Перейти к публикации
Замки и Крепости Украины - Форум

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией начиная с 11/11/18 во всех областях

  1. 2 балла
    Навіть сьогодні у вуличній мережі Олики можна розгледіти міське планування. Ще до ІІ світової війни ще було дійсно містечко зі всіма його атрибутами. Та й водогін і каналізація з'явилися тут раніше, ніж в Луцьку )
  2. 2 балла
    У дисертації Зеновія Федункова "Оборонні споруди Галицької землі Руського Воєводства як об'єкти культурної спадщини (1434–1772 рр.)" буцнівський замок згадується двічі (точніше: один раз форталіція (cт. 102–103) та другий раз сам замок (ст.95–96)) Як бачимо, на думку пана Зеновія буцнівська форталіція проіснувала до 1660-тих років і була замінена замком, який спорудив Сільницький в 1671(?) р. Ця заява базується на статті Антонія Прохаски Zamki kresowe i kresowa szlachta: Але діло в тім, що в оригінальному тексті (на який посилається Географічний словник Королівства Польського) цей текст має інший сенс: Джерело: Pisma do wieku i spraw Jana Sobieskiego. T. 1, cz. 1 cт. 727 Тому заяву Зеновія Федункова та Антонія Прохаски, що буцнівський замок було збудовано в другій пол. XVII cт. на місці форталіції можна вважати як мінімум необґрунтованою, як максимум – помилковою. Тим паче, дуже дивним було б те, що Сільницький збудувавши архаїчний замок відставший на століття по фортифікаційних рішеннях (квадратні башти) просив у держави компенсації потрачених коштів на спорудження цього замку. Навіть при відсутності останнього джерела, це стверджування можна було б спростувати за допомогою інших джерел, таких як Przeszłosci osiedli wojewödztwa Tamopolskiego, Яна Бауера : cт.10 Тобто, на місці форталіції було споруджено замок в 1530-тих роках (Брати Ніпчиці отримали Буцнів в 1529 р.) під керівництвом Яна Коля з Далеїва та Николая Іскржицького. І попри те, що автор привів оригінальний текст в своїй статті я подам цей текст в оригінальному вигляді з однієї з книг Метрики Королівства Польського: Джерело: "Matricularum Regni Poloniae summaria,..." T. IV Vol.2 cт. 225 номер:16839 На кінець, пан Зеновій написав в своїй дисертації наступні слова, які дуже легко співставляються з історією буцнівського замку: Буцнівська форталіція згадується вперше в 1504 р. тобто, вона швидше за все була споруджена в періоді 1490-1509 рр. Буцнівська форталіція була перебудована на замок в 1530-тих, якраз на початку періоду активізації зведення оборонних об'єктів (1530-1594 рр.) Одним з керівників будівництва буцнівського замку був гетьман польний коронний Ян Коля з Делієва, тобто, вповні можливо, що саме в цей момент було споруджено буцнівський кам'яний замок, "з чотирма чотирибічними баштами по кутах..." , що є найлогічнішим сценарієм. Тому, що на 1530-ті роки це найкраще підходило згідно з тодішніми фортифікаційними знаннями та можливостями, краще як на кінець XVI ст. тому, що в той момент було б логічніше спорудити замок бастейного типу. P.S. Книга "Przeszłosci osiedli wojewödztwa Tamopolskiego" попри свою 83-ох літню давність, відкриває очі на багато історичних нюансів в історії Буцневи. Ця книжка також розповідає про містечка Великі Бірки та Скала-Подільська. А ще, вона розказує про Тернопільські стави та зубрів на Поділлі. Одним словом – рекомендую для читання!
  3. 2 балла
    Что касается Вердума, то у меня есть некоторые сомнения в том, правильно ли перевели его слова с польского на немецкий, потому буду стараться достать текст его дневника в оригинале, чтобы убедиться в точности перевода. Кстати, я выше ошибся, когда переводил слово "czworoboczna", поскольку написал, что это "четырёхугольный", но на самом деле это "четырёхсторонний", что вроде как глобально картины не меняет, однако всё же одна ситуация, когда у объекта упоминаются углы, а другая - когда упоминаются стороны. В тексте выше перевод поправил. Версия о том, что этот "четырёхсторонний остров" мог быть островком самого замка мне в голову не приходила, поскольку Вердум упомяну один остров на озере, а затем уточнил - остров был "длинным", а это намекает на то, что он был вовсе не квадратным, а как бы вытянутым, и даже если замок занимал участок 100х100 м. (а скорей всего замок был меньше), то его островок сложно было назвать "длинным островом". Кроме того, если допустить, что Вердум упомянул именно замковый островок, то возникает вопрос, почему он не упомянул основной "городской" остров? Но нет, остров он упомянул, но, похоже, только один, и несколько раз дал понять, что там находилась вторая половина города. Хотя, конечно, в тексте Вердума при желании можно высмотреть упоминание не одного острова, а двух, но пока мне более логичной кажется мысль, что там упомянут один остров, основной/городской. Но полной уверенности в том, что я прав, у меня нет, потому-то и надеюсь, что оригинальный текст дневника сможет разрешить сомнения и, может, даст какую-то новую информацию. P.S. Тут уже в Хмельницком местных художник Юрий Адамчук (кстати, тот самый, который изобразил бастионные укрепления Плоскирова) сделал несколько эскизов, показывающих замок в том месте, где на плане 1798 г. показан участок со старым старостинским домом/двором, и эта версия как раз визуализирует ситуацию, когда замок находится на своём мини-островке Источник
  4. 2 балла
    На мою думку ви самі вже дали відповідь на питання "Який чотирикутний острів Вердум мав на увазі?" цими словами: Тому що, якщо прокопати досить глибокий рів з західної сторони, то він заповниться водою і тоді з півострова, на якому стояв замок, получиться острів. Натяк на такий рів зустрічаємо на карті 1824 року (Правда, цей натяк є відсутній на іншій версії цієї карти): Джерело, стр. 258 На малюнку Проскурова станом на першу пол.-17 ст. можна помітити схожу ізольованість замку від острова, правда, на мою думку, замок розташовувався не там: Плоскирівська фортеця. Художня реконструкція Ю. Адамчука - Джерело Моя схема виглядає так: На кінець, малюнок (1916 - 1936 рр. - судячи з наявності костелу св. Анни) на якому зображені будівлі на місці старого старостинського двору : Джерело Приблизно ця ділянка з аерознімка 1944: Джерело
