готовя эту тему, повертел некоторое время эту книгу в руках. Также есть появилось ощущение, что в репринтном издании качество фото и чёткость текста слегка пострадала в сравнении с оригиналом. В общем, это вроде бы и точная копия, но явно не самого идеального качества. Тем не менее, издание 2013 г. даёт полное представление о текстах оригинала и, вероятно, лишь немного менее ярко/точно показывает опубликованные там фото, потому, исходя из сочетания цена/качество/доступность репринт 2013 г. - это наиболее приемлемый на данный момент вариант для знакомства с монографией Т. Шидловского. По теме текстов монографии отдельно стоит отметить, что помимо уникальной информации, описывающей свежие на тот момент разрушений Первой мировой войны, в текстах также встречаются интересные вкрапления по более ранней истории памятников архитектуры, потому книга проливает свет не только на ситуацию, сложившуюся в 1914-1919 гг., а и на куда более ранние этапы формирования памятников и на то, как они воспринимались век назад. P.S. Интересно, что "Чистый доход от [продажи] издания [1919 г.] предназначен на цели опеки над памятниками". Это яркий пример усилий человека, который все свои труды, включая доход от этой публикации, вкладывал в популяризацию, охрану и реставрацию памятников архитектуры.
  14. 1 балл
    О существовании этой весьма примечательной и знаковой книги я узнал недавно, причём, можно сказать, случайно, когда встретил её упоминание в монографии Юлии Ревзиной Архитектура, война и география: фортификация XVI—XVIII веков в Европе и России (2016), где на стр. 134-135 речь зашла о военном инженере Адаме Фрейтаге: Как видите в сносках/примечаниях к тексту, рассказывающем о таком занятном фортификаторе, в качестве основного источника информации указана книга Терезы Зарембской. Вначале я был удивлён, что никогда ранее не слышал об этой книге, но как только попытался её найти, то понял, что эта польская монография явно не из категории известных и доступных - во-первых, не так уж много авторов в Украине с ней работали и уж тем более на неё ссылались, во-вторых, книги не удалось найти в оцифрованном виде в Сети, потому понадобилось потратить некоторые усилия на то, чтобы обзавестись физическим вариантом издания, что, к слову, было не так уж и легко, поскольку тираж давно распродан, а на аукционах она всплывала достаточно редко. Но, в итоге после нескольких месяцев фильтрации польских ресурсов всё же удалось выдернуть один экземпляр, благодаря чему могу и вам рассказать о его содержимом. В целом, я к знакомству с такого рода изданием созрел давно, поскольку мне очень недостаёт пласта данных, который помог бы связать европейские тренды конца 15 - 16 вв. с теми строительными программами, которые осуществлялись на землях Украины, подконтрольных Польше, а затем Речи Посполитой. Но в силу того, что в Украине эта тема настолько слабо разработана, а с польским пластом литературы я только начал знакомиться, то я даже не подозревал, что эту тему в 1960-х - начале 1970-х (т.е. ещё пол века назад!) довольно основательно анализировала Тереза Зарембская. И чем ближе я знакомился с личностью автора, тем больше хотелось почитать её книги, и тем сильнее росло удивление, что они у нас практически неизвестны. Таким образом, получается, что с одной стороны книга вроде как очень старая, но с другой стороны за последние пол века в Украине не вышло ничего подобного, и даже это польское издание не получило известности, потому я её в целом воспринимаю скорее как новинку. Первое удивление меня настигло, когда узнал, что знаменитый Джорджо Вазари, известный как своими картинами, так и многочисленными биографиями деятелей итальянского искусства, оказывается был ещё и автором трактата, касающегося темы идеального города и бастионной фортификации. Так вот, ещё в 1962 г. Тереза Зарембская перевела и опубликовала этот трактат ("Miasto idealne Kawalera Giorgio Vasariego obmyślone i narysowane w roku 1598"), снабдив его своими комментариями: Затем в 1971 г. Тереза публикует монографию "Теория итальянской урбанистики XV и XVI века" ("Teoria urbanistyki włoskiej XV i XVI wieku"): И после этого многолетнего изучения темы урбанистики итальянского Ренессанса Тереза начала проводить параллели и находить взаимосвязи процессов, происходивших в Италии, с тем, что