Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Posts

    4,705
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    588

Everything posted by Filin

  1. Здесь встретились дроно-фото локации: Благодарю Олега Супруненко за наводку на материалы.
  2. В наши дни макет в полном виде можно осмотреть в подземельях бывшего костёла иезуитов (в наши дни - Гарнизонного храма св. Петра и Павла). На сайте подземелья нашлось много новой интересной информации об этом макете. Здесь попалось такое вот фото полной версии макета (как выяснилось, он не был закончен, и потому часть секций так и осталась незаполненной): Здесь встретилось ещё немного интересной информации об истории создания макета: Высокий замок: Подзамче: Фольварк иезуитов:
  3. Про славне минуле та перспективи Чорткова говорили на науковій конференції
  4. Какой была восточная замковая стена в 16 веке? Знакомство с восточной линией укреплений сильно усложняется тем, что начиная с 17 в. (?) в этой части комплекса в несколько этапов формируется дворцовый корпус, скрывший внутри себя значительную часть старой стены. Нижний ярус дворца на плане выглядит довольно сложно и даже несколько хаотично, что, вероятно, было следствием формирования всей этой структуры в несколько этапов: Уберём нижний ярус дворца 17 в. (?), пристроенный к стене снаружи: Можно также убрать дворцовый ризалит, пристроенный, возможно, уже в 18 в. к дворцовому корпусу изнутри. И после этой черновой чистки получим отрезок из двух стен, к которым и хочется присмотреться: Собственно, восточная стена имеет толщину ок. 3 м., затем внутри стены идёт проход шириной чуть более 1 м. и высотой что-то ок. 4-4,5 м, а затем следует вторая стена толщиной в 1,5 м. Загадочный внутристенный ход имеет такой вид: Источник Мне известна всего одна попытка реконструкции внешнего вида восточной линии укреплений по состоянию на 16 в. - речь о плане Адама Милобендзкого, опубликованном в 1968 г. (его публиковал выше, в самом начале первого сообщения темы). По мнению автора плана восточная стена имела ширину ок. 3 м. Выскажу кое-какие мысли по поводу того, какой вид могла иметь эта стена. Поскольку на других участках (жаль только, что их не очень много) замковая стена 16 в. уцелела чуть ли не на полную высоту, то можно составить представление о её габаритах. Её высота от уровня нынешней поверхности была ок. 9 м. (+ минимум 2-3 метра высоты должен был добавить ров), на высоте ок. 5 м проходил межъярусный карниз. Стена имела два боевых яруса, нижний защитники использовали находясь прямо на площадке внутреннего двора замка, верхний обслуживали с открытой площадки боевого хода, защищённого мощным бруствером со скруглённым верхним краем. Габариты этого бруствера нужно уточнять, но, вероятно, его высота была что-то ок. 2,5-3 м. С шириной также не всё понятно, но на основе ряда факторов (есть следы примыкания брустверов к башням, есть аналоги) можно предположить, что толщина была не меньше 2 м., а может даже 2,5 или 3 м. Также высока вероятность, что бруствер был лишён зубцов, т.е. представлял собой сплошную стену, пронизанную бойницами. Если перенести эти размеры на восточную стену, то получим нечто подобное (здесь, помимо прочего, показал бруствер 3-метровой высоты, а для ширины показал несколько вариантов: 2, 2,5 и 3 м.): Даже при 2-метровой толщине бруствера на стене остаётся площадка шириной всего 1 м., которой явно маловато для боевого хода. А если учесть, что на других участках замка стены середины 16 в. имели в среднем толщину 5,5, а местами 6 м., то очевидно, что заказчик и архитектор узкие площадки не очень любили, а это значит, что, как минимум, должна была быть какая-то галерея, к примеру, на консолях, как показано ниже: И вот тут появляется интересный вопрос - если восточная стена имела более-менее такую же высоту, как и стены на других участках, и если она нуждалась в боевой площадке более-менее такой же ширины, как и на других участках, то не могла ли вся стена иметь такую же ширину, как и на других участках? Т.