  5. 2 балла
    Обсуждается этот объект: городские укрепления Плоскирова От темы Плоскировского замка переходим к теме городских укреплений. Чтобы не повторяться, здесь более кратко буду упоминать сведения, которые в более развёрнутом виде уже опубликованы в теме замка. В 15-17 вв. Плоскиров (именно так до 1795 г. назывался г. Хмельницкий) относился к королевской собственности, а поскольку короли предпочитали его передавать в пожизненное владения различным своим подданным, то большую часть своей история эта "королевщина" пробыла в частных руках, хотя изредка и ненадолго поселение всё же возвращался к короне, но каждый раз его снова передавали новому владельцу. Самое раннее упоминание села Плоскировцы встречается в документе 1434 г. В 1493 г. ещё одно упоминание, и также в статусе села, которое тогда насчитывало всего 8 дымов (т.е. 8 домов, где могло жить ок. 40-50 человек, если исходить из числа 5-6 человек на один дом). В 1542 г. в Плоскирове собрали налог с 8 плугов. Если исходить из принятой средней цифры в 12 человек на 1 плуг, то получаем 96 человек населения. Вероятно, положение поселения в лучшую сторону началось меняться в 1550 г., когда король Сигизмунд II передал Плоскиров каменецкому старосте Мацею Влодеку. Новый владелец стал на путь превращения села в городок, для чего построил здесь замок (косвенно упомянут в документе 1565 г.), а в 1566 г. вроде бы выхлопотал у короля какую-то ограниченную версию Магдебургского права. В 1565 г. налог собрали уже с 19 плугов, т.е. население к тому времени могло вырасти до 230 человек. В 1569 г. числилось 22,5 плуга (ок. 270 человек). В общем, население городка росло. Можем предположить, что именно в этот период, т.е. в 1550-х - 1560-х гг., были заложены основы интересной оборонной концепции городка, которая в значительной степени опиралась на использование водных преград. Правда, какие-то элементы этой защиты (русла рек, болота) могли использоваться и ранее, но основные работы по искусственному изменению местности всё же, думаю, начали проводить в середине 16 века. Старый городок обосновался в болотистой долине, в месте впадения реки Плоска (что отразилось на названии Плоскирова) в Южный Буг, который тогда называли просто Богом. Рядом с местом слияния рек имелась небольшая возвышенность, то ли естественная, то ли частично подсыпанная. Вероятно, при помощи дамбы (или системы дамб) удалось создать в этом месте озеро, затопившее окружающую местность, в результате чего возвышенность превратилась в остров, за которым закрепилось название "Кемпа" (так остров называли и в 19 веке). Конечно, не исключён вариант, что остров существовал изначально, о чём повествует популярная в Хмельницком гипотеза, согласно которой у р. Плоской существовал рукав, которому дали название Ров, и вот эти два водных потока, недалеко от места впадения в Буг, огибали островок, на котором и возник городок, названный Плоски+Ровом. Но даже если всё так и было, то обрамления из речек , очевидно, не могло обеспечить надёжную защиту, потому-то там и разлили озеро. Вероятно, в районе Плоскирова была обустроена переправа через Южный Буг, сам же городок начал играть некоторую (хотя, кажется, не особенно большую) роль одного из опорных пунктов на пересечении нескольких дорог. Кстати, тут нужно установить причинно-следственную связь - был ли первым построен городок, а потом переправа или же тут было удобное место для переправы, и именно потому тут возник город? Вот так в наши дни р. Плоска впадает в р. Южный Буг относительно современной территории г. Хмельницкого: Карта Визиком А вот ориентировочный район, где некогда находился остров: Карта Визиком В наши дни Плоска всё ещё впадает в Буг чуть западней Старого города, но о существовании в этом месте озера с островом уже мало что напоминает. Интересно, что до конца 1580-х гг. в районе Плоскирова на картах показывали озеро Амадоку, сам же Плоскиров там отсутствовал, как, к примеру, на этой карте 1562 г.: Источник Городок основали на границе между Подольем и Волынью, и эту границу очень часто можно обнаружить на старых картах, к примеру, вот на этой карте 1665 г.: Источник Но вернёмся к истории городка. В 1570 г. Мацей Влодек умирает, и городок Плоскиров переходит к его сыну Станиславу, который, вероятно, продолжил дело отца по развитию и защите поселения. В 1578 г. король Стефан Баторий предоставил городу привилегию на ежегодное проведение ярмарок на Новый Год, Св. Вита и Рождество, а также на проведение еженедельных торгов. Это, конечно же, также в лучшую сторону отразилось на благосостоянии Плоскирова. В 1585 г. была издана книга Станислава Сарницкого "Descriptio veteris et novae Poloniae" (т.