вследствие этих процессов начало происходить в Польше и в Речи Посполитой. Монография "Początki polskiego piśmiennictwa urbanistycznego", о которой речь идёт в этой теме, впервые была издана в 1975 году, а в 1986 г. вышло второе издание (оно-то и попало мне в руки, на него же ссылается и Ю. Ревзина). Насколько я понял, издание 1986 г. является практически точной копией издания 1975 г., поскольку в начале издания 1986 г. отмечено, что "Автор не имела возможности внести в нынешнее издание никаких изменений и поправок. Соответствует оно содержанию первого издания". "Początki polskiego piśmiennictwa urbanistycznego" хоть и выглядит как относительно независимое исследование, но и рецензентами и даже самим автором, оно, судя по всему, считалось частью серии, первые книги которой (упомянутые трактат Вазари и монография об итальянской урбанистике) автор посвятил зарубежью, вторую часть (собственно "Początki polskiego piśmiennictwa urbanistycznego") отвела для описания теории, а третья (которая, если не ошибаюсь, так и не была издана) должна была затронуть практический аспект реализации ренессансных урбанистических идей в Польше и Речи Посполитой. Конечно, очень бы хотелось понять, что приключилось с завершающей книгой серии, почему она так и не была завершена/опубликована? Огромное значение имеет и то, что Т. Зарембская по профилю является специалистом по истории урбанистики, потому вдвойне прекрасно, что именно такой человек занялся проведением анализа и поиском аналогий в такой сложной теме, тем более, когда делалось это столь последовательно. Поскольку урбанистический компонент в контексте городов 16-17 вв. весьма тесно связан с фортификацией, то ей, как и другим аспектам военного дела (в частности, теории и практике обустройства военных полевых лагерей) в книге уделено много внимания, как и личностям знаковых фортификаторов и военных деятелей, популяризировавших идеи бастионной фортификации. В общем, думаю, что книга будет интересна как тем, кто интересуется историей архитектуры, так и тем, кто озабочен ещё и более узкими/специфическими вопросами по типу механизмов проникновения на наши земли схем и идей, лежащих в основе старой итальянской и старой нидерландской/голландской фортификационных школ.
  15. 1 балл
  16. 1 балл
    8 августа 2018. Внутри башни начали класть тротуарную плитку "косточку": Источник 10 августа 2018. Наконец-то через ворота можно пройти! Огород, примыкавший к башне с юга, отодвинулся от дороги, благодаря чему буферная зона вокруг памятника увеличилась, и даже впервые за многие года ворота можно пересечь, войдя с одной стороны, а выйдя с другой: Источник
  17. 1 балл
    Гіпотеза про брамне минуле Середньої церкви креативна, але штучна) Чому? Достатньо просто проаналізувати карти і напрямки вулиць - брама так чи інакше має виходити на вулицю, в ідеалі навіть на одну з головних, бо інакше буде багато функціональних незручностей (для трафіка й оборони). На найдавнішій відомій карті (Посареллі, 1797) добре видно, що ні з Руської (Кам’янецької), ні навіть зі Срібної не можна організувати нормальний рух від брами-церкви до ринкової площі. А з імовірною першою головною вулицею на сх. - Багатою взагалі ніяк. Зате по тій же сітці вулиць гарно видно де брама мала розташовуватись - приблизно на осі історичної Руської, на невеликій ділянці між перехрестям з Зацерковоною / Валовою та відгалуженням Острозького (кам’янецької дороги), що також нормально корелює і з залишками ровів в рельєфі дворів між Валовою / бульваром і Зацерковною / Доли, а також фунціональною необхідністю нормального проходу вздовж мурів зсередини оборонного контуру. Та й для оборонних функцій в XVI ст. воно виглядає зовсім слабенько, + не дуже розумію як воно могло фунціонально використовуватись під браму. І дивно було б - купа інформації про використання та історію побудови самої церкви збереглось, а ось про перебудову таку грандіозну і цікаву - зовсім ні :) п.с. хоча варіанти з розбором об’ємів на різні періоди звісно цікаві, але то всього лиш притягнуті за вуха необхідні умови, і аж ніяк не достатні доводи, імхо
  18. 1 балл
    Юрий Ойцюсь побывал с дроном в районе укреплений, благодаря чему можем теперь взглянуть на них с высоты! Укрепление №1 + видео: Укрепление №2 + видео: Здесь фото в чуть большем размере и лучшем качестве.