е. не могла ли она иметь ширину не 3 м., а 5,5 м? Тем более, что слоёный пирог из двух стен и расположенного между ними прохода имел толщину ок. 5,5 м, а это средняя толщина стен, которые прикрывали замок с запада, юга и, возможно, севера. Если стена действительно могла иметь такую толщину на этом участке, то это несколько меняет восприятие всей системы укреплений, поскольку часто в публикациях отмечается, что стены замка имели разную толщину на разных участках, но на самом деле есть вероятность, что они по всему контуру могли иметь более-менее одинаковую толщину в пределах 5-6 м. На последнем изображении показал внутристенный ход-тоннель, но о том, когда именно он возник и какую функцию выполнял у меня сведений нет. С точки зрения боевого применения его ценность очень сомнительна - внутри слишком узко, чтобы там могли вести бой стрелки, да и непонятно, как через такую стену, через её нижний ярус, могла работать артиллерия - в галерее она явно не поместилась бы, но и вести огонь со двора, как бы сквозь галерею, как-то тоже не очень правильно. Или этот проход был только лишь коммуникационной линией? Но куда она вела и откуда, и зачем её было обустраивать на уровне земли, если тот же путь можно было проделать по внутреннему двору? Или же ход появился уже на этапе, когда к стене стали пристраивать дворец? С другой стороны, в замке есть и другие примеры использования ранних внутристенных ходов, к примеру, один из них (правда, очень короткий) соединял пятиугольный башне-бастиончик с пристройкой у стены: Во втором сообщении темы упоминал о ходе к воде/реке, который пронизывал весь восточный дворцовый корпус. И вот вопрос - была ли это коммуникация середины 16 в., которую потом сохранили даже после возведения дворца 17 в. (?) или же ход в стене пробили уже на дворцовом этапе? Также интересно понять, как именно происходила постройка дворца 17 в. (?), чтобы понять, какие части стены 16 в. были разобраны, а какие включены в объём построек 17-18 вв. Можно предположить, что нижний ярус стены почти полностью сохранили, использовав его в качестве основы для дворцовых покоев, а вот брустверную стенку второго яруса наверняка снесли почти полностью, хотя не исключаю вероятности, что её фрагменты могли сохраниться по бокам от дворцового здания. На реконструкции Л. Горницкой и Н. Гайды (здесь, как я понимаю, показан внешний вид замка по состоянию на 17 в.) толстая стена показана не только на нижнем, но и на верхнем ярусе восточного дворца. Однако, я очень сомневаюсь, что стена была на верхнем ярусе, поскольку на обмерных планах 1926 г. она выше первого яруса не показана, да и не логично было её оставлять внутри новеньких дворцовых покоев, поскольку эта стена просторный зал превращала в два небольших помещения, одно из которых могло использоваться только в качестве узкого прохода, да и комната слева от стены получалась совсем небольшой - шириной что-то ок. 3,5-4 м. Куда логичней было полностью снести бруствер, чтобы получить более просторный зал шириной в ок. 7,5 м. На рубеже 19-20 вв. было уже как-то так - линия старых укреплений была хорошо замаскирована в объёме массивного 4-этажного дворцово-казарменного корпуса: В наши дни в интерьере нижняя внешняя часть гипотетической стены середины 16 в. выглядит так (выделил секции белой рамкой): Источник Всё это нужно внимательно осматривать со всех сторон, уделяя внимания именно плоскостям гипотетической стены 16 в. Если эта широкая секция внутри первого яруса дворца действительно осталась в наследство от старых укреплений, то там могли сохраниться следы бойниц или какие-то другие интересные детали. Правда, всё это может там и есть, но не исключено, что интересные детали были скрыты или даже уничтожены в ходе многочисленных ремонтов и реконструкций 17-19 вв.
  5. По мере углубления знакомства с замком появился ряд новых мыслей и вопросов, которыми бы хотелось поделиться. Начну с наиболее загадочной части восточной линии укреплений, т.е. с той, которую отдельные исследователи считают четвёртой башней. Первоначально я скептически относился к версии, что это может быть средневековая башня, чуть менее скептически к версии, что это может быть укрепление середины 16 в., но основное предпочтение всё же отдавал версии об укреплённом ризалите дворца 17 в. Теперь приоритеты несколько изменились - версия о средневековой башне теперь кажется ещё менее правдоподобной, но и гипотеза об укреплённом ризалите в моих глазах пошатнулась, а вот версия о том, что это некое укрепление 16 в. теперь кажется наиболее перспективной. Но обо всём по порядку. Форма и пропорции Выше уже отмечалось, что гипотетическая башня, которую исследователи часто называют то четырёхугольной, то квадратной, на самом деле в чистом виде таковой не является. Во-первых, один из углов постройки весьма ощутимо срезан (плоскость угловой грани имела длину ок. 3 м). В случае если бы речь шла о средневековой башне, то, вероятно, мы бы скорей всего получили более-менее классическую четырёхугольную форму плана (№1), а у нас нечто иное (№2): Во-вторых, форма плана подверглась и другим значительным искажениям, которые ещё больше отклонили её от классического четырёхугольника: В-третьих, если верить данным обмерного плана 1926 