е. "Описание старой и новой Польши"), и там можно найти очень краткое упоминание Плоскирова (приведены только название городка и его координаты). Как сообщает историк Дмитрий Вирский (здесь, стр. 179), основная часть данных для книги была собрана ещё в 1576 г., в ходе люстрации земель Русского и Подольского воеводств, потому, вероятно, к этому периоду стоит отнести и получение С. Сарницким сведений о Плоскирове. Источник Но в этой истории интересно не только это упоминание (хотя, возможно, это первое упоминание Плоскирова в печатном издании), а то, что вскоре после этого, вероятно, где-то между 1585 и 1587 гг., С. Сарницкий создал малоизвестную рукописную карту, которая в свою очередь была опубликована в его книге "Annales sive de origine et rebus gesus Polonorum et Lithuanorum libri VIII" (1587). И, вероятно, это была первая карта, на которой обозначили Плоскиров (во всяком случае, более ранних обозначений мне пока найти не удалось): Источник Тут стоит отметить, что Плоскиров в книге и на карте Сарницкого мог появится совсем не случайно, а благодаря родственным связям. Дело в том, что автор карты по материнской линии был связан с родом Замойских и был хорошо знаком с великим коронным гетманом Яном Замойским, а у того была сводная сестра Эльжбета, которая была женой уже известного нам Станислава Влодека, владевшего Плоскировом с 1570 г. "Історія міст і сіл УРСР. Хмельницька обл." (1971), на стр. 66, без ссылки на источники сообщает, что особенно сильно Плоскиров был опустошён татарами в 1512 и 1593 г. И если в 1512-м году это было ещё село, то в 1593 г. речь уже идёт о городке. В 1594 г. Плоскиров в своём дневнике упомянул австрийский дипломат Эрих Лясота: Как видим, Лясота отметил небольшой размер городка, а также (и это особенно важно) сообщил, что уже тогда застройка городка располагалась с двух сторон озера, т.е. уже к тому времени на острове было тесновато, и поселенцы селились за озером. Можно предположить, что при Станиславе Влодеке, а может даже и при его отце, заозёрная часть городка уже могла обзавестись первыми укреплениями, в результате чего Плоскиров мог получить ещё одну внешнюю линию обороны. Из ранних карт, на которых отметили Плоскиров, также стоит упомянуть известную "Радзивилловскую карту" 1613 г.: Источник Судя по всему, самые ранние обозначения на карте Плоскирова пришлись на период правления Станислава Влодека, который умер в 1615 г. В 1615-1616 гг. Плоскиров ненадолго вернулся в королевскую собственность, затем, в 1616 г., городок передали новому владельцу - Станисаву Лянцкоронскому, однако тот умер уже в следующем 1617 г. Какие-либо интересные сведения периода 1615-1617 гг. в поле зрения пока не попали, потому переходим к следующему периоду. В 1617-1643 гг. Плоскировское староство находилось в собственности Станислава Конецпольского, и описанию этого периода в жизни городка отведена отдельная тема. Здесь же кратко коснёмся лишь некоторых моментов. Во-первых, как предположил Николай Крикун (здесь, стр. 122), к 1629 г. в Плоскирове могло быть ок. 260 домов, а отсюда (исходя из формулы 6 человек на 1 дом) узнаём, что число жителей к этому моменту могло достигать ок. 1500 человек. Понятно, что если даже при куда меньшей численности населения уже в конце 16 века жители Плоскирова принялись обустраиваться за островом, по другую сторону озера, то при Станиславе Конецпольском на другом берегу реки должен был существовать полноценный город, тогда как остров к тому времени, как мне кажется, уже рассматривался в качестве цитадели. Во-вторых, именно тогда город появился на картах Боплана: Где-то в 1632-1635 гг. была создана карта, которую приписывают Боплану. На ней видим условное изображение Плоскирова, застройка которого показана на двух берегах озера: Источник Позднее, на своей "Специальной карте" (издана в 1650 г.) Боплан впервые обозначил не только остров посреди озера, но и городские укрепления Плоскирова, расположенные на другом берегу водоёма. Хотя карта родилась в конце 1640-х, данные для неё Боплан мог собрать ещё в 1630-х., и потому на карте, вероятно, видим Плоскиров образца 1630-х гг. Укрепления Плоскирова на одной из копий карты Боплана, 1670-е: Источник Предположу, что укрепления Плоскирова времён С. Конецпольско (т.е. той части города которая находилась напротив острова) были представлены линией рва (учитывая наличие рек и озера, его могли заполнять водой) и земляного вала, верхняя часть которого могла быть укреплена частоколами и башнями. В гипотезу о существовании в Плоскирове бастионных укреплений я не верю, поскольку не нашёл доказательств в поддержку этой версии. Пока остаётся непонятным, почему остров Боплан показал совершенно пустым, лишённым каких-либо укреплений, ведь мало того, что там находился замок старосты, так ещё и сам остров, очевидно, был также защищён. Тут можно только строить предположения - то ли укрепления острова были слишком слабы, чтобы их показывать, то ли для Боплана было важнее показать сам остров, то ли была какая-то совсем инаая причина. В версию, что остров действительно на тот момент был пуст, я не очень верю, поскольку тогда Плоскиров не пребывал в запустении, при этом как более ранние, так и более поздние источники отмечали, что остров не был лишён застройки и укреплений. Рисунок, показанный ниже, содержит много мелких странностей, но в целом он всё же наглядно показывает планировочную структуру Плоскирова образца 1-ой половины 17 века: остров-цитадель со своими укреплениями и замком, соединённый мостом с противоположным берегом, где находились укрепления второй половины города: Источник С 1643 по 1648 гг. Плоскировское староство принадлежало Александру, сыну С. Конецпольского. О том, сделал ли он что-то для развития и укрепления Плоскирова сведений в моём распоряжении пока нет. Что происходило с городом в период Хмельниччины также не совсем ясно. Известно, что в 1648 г. им завладели казаки, но не совсем понятно, брали ли его боем или город сам открыл свои ворота. Также непонятно, что стало с городом потом - был ли он сразу сожжён/разрушен, или же какое-то время казаки его использовали в качестве своего опорного пункта? Непонятно когда именно и при каких обстоятельствах, но всё же в итоге Плоскиров был уничтожен, поскольку в "Реестре дымов Летичевского повета" (1661 г.) поселение упомянуто как полностью разрушенное, а люстрация 1662 г. зафиксировала здесь всего 12 домов, и тогда жители налогов не платили, поскольку "недавно тут осели". В той же люстрации был назван новый владелец Плоскирова - Марцин Замойский. Вряд ли Плоскиров успел хоть немного развиться