  19. 1 балл
    Обсуждаются эти объекты: городище (город), замок, монастырь, костёл и церковь в Городке. Городок удобно расположен на трассе, всего в 25 км к западу от Львова: Сейчас у Городка статус города, но до рубежа 17 - 18 веков это был действительно городок – небольшой компактный и относительно неплохо защищённый укреплённый пункт. Городок мог похвастаться множеством оборонных объектов, причём поселение было приспособлен к обороне ещё в древнерусский период и продолжал укрепляться вплоть до начала 18 века. Позднее на месте древнерусского городка сформировался польский городок, и потому ситуация с укреплениями в Городке может показаться довольно запутанной, поскольку разные типы объектов в разное время занимали одни и те же участки. Так, например, на территории княжьего детинца был возведён замок и монастырь, а на территории княжьего посада формировалась застройка польского городка. Вот что пишет о Городке Владимир Пшик в своём каталоге-информаторе Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008): Материал дополняла карта фон Мига (1779 - 1782). Привожу её пока в таком вот стрёмном качестве, т.к. более вменяемый скан пока сделать не могу, а копией оригинальной карты пока не обзавёлся: А также такой вот фрагмент топографического плана Городка середины 19 века: На плане цифрами отмечено: Воздвиженский костёл. Францисканский монастырь. Благовещенская церковь. Как видим, из укреплений Владимир Пшик упоминает град княжьего периода, более поздний укреплённый городок, а также замок. Упомянуты также костёл и Францисканский монастырь (+ приведено его фото), но автор не называет эти объекты оборонными, потому непонятно, считает он их таковыми или нет. Неожиданно много информации по укрепления Городка находим в книге Ореста Мацюка "Замки і фортеці Західної України" (2005). Обычно там приводится краткая информация, но в случае с Городком автор расщедрился: Помимо укреплений, упомянутых Владимиром Пшиком, Орест Мацюк в список оборонных объектов также вписал костёл и "крепость Гнин". Францисканский монастырь прямым текстом не назван оборонным, но отмечен его почтенный возраст и тот факт, что он находился "под валами города". Благовещенская церковь упоминается, но об оборонном прошлом храма Орест Мацюк ничего не сообщает. А это справка из книжки Яна Лешека Адамчика "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004): Фрагмент карты 1817 года, который приводит Адамчик: Интересно, что несмотря на явно выраженный статус укреплённого пункта (одно название "Городок" чего только стоит) на карте Боплана поселение не показано, как укрепленный пункт. Впрочем, это не единственный пример, когда Боплан не отмечал на карте как укрепление то или иное поселение, где эти укрепления были. Поскольку в рамках данной темы не хочется вываливать весь багаж имеющейся по Городку информации, то пока этих источников будет вполне достаточно, чтобы понять в общих чертах, какими укреплениями мог похвастаться данный населённый пункт. Каждое из укреплений детально можно обсудить в отдельных темах, здесь же попробуем просто показать, где всё это находилось. Поиск и вычисление месторасположения укреплений мог бы затянуться, но, к счастью, на глаза попала фотография плана-схемы Городка, которой поделился ukraineson (здесь, кстати, его фотоотчёт из Городка): Насколько я понимаю, это часть какого-то пакета документации по Городку, памятниками которого могла заниматься, например, "Укрзахідпроектреставрація". План приспособили для туристических нужд, дополнив фотографиями/подписями, и получилось очень даже наглядно, информативно и симпатично. Жаль, что далеко не всего старинные городки могут похвастаться чем-то подобным. Впрочем, в случае с Городком появление плана вполне объяснимо - это подарок на 800-летие. Далее несколько фрагментов. Вот общий вид старой части Городка: Ядро княжьего града, на территории которого были возведены замок и Францисканский монастырь: Собственно, на схеме всё подписано, а линии границ старого центра Городка весьма неплохо читаются на спутниковых снимках, потому ничего особо объяснять не нужно, но я всё же уточню на всякий пожарный. Вот так выглядит старый Городок на спутниковом снимке от Yandex: Живая карта Это Старый город: Это княжий Городок (городище, детинец, цитадель): А здесь находился относительно изолированный узел обороны, названный Орестом Мацюком "крепостью Гнин": В Гнине проживали евреи, которым, судя по всему, не разрешали селиться в пределах основного периметра укреплений, потому они и обосновались неподалёку, защитив свои кварталы отдельной линией обороны. Кстати, аналогов такой ситуации (отдельный укреплённый и изолированный еврейский пригород рядом с городком) я сталкиваюсь, наверное, впервые. Напоследок отмечу, что особо пристально стоит присмотреться к сакральной архитектуре Городка, поскольку её как-то не очень часто и не очень уверенно рассматривают с точки зрения фортификационных нужд. Если одни храмы и комплексы временами называют оборонными, то, например, Благовещенскую церковь вообще, как мне показалось, обошли вниманием и, думаю, зря. В целом, Городок меня приятно удивил богатством и концентрацией обороны объектов на относительно небольшой площади, а уж сохранность его планировки и системы водной защиты выглядит настоящим подарком, т.к. благодаря всему этому реконструировать в голове образ старинного укреплённого пункта не составляет особого труда.
