Перейти к публикации
Замки и Крепости Украины - Форум

Таблица лидеров


Популярные публикации

Отображаются публикации с наибольшей репутацией начиная с 10/21/18 во всех областях

  1. 3 балла
    Щодо конфігурації укріплень з напільної сторони, то кожен відмічає їх в різних місцях. Так, Руслан Підставка та Петро Дем'янчук вважають що ареалом замку є ця територія: А пан @Filin відмітив в вищезгаданому звіті livejournal, орієнтовну локацію напівбастіонів зеленим: Як бачимо в пана Філіпа вона є приземлініша та, на мою думку, все одно не вірна. Тому що як ми можемо бачити на карті Фон Міга, укріплення не було прямокутної форми: Доречі, на цій мапі видно що з напільної сторони замок був дуже схожим на Горнверк. Так от після багатьох роздумів та порівнянь я дійшов до висновку що замкові укріплення розташовувалися орієнтовно так: Цікаво й те що та велика споруда на замковому подвір'ї з карти Фон Міга виявилася тією будівлею яку називають "Домом Б. Хмельницького": Як я це дізнався? Дуже просто, я скористався функцією на Mapire "виміряти відстань". Погрішність невелика і ближчих будівель немає тому й висновок ще це є одна і та сама споруда. Але на цьому всі цікавинки не закінчуються. Нам відомо що в'їзд був на замкове подвір'я був з півдня, але на карті модна помітити що з заходу через рів перекинутий міст (?) тобто з тієї сторони також був в'їзд, але він не підходить до концепції сучасного замку тому я вважаю що це збереглось ще від первісного дерев'яно-земляного замку а на місці будівлі поблизу могла бути в'їзна брама. З чим згідні? А з чим ні?
  2. 3 балла
  3. 2 балла
    Точного ответа на этот вопрос у меня нет, но думаю, что, как минимум, она могла учитывать общую тягу проектов бастионных укреплений к симметрии. Да и сохранившиеся участки замка довольно симметричны. Кстати, замок О. Оконченко осматривала, тогда же @A_Wolkoww сделал это фото с непопсового ракурса: Опять же не знаю точно, но знаю, что существует план замка 1690 г., и там равелина нет. У меня также нет сведений, использовала ли она этот план в своих исследованиях или, возможно, опиралась на какой-то другой или на какие-то текстовые описания. На карте фон Мига равелина или каких-то его признаков также не видно. Перед местом въезда видна какая-то постройка, но на равелин она не особо похожа (разве только если допустить, что это одна из его уцелевших стен), может это просто какое-то здание. Возможно какие-то из них в основаниях содержат конструкции 18 века или даже более ранние. С точки зрения обороны правильно смещать дома к центральной части двора, а не размещать их вдоль куртин. Это даёт возможность использовать куртины по назначению, т.е. для размещения защитников, а также упрощает передвижение защитников вдоль всего периметра. Уже после того, как замок утратил своё оборонное предназначение, здания могли начать садить прямо над куртинами. Фото Генриха Поддэмбского, межвоенный период (1918-1939): Вариантов у меня нет. Точнее так - есть пара чёрточек поперёк рва, и тут просто слишком мало данных, чтобы строить предположение, и уж тем более, чтобы развивать гипотезу о том, что это мост от старого замка, чудом сохранившийся до 18 века даже после того, как на участка старого укрепления построили бастионный замок. К слову, в процессе этого строительства наверняка расширяли рвы и в яру проводили работу, потому тем более сомнительно, что там что-то по типу моста могло уцелеть.
  4. 2 балла
    То был 2011-й, когда о цветных картах фон Мига приходилось только мечтать, а пользоваться приходилось плохонькими копиями фрагментов карты из книги Галины Петришин. С тех пор, с одной стороны, замок не стал более открытым, но с другой стороны кое-какие новые материалы по нему всё же появились. Касательно планировки, да, разумеется замок занимал меньшую площадь, чем та, которую я очерчивал в 2011-м. Более того - уточнённый план замка в 2015-м уже публиковался на форуме, правда, далеко не каждый его мог обнаружить, поскольку нужная картинка была довольно мелкой, да ещё и спрятанной в теме о защите кандидатской диссертации Ольги Оконченко. В рамках своей работы она также сделала и план Ягельницкого замка. Его, кстати, я публиковал на фейсбуке, но там, конечно, его также могли увидеть только некоторые посетители форума. В нормальном качестве этого плана у меня нет, так что пока вот в таком: В диссертации О. Оконченко, вероятно, есть другие материалы по замку, но, к сожалению, эта работа всё ещё не издана, потому с уточнением нужной информации придётся подождать. По Ягельнице с того момента накопились и другие материалы, все их нужно разбирать и анализировать, но уже сейчас могу сказать, что на основе этих сведений можно откорректировать и дополнить историю замка + получить новые сведения о планировке замка. В общих чертах относительно планировки вы правы - замок был короче, был похож на горнверк. Единственное, в чём мне ваш план кажется не совсем корректным - это в вопросе симметрии, т.е. мне кажется, замок был ровнее, чем тот контур, который вы нарисовали. Может не идеально ровным, но скорее ближе по очертаниям к плану О. Оконченко. Касательно дома. Тот корпус, который показан на фото, стоит на самой куртине - каменные стены куртины плавно переходят во внешний фасад здания, тогда как дом, показанный на карте фон Мига, расположен параллельно куртине на довольно явно различимом расстоянии от неё. Кстати, о том, что некие постройки находились на не застроенной части внутреннего двора свидетельствуют провалы в сводах подвалов. Мне их сторож показывал - выглядит как дырки до полуметра в почве, а там внутри некие полости. Вполне возможно, что таких подвалов во дворе несколько, и также возможно, что они имеют отношение к строениям, показанным на плане фон Мига. К сожалению, уже тогда, в 2011-м, там "опекуны" замка проводили нелегальные раскопки, причём, в разных местах замка. Я видел следы обнаружения подземелий в трёх местах. Что там они наворотили за 7 лет остаётся только догадываться. По теме второго моста - картинка слишком размытая, чтобы делать какие-то слишком смелые выводы, но с точки зрения логики мне эта версия кажется очень странной. Даже если допустить, что у старого замка был прекрасный мост (в чём лично я сомневаюсь), и даже если мост был расположен именно с той стороны (в чём я также сомневаюсь), то при строительстве практически с нуля полностью нового замка этот мост несомненно уничтожили бы, поскольку ворота у бастионного замка находился с другой стороны, а оставлять какой-то мост, ведущий к куртине - это необычный ход. К тому же та куртина выходила на довольно глубокий яр, потому мне даже с технической точки зрения непонятно, как там можно было построить мост.