к 1667 г., когда его снова уничтожают во время "Браиловщины", когда казаки Дорошенко совместно с татарами опустошали Подолье. Люстраторы в 1668 г. обнаружили в Плоскирове всего один дом и пару халуп. В 1671 г. мимо Плоскирова проезжал Ульрих фон Вердум, оставивший в своём дневнике довольно детальное и ценное описание увиденного: Как видим, Вердум упомянул уничтожение Плоскирова 1667 г. татарами, хотя, конечно, очень завышенной кажется цифра в 1500 жителей, которые были уведены тогда в плен, поскольку люстрации 1660-х фиксировали здесь крайне скудное население. Вердум не упоминает укреплений "нового города", но отмечает, что эта восточная половина была полностью опустошена. Вердум пишет, что эта часть "была полуостровом" (на польском - "jest półwyspem"), возможно, подразумевая, что с нескольких сторон эту часть города окружала вода. Интересно выглядит описание острова, который "являлся местным замком" (цитаделью?) и был на тот момент окружён валом и частоколом. На острове на тот момент находилась церковь и ок. тридцати домов, т.е. осуществлялась очередная попытка возродить поселение к жизни, и, естественно, всё снова начиналось с острова, как наиболее защищённого участка. Уже на следующий год, в 1672 г., турки захватили Подолье. Как сообщается в книге Podole pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki 1672-1699 (1994) территорию Подолья турки разделили на 4 санджака, а те в свою очередь поделили на нахии. Плоскиров стал центром одной из 4-х нахий, на которые разделили Меджибожский санджак. Можно сказать, что Плоскиров получил статус турецкого райцентра, и, возможно, некоторое время там мог находиться турецкий гарнизон. Однако, учитывая тот факт, что контроль над этим районом Подолья турки утратили довольно быстро, то вполне вероятно, что в течение практически всего периода оккупации (1672-1699) Плоскиров пребывал в лучшем случае в статусе села. Когда в 1699 г. Подолье вернулось к Речи Посполитой, а Плоскиров - к Замойским, началась очередная попытка возрождения городка, однако в нашем распоряжении нет сведений о судьбе укреплений в 18 веке. Не исключено, что их вообще не пытались восстанавливать, а если и пытались, то к середине 18 века значение этих укреплений очень сильно снизилось. На карте Риччи Занонни 1772 г. Плоскиров показан как село, не укреплённый пункт, хотя при этом по соседству можно обнаружить обозначение многих других старых и устаревших на тот момент укреплений. Это, возможно, свидетельствует о том, что к моменту составления карты в качестве укрепления Плоскиров уже давно не функционировал и не рассматривался. В 1798 г. был создан план города, у которого есть отдельная тема на форуме. На нём не только показан остров, окружённый озером, но также хорошо различима линия земляных укреплений вокруг второй половины города (отмечена стрелочками): На плане 1800 г. также видим эту линию укреплений. Она имеет несколько иную конфигурацию, чем та, которая показана на плане 1798 г., да и контуры острова на двух планах отличаются. Из интересных деталей плана 1800 г. стоит отметить наличие разрывов в валу (на плане 1798 г. их нет), которые могли иметь отношения к местам расположения ворот. Источник: статья здесь, стр. 113. В 1806 г. было составлено "Описание Подольской губернии ... сочинённое подольским губернским землемером Экстером". Это описание дополняла серия планов, среди которых есть и план Проскурова (так с 1795 г. называли Плоскиров). На этом плане также видны линии вала, защищавшего восточную часть города: Источник, стр. 98. В 1822 г. город, застройка которого на тот момент была преимущественно деревянной (по данным 1806 г. в Проскурове из 487 домов только 1 был каменный, остальные - деревянными), пережил большой пожар, в результате чего старый центр выгорел. После этой катастрофы было решено глобально перестроить город по единому проекту. План перестройки Проскурова был одобрен императором Александром I 22 января 1824 г. Кстати, интересно, что под №5 на плане отмечены границы города, которые очерчивал "Вал и ров к ограничению города": Источник, стр. 258 Оригинал (?) плана 1824 г.: Источник Сравнение современной сетки улиц (карта Google) с планом 1824 г.: И хотя планировку города начали менять, следуя новому проекту (подробней об этом здесь), в ходе эпического перекраивания местности, как может показаться, каким-то чудом не уничтожили следы укреплений восточной половины города, поскольку источники (о них речь ниже) вплоть до 1880-х продолжали сообщать, что в городе сохранились остатки городских валов. А если валы в восточной половине города всё же были уничтожены в ходе перестройки города по плану 1824 г. (и это кажется логичным, учитывая масштаб изменений и конфигурацию самих валов, которые сложно было вписать в новую ровную квартальную секту), то какие же валы упоминаются в более поздних источниках? Может, как вариант, это были валы не в восточной части города, а какие-то другие, к примеру те, которые были на острове (он, кстати, меньше всего пострадал от пожара 1822 г.)? Или же упоминания валов после 1824 г. были фантомными, т.е. в источниках упоминалось то, что к тому моменту прекратило существовать? 