  20. 1 балл
  21. 1 балл
    Владимир Мороз поделился фотографиями замчища, одно из которых послужило в качестве иллюстрации стать о Рыдомильском замке в книге "Замки і фортеці Тернопілля". Напомню, что замчище по контуру (читайте - по линии укреплений) обсажено деревьями, что и видно на фото, а вокруг следы валов, рвов, видны места, где находились башни. Вид вдоль северного склона замчища, площадка укрепления слева, а чуть правее, вдалеке, за деревьями виднеется та самая Параскевская церковь 18 века, которая видна (тоже вот так, вдалеке) на картине Наполеона Орды, показанной выше... Панорамный вид на замчище с севера, и вот здесь, на углу, возможно, как раз и находилась та башня, которую изобразил Наполеон Орда: Явно различимое утолщение-выступ земляной террасы в западной части замчища - место угловой башни, одной из тех, которые попали на картину 1781 г.: Панорамный вид на замковый двор, вместо каменных стен сейчас выступают стены из деревьев: Во время общения с владельцем участка В. Мороз узнал, что ему, гражданину по фамилии Максимович, в 1970-х колхоз выделил этот участок под застройку, после чего территорию замчища пришлось утюжить тракторами, поскольку она была не достаточно ровной. К счастью, судя по фото, всё же не всё разровняли, и археологи, которые доберутся до замка, будут вознаграждены скрытыми под землёй остатками старых укреплений, не говоря уж о других находках. Также интересно, что со слов хозяина участка, он считает это место "нехорошим", мол, энергетика здесь не очень приятная, а я вот думаю, может энергетика была бы другой, если бы к месту с многовековой историей хозяин отнёсся с большим уважением?
  22. 1 балл
    На Polona.pl з'явилася карта польсько-турецької війни, де є і облога Теребовлі 1675 року. Приводжу тут тільки шматок якраз облогою, бо вся карта займає 29 Мб. Ця карта доповнює гравюру де Хооге і в дечім їй суперечить. Здається, перша карта міста, де видно міські мури. Істориками вони локалізовані й так. Інше питання, що не зображено тут ні міських брам (хіба трохи східніше костелу кармелітів є лінія меншої жирности), ні церкви святого Миколая. Карта 1902 року. Карта повністю з оборонами Львова і баталій польсько-турецької війни тут.
  23. 1 балл
    Обсуждаются эти объекты: укрепления города Бережаны В прекрасной коллекции саксонского военного инженера и архитектора Иоганна Максимилиана Георга фон Фюрстенхофа / Johann Georg Maximilian von Fürstenhoff (1686-1753), насчитывающей сотни планов европейских укреплений, попался и план Бережан (Plan von Brzezani). Размер оригинала: 62,5 x 45,7 см. Изображение на бумаге выполнено пером/тушью и кистью/красками. Касательно датировки - насколько я понял, планы коллекции датируют 1711 или 1732 гг., но пока мне непонятно, создавались ли планы с натуры или же это могли быть копии каких-то ранее созданных планов, что также вполне вероятно. Не удивлюсь, если Бережаны попали в поле зрения саксонца во время Северной войны, и, таким образом, на плане могут быть показаны укрепления Бережан, какими они были в начале 18 века. Думаю, что анализ самого плана, а также биографии Иоганна фон Фюрстенхофа помогут уточнить датировку. Кроме того, хотелось бы выяснить, насколько план точен, а для этого необходимо чуть пристальней присмотреться к истории архитектуры показанных на нём объектов. Источник
  24. 1 балл
    Городок на карте Ф. фон Мига (1779-1782). Хорошо видны валы укреплений: Живая карта Меня заинтересовал район детинца, за линией укреплений которого видна парочка объектов: Что это? Восточный объект (холм?) быть может служил в качестве основы для какой-то изолированной башни? А западный объект можно трактовать как участок замка, но в таком случае получается, что замок был построен не на территории детинца, а рядом с ним?
  25. 1 балл
    Городок на австрийской карте 1861-1864 гг. Источник На карте чётко проступает городище-детинец (где также находился замок и монастырь), окружённое водой и соединённое с берегом реки дамбой, а с городком - перешейком. Фактически, островное укрепление. Касательно городских укреплений, карта также может кое-что рассказать. Так, например, в ныне сохранившейся планировке городка как-то не очень логично смотрелся аппендикс в юго-западной части поселения: На карте 1861-1864 гг. этот участок выглядит как изолированный от Городка незастроенный остров: Кроме того, возможно, обозначен перепад рельефа в юго-западной части Городка, возможно, след от границы укреплений: Если там действительно проходил вал, то городские укрепления формируют более-менее ровную дугу: В таком случае структура укреплений Городка выглядит весьма гармоничной и довольно симметричной:
×