Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Content Count

    4,654
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    570

Everything posted by Filin

  1. Рік видання: 2020 Автори: Євген Осадчій, Олексій Коротя Видавництво: Експрес-книга, Харків Мова: українська Формат: 14,9 х 21 х 2,7 см (60х84/16) Обкладинка: тверда Папір: офсетний Кількість сторінок: 428 Ілюстрації: багато чорно-білих планів, карт, графічних реконструкцій, малюнків Наклад: 100 прим. ISBN: 978-617-7902-22-4 Купити можна у одного з авторів, Євгенія Осадчого, оформивши замовлення через персональні повідомлення в facebook. Аннотація: Про аворів: Приклади сторінок: Зміст: Вступ:
  2. Из книги Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019), стр. 163: В итоге, к сожалению, церковь была утрачена.
  3. В книге Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019) на стр. 157 встретилось такое вот упоминание дома убогих: К сожалению, как по мне, в итоге вышло именно "щось".
  4. В книге Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019) на стр. 137 есть упоминание Белого Камня:
  5. В книге Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019) на стр. 113 есть такое упоминание костёла: Т.е. две эпитафии из бережанского храма сейчас хранятся где-то в фондах Львовской галереи искусств.
  6. В книге Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019) на стр. 117 есть такое вот беглое упоминание Соседовичей: Т.е. в фондах Львовской галереи искусств могут храниться какие-то предметы из монастырского храма.
  7. В книге Собор Бориса Возницького: спогади, роздуми (2019) есть такое вот беглое упоминание Бище: Т.е. в фондах Львовской галереи искусств могут храниться какие-то предметы из Бище.
  8. Знакомство с Возницким Поскольку презентация книги состоялась в феврале 2020 г., а об этом событии упомянули многие СМИ, то когда этой осенью попал во Львов, то думал, что книгу найду без труда. Однако я ошибался - я обошёл где-то ок. 10 книжных в районе Старого города и нигде книги не было, причём ни один продавец не помнил, чтобы она вообще была в продаже и ни в одной из баз этих магазинов, которые я просил проверять, книга не числилась. Я решил посетить пару филиалов той самой Львовской галереи искусств, которой долгое время руководил Б. Возницкий, но и тут меня ожидали удивительные открытия - попавшиеся мне под руку сотрудники Дворца Потоцкого и той самой Львовской галереи сказали, что об этой книге они ничего толком не знают, что в продаже у них её никогда не было, и что они понятия не имеют, где её можно достать. В общем, я был в ступоре, поскольку я ждал любого сценария - что весь тираж будет распродан, что цена будет слишком высокой, что нужно будет заказывать/ждать и т.п., но никак не думал, что от меня львовяне будут узнавать о существовании издания, а галерея, носящая имя Возницкого, отсутствием контакта с этой книгой так и вовсе разочаровала. В финале неожиданно затянувшихся поисков я добрался до книжного магазина Научного товарищества им. Тараса Шевченко, где книги также не оказалось, но зато там меня смогли направить в расположенный по соседству магазин, где её видели, и там я наконец нашёл, что искал. И вот по итогам всего этого возник у меня вопрос - что это было? То ли издатели настолько плохо знают своё дело, раз книжные Львова чуть ли не через год после презентации не в курсе о существовании книги, то ли книга была выпущена для галочки (во что не особо верится, поскольку издание готовила дочь Возницкого), то ли Возницкий из почётного гражданина в наши дни во Львове вдруг превратился в опальную фигуру, мемуары которого не следует распространять? Поскольку персона самого Возницкого меня давно интриговала и интересовала, а личным знакомством с ним меня судьба не осчастливила, то знакомство должно было состояться посредством знакомства с его дневниками, и потому я, для погружения в атмосферу, прочитал её тут же во Львове, то параллельно то посещая филиалы галереи, то перекусывая бигусом, который так любил Возницкий, в общем, старался быть не праздным читателем. Чуть позже мне захотелось перечитать её ещё раз, поскольку, по результатам первого прочтения, в книге встретился целый ряд интересных с моей точки зрения деталей, и потому пришлось снова повторить пройденный путь, вылавливая описания эпизодов, связанных с интересными для меня локациями. Кстати, это, как по мне, одним из недостатков этого издания является то, что там нет ни географического, ни именного указателя, который бы позволил использовать дневники Возницкого в качестве источника. Масса интересных людей советской эпохи, оказавших большое влияние на спасение культурного наследия Украины, ушли, не оставив после себя никаких мемуаров/дневников, унося в могилу огромные пласты информации, в т.