  5. 2 балла
    Я не могу похвастаться хорошим знанием Летичева, но наивно полагал, что основной набор его укреплений мне известен - был замок, превращённый в монастырь, были городские укрепления, а также Михайловская церковь, вероятно, первоначально была приспособлена к обороне. На этом вроде как всё. И вот внезапно в издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) нахожу неизвестный мне "План поветового города Летичева ... выполненный в 1798 г.", а на этом плане, помимо всего прочего, чётко показан вал, очерчивавший круглую в плане площадку: Из сопроводительной информации узнаём, что оригинал плана хранится в РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 21528.5, л. 83. Насколько я понял, в издании приведён фрагмент плана, поскольку часть надписей отрезана, отсутствует и экспликация, хотя упомянутое польское издание её приводит, правда, в переводе на польский язык. Так вот, заинтриговавший меня объект подписан в экспликации снабжён такой подписью: Конечно странно переводить на русский текст, который ранее был переведён с русского на польский, и потому при двойном переводе первоначальный текст, конечно, должен исказиться, но не имея оригинала, пока будем довольствоваться тем, что есть. Итак, при переводе получаем нечто подобное: Получается, что внутри старых валов находился некий административный центр, что уже само по себе интересно, поскольку подобный учреждения часто размещались на участках замков. Упомянутый в экспликации граф Марков - это Аркадий Морков, которому после Первого раздела Речи Посполитой и перехода части Подолья под власть Российской империи, Екатерина II передала Летичев. Всё в том же издании сообщается: Т.е. автор(ы), анализировавший карту, пришёл к выводу, что это круглое укрепление является "замком, окружённым валами". Классическая версия истории Летичевского замка сообщается, что в последней четверти 16 века вместо старого замка был построен новый (тот самый, башня и часть стен которого уцелела до наших дней), но ранее мне не попадалась информация, что старый замок мог находиться на другом участке, и тем более не встречал я сведений о том, что вал старого укрепления ещё можно было увидеть на рубеже 18-19 веков. Старый Летичевский замок был не самым старым? Источник Старое укрепление, показанное на плане, выглядит довольно архаично, потому возникает вопрос - может первоначально это было какое-то городище 12-13 вв., укрепления которого позднее могли реанимировать литовцы или же поляки? Судя по плану 1798 г., админ. центр внутри валов очень удобно расположен относительно рыночной площади - разрыв в валу, где, очевидно, ранее находились ворота, ориентирован на специально не застроенный угол площади, в двух других углах рынка расположены другие ключевые постройки - уже упомянутая Михайловская церковь и старая деревянная Успенская церковь (она сгорела 9 апреля 1854 г.). Сразу несколько важных путей Летичева проходили по касательной к старому укреплению, потому оно явно находилось в центре городской жизни. Пройдя через разрыв в валу, можно было попасть на внутренний двор, окружённый по периметру довольно симметрично расположенными зданиями: Тут стоит сделать отступление, чтобы объяснить, почему раньше этот объект не попал в поле зрения. Дело в том, что вменяемые старые карты Летичева мне ранее на глаза не попадалось, а та же карта Шуберта (1867-1868) мало того, что выполнена на 70 лет позже карты из РГВИА, так ещё и нормальной детализацией похвастаться не может: Источник Знакомые мне письменные источники также не особо афишировали присутствие в городе каких-то валов, а если какие-то упоминания старого замка и попадались, то связывал их с участком каменного замка/монастыря, а не с каким-то другим. Чтобы было понятно, где ориентировочно стоит искать место старого укрепления, набросал такую вот схемку: Как видим, к сожалению, в нужном месте всё застроено, потому, вероятно, и следы укрепления могли полностью стереться, но может какой-то намёк на их существование всё же получится отыскать? Также было бы интересно узнать, как именно застраивался этот участок, чтобы выяснить, когда/ради чего валы срыли. Поскольку валы существовали как минимум до конца 18 века, есть надежда, что их упоминание попадётся в каких-то источниках, которые также смогут внести ясность в историю с этим загадочным укреплением. Продолжение следует...
  6. 2 балла
    Немножко от себя В конце 1990-х команде польских исследователей, получивших грант на сбор картографической информации об укреплениях на землях Украины, Беларуси и Литвы (т.е. на землях, ранее входивших в состав Речи Посполитой), удалось собрать внушительную коллекцию из как минимум 276 планов 116 городов (80% из них находятся на территории Украины). В 2001 г., как итог этой работы, был издан каталог, который состоит из 2-х основных разделов - общего списка 276 планов и более размашистого раздела, в котором были опубликованы 58 планов с некоторыми пояснениями. Тут стоит отметить, что кураторами как исследования, так и выпуска каталога были Тадеуш Поляк и Ян Лешек Адамчик - известные польские исследователи, часть своей карьеры посвятившие изучению укреплений Речи Посполитой в том числе и на территории Украины. Интересно, что через несколько лет после выхода каталога Ян ЛешекАдамчик, опираясь на полученные в конце 1990-х обширные данные, выпустил свою довольно известную монографию "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004), плотно касающуюся темы укреплений Украины. К сожалению, обоих авторов уже нет в живых, потому не приходится рассчитывать на то, что они продолжат заниматься темой укреплений Украины, и тем ценнее те работы, которые они успели издать. Парадоксальным кажется то, что столь ценный каталог был издан мизерным тиражом в 150 экз., а если учесть, что дело было аж в 2001 г., то будет проще понять, почему каталог не только быстро получил статус редкого издания, но при этом даже не успел приобрести хоть какую-то известность, так что его часто вообще не ищут, поскольку даже не знают, что он существует. Я, кстати, также не знал о его существовании, пока мне о существовании каталога не поведал Илья Литвинчук (за что ему, к слову, большое спасибо), а узнав, потратил ещё несколько месяцев, пока выловил экземплярчик в Сети. Так что если таким образом авторы хотели популяризировать результаты проведённой работы, то формат для популяризации явно был выбран не самый удачный, а больше это похоже на какую-то публикацию, выпущенную чуть ли не для отчётности, для галочки. Несомненно, большой ценностью обладает уже один только список обнаруженных планов, поскольку он укомплектован наводками на места хранения планов/карт, а с наводками можно уже и цифровые копии получить или даже ознакомиться с источниками непосредственно в тех учреждениях, где они хранятся. Список в полном виде привёл выше, так что милости просим пользоваться. Что касается раздела, где были опубликованы 58 планов, то он мне показался очень странным и даже несколько неряшливым. Вот что мне не понравилось: Приведены чёрно-белые копии планов. Многие из планов приведены фрагментарно, кусками. В подборке есть не только планы, но также гравюры/литографии с видами городов, а это, как по мне, вообще отдельная тема. "Калибр" укреплений скачет - на одних планах приведены города в полном виде, на других - отдельные укрепления (к примеру, замки или монастыри). Экспликации практически во всех случаях отрезаны, и хотя их приводят в сопроводительном тексте, но только в переводе на польском языке. Анализ планов сводится к одной-двум строчкам авторских примечаний. Конечно, можно и самому сделать анализ, но проблема в том, что авторы в своём распоряжении имели полноценные цифровые копии планов, тогда как в издании они приведены в обрезанном и уменьшенном виде, в чёрно-белом цветовом оформлении, с ухудшенными визуальными характеристиками и т.д. Таким образом, информации для анализа у читателей каталога, конечно же, меньше, чем у авторов издания. Планы не сопровождаются информацией, в какой стране в наши дни находятся укрепления, показанные на планах, не говоря уж о том, чтобы уточнить название населённого пункта. И т.д. Подготовка плана к публикации выглядит крайне просто - режем кусок, приводим название плана, место хранение, переводим экспликацию и даём одну-две строки авторских примечаний. При такой несложной процедуре можно было и все 276 изображений в таком формате выпустить, поскольку для подготовки планов к публикации на таком уровне можно было даже студентов привлечь, и они бы вряд ли сделали хуже. В общем, видно, что была проделана большая работа по сбору самих планов, но совсем не видно, чтобы большая работа была проведена по подготовке каталога. Впрочем, суммарная ценность информации, предоставленной авторами, всё же с лихвой перекрывает недостатки выпущенного каталога, потому и издание в целом всё же можно считать ценным источником.