2-й том издания "Starożytna Polska pod względem historycznym, geograficznym i statystycznym opisana" (1845), на стр. 1008, сообщает о том, что к тому моменту следы земляных городских укреплений были всё ещё различимы: Источник В переводе: "Указатель историко-археологических достопримечательностей Подолии" (1884) также сообщает о существовании следов городских валов, правда, непонятно, что там подразумевается под "старым местечком" - восточная половина города, где на планах 1798 и 1800 гг. видим валы, или всё же остров, который чаще всего и ассоциировали со Старым городом? Если речь всё же об остатках валов на острове, то это может служить подтверждением словам Вердума, который писал, что остров окружал вал, и в то же время это может дать основание для того, чтобы немного под другим углом взглянуть на сообщение М. Орловского, который в 1863 г. написал, что "Теперь не осталось и следов от замка, исключая земляных насыпей", где под "земляными насыпями" могут подразумеваться всё те же земляные валы в "старом местечке", о которых сообщает текст 1884 г, а под "замком" может подразумеваться весь остров. Аэрофото от 5 июля 1944 г. Озера уже нет, но в левой половине кадра ещё читаются очертания острова. В центре и правой половине кадра видна квартальная сетка восточной части города, распланированная в рамках проекта 1824 г. Источник Из современных топонимов о существовании валов напоминает название района Завалье, который располагался к югу от укреплений: Источник Привязать линии городских укреплений к современной карте довольно тяжело, если учесть, что старый центр города был радикально перепланирован почти два века назад, а планы 1798, 1800 и 1806 гг. показывают разные конфигурации оборонного периметра.
  6. 1 балл
  7. 1 балл
    Самые выдающиеся и массивные постройки Олыки сохранились (речь о замке и костёле), и одни только их внешний вид уже как бы намекает, что украшали ими не село Много чего видно на рисунках (в т.ч. и квартал с ратушей) и старых фото. В общих чертах Олыка выглядела не как село:
  8. 1 балл
    Обсуждается план, на котором показаны укрепления города Дубно и его замка. В каталоге Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) среди планов, выявленных исследовательской группой во главе с Тадеушом Поляком и при участии Яна Лешека Адамчика, попался небольшой план (в каталоге его размеры всего 17х11 см) Дубно, который, однако, выглядит очень интересно, поскольку там довольно чётко показаны укрепления города и замка. К сожалению, план в каталоге привели в чёрно-белом виде, тогда как оригинал, очевидно, цветной, и уже за счёт этого более информативен в глазах исследователя. Но пока цветного варианта перед глазами нет, присмотримся к чёрно-белому. Для сравнения спутниковый снимок Google (ориентировал его также, как и план, чтобы юг был вверху, а север - внизу) с выделенным участком бастионных укреплений замка и линией городских укреплений с Луцкими воротами: План в каталоге дополняет очень краткая сопроводительная информация: Как видим, в оригинале план, очевидно, подписан как "Местечко Дубно". Датирован он концом 18 века, но толком непонятно, то ли это датировка от составителя справки, то ли так план датирован в архиве. Оригинал хранится в РГВИА: фонд 846, опись 16, дело 21546, лист 1. Из сопроводительной справки непонятно, какой размер оригинального плана, потому нельзя сказать, какую именно его часть опубликовали в каталоге - может практически весь план, а может на плане показан целый район, а в каталоге привели только фрагмент с городом. Экспликацией план, очевидно, не был укомплектован, поскольку она не приведена в каталоге и пометок на плане не видно, если не считать того, что озеро подписали как "Став". Это ещё раз отсылает к мысли, что на самом деле это может быть не план, а фрагмент карты. Автор сопроводительной справки написал: "На плане показаны бастионные фортификации, окружающие город и замок". Это утверждение в деталях, как по мне, ошибочно, поскольку на плане видим бастионные укрепления только у замка, тогда как город прикрывает вал с укреплениями не бастионной, а скорее тенальной структуры. На плане чётко показана уцелевшая до наших дней линия бастионных укреплений замка, обращённых к городу. По центру куртины, очевидно, выделен надвратный корпус: На территории замка показаны дворцовые и, возможно, какие-то хозяйственные постройки: Но больше всего меня заинтересовало то, что на участке старого укрепления (там было городище), расположенного в тылу нового замка, у реки, также видим какие-то линии укреплений, причём на одном из углов довольно чётко читается небольшой бастиончик. Я не могу похвастаться тем, что знаю все старые планы Дубно, но на тех, которые мне попадались, я не встречал такого вот чёткого обозначения укреплений на островке. Возможно, на оригинальном плане за счёт цвета можно даже понять, были ли эти укрепления из земли или из кирпича, а вот с чёрно-белой копии информацию о материале считать сложно. Но так или иначе, план намекает на двухчастную структуру замка: Что касается городских укреплений (у них, к слову, на форуме есть отдельная тема), то видим линию вала, прикрывающую подступы к городу с запада. На подступах к Луцким городским воротам имеется внешнее укрепление тенального типа, а ближе к озеру, в "углу", показан ещё один выступ-батарея. Эти детали на других планах мне также не попадались: Поскольку на плане довольно тщательно показали укрепления различных типов, то большое значение приобретает не только то, что на плане показали, но и то, что там не показали, а не показали там укрепления, которые защищали город с других сторон. То ли на других участках укрепления были куда более скромными и к концу 18 века они уже прекратили своё существование, то ли какие-то их следы ещё можно было увидеть, но они были не достаточно значимыми, чтобы их решили отдельно выделить на плане. Если с юга границу города формировало озеро, и оно же обеспечивало с этой стороны защиту, то с северными подступами всё не так однозначно, и где именно тут проходила линия укреплений, мне пока не до конца ясно. Возможно намёком на её существование могут считаться обозначения на участке, где показана дорога, идущая вдоль линии застройки, а за этой дорогой еле различимы контуры какой-то полосы, которая, возможно, могла иметь отношение к ещё одной секцией вала или же могла обозначать ров: Такие вот первые мысли. Если есть, что добавить, милости просим.