ч. и о внутренней кухне, и потому наличие дневников Возницкого - это уже большой плюс, поскольку они, будучи насыщенными информацией о новейшей (но при этом часто малоизвестной) истории множества локации уже сами по себе могут играть роль источника. Важно, что благодаря опубликованным фрагментам дневников мы можем видеть, каким был их автор, чем он жил, что его беспокоило, как он относился к тем или иным людям, как действовал и благодаря всему этому мы получаем в общих чертах получаем возможность увидеть самого человека, личность. Первая часть дневника - это нарезка воспоминаний о детстве/юности, о семье/родных, о внутренних трагедиях и злоключениях, рассказ в духе "Судьба человека", где много личного, но мало того, с чем мы привыкли ассоциировать Возницкого. Это история становления, основы-основ. С момента, когда в дневниках речь начинает идти о музейной работе, фигура Возницкого постепенно как бы начинает увеличиваться из из сухонького старичка он постепенно, по крайней мере в моих глазах, он превращается в трагичного колосса, поскольку проделанный им объём работ по спасению ценностей вызывает у меня восхищение и при этом приходит осознание, насколько всё это было переполнено разными сомнениями, волнениями и просто страданиями. В 2014-м г. американцы сняли фильм "Охотники за сокровищами" ("The Monuments Men"), рассказывающий (правда, в несколько скучноватой манере) о команде специалистов, который спасали шедевры искусства от уничтожения нацистами, так вот история работы Возницкого - это нечто похожее, но в нашем случае спасать предметы искусства приходилось от ярых приверженцев советско-коммунистической идеологии, а это, в некотором роде, сложнее, поскольку борьба за жизнь ценностей велась не с чужими, а с переформатированными своими. В дневниках приведены мысли и воспоминания Возницкого о множестве локаций, с которыми он имел дело. Чем более близким был контакт, тем чаще встречаются упоминания и тем они подробнее. Конечно, больше всего сведений о том, какие сложности были на пути возрождения объектов, входящих в непосредственную сферу интересов Возницкого: замков в Олеско, Золочеве, Подгорцах, башни Пятничанах... но в текстах мелькают эпизоды из множества других локаций: Свирж, Поморяны, Дубно, Ровно, Острог, Старое Село, Унев, Скелевка, Бережаны, Монастыриска, Старая Соль, Бучач, Городенка, Бище, Броды, Батурин, Руды, Жолквы и др. Обрывки воспоминаний о ряде знаковых мест, где что-то происходило при участии Возницкого - от изъятия каких-то раритетов до формировании музеев. Иногда упоминания беглые, иногда краткие, но ёмкие, иногда относительно пространные - на несколько страниц. Дневники, как по мне, меняю восприятие целого ряда экспонатов (скульптур, картин, икон), поскольку история их чудесного спасения заставляет ещё больше ценить сам факт того, что они уцелели. Кстати, по моему мнению, эти истории непременно должны сопровождать каждый экспонат в экспозиции галереи, чтобы люди могли узнавать не только имя автора и год создания той или иной статуи/картины/иконостаса, но также и то, каким чудом то или иное произведение уцелело, чтобы его мог созерцать на него смотрящий. Как по мне, то отсутствие этих историй - большой просчёт в организации экспозиции экспонатов, спасённых командой Возницкого. Отдельный интерес представляется описание того, как организовывались и происходили экспедиции по спасению предметов искусства, о том, какие проблемы были на уровне чиновников и на местах, как эта деятельность воспринималась на разных уровнях, какие были победы и провалы. Кстати, жаль, что книгу не укомплектовали картой, которая бы показывала, с какими локациями взаимодействовали люди Возницкого, поскольку из многих памятников архитектуры Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Волынской и Ровенской обл. во Львов были свезены спасённые памятники искусства, но при этом, подозреваю, на местах сейчас далеко не везде знают, что остатки их былой роскоши, истории и славы всё ещё хранятся в запасниках галереи. Это огромный пласт данных, требующий каких-то схем, списков и таблиц. Также жаль, что книга будоражащая воображение описанием того или иного чудом спасённого и весьма ценного экспоната, в итоге приводит к тупику, поскольку значительная часть из спасённого Возницким всё ещё хранится под семью замками в фондах/запасниках, вдали от любопытных глаз. В целом, рад, что Возницкий дал возможность всем желающим познакомиться с ним и с его работой посредством своих дневников. Как минимум одного внимательного читателя его записи нашли.