  7. 1 балл
    Итальянский фортификатор и архитектор Бернардо Морандо (1540-1600/1601) наиболее известен благодаря "идеальному городу" Замостье (Польша), который был с нуля спроектирован и построен по его проекту. Это было не только одно из самых мощных укреплений Речи Посполитой, но также первый для Польши пример комплексной постройки укреплённого города по идеальной для ренессансной эпохи схеме. Город строился по заказу Яна Замойского, канцлера и великого коронного гетмана (1581-1605) Речи Посполитой. Замостье, к слову, сейчас в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Укрепления Замостья: Источники: 1, 2 Работами в Замостье Б. Морандо руководил с 1580 г. и до своей смерти, но параллельно работал и над другими менее крупными заказами, один из которых привёл Морандо в Каменец. Тут я отошлю вас к 227 тому (1994 г.) материалов Научного товарищества им. Тараса Шевченко во Львове, где была опубликована (стр. 367-371) статья Владимира Вуйцика "Архівні джерела про перебування архітектора Бернардо Морандо у Львові". Там рассказывается о работах по укреплению "шанцами" львовского Высокого замка, которые в сентябре-ноябре 1589 г. проводились по проекту Б. Морандо, жившего в во время строительства во Львове. Так вот, в Актовых книгах Львовского магистрата, в книге еженедельных трат городской кассы, есть такие вот интригующие короткие сообщения: В переводе В. Вуйцика эти тексты звучит так: * это слово в перевод вставил я, в переводе В. Вуйцика оно было пропущено. На основе этого текста В. Вуйцик делает следующие далеко идущие выводы (выделение жирным моё): Итого, в течение сентября-ноября 1589 г. Бернардо Морандо занимается укреплением львовского Верхнего замка и в ходе этих работ он параллельно создаёт некую "делиниации" (т.е., вероятно, проектный план) укреплений Львова, с которым выезжает вначале к Плоскирову (г. Хмельницкий), а затем к Каменецу-Подольскому. В приведённых коротких львовских записях ничего не сказано о том, что Б. Морандо проводил какие-то работы в Каменце, тем более, что его визит, судя по другим записям, был довольно коротким, поскольку, закончив работу во Львове, он той же осенью 1589 г. вернулся в Замостье. Тем не менее, Морандо, как фортификатора, не мог не заинтересовать Каменец - известный город-крепость, и Бернардо как минимум для себя мог делать какие-то наброски или даже сделать эскизы проекта модернизации старых укреплений города. Также вероятно, что саму идею необходимости модернизации укреплений Каменца мог рассматривать и сам Ян Замойский (он был главнокомандующим польской армии, и его не могли не заботить приграничные крепости Речи Посполитой), и именно по этой причине в Каменце мог оказаться Б. Морандо - чтобы заодно посмотреть и оценить ситуацию, а затем, возможно, дать рекомендации по вариантам модернизации укреплений. Понятное дело, что Я. Замойский, окружавший своё любимое Замостье актуальными и мощными бастионными укреплениями, прекрасно понимал, насколько к тому времени морально устарели башенно-стеновые укрепления Каменца, и потому наверняка понимал необходимость проведения работ по усилению этой твердыни. При этом мне совершенно непонятно, на каком основании В. Вуйцик, прочитав несколько строк львовских записей, сделал вывод, что "цей будівничий, поза всяким сумнівом, був причетний до укріплень кам’янецької фортеці або й усього міста". Даже о теоретических изысканиях Морандо в Каменце в львовских записях ничего не сказано (нет там информации, к примеру, о том, что Морандо в Каменце задержался), при этом отмечено, что фортификатор в те края поехал с выполненным им планом/проектом укреплений Львова. Отсюда вырисовывается картина, что Б. Морандо возил показать свой новый проект гетману Я. Замойскому. Кстати, из львовских текстов не совсем понятно, где именно во время этой поездки был гетман - в Плоскирове или в Каменце (или вначале в Плоскирове, а потом в Каменце), поскольку в одной записи сказано "... wysłanemu do Je[g]o M[osci] P[ana] Hethmana do Płoskierowa y pod Kamieniecz ..." (т.е. "... высланному к Его Милости Пану Гетману в Плоскиров и под Каменец"), а в другой записи, рассказывающей о той же поездке, Плоскиров уже вообще не упоминается и при этом пишется, что Морандо ездил к гетману в Каменец: "... z kthorą iachał do Je[g]o M [ości] ... ku Kamienczu" ("... с которой ехал к Его Милости ... к Каменцу"). Вполне возможно, что Плоскиров был просто промежуточной точкой путешествия (и именно по этой причине во второй записи его не упомянули), тогда как Каменец был главной целью, и попал туда Б. Морандо потому, что именно там тогда находился гетман, которому нужно было показать проект укреплений Львова. Если учесть важный статус Каменца и должность Яна Замойского, можно предположить, что пользуясь случаем Б. Морандо также должен был осмотреть и каменецкие укрепления, как минимум из-за собственного интереса или же ради оценки вариантов модернизации. Был ли Б. Морандо разработан какой-то проект или эскиз модернизации укреплений Каменца, нам, насколько я знаю, неизвестно. Кроме того, с момента его визита в Каменец в 1589 г. и до начала 17 века (т.е. до момента смерти фортификатора) в системе укреплений города не произошло каких-то радикальных изменений, а Новый замок (первое основательное бастионное укрепление в Каменце) был построен только в 1617-1621 гг. При этом не исключён вариант, что в конце 16 века какие-то земляные укрепления в городе и близ Старого замка могли модернизироваться по проектам Б. Морандо, да только у нас об этом сведений нет. С уверенностью можно сказать только то, что к радикальному усовершенствованию системы укреплений Каменца визит Б. Морандо 1589 г. не привёл. P.S. На основе всё тех же записей Львовских книг расходов 1589 г. были также сделаны явно фантастические выводы о том, что Б. Морандо ещё и в Плоскирове перестроил не только замок, но и линию городских укреплений, причём, якобы, активно и с размахом используя бастионные фортификации. Эту гипотезу обсуждаем в отдельной теме.