  9. 1 балл
    Тут мне Юрий Пшеничный подсказал, что, как оказалось, об этом плане писал доктор архитектуры Пётр Рычков. В 2012-м г., в сборнике "Архітектурна спадщина Волині", вышла его статья "Розпланування міста Дубно за картографічними джерелами", в которой упомянутый автор проанализировал целый ряд планов Дубно, в том числе и тот, которому посвящена эта тема. Фрагмент статьи, где идёт речь об этом плане, я и предлагаю вашему вниманию (за возможность ознакомиться с публикацией, кстати, спасибо всё тому же Ю. Пшеничному): В статье обратил внимание на следующее: П. Рычков, хорошо знакомый с планами Дубно, считает, что это самый старый из известных нашим исследователям планов города, и уже только по этой причине план весьма ценен. Я думал, что это отдельный/самостоятельный план, но, как оказалось, это лишь один из восьми планов, размещённых на одном листе. Причём план Межирича, у которого есть отдельная тема на форуме, был размещён на том же листе, что и план Дубно. П. Рычков выразил сомнение в том, что план Дубно был создан в 1790-х гг., как убеждает архивный каталог, и предложил датировать план 1760-ми гг. Насколько я понял, автор статьи также пользовался чёрно-белой копией плана. Во всяком случае, никаких упоминаний цвета в статье нет. По мнению П. Рычкова, план имеет явно выраженный военный акцент. Выше я уже писал, что план выглядит интересно как минимум за счёт того, что там показаны укрепления на островке, за Новым замком, и П. Рычков также пишет, что это единственный известный ему план, где показаны укрепления на островке. Отсутствие построек на участке старого укрепления автор статьи объясняет тем, что на тот момент эта секция замка уже не использовалась (в т.ч. и в качестве укрепления) и потому успела придти в упадок. Тут могу добавить, что и линия укреплений на острове выглядит как бы разорванной, фрагментарной, что также намекает на то, что она к тому времени уже давно (?) не использовалась. П. Рычков считает, что план интересен ещё и с точки зрения того, как он показал гидрографическую ситуацию, особенно в районе замка. И действительно план показывает оригинальное сочетание речных рукавов, озера, заболоченной местности, дамбы и островков. Несмотря на то, что план не оставляет укрепления без внимания, П. Рычков отмечает, что в деталях он всё же не очень точен. Так, в статье сообщается, что автор плана "не старался передать особенности бастионных конструкций". Очевидно, тут в первую очередь подразумевалось, что на плане у Нового замка бастионы показаны без явно выраженных орильонов, которые, конечно, сложно не заметить. П. Рычков обратил внимание, что, судя по плану, от города к замку на тот момент вёл не деревянный мост, а земляная насыпь/перешеек. При этом автор статьи, если я правильно понял, скорее был склонен полагать, что там был не земляной перешеек, а всё же мост, мол, автор плана по какой-то причине допустил ошибку. В случае с городскими укреплениями П. Рычков сумел классифицировать привратное укрепление как "Бирет", сославшись на прекрасную книгу "Architektura obronna w krajobrazie Polski ..." (2002). Я с укреплениями такого типа раньше не сталкивался, потому был удивлён, что для них существует отдельный термин. Собственно, вот так о бирете сообщает упомянутая книга, где видим знакомые очертания: При этом мне несколько странной кажется формулировка П. Рычкова "рів доповнювався ззовні передбрамним равеліном кліщового типу ... з так званим «біретом»", ведь "бирет" - это один тип укреплений, близкий по сути к клещам, а "равелин" - уже другой, и потому выражение "равелин типа бирет" выглядит как "равелин типа горнверк" или "горнверк типа кронверк", к примеру. П. Рычков сообщает, что у линии городских укреплений "... з обох кінців цього рову були також ще влаштовані два невеликих напівбастіони". Здесь есть парочка возражений. Во-первых, я бы не стал классифицировать постройку у озера, как полубастион, поскольку у неё форма плана не такая, как у обычных полубастионов. Во-вторых, автор статьи упоминает "два полубастиона", тогда как на плане с одной стороны вала (у озера) видна более-менее массивная платформа, а вот с противоположной стороны виден только небольшой загиб вала, который уж тем более не тянет на полубастион. П. Рычков (как и я) не смог рассмотреть на плане Луцкие ворота (к тому же у меня, а может и у автора статьи, копия плана не лучшего качества), но чтобы окончательно убедиться в отсутствии ворот желательно всё же ознакомится с оригиналом плана - вдруг они там вообще цветом выделены, а на чёрно-белой копии такую деталь рассмотреть сложно.