  9. Рік видання: 2019 Автори: Борис Возницький (текст), Лариса Возницька-Разінкова (упорядкування, примітки) Видавництво: Коло, Дрогобич Мова: українська Формат: 17,4 х 24,2 х 2,3 см (70 х 100/16) Обкладинка: тверда Папір: ламінований Кількість сторінок: 280 Ілюстрації: велика кількість чорно-білих і кольорових фото Наклад: 1000 прим. ISBN: 978-617-642-452-9 Аннотація: Приклади сторінок: Зміст:
  10. В этом видео мелькает обсуждавшийся здесь объект. За наводку на видео благодарю Олега Гордийчука.
  11. При сопоставлении данных двух фото у меня получилась приблизительно такая интерпретация данных: Синим выделил сохранившийся отрезок стены внешней линии укреплений. Красным - сохранившийся фрагмент одной из стен башни, скорей всего это фланк (боковая стенка). Бежевым - след от массива кладки, примыкающей под прямым углом к длинной стене. Предположительно, это остатки второго фланка той де башни. Человек, которого видим на крайнем правом кадре, таким образом, стоит внутри разрушенной башни.
  12. Рік видання: 2019 Упорядники: Володимир Маслійчук, Андрій Парамонов, Олександр Різниченко Видавництво: Харківський приватний музей міської садиби + друкарня Мадрид, Харків Мова: українська Формат: 15 х 22 х 2 см (60х90/16) Обкладинка: тверда Папір: офсетний Кількість сторінок: 100 Ілюстрації: монохромні (1 фотокопія документу, 1 графічна реконструкція, 1 план) Наклад: 200 примірників ISBN: ? Купити можна через Андрія Парамонова, написавши йому приватне повідомлення на facebook. Аннотація: Від упорядника: Зміст: Приклади сторінок: Географічно-топографічний покажчик:
  13. Рік видання: 2020 Упорядники: Володимир Маслійчук, Андрій Парамонов, Олександр Різниченко Видавництво: Мадрид, Харків Мова: українська Формат: 15,1 х 22,2 х 1 см (60х90/16) Обкладинка: тверда Папір: офсетний Кількість сторінок: 100 Ілюстрації: монохромні, 1 план і 2 графічні реконструкції укріплень Наклад: 300 примірників ISBN: 978-617-7845-82-8 Купити можна через Андрія Парамонова, написавши йому приватне повідомлення на facebook. Аннотація: Від упорядника: Зміст: Приклади сторінок:
  14. Этот план был опубликован в 2001 г. в каталоге Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne. В этом издании источник снабжён крайне скромной текстовой справкой, которая сообщала, что это "План города Сатанова с околицами", что это на самом деле даже не план, а фрагмент какой-то топографической карты начала 19 в., и что оригинал хранится в РГВИА (ф. 846, оп. 16, д. 22568, л. 1). От себя один из составителей каталога (то ли Тадеуш Поляк, то ли Ян Лешек Адамчик) добавил, что "На карте видна стена с бастионами", но учитывая то, что мы знаем об укреплениях Сатанова, можно предположить, что это всё же могут быть или просто башни или башнеподобные бастиончики в духе тех, которыми был защищён замок, но не классические бастионы. Бросается в глаза непривычная ориентация плана/карты (то что здесь юг, то на самом деле восток и т.д.). Не приходится сомневаться, что оригинал этого источника куда интересней копии, поскольку он наверняка цветной, более качественный и охватывает куда большую площадь, и потому будем надеяться, что чуть позже ознакомимся с картой в более пристойном виде. Что касается укреплений, то на плане хорошо читается пятиугольник замка. Виден ров, который прикрывал подходы к замку со стороны города, а также перекинутый через него мост (о его существовании упоминал Евфимий Сецинский в Археологической карте Подольской губернии). Видно, в какой именно части замок стыковался с линией городских укреплений, видно, где находились ворота и (если верить карте), то можно сделать вывод, что в восточной линии укреплений помимо надвратной башни (?) существовала ещё парочка башен. Редкий случай, когда такой старый российский план выглядит более точным, чем австрийская карта Фридриха фон Мига (1779-1783).