  8. 1 балл
    Впервые о существовании гипотезы, о которой речь пойдёт ниже, я узнал в 2012 г., когда на фортификационной конференции в Каменце услышал доклад Сергея Есюнина на тему того, что на рубеже 16-17 вв. Хмельницкий (который тогда носил название Плоскиров) обзавёлся мощными бастионными укреплениями, автором которых был сам Бернардо Морандо, создать известного "идеального города" Замостья (Польша). Тогда у меня возникли вопросы к этой гипотезе, но в целом она не показалась фантастической, поскольку с темой укреплений Плоскирова я тогда был вообще не знаком, и в аргументацию автора особо не вникал. А теперь вот решил вникнуть, тем более, что с того времени гипотеза окрепла и стала походить на доказанный факт. План Замостья, 1692 г.: К истокам Как оказалось, С. Есюнин развил мысль, которую ещё в 1994 г. высказал львовский историк и исследователь Владимир Вуйцик в своей хоть и краткой, но интересно статье "Архівні джерела про перебування архітектора Бернардо Морандо у Львові", опубликованной в 227 томе (стр. 367-371) материалов Научного товарищества им. Тараса Шевченко во Львове. В статье внимание сосредотачивается на работах по укреплению львовского Высокого замка, которые по проекту Б. Морандо были проведены осенью 1589 г. Параллельно Морандо сделал некий проектный план ("делиниацию шанцев") укреплений города Львова, который повёз показать своему покровителю - великому коронному гетману Яну Замойскому (именно по его заказу Морандо спроектировал и построил упомянутое выше Замостье). И вот тут-то в нашей истории и мелькнул на мгновение Плоскиров, но этого хватило, чтобы на основе этой "вспышки" построить эпичную гипотезу. А всё дело вот в этом кратком сообщении, найденном в книге выплат из львовской городской кассы за 1589 г.: В переводе В. Вуйцика текст выглядит следующим образом: * это слово в перевод вставил я, в переводе В. Вуйцика оно было пропущено. Этот фрагмент В. Вуйцик в статье снабдил следующими комментариями и анализом: Этот текст вызывает ряд вопросов и мыслей: Объяснение В. Вуйцика касательно того, как Б. Морандо оказался в Плоскирове, выглядят интересно и вполне логично - действительно Ян Замойский был связан через сестру с Станиславом Влодеком, владельцем Плоскирова, и благодаря этой связи там мог оказаться и фортификатор. Да, возможно, владелец Плоскирова мог воспользоваться случаем, чтобы проконсультироваться с опытным военным инженером касательно укреплений своего города и замка, но это всё на уровне допущений, поскольку нет информации о том, что Морандо проектировал укрепления Плоскирова, не говоря уж об информации, которая бы свидетельствовала о том, что эти укрепления были построены. Вся связь Б. Морандо с гипотетическим проектом строительства укреплений в Плоскирове базируется на одной строке текста, в которой речь идёт только о том, что на пути из Львова в Каменец фортификатор побывал и в Плоскирове. В. Вуйцик пишет, что "Плоскирівський замок, який збудував Б. Морандо, не зберігся", причём без ссылок на источники, где бы говорилось о том, что Б. Морандо занимался проектировкой укреплений замка, не говоря уж о ссылках на источник, где было бы сказано, что Морандо выполнил проект и этот проект был реализован (ведь далеко не каждый проект реализовывался, потому нужно подтвердить не только факт существования проекта, но и факт его воплощения в жизнь). Так или иначе, именно при помощи этих слов В. Вуйцик в категорию факта возвёл непонятно на чём основанную гипотезу о том, что Морандо не только запроектировал, но и построил замок в Плоскирове. Значение Плоскирова в этой истории косвенно подчёркивается тем, что вроде как именно там находился коронный гетман, но на самом деле, если ознакомиться с львовскими записями 1589 г., всё не так очевидно, поскольку в одном месте сообщается "... wysłanemu do Je[g]o M[osci] P[ana] Hethmana do Płoskierowa y pod Kamieniecz ..." (т.е. "... высланному к Его Милости Пану Гетману в Плоскиров и под Каменец"), а в другой записи, рассказывающей о той же поездке, Плоскиров уже вообще не упоминается и при этом пишется, что Морандо ездил к гетману в Каменец: "... z kthorą iachał do Je[g]o M [ości] ... ku Kamienczu" ("... с которой ехал к Его Милости ... к Каменцу"). Вполне возможно, что Плоскиров был просто промежуточной точкой путешествия (и именно по этой причине во второй записи его не упомянули), тогда как Каменец наоборот мог быть главной целью, и попал туда Б. Морандо потому, что именно там тогда находился гетман, которому нужно было показать проект укреплений Львова. Т.е. может даже фразу "... высланному к Его Милости Пану Гетману в Плоскиров и под Каменец" стоит читать как "... высланному к Его Милости Пану Гетману под Каменец через Плоскиров", и в этом случае значимость Плоскирова в этой истории падает ещё больше. Вопрос такого же гипотетического участия Б. Морандо в модернизации укреплений Каменца затронул в отдельной теме. Здесь лишь кратко сообщу, что никаким поясом бастионных укреплений Каменец после посещения Морандо не обзавёлся, хотя с точки зрения значения Каменец был куда более важным объектом, чем Плоскиров. Усиление позиций гипотезы Евгением Есюниным С момента выхода статьи В. Вуйцика прошло лет 17, когда высказанную им гипотезу вдруг принялся активно раскачивать историк из г. Хмельницкого Сергей Есюнин, написавший по этой теме ряд статей. Вот некоторые из них: Італійський будівничий Плоскирівського замку (2011 р.) Замок та міські укріплення Плоскирова XVI - XVII ст. // Матеріали ІІІ науково-краєзнавчої конференції "Місто Хмельницький в контексті історії України" (2011) Плоскировского замок и городские укрепления XVI-XVII вв. // Замки Украины: исследование, сохранение, использование (2011) Фортифікатор XVI ст. Бернардо Морандо на Поділлі // Матеріали конференції Археологія & Фортифікація Середнього Подністров’я (2012), с. 110-115. Описание Хмельницкого из "Энциклопедии истории Украины": В статьях С. Есюнина меня больше всего смущает тот факт, что этот историк, неплохо знакомый с историей и архитектурой своего города, не только нисколько не усомнился в гипотезе В. Вуйцика (на ошибки которого можно закрыть глаза, поскольку он плохо был знаком с