  10. 1 балл
    На двохверстовій карті 1907-1909 видно цікаву поперечну лінію в районі пошуку, а також іншу поперечну лінію на захід від містечка (той самий вал, про який згадував Сіцінський?) Якщо це той самий вал, то може якісь ділянки все ще збереглись? Побачив таких претендентів:
  11. 1 балл
    Укріплення Межиріча можна зустріти й на карті Шуберта (1872 р.) : Джерело
  12. 1 балл
    До речі, подібна піч була в Чернелицькому замку, як складова житлово-господарської дерев'яної "офіцини".
  13. 1 балл
    Татарбунарський замок : археологія та історія
  14. 1 балл
    Немного первых впечатлений Имя Филиппа Дюпона мне изредка попадалось в описаниях историй отдельных событий/укреплений, где приводились небольшие отрывки его текстов, но я долгое время пребывал в полной уверенности, что эти тексты не были связаны между собой, что они были обрывками каких-то реляций или писем, как часто бывало в случае с другими подобными источниками. Ситуация изменилась, когда в книге Źródła do dziejów wojny polsko-tureckiej 1683-1699 (2016) мне попался на глаза довольно сочный отрывок авторства Ф. Дюпона, описывающий военные действия под Каменцем-Подольским в 1687 г. ("Opis kampanii kamienieckiej 1687 r."), и в той же книге было отмечено, что это лишь фрагмент, взятый из книги мемуаров, изданной в 2011 г. К сожалению, на тот момент тираж книги был давно распродан и потому потребовалось приложить усилия, чтобы выловить экземпляр, поскольку он даже в б/у варианте довольно редко появлялся в продаже, но в итоге охота всё же увенчалась успехом, благодаря чему могу и вам чуть подробней рассказать об этом интересном издании. Книгу выпустило издательство Музея дворца в Вилянуве, что не случайно, поскольку здесь находится роскошная резиденция Яна III Собеского, и потому жизнь короля и всё, что с ней связано (эпоха, люди, события) привлекают внимание местных исследователей. Естественно, не оставили в Вилянуве незамеченными и мемуары Дюпона. Написанные ещё в 1-ой четверти 18 века, они так и не были изданы при жизни Дюпона, но, к счастью, не были и утрачены. В 1838 г. рукопись привлекла внимание Эдварда Рачинского, а в 1885 году мемуары впервые были изданы в Польше Игнацием Яницким по случаю празднования 200-летия победы под Веной в 1683 г. Казалось бы, благодаря этому изданию, мемуары должны были приобрести относительно большую известность в Польше, а позднее и в Украине, но этого не произошло. Проблема книги 1885 г. была очень простой - текст Дюпона был издан в оригинале, т.е. на французском (лишь вступительное слово было написано на польском), что сильно затруднило знакомство с источником большинству исследователей даже в Польше. И вот уже в наши дни, в 2011 г., тексты Дюпона впервые были полностью переведены на польский язык, после чего начался новый этап в жизни источника, во всяком случае, для польских исследователей. Хотя и в Украине, думаю, с польским у исследователей меньше проблем, чем с французским, потому для нас это тоже хорошая новость. К тому же, теперь, когда есть на руках и текст в оригинале, и вариант его перевода на польском, будет проще анализировать любые детали мемуаров Дюпона. Не могу не отметить, что долгое время польские и украинские исследователи были более-менее в равных условиях - издание на французском языке известно с 1885 г., и нужно было просто взять и перевести его, и это вполне первыми могли сделать в Украине, но, разумеется, этого не произошло. Если же у вас возникнет сомнение в том, что этот источник имеет отношения к истории Украины, то я вас уверю, что имеет, и очень даже не малое. Во-первых, сам Собеский для Украины очень даже близкий король, поскольку родился в Олесском замке (Львовская обл.), и в Украине у него было множество известных резиденций, в истории каждой из которых в наши дни подчёркивается связь с Собескими. Во-вторых, значительная часть событий мемуаров прямо или косвенно связаны с военными действиями, протекавшими на землях Украины, и в текстах француза можно встретить массу совершенно уникальных описаний военных кампаний, всевозможных событий и, конечно же, упоминания ряда важных укреплений (Львов, Хотин, Каменец, Теребовля, Язловец, Жванец, Журавно и т.д.) и протекавших вокруг них военных действиях. К тому же сам Дюпон не был рядовым солдатом, а являлся доверенным лицом королевской четы, потому ему было о чём рассказать. Конечно, как выше уже было отмечено, его критикуют за отсутствие объективности, когда дело доходит до оценки королевских деяний и самого короля, но при этом также отмечают, что сами эти деяния француз описывал довольно точно и правдиво, потому сведения его имеют значительную ценность. Для поклонников военной истории очень важен и тот момент, что как инженер и артиллерист, Дюпон в своих мемуарах основное внимание уделил военным кампаниям Яна III, описывая их со знанием дела. Издание 2011 г. вышло весьма качественным (в Вилянуве в целом к изданию книг подходят с правильной стороны) - перевели, снабдили вступлением, а основной текст обогатили 465 комментариев/примечаний, а также множество иллюстраций. Единственным сходу заметным недостатком книги является отсутствие списка имён и географических названий, упомянутых в мемуарах, что сильно затрудняет использование книги в качестве справочника. Но небольшие недостатки уходят в тень в сравнении с полученной возможностью ознакомиться не с обрывками текстов Дюпона, а с сотнями страниц полного текста его воспоминаний, да ещё и обогащённого анализом, дополнительными сведениями и примечаниями. Также упомяну, что именно благодаря знакомству с информацией об издании мемуров Дюпона, узнал о его противоборстве с другим известным французским мемуаристом - Франсуа-Паулином Далейраком (Francois-Paulin Dalairac), после смерти которого в 1699 г. были изданы его воспоминания о Польше - Les anecdotes de Pologne, ou Memoires secrets du regne de Jean Sobiekski, тон которых и спровоцировал Дюпона на написание своей книги. P.S. В самой Франции мемуары Дюпона, похоже, опубликовали только в 2016 г. - "Mémoire pour servir à l'histoire de la vie et des actions de Jean III Sobieski", потому и на родине мемуариста этот труд вроде бы начали популяризировать относительно недавно.