  15. За обнаружение и публикацию фрагмента плана Руслана хочется поблагодарить, как и за его попытку привлечь внимание к туристическому потенциалу Сатанова и к печальному состоянию круглой замковой башни. Но при этом в авторском тексте встречается и много мыслей, с которыми согласиться сложно. Так на старте сообщается, мол, мол, поскольку Сатанов находился на границе с Российской империей, то именно это обстоятельство побудило австрийских военных в 1770-х гг. нанести на карту Фридриха фон Мига укрепления Сатанова. Но, во-первых, карта Ф. фон Мига создавалась в период с 1779 по 1783 гг., и потому не исключён вариант, что лист по Сатанову создан уже в начале 1780-х, во-вторых, это фиксационная карта, на которой отмечалась застройка всех населённых пунктов, попадавших в поле зрения картографов, вне зависимости от того, имели ли они стратегическое значение в войнах конца 18 века или не имели, т.е. австрийцы обозначили укрепления просто потому что они там были, а не потому что это был приграничный пункт. Тут текст так написан, что не совсем понятно, о чём хочет сказать автор - о том, что на 2020 г. план замка с карты Ф. фон Мига был единственным известным старым планом замка или что это был единственный известных план, созданный австрийскими военными? Так или иначе, здесь хотелось бы упомянуть, что в 2001 г. в каталоге Fortyfikacje miast na wschodnich kresach dawnej Rzeczypospolitej - przed 1772 r: materiały kartograficzne был опубликован план города начала 19 в., на котором также можно увидеть укрепления города и замка (смотрите фрагмент ниже). Но это всё мелочи в сравнении с тем, к каким выводам приходит Руслан, анализируя план и критикуя версии, ранее высказанные другими исследователями. В целом, этот самый план исполнен довольно небрежно и даже несколько примитивно, что, к примеру, хорошо видно по кривому изображению башне-бастиончиков, да и вообще это даже не военный план, а какой-то кадастр (?), явно не ставивший перед собой цели тщательно зафиксировать детали архитектуры Сатановского замка, и всё же Руслан решается трактовать показанные на плане детали так, будто они там изображены с высочайшей тщательностью. Опять же, авторский стиль мешает чётко увидеть ту мысль, которую хочет донести Руслан, но если я правильно понял, то речь о том, что поскольку на плане 1900 г. стены замка примыкают к круглой башне, то так оно и было, т.е. не было никаких двух параллельных линий укреплений, а стена якобы внешней линии примыкала к башней якобы внутренней линии. Это в свою очередь опровергает версии, показанные, к примеру, на плане Евфимия Сецинского, приведённом в его книге "Оборонні замки Західного Поділля XIV-XVII ст." (1928), плане из "Памятников градостроительства и архитектуры УССР" (Том 4, стр. 199) или показанном выше фрагменте историко-архитектурного плана Сатанова, где круглая башня показана на некотором удалении от внешней линии каменных стен. Честно говоря, я не вдавался в анализ этих двух версий, но делать вывод о перевязке круглой башни с каменными стенами только лишь на основании простенького плана 1900 г. я бы не осмелился. Да и странным кажется, что авторы всех тех планов, на которых стена показана на некотором удалении от башни (причём линия этой стены ещё прослеживалась в 20 в.), ошиблись, неправильно определив вектор стены, не разобравшись, что на самом деле она должна стыковаться с круглой башней. Но пока не имею возможности особо глубоко нырнуть в размышления над этими двумя версиями, так что вернусь к ним как-нибудь позже. План Е. Сецинского: План из "Памятников градостроительства ...": Но особенно понравилась вот эта часть: Жаль что Руслан не даёт ссылок на источники и не упоминает никаких имён, и потому непонятно, какой(ие) из