ситуацией в Каменце и Плоскирове), но даже более того - подогнал под эту гипотезу ряд сведений, которые ей противоречили, а саму гипотезу стал выдавать за доказанный факт, хотя если вы прочитаете статью Вуйцика, на основе которой С. Есюнин воздвиг своего колосса на глиняных ногах, то увидите, что там нет никакого явно выраженного упоминания того, что Б. Морандо вообще проводил какие-либо работы в Плоскирове (даже на уровне проектирования), не говоря уж о строительстве столь мощных объектов, как замок и городские укрепления. Не добавив к гипотезе ни одного (!) нового документа, которые бы упоминали о Б. Морандо в контексте работ в Плоскирове, или даже просто упоминавших о существовании бастионных укреплениях, С. Есюнин пошёл дальше В. Вуйцика, увенчав свои исследования созданием графической реконструкции укреплений Плоскирова по состоянию на середину 17 века: Есть и вариант в цвете: Источник Реконструкция, кстати, плоха сама по себе (т.е. даже в отрыве от темы укреплений Плоскирова), поскольку показывает, насколько её создатели плохо разбираются в деталях облика бастионных укреплений, что лучше всего видно по "реконструкции" весьма странного профиля бастионного укрепления: Также интересное, что несмотря на уверенность С. Есюнина в том, что Б. Морандо "повністю перебудував Плоскирівський замок", этот самый замок (если я правильно идентифицировал постройку) на графической реконструкции показан не в виде бастионного укрепления (а именно таким он и должен быть, учитывая версию с участием Б. Морандо), а в виде какой-то скромной усадебки, которая ушла в тень не только в сравнении с городскими укреплениями, но даже и в сравнении с рядом других построек на острове: Есть ещё и такой вариант, вроде местами более логичный в деталях, но менее логичный в общем: Но не будем сосредотачиваться на мелочах и критике рисунка, а лучше присмотримся к доводам С. Есюнина, которые он посчитал настолько основательными, что даже засветил их на парочке конференций, в том числе на фортификационной конференции в Каменце 2012 г., о которой я упоминал в самом начале сообщения. Заблуждение №1. Морандо, несомненно, проектировал и строил. Основная информация С. Есюнина о работе, якобы проделанной Б. Морандо в Плоскирове, базируется на статье В. Вуйцика, а там, как мы теперь знаем, ни о чём таком там не говорится. Тем не менее хмельницкого историка это не смутило, и вот уже необоснованная гипотеза Вуйцика в его статьях превратилась в красочный факт: Заблуждение №2. Укрепления были как у Замостья, правда, чуть скромнее. С. Есюнин не сомневается в существовании бастионных укреплений. Одна гипотеза (о работе Б. Морандо в Плоскирове) подпитывает другую гипотезу (о том, что укрепления были именно бастионными, раз их строил Б. Морандо): Сомнений действительно было бы мало, если бы существовали доказательства о причастности Б. Морандо к укреплениям Плоскирова, но доказательств я так и не смог найти, а потому, в случае со мной, и сомнения никуда не делись. Тут С. Есюнин, как по мне, демонстрирует непонимание того, сколько нужно денег, сил, людских ресурсов и усилий самого архитектора/инженера, чтобы спроектировать хотя бы половину Замостья. Причём Замостье, как центр своих владений и главную резиденцию, строил канцлер и великий коронный гетман Ян Замойский, один из самых влиятельных и богатых людей Речи Посполитой, тогда как владелец Плоскирова, конечно же, даже по одной только финансовой причине не мог позволить себе подобное строительство. К тому же Б. Морандо фактически более 20 лет своей жизни был задействован в процессе строительства Замостья, в память о чём осталось множество материалов, тогда как в случае с Плоскировом нет ничего подобного. Также стоит хотя бы в общих чертах описать как велось строительство Замостья. Идея города на уровне проекта вырисовалась где-то в 1578-1579 г., в начале 1580-х приступили к разбивке участка и первому этапу работ, но земляные укреплениях насыпали в основном где-то в 1584/1585-1587 гг., а облицовка земляных остовов кирпичной обмуровкой и сооружение казематов продолжалась с 1591/1592 по 1618 г., т.е. не менее 25 лет! Сколько рабочих было задействовано на создании земляного каркаса укреплений, сколько мастерских было задействовано в производстве кирпича, сколько денег было выплачена работникам - это была очень масштабная и очень дорогая стройка. И это не говоря о внутреннем заполнении города - о каменицах, ратуше, дворцах и т.д. И попробуйте всё это применить к Плоскирову, в случае с которым нет даже намёка на проведение подобных по масштабам работ в каких-либо документах, как нет и признаков существования хотя бы десятой части того, что было построено в Замостье, начиная с бастионных укреплений и заканчивая застройкой внутри укреплений. Кроме того, Замостье считается первым "идеальным городом" Польши, а тут так получается, что за это звание может потягаться ещё и Плоскиров? Заблуждение №3. Бастионные укрепления показаны на карте Боплана. Поиски доказательств гипотезы привели С. Есюнина к карте Боплана, и там он нашёл "доказательства", о которых не писал В. Вуйцик. Это уже личный вкладе в гипотезу С. Есюнина: Плоскиров на карте Боплана: На самом деле тот стиль, каким Боплан показывал городские укрепления, не особо менялся в зависимости от того, были у города бастионные укрепления или нет. К тому же, когда Боплан создавал свою карту, очень-очень и очень мало укреплений на территории Украины могли похвастаться наличием бастионов, но если взглянуть на карту, то может показаться, что вся она усеяна "бастионными укреплениями", что, конечно же, не так. Были ли город прикрыт простыми и относительно простыми валами с деревянными башнями, были ли у него каменные стены/башни, были ли какие-то зачатки бастионных укреплений или полноценные бастионные периметры - практически во всех случаях Боплан схематически показывал городские укрепления приблизительно в одном и том же стиле. Таким образом, карта, конечно же, не сообщат о том, что Плоскиров прикрывало пятиугольное регулярное бастионное укрепление, она лишь сообщает, что городские укрепления были и показывает их расположение. К примеру, вот, казалось бы, даже ещё более мощные "бастионные укрепления" Летичева, у которого на самом деле был каменный замок башенно-стенового типа (но частично сохранился) и каменные городские стены (утрачены): Заблуждение №4. От "ещё не было" до "уже не было". В тот период, когда по версии С. Есюнина в Плоскирове строили укрепления, и тогда, когда они, по логике, должны были быть хоть и разрушены, но всё ещё хорошо различимы (при таком-то масштабе проведённых работ) городок посетили Эрих Лясота и Ульрих фон Вердум, но ни один из них не упомянул эпичных фортификаций Мини-Замостья. Эти моменты вроде как должны были заставить С. Есюнина задуматься, на верный ли путь он стал в своих размышлениях, но вместо этого он подогнал источники под свою гипотезу: По версии С. Есюнина получается, что в 1594 г. (а это, на минуточку, аж через 5 лет после того, как там побывал Б. Морандо) Э. Лясота не отметил ничего особо выдающегося в облике города. Предположим, что этот источник можно отложить в сторону, поскольку Лясота вообще был очень краток, но с Вердумом совсем другая история - он относительно подробно описывает городок, но упоминает только укрепления на острове, хотя и уточняет, что раньше городок состоял из двух частей, одна из которых находилась на острове, а другая на противоположном берегу, но об укреплениях на материковой части (и тем более бастионных) он ничего не сообщает, хотя к таким деталям Вердум проявлял интерес. Заблуждение №5. Пропали без следа. По версии С. Есюнина, время стёрло следы трудов Б. Морандо: Тут для начала строит отметить, что бастионные укрепления - это массивные сооружения, которые создавались специально, чтобы противодействовать уничтожению, и зачастую их стирало не время, а уничтожали люди, в основном, когда происходило расширение площади городской застройки и старые валы и рвы начинали мешать развитию города. Если же этого не происходило, или же если застройка сосуществовала с валами, то эти самые валы могли доживать и до наших дней. А если сохранялись валы, то, конечно же, должны были сохраниться и бастионы, как ещё более прочные и массивные конструкции. Но даже на том плане 1800 г., с которым прекрасно знаком С. Есюнин, хорошо видно, что линия земляных укреплений на момент создания плана сохранилась практически по всей длине, но там не видно ничего похожего на бастионы (а ведь во времена Морандо бастионы были не маленькими). Похожая картина наблюдается и на плане Плоскирова 1798 г., о существовании которого С. Есюнин, похоже, не знал. На плане 1798 также показан участок замка, но и в случае с этим объектом нет признаков бастионных укреплений, хотя, по версии В. Вуйцика и С. Есюнина, замок также был перестроен Б. Морандо, разумеется, с применением "фирменных" бастионов. Кроме того, ни план 1798, ни план 1800 г., как по мне, не сообщают, что укрепления Плоскирова имели чётко выверенный пятиугольный контур, вычерченных прямыми линиями, характерными для бастионных укреплений, а на плане 1798 г. очертания укреплённой части города на пятиугольник и вовсе не похожи. План 1798 г.: План 1800 г.: Получается, что С. Есюнин не отрицает факт сохранности валов городских укреплений даже и в 19 веке, а планы сообщают, что земляные укрепления сохранились практически по всей длине, но при этом историка не смутило, что план 1800 г. (а теперь и план 1798 г.) не доказывает бастионную гипотезу, а противоречит ей. Сомнений нет? В общем, несмотря ни на что, С. Есюнин верит: Даже в рамках бастионной гипотезы он не рассматривает какие-то компромиссы, к примеру, допустив, что это могли быть слабенькие земляные бастионы, нет - Плоскиров представлял собой Замостье в миниатюре с каменными укреплениями: Источник Последствия: Поскольку голос С. Есюнина в Хмельницком, насколько я понял, достаточно силён (к тому же он подкреплён ссылкой на работу известного львовского исследователя В. Вуйцика), поскольку человек он там довольно заметный, работающий не только в узких научных рамках, но также промышляющий на ниве журналистики, то ему удалось достаточно громко по всем фронтам заявить о своей гипотезе, потому если вы начнёте искать информацию об укреплениях Плоскирова, то мимо его наработок у вас не получится проскочить - они есть в Сети, они есть в сборниках, они есть в Google-картинках. С другой стороны, похоже, никто другой плотно укреплениями Плоскирова не занимался, потому и официальная история этих фортификаций выглядит достаточно скудно, потому на этом фоне наработки С. Есюнина, несомненно, выделяются и на первый взгляд выглядят довольно профессионально. И вот уже гипотеза формирует образ, и её ретранслируют дальше. К примеру: Скромная страничка Плоскировского замка на Википедии в основном содержит ссылки на материалы С. Есюнина и, конечно же, как факт там преподносится историю с Бернардо Морандо. Эта же история повторяется и на других страничках Википедии, где речь касается замка или Бернардо Морандо. Или вот статья Михаиа Кубая, сотрудника заповедника в Жолкве (Львоская обл.), ссылающаяся на работы известных нам людей: На говоря уж о других статьях, которые поиск услужливо выдаёт по запросам, связанным с укреплениям Плоскирова: вот и вот, к примеру. Таким образом, непонятно на чём основанная гипотеза, пройдя через львовский этап, после обработки С. Есюнина не только получила новую жизнь, но также была возведена в ранг факта, прописанного практически во всех доступных свежих источниках, где речь заходит об укреплениях Плоскирова. К счастью, были и те, кто усомнился. Так, к примеру, Владимир Захарьев, один из авторов книжки Замки, фортеці, пізньосередньовічні міські укріплення Хмельницької області (2017) явно не был удовлетворён доводами С. Есюнина, о чём и написал в упомянутой книжке, в статье об укреплениях Плоскирова: А что вы скажете по теме гипотезы В. Вуйцика и С. Есюнина? Есть доводы за или может найдутся новые доводы против?
  9. 1 балл
    В книге The Road from Letichev (2000) был опубликован (к сожалению, не в лучшем качестве) план Летичева 1790 г. (оригинал хранится где-то в Питере), очень похожий на опубликованный выше план 1798 г. На плане 1790 г. показана уже известная нам городская стена: P.S. Благодарю @Vasiliy Vikhtiuk за наводку на источник.