  15. 1 балл
    Упоминание Косницы в акте Люблинского коронного трибунала (дело между Шашкевичами и Четвертинскими). За подробный перевод буду благодарен.Источник - ЦГИАЛ Украины, ф. 773, оп. 1, д.51. "Суммарий актов Брацлавского воеводства за 1630 г." Кстати, насчет Шашкевичей - у Крикуна написано:
  16. 1 балл
    На плане Проскурова 1806 г. (в том самом закутке, где на плане 1798 г. показан двор старосты) видим довольно гармоничную застройку, которая, кажется, окружает некий внутренний двор. Если учесть, что с момента создания плана 1798 г. и до момента создания плана 1806 г. прошло всего 7-8 лет, то можно предположить, что на плане 1806 г. видим всё тот же старостинский комплекс, хотя, возможно, с уже немного другим набором построек. Кроме того, на этом плане лучше чувствуется оборонный потенциал участка гипотетического замка, поскольку с трёх сторон его окружают воды озера, и лишь с запада нужно было прокопать ров, чтобы изолировать этот уголок острова, а уж с точки зрения прострела подступов к острову и к мосту позиция была и вовсе идеальная, поскольку замок фланкировал озеро-ров, отделяющего остров-цитадель от восточной части города. Источник, стр. 98
  17. 1 балл
    Подборка фото макета Общий вид: Замок: Центр города с ратушей и Троицким костёлом, а также замком на заднем плане: Центр города, Троицкий костёл, ратуша:
  18. 1 балл
    Обсуждается этот объект: замок в Олыке Источник: "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР", Том 2, стр. 80-81 полный фотосет и большие фотографии как всегда, у меня - http://m-a-d-m-a-x.livejournal.com/118535.html ну как то так =))
  19. 1 балл
    Должен Вас поправить. Даже мне известна кроме упомянутых трех еще одна надвратная башня. И находится она рядом, в Олыке. Правда она сейчас представляет собой эдакий сельский магазинчик. Но, слава Богу, кроме заделанного проезда в остальном архитектура не пострадала. А это образец остроумия коммунальщиков, который мы встретили в 2008 году на стене Луцких ворот в Дубно.
  20. 0 баллов
    Попались на глаза свежие фото из Пнёва, на которых, помимо всего прочего, запечатлён и ход работ - стены наращивают, оконные проёмы формируют, над одним из корпусов кровля появилась. В целом, всё это выглядит подозрительно, поскольку позиционируют эти работы как противоварийные, при этом с виду полным ходом идёт полная реконструкция, приближённая по духу к обычным строительным работам. Для сравнения слева фото Петра Власенко (сентябрь 2005), справа - фото Кати Борисенко (ноябрь 2018). Стена с щелевидными бойницами сделана, не в рамках последних работ, а ещё раньше, какими-то "попередниками", но видно, что и в рамках последних работ замок преобразили (смотрите скриншоты в первом сообщении). Также наткнулся на новость от 5 ноября 2018 г., где кратко сообщается о работах и озвучивают их стоимость - 900 тыс. грн: Новость дополнили фото, сделанными явно не в ноябре, но они также интересны, поскольку показывают один из этапов работ: А потом попалось ещё и такое информативное видео от 20 сентября 2018 г., откуда узнаём, что: Автор проекта: архитектор Игорь Богославец. Автор проекта постоянно повторяет, что это противоаварийные работы, хотя явно пошли дальше, принявшись всё реконструировать. Работы сосредоточены на башне и на примыкающем к ней корпусе. Работы начались 1 августа 2018 г. Автор проекта сообщает, что на подготовительном этапе разобрали часть каких-то стен и сводов. Стены нарастили где-то за месяц. На момент съёмки у башни достроили 2-ой ярус, и автор проекта с некоторой гордостью сообщал, что над ним соорудят перекрытия, которое будет опираться на металлические (!) балки, а затем выгонят и третий этаж, который уже в видно на фото ноября 2018 г. В местах зондажей будут показывать участки кладки, покрытые старым полнотелым кирпичом, но всё остальное заполняют обычным современным, и особо по этому поводу не переживают, поскольку, по замыслу, всё это будет скрыто штукатуркой. До конца 2018 г. планируется завершить стены, перекрытия и сделать кровли над башней и примыкающей к ней корпусом. Скриншоты: Местные радуются, И. Богославец гордится своими свершениями, а мне тоскливо видеть такой уровень работ на памятнике национального значения, да и с обоснование проекта ещё сильнее захотелось ознакомиться, поскольку объект достаточно уникальный, и нужен нормальный такой уровень компетенции, чтобы сделать хорошее обоснование для проекта такого уровня.
×