авторов, с которым он спорит, утверждал, что у замка было пять 5-угольных башен? К примеру, Е. Сецинский считал, что у замка было четыре 5-угольных башни, тогда как пятая, надвратная, по его сведениям имела 4-угольную форму плана. Опять же, если я правильно понял, то доверие к данным плана 1900 г. у Руслана настолько высокое, что увидев на плане не 5 башен, а 3, он пришёл к выводу, что именно столько башен у замка было и в период его функционирования в качестве укрепления. А вслед за этим описано преимущество этого открытия, мол, если башен не было, то и реконструировать их нет необходимости, а это уже экономия. При общем взгляде на картину я бы усомнился в том, что замок, явно построенный по ренессансным канонам, с пятиугольным планом и пятиугольными башне-бастиончиками вдруг почему-то был возведён без двух башен на углах. Причём, без башен остался сектор, откуда неприятель вполне мог подступиться, и при этом со стороны куда менее доступной береговой кручи башни как раз наоборот существовали. Что за странная асимметрия и не менее странная логика концентрации огневой мощи? А вот что по этому вопросу сообщает Е. Сецинский (стр. 49): Как видим, Е. Сецинский сообщает, что башни хоть и были утрачены, но об их существовании свидетельствовали фундаменты. В этих сведениях можно было бы усомниться (хотя особых оснований для этого я не вижу), но всё в той же книге Е. Сецинского есть и другое доказательство существование одной из якобы никогда не построенных башен - не просто фундаменты, а нижний ярус одной из её стен прекрасно виден на фото как раз перед круглой башней, на некотором удалении от неё. К слову, эта удалённость одной башни от другой косвенно подтверждает то, что внешняя линия каменных замковых стен не стыковалась с круглой башней, а располагалась на некотором удалении от неё. Характерная линия бойниц как бы намекает, что эта внешняя башня скорей всего имела более-менее такой же вид и планировку, как и те замковые башни, которые сохранились до наших дней: Источник И это не единственное фото с руинами ныне не существующей (а по мнению Руслана - никогда не существовавшей) башни. Вот, к примеру, на этом кадре видим ту же локацию, но с другого ракурса, и здесь также перед круглой башней не сложно различить фрагмент стены с запоминающейся линией четырёх бойниц, знакомых по уцелевшим замковым башням: На уже упоминавшемся выше плане Сатанова начала 19 в. можно различить эту самую башню, которая стыковалась с городской стеной (что, кстати, подтверждает правильность плана Е. Сецинского, где видим аналогичную связку укреплений города и замка): Что касается 5-й башни, надвратной, то, как мне кажется, она также существовала, хотя по ней сохранилось намного меньше материалов. Возможно она даже показана на плане начала 19 в., но, к сожалению, плохое качество скана не даёт возможности сходу подтвердить или опровергнуть эту версию. Кстати интересно, если никакой надвратной башни не существовало, то где же по мнению Руслана, были обустроены ворота? Таким образом, после беглого знакомства с доводами в пользу старого-доброго взгляда на архитектуру замка, высказанного век назад, с доводами в пользу новой концепции 3-х башенного замка со сливающимися укреплениями двух линий, я всё же склоняюсь в сторону классики. P.S. Заинтригован - что это за "немецкая форма фортификации"? Надеюсь, речь не о том, что Сатановский замок строился под влиянием идей Альбрехта Дюрера, а о чём-то другом, и желательно, чтобы с аналогами, дабы было видно, какие именно "немецкие формы" явно дают понять, что у них есть отпрыск в Сатанове.
  16. Здесь была опубликована статья авторства Руслана Нагнибиды, в центре внимания которой оказался фрагмент малоизвестного плана.