  10. 1 балл
    Обсуждается этот объект: городские укрепления Летичева Об укреплениях Летичева сведений практически нет, потому пока непонятно, как именно они выглядели, какую территорию защищали, когда строились и т.д. Интересные "подробности" на эту тему можно найти на карте Боплана. Там в общих чертах показано расположение города, обосновавшегося в месте слияния нескольких рек. Некоторые из них перегородили дамбами, в результате чего с нескольких сторон город оказался прикрыт несколькими искусственными озёрами. С противоположной стороны, наиболее уязвимой для атаки, Летичев защищали не только городские укрепления, но также и укрепления замка, построенного в последней четверти 16 века. В начале 17 века замок отдали доминиканцам, после чего этот узел обороны уже функционировал в статусе оборонного монастыря. И, очевидно, "замок", который видим на плане Боплана, на самом деле на тот момент уже был не замком, а монастырём: Но сейчас речь не о замке, а о городских укреплениях, и потому продолжим рассуждения в этом направлении. В польском издании Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne (2001) был опубликован план Летичева 1798 г.: Этот план в контексте обсуждаемой темы интересен и тем, что он содержит сведения о старой системе городской обороны. Видим, что с двух сторон город прикрыт водными преградами (руслом реки, её заболоченной долиной, искусственными озёрами): На плане показано какое-то старое укрепление, которому мы посвятили отдельную тему: В углу городского периметра находится каменный замок, который в начале 17 века отдали доминиканцам, после чего этот участок функционирует уже в качестве укреплённого монастыря: Но в контексте темы городских укреплений наибольший интерес вызывает вот эта линия: Как видим, эта стена обозначена цифрой 6 на плане, и в экспликации (которая также была опубликована в издании) отмечено, что №6 это: Т.е., в переводе: На плане секция стены, расположенная в непосредственной близости от монастыря, показана довольно цельной, тогда как секция стены, тянущаяся к реке, выглядит разрушенной. Можно предположить, что речь как раз о разной степени сохранности отдельных участков стены - та, которая ближе к монастырю, в конце 18 века была ещё относительно целой, а вот участок стены, тянувшийся к реке, был уже разрушен. Также интересно, что кварталы, показанные за пределами старого города, т.е. за городской стеной, и отмеченные на плане под №8, подписаны как: Т.е. в переводе: Таким образом, подчёркивалось, что городская стена служила явно различимым разделителем, благодаря которому и появилось обозначение "за стенами". Кварталы "за стенами": Вероятно, более полная система укреплений города включала как городские стены, так и укрепления Старого замка, и Нового замка (он же Доминиканский монастырь): Разумеется, незащищённые участки между Старым замком (монастырём) и Новым замком также должны были перекрываться какими-то городскими укреплениями. Одна из стен замка-монастыря, одновременно являвшаяся стеной городских укреплений. Возможно как-то так выглядели и другие участки городской стены:
  11. 1 балл
    От @Vasiliy Vikhtiuk узнал о существовании книги The Road from Letichev (2000). Всей книги нет, но есть парочка очень интересных страниц: 1. Здесь видим уже знакомый план города 1798 г., но с подписями, выполненными авторами книги, хорошо знакомыми со старым Летичевом: Видим, что круглое укрепление подписано как "Noble's castle", т.е. в переводе с английского - "Замок знати" или (если немного перефразировать/адаптировать) нечто вроде "Шляхетского замка". При этом участок каменного замка конца 16-17 вв. и монастыря фигурируют соответственно как "Fortress" (т.е. "Крепость") и "Catholik Monastery" (т.е. "Католический монастырь"). Это доказывает, что в самом Летичеве оба объекта (старый и новый замки) плотно ассоциировали с укреплениями, но при этом каменный замок позиционировался скорее как крепость-цитадель (т.е. преимущественно военный объект, не резиденция знати), тогда как старое укрепление с валами считалось "замком знати", т.е. оно даже в большей степени ассоциировалось с замком, чем то каменное укрепление, которое с замком ассоциируется в наши дни. 2. На другой страничке представлены три интересных плана города (1790, 1793 и 1838 гг.), а также аэрофотосъёмка 1943 г.: Как видим, на планах 1790 и 1793 круг укрепления довольно отчётливо виден. На плане 1838 г. он уже не показан, но это ещё не означает, что к тому времени земляные укрепления уже были полностью уничтожены. На аэросъёмке времён Второй мировой войны круга вала не видно, но при этом видно, что нужный участок застроен. Плохое качество не позволяет рассмотреть все детали планов/фото, потому будем ждать, когда появится возможность изучить эти материалы в хорошем качестве. Кроме того, Андрей Пох навёл меня на книжку Описи Подільської губернії кінця XVIII - початку XIX ст. (2001) , где был опубликован "Географическое, гидрографическое, топографическое и экономическое описание Подольской губернии и к оному Атлас", составленное подольским губернским землемером Экстером в 1806 году. В атласе, которым был укомплектован текст "Описания", приведён и план Летичева того же года, а там видим знакомое нам круглое укрепление. Оно хоть и показано простеньким контуром и не подписано, но всё же именно благодаря своей форме довольно хорошо выделяется на фоне всей прочей застройки города:
  12. 1 балл
    Обсуждается этот объект: городище (город) Кудин в селе Кудинка Расположение села относительно Меджибожа, Летичева и Хмельника: В селе имеется городище 12-13 веков, первое письменное упоминание которого встречается в Ипатьевской летописи под 1241 годом. Это был один из укреплённых пунктов Болоховской земли. Городище внесено в реестр памятников археологии Украины национального значения. Краткая справка из свода археологически памятников "Древнерусские городища X-XIII вв." Андрея Кузы: Как видим, городище не обделил вниманием Павел Раппопорт. Его материалы по теме опубликую здесь чуть позже, а пока ещё несколько кратких описаний. Сведения из Археологической карты Подольской губернии (1901): Приведу также несколько фрагментов описания села из "Приходов и церквей Подольской епархии" (1901): Спутниковые снимки нужного района в нормальном качестве на данный момент есть только у Bing, потому их и буду использовать для иллюстрации. Городище находится на окраине села, на берегу реки Южный Буг: Крупнее: Живая карта Благодаря этому аэрофотоснимку можем получить хорошее представление о внушительной системе обороны городища: Источник В участок городища упирается Новоконстантиновская ГЭС, так что остаётся только радоваться её незначительным размерам, а то городище вполне могли и уничтожить в процессе стройки. P.S. На противоположном берегу Южного Буга, напротив Кудинки, находится село Новоконстантинов, которое также очень интересно с точки зрения поклонников фортификации, поскольку там существовал укреплённый город с замком, основанный в конце 16 века Константином Константиновичем Острожским. Собственно, от Острожских и название – Новоконстантинов, в дополнение к Староконстантинову. Впрочем, о Новоконстантинове мы как-нибудь пообщаемся в отдельной теме. А что касается Кудина, то возникает вопрос, могли ли укрепления городища использовать повторно в 16 – 17 веках, например, в качестве вспомогательного укрепления Новоконстантинова?
  13. 1 балл
    Ця добувава - то реконструкція вхідної групи зі сходами до палацу та підземелля під ним.
  14. 1 балл
    Не особо. Я её упомянул в теме городских укреплений. Думаю, что там показан замок-монастырь и городские укрепления, но те самые валы, как объект, не особо имевший значения в войнах 17 века, Боплан умышленно мог проигнорировать. Потому в роли замка-цитадели у него мог фигурировать именно монастырь, а не нужное нам архаичное укрепление. Вот где-то в этом секторе находилось круглое укрепление, между замком-монастырём и линией городских укреплений, выходившей на озёра:
  15. 1 балл
    Можливо карта Боплана може трохи внести ясності? Так буде зрозуміліше
  16. 1 балл
    Городище распахали в 70 годах. Я провёл там детство и бабушка называла это место банячок, потому что выглядело как перевёрнутая емкость с четкими краями. Лет 5 назад ещё оставались очертания городища.