  17. Разведка Общий вид на участок монастыря с востока: Северо-восточный угол укреплённого участка: Ров, защищавший участок с востока и юга. В 17-18 вв. его заполняли вод пруда: Вид со стороны ворот на участок храма, расположенный в центре монастырского двора: Общий вид на обширное и преимущественно пустое пространство монастырского двора: Взгляд вдоль восточной линии укреплений: Восточная часть монастырского двора, окаймлённая заросшим контуром валов: Южная часть монастырского двора. На карте Ф. фон Мига здесь показано массивное здание келий (?). Не пустует эта часть двора и на планах 19 в.: Западная часть двора: Вид на западную линию вала с его гребня: Северо-западная часть двора: Общий вид на монастырский двор с северо-запада: Меня не радует то, что валы были засажены деревьями, но та степень изоляции пространства, которую давала эта растительность, современным опекунам церкви показалась недостаточной и они уже в наши дни ещё и участок самого храма плотно обсадили вечнозелёными свечками, так что теперь нормально сфотографировать памятник не представляется возможным. Кроме того, благодаря такой изоляции церковь как бы обособилась от монастырского дворца и в некотором роде перестала быть его частью, что особенно печально. Монастырские ворота, оказавшиеся по воле судьбы внутри укрепления, где в наши дни постройка служит в качестве колокольни, ощетинившуюся во все стороны громкоговорителями. Вид с северо- и юго-запада. Эта постройка старее церкви на 84 года (исходя из версии, согласно которой храм построен в 1835 г.): А так они выглядят со стороны церковного мини-дворика, с северо- и юго-востока: А как-то так всё выглядело во 2-й половине 18 в., когда ворота располагались посреди восточного вала. Кстати, на графической реконструкции Н. Козурака, показанной выше, ворота изображены поверх вала, но по классике они должны были быть врезаны в толщу вала. Эти ворота, как сообщают источники, построены аж в 1751 г. Быть может когда-нибудь их вернут на место. А так в наши дни выглядит церковь: В советский период и церковь и колокольню датировали 17 в. (эта же датировка указана на старой советской охранной табличке), но уже ближе к нашему времени датировки пересмотрели, отнеся колокольню к середине 18 в., а церковь и вовсе ко 2-й четверти 19 в. Уж и не знаю, насколько сейчас крепки основания версии, высказанной О. Мацюком, согласно которой хотя бы часть этого строения относится к 17 в., тогда как с 1835 г. стоит связывать не постройку с нуля, а этакую перестройку первоначального сооружения. Думаю, что со временем если не мнения экспертов, то дендрохронология позволит дать точный ответ на вопрос о датировке как храма, так и монастырских ворот.
  18. На карте Фридриха фон Мига (1779-1783) монастырь, превращённый в небольшую островную крепость, хорошо различим. Видим четырёхугольник в окружении валов, связанный с "материком" не то мостиком, не то земляным перешейком. На участке символическим рисунком показана церковь и парочка каких-то строений. А вокруг всего этого тогда разливался пруд, и вид у всего этого наверняка был весьма живописным. Чуть позже, когда в моих руках окажется нужный том с текстовыми описаниями села, сопровождавшими карту, постараюсь разместить их здесь. Между прочим, карта интересна ещё и потому, что запечатлела монастырь незадолго до прекращения его существования (напомню, что его упразднили в 1787 г.). Mapire.eu На австрийской карте 1861-1864 гг. видим, что с упразднением обители жизнь на участке не замерла: Mapire.eu На ещё чуть более поздней австрийской карте 1869-1887 гг., несмотря на масштаб карты, показали даже такую мелкую деталь, как не совсем правильную форму четырёхугольника валов: Mapire.eu На польской тактической карте 1935 г. видим условное обозначение церкви, показанной в окружении валов: Источник В наши дни участок монастыря всё также легко отыскать на западной околице села, а четырёхугольник валов прекрасно читается на спутниковых снимках: Карта Google
  19. Обсуждается этот объект: Василианский монастырь в Беседах Село Беседы (укр. - Бесіди) находится в 47 км к северу от Львова, в 17 км к северу от Жолквы: Карта Визиком На околице села неплохо сохранился участок оборонного монастыря конца 17 - 18 вв., окружённый четырёхугольником валов. И хотя сведений об этом объекте довольно много, и само укрепление достаточно интересное и стоящее внимания, памятник, тем не менее, относится к категории малоизвестных, а если какое-то внимание ему и перепадает, то больше пишут о сохранившейся на его участке церкви, чем об укреплениях в целом. Уже самая ранняя публикация, затронувшая историю монастыря, даёт довольно детальную справку по объекту, включая нюансы, касающиеся укреплений. Речь о труде Эмилиана Коссака Шематизмъ провинціи Св. Спасителя Чина св. Василія Великого въ Галиціи и короткій поглядъ на монастыри и на монашество руске (1867), где на стр. 175-177 имеется справка по Беседам: В переводе: Пробравшись (не без потерь, вызванных моим не самым точным переводом) через хитросплетения и вычурность формулировок 17 в. в сухом остатке получаем, что пара монахов в 1667 г. основали монастырь, где к началу 1670-х гг. было уже три церкви. Не исключено, что уже на этом первом этапе монастырь обладал каким-то оборонным потенциалом, поскольку сообщалось, что он находился на островке, а это в свою очередь означало, что уже тогда существовал пруд. Далее говорится, что в 1672 г. монахи обратились к королю Собескому, и этот момент мне не совсем понятен, поскольку Ян III Собеский стал королём в 1674 г., т.е. автор мог иметь ввиду будущего короля (и в этом случае монахи обратились к нему не как к королю, а, к примеру, как к новому владельцу окрестных земель) или всё же есть какая-то ошибка в описании этой детали. Но оставлю этот вопрос пока в стороне. А далее Ян Собеский в своём ответе не только подтвердил монахам их права/привилегии, но и предоставил им возможность развить монастырь. Нам, конечно, прежде всего интересно его указание превратить монастырь в крепость, а также снабдить его пороховой мельницей. Судя по всему, так и был дан старт строительству ныне существующих укреплений. Интересно, что если в обращении 1667 г. упоминается три церкви, то в ответе Собеского уже фигурируют две. Также монахи получили право построить пивоварню и винницы (т.е. погреба/подвалы для спиртного), мельницу и даже типографию. При монастыре были сады и пасека. В общем, хоть и малая обитель, но довольно неплохо обеспеченная. В Сводной галицко-русской летописи с 1600 по 1700 год, изданной в 1874 г., на стр. 174 также находим упоминания о "заложении" монастыря Бесяды в описании событий 1672 г. Благодаря информации, почерпнутой из предыдущего источника, мы понимаем, что под "заложением" подразумевался не первый строительный этап, а скорее радикальная модернизация ранее существовавшего комплекса. Кстати, тогда Беседами/Бесядами называли сам монастырь, а село, вероятно, при нём возникло позднее, и со временем оно на себя переняло название монастыря, а когда монастыря не стало, то село ещё больше закрепило название за собой, и в наши дни как бы монастырь крепится к селу и село делится с ним своим названием, тогда как изначально всё было с точностью до наоборот. В 1-м томе "Географического словаря Королевства Польского ..." (1880) находим крайне скромную справку о селе. Приведу её в переводе и в некотором сокращении (убрав то, что не касается темы): Иван Крипякевич в своей публикации Середньовічні монастирі в Галичині (здесь, стр. 77), изданной в 1927 г., кратко упоминает монастырь в Беседах, сообщая, что основали его в 1667 г., а упразднили в 1787 г. В списке источников Крипякевича помимо приведённой выше работы Э. Коссака видим также ссылки на 9-й том "Архива юго-западной России" (1904) и на Historya polityczna dawnych klasztorów panieńskich w Galicyi 1773-1848: na podstawie akt cesarskiej kancelaryi nadwornej (1905), но ссылок на конкретные страницы автор не указал, и потому пока не могу сказать, что именно о Беседах там сообщается. "Історія міст і сіл УРСР" (1968) и "История городов и сёл УССР" (1978) Беседы вообще отдельной справки не удостоили. В 3-м томе "Памятников градостроительства