  17. 1 балл
  18. 1 балл
    "Труды 11 археологического съезда в Киеве" (1899):
  19. 1 балл
    Нужная локация показана на одной из акварелей Наполеона Орды. Видим церковь с колокольней, а перед ней, на замчище, изображена довольно плотная застройка: Источник Эта акварель послужила основой для гравюры, где чуть проще рассмотреть комплекс построек на замчище. На замковые сооружения это не особо похоже, скорее эти постройки можно принять за фольварок или же такой и была резиденция/замок? В подписи к гравюре сказано следующее: @MadMax по ходу съёмки с высоты участка Рождественской церкви в Печере, запечатлел и соседний участок: Участок впечатляет обилием больших и малых ям, выглядит это всё, будто по нему отбомбились. Большие ямы, очевидно, появились на месте зданий, а малые, возможно, являют собой впечатляющий пример активности местных кладоискателей? Стоит отметить, что практически в каждом описании церкви говорится, что она построена на участке замка, т.е. не рядом с замком, а именно на его участке. К примеру "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР" пишут, что церковь и колокольня "Находятся на месте замка, построенного здесь в период 1682-1685 гг.". Частенько встречается версия, согласно которой каменная колокольня церкви (1865 г.), а также церковная ограда были построены из камня, добытого на замчище (версия, вероятно, почерпнутая у Евфимия Сенцинского, который об этом сообщал): Интересные сведения находим в "Приходах и церквях Подольской епархии" (1901) Евфимия Сецинского:
  20. 1 балл
    На ортофотоплане Bing хорошо различим сохранившийся вал бастиона. Вариант №1 Филиппа - склоняюсь к нему. Укрепления города вероятно были башенно-деревянные, без бастионов и примыкали к замку-цитадели. Старый город был однозначно на левом берегу Марковки, за его южной границей - кладбище, сохранившееся поныне. В случае варианта №2 весь город нужно локализовывать на правом берегу, что противоречит исторической картографии. Насчет расстояни от Днестра - Днестр тогда был более полноводным, место №2 было тогда под водой, а место №1 - как раз на расстоянии 50 м от Днестра. Для более точной локализации предлагаю скинуться на план Косницы 1810 г. из РГВИА, на человек на 3х будет недорого. Еще было бы неплохо получить доступ к советским топосъемкам села. Мой вариант. Прошу прощения, 40 м было в 19 веке уже, а не в 17, но все равно, Днестр сейчас мельче. Кстати, на сайте молдавского геопортала ортофотопланы левобережных приднестровских поселений весьма хорошего разрешения. Рекомендую. Вот Косница.
  21. 1 балл
    Взгляд с земли и с высоты: Единственный более-менее удобный подход к городищу расположен с северной стороны, в районе места, где некогда находились ворота укрепления: Городище довольно крупное - диаметр его площадки ок. 95 метров, и это без учёта ширины рва. И, тем не менее, если не знать, что там есть городище, то легко можно проехать/пройти мимо, поскольку с земли участок выглядит не очень презентабельно. Холмик, поросший кустами и молодыми деревьями, это участок, где некогда была братская могила: По фото этого не видно, но на самом деле внешний склон террасы довольно крутой, эскарпированный. Высота вала колеблется от 2 до 3 м. Как мы знаем из отчёта М. Кучеры, некогда поверх площадки существовал ещё и вал, а у подножия был ров. Вал, при ширине в 15-18 м., должен был быть весьма массивным, а ров - глубоким, раз он смог вместить в себя объём этого вала, который был сброшен каким-нибудь бульдозером к подножию. По фото это не видно, но эскарпированный склон достаточно крутой, потому подняться на площадку и в наши дни не так уж и просто. Поскольку городище вплотную облеплено огородами, и не очень хотелось всполошить целый микро-район прогулками по кругу, взбираемся на площадку. Мозг пытается осознать парадокс - вроде это городище является национальным достоянием, вроде принадлежит всем, и мне в том числе, но при этом, что всё вокруг, что площадка уже разделено и поделено, и куда не ступи, ты уже на чужой территории, будто в чужой огород залез. Здесь кажется фантастикой такая обыденная для европейских стран практика не только охранять сам объект, но и создавать вокруг него буферную зону, способствующую как охране объекта, так и его осмотру гостями. Находим на островке, в зарослях, старую охранную табличку, установленную на уровне земли: Зная, что такие объекты лучше всего раскрываются с высоты, взмываем вверх, и получаем много сведений о расположении объекта на местности, о степени сохранности памятника на разных участках, видим, как пострадало городище с западной стороны, где частично терраса и вал были срезаны, частично наоборот - выворочены наружу, различаем еле заметные впадины на месте рва, видим, как плотно огороды взяли городище в осаду: Такой интересный и практически неизученный объект и такая бесславная участь - пребывать в забвении и умирать под ударами инструментов огородников.
  22. 1 балл
    На сайте с. Веселиновка наткнулся на статью Топоніми рідного краю, а там такое: Конечно, не факт, что эта "Пантантура" связана с локацией, о которой речь шла выше, но вдруг всё же оно? Верна ли гипотеза о мосте и башне? Что это было и где находилось? Упомянутая помещица это, вероятно, Анастасия Семиградова (1879-1932).
  23. 1 балл
    На Google Earth есть спутниковый снимок от 9 апреля 2013, интересный тем, что там показана местность под снегом, подчёркивающим рельеф:
  24. 1 балл
    И ещё раз к гипотезе о существовании других линий обороны. Как выше писал, на спутниковых снимках (особенно это хорошо заметно на Google Earth, фото от 18 августа 2004) на распаханных участках видны дуги, идущие более-менее параллельно сохранившейся напольной линии укреплений городища. Также видно, что ближе к слонам, там, где техника не смогла справиться с распашкой, сохранились рельефные фрагменты этих дуг: Если поиграть с контрастом дроно-фото, то их следы можно и там различить: Ранее не обращал внимание, но и ещё дальше к западу, кажется, прослеживается как минимум ещё одна дуга: Даже если там не было укреплений, то сейчас техника несомненно продолжает утюжить остатки примыкавшего к городищу поселения, если же допустить, что существовали другие внешние линии обороны, то в этом случае в наши дни продолжает уничтожаться участок непосредственно самого городища.
  25. 1 балл
    Ягельница на австрийской карте 1861-1864 гг. Источник На карте более-менее неплохо выделено замчище: К моменту создания карты замковый участок уже давно (начиная с 1817 года) был изуродован и перепланирован в процессе строительства табачной фабрики. Собственно говоря, на карте замок подписан как Табачная фабрика. Первыми в глаза бросаются "недавно" построенные корпуса, но если присмотреться, то можно увидеть, что их по контуру огибает красная линия, которой отметили укрепления замка, которые, кстати, уцелели до наших дней.
×