и архитектуры Украинской ССР" (1985) на стр. 156-157 находим описание уцелевшей на участке церкви (уже не монастырской, а приходской, построенной после того, как монастырь был упразднён) и её колокольни. Имеется там и беглое упоминание земляных укреплений, датированных 17 в.: Василий Слободян церковь описал в "Жовківщина: історико-архітектурні нариси церков" (1998): Интересно, что автор перечислил, на основании каких деталей датировались моменты строительства и ремонта церкви, а вот какая основа у датировки колокольни 1751 г. осталось неясным, и все другие авторы, датирующие колокольню этим годом также не упоминают, откуда эта дата взялась - из какого-то документа или же и в воротах-колокольне также есть какая-то резная надпись с датой? Справа по Беседам В. Слободяна из "Церкви України: Перемиська єпархія" (1998) укомплектована парочкой фото 1992 г., на одном из которых показан общий вид на церковь с юго-запада. Это ценный кадр, поскольку в наши дни из-за того, как засадили участок, повторить его уже не получится. В книжке Ореста Мацюка "Замки і фортеці Західної України" (2005), несмотря на её лёгкий формат, был совершён некоторый прорыв, поскольку, наверное, впервые на монастыре акцентировалось внимание через призму укреплений и была предпринята первая попытка графической реконструкции комплекса. с. 12 с. 55 Как видим, О. Мацюк считал, что церковь, сохранившаяся на участке монастыря, это тот самый храм, который самым первым построили монахи в 1667 г., а дата "1835" сообщает о перестройке, а не о строительстве нового храма с нуля. В эту версию, конечно, сложно поверить, тем более, что все остальные исследователи склонны датировать церковь всё же 2-й четвертью 19 в. Что касается графической реконструкции, то с одной стороны она хорошо передаёт основную идею (простой четырёхугольник вала с деревянными укреплениями, под защитой которых находятся сакральные и хозяйственные постройки монастыря), но с другой стороны в деталях вызывает вопросы. К примеру, в реальности вал вокруг монастыря представляет собой простой четырёхугольник без явных башенных выступов (нет их и на карте Ф. фон Мига), и если ждёшь их где-то увидеть, то с напольной стороны, а не с той, где находилась долина реки и озеро, а на реконструкции всё с точностью до наоборот. Или вот взять ворота - они должны были быть врезанными в вал, а на реконструкции они показаны поверх него. Также из реконструкции создаётся впечатление, что участок монастыря квадратный в плане, тогда как он скорее прямоугольный, вытянутый по оси север-юг. Очень заинтригован сообщением, что реконструкция создана "за планом початку XVIII ст.". Что это за план, где хранится? Порадовали фото. Я со стороны реки участок не сфотографировал, а вид там приятный - речушка, дополняющая вид на земляной вал, помогает формировать более правильный образ этого укрепления. Ян Лешек Адамчик упомянул монастырь в своём каталоге Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku (2004) Поскольку он опирался всего на два источника ("Географический словарь ..." и книгу О. Мацюка), то ничего нового в его справке мы не найдём, и, тем не менее, приведу её в переводе: Вслед за Я. Л. Адамчиком и О. Мацюком шёл Владимир Пшик, автор каталога Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008) Вот его справка: Из упомянутых источников пока не смогу дотянуться только до "Списка пам’яток стародавньої історії Львівської області" и до "Археологічних дослідженнь на Львівщині в 1994 р.", так что знакомство с содержимым этих публикаций на некоторое время откладывается. Михаил Хохонь в своей кандидатской диссертации Формирование оборонных сооружений монастырей Западной Украины в XVII-XVIII веках" (2018) Беседский монастырь упоминает несколько раз (с. с. 44, 62, 63, 71, 72, 85, 88, 89, 108, 112, 114, 145, 146). Несмотря на обилие упоминаний, новых сведений и выводов там крайне мало. Приведу некоторые из них (с. 72, 112), а также схему (с. 227): В статье Храм, навколо якого вирує життя можно встретить дополнительные сведения об истории участка в 20 и в начале 21 в.
×
×
  • Create New...