г., то у постройки ещё и толщина стен не была однородной - южная линия была чуть толще восточной и северной (2,5 м. против 2 м. соответственно). Несмотря на то, что угловой срез хорошо читается на старых фото и планах, его нет ни на плане замка, который был опубликован в "Памятниках градостроительства ...", а затем ещё раз в статье 2011 г. О. Пламеницкой (вероятно, потому среза нет также на её графической реконструкции замка по состоянию на 17 в.), ни на планах и графических реконструкциях замка от "Укрзахідпроектреставрації". Да и форму постройки эти источники показывают преимущественно без искажений, в виде более-менее симметричного четырёхугольника. Было ли этот срез угла изначально запланирован архитектором или же возник вследствие, к примеру, разрушения угла и последовавшей за этим его переделки, но уже по другому проекту, предусматривающему срез? Однозначно сейчас на этот вопрос ответить сложно, поскольку нужная часть постройки над уровнем земли разрушена полностью, но есть вероятность, что ниже уровня земли сохранились фундаменты, по линиям которых можно будет понять, существовал ли этот скос изначально. В любом случае срез уже чётко различим на плане 1755 г., а это значит, что любая реконструкция, желающая показать, каким был замок во 2-й половине 18 в., должна эту деталь учитывать. Да и в 17 в., по логике, он также существовал, раз с учётом этого среза проектировались помещения второго яруса дворца. Внутреннее устройство нижнего яруса Все попадавшиеся мне ранее источники, не считая обмерного плана 1926 г., внутреннему устройству нижнего яруса гипотетической башни не уделяли особого внимания, показывая его в виде ничем особо не примечательного четырёхугольника из стен. Но благодаря плану 1926 г. мы знаем, что к южной и северной стенам изнутри примыкали какие-то выступы, один из которых в потрёпанном виде дожил до наших дней: Источник Вначале я подумал, что это нечто вроде контрфорсов, которыми усилили стены нижнего яруса, когда над ним возводили дворцовые покои. Однако потом, присмотревшись, обратил внимание на следы существования каменного сводика, верхний контур которого в наши дни уже не особо различим, но ещё неплохо читался в конце 1980-х гг. И этот цилиндрический сводик как бы стыковался с уцелевшей опорой. Наличие в том месте "козырька", оставшегося от разрушенного свода, вероятно, объясняет, почему под ним долгое время сохранялась штукатурка на стене, и даже в наши дни под сводиком следов штукатурки на стене в разы больше, чем над ним. Источник Если эти выводы верны, то получается, что опоры служили для поддержки сводов, а поскольку есть две пары опор, то логично предположить, что по оси север-юг свод был трёхчастным цилиндрическим. И, разумеется, был центральный проход по оси запад-восток, пронизывающий все три сводчатых камеры. На схеме ниже показал три гипотетических цилиндрических сводика (три вертикальные полосы красного цвета) и центральный проём (оранжевый четырёхугольник): Попытался набросать, как это могло выглядеть, и получилась такая вот довольно сложная конструкция: Вход в нижний ярус Как именно можно было со двора замка попасть на нижний ярус полубашенного выступа показано на плане 1926 г., правда, чёткости источника недостаточно, чтобы делать однозначные выводы, а ситуация там непростая. С внешней стороны памятника видна пара арок в восточной замковой стене, и, судя по плану, парочка отверстий находилась и со стороны замкового двора. Как обстояло дело изначально мне пока непонятно - может оба отверстия были проходами (что не совсем логично), может в каждой из пар одно отверстие было проходом, а другое окном, может это входы разного времени, или же была какая-то другая комбинация, но так или иначе в нижний ярус постройки можно было попасть, пройдя через вход(ы) в юго-восточном углу замкового двора. Источники: 1, 2 Как вариант, проходы могли вести в нижний ярус не прямо, а по диагонали, тогда как отверстия по бокам от проходов могли использоваться в качестве окон: Тема прохода также очень сильно связана с темой планировки и внешнего вида восточной замковой стены, в которой и был обустроен проход. Бойницы и окна В нижнем ярусе обсуждаемой постройки есть ряд отверстий. На иллюстрациях ниже красными стрелками отметил бойницы. Оранжевыми стрелками - места, где ожидаешь увидеть бойницы, но ни на плане, ни на других изображениях их следов на данный момент не обнаружено. Зелёные стрелки указывают на то, что в 18-19 вв. имело вид окон. Синяя стрелка указывает на нишу в северной стене укреплённой постройки, где на плане явно видна то ли углубление, то ли какое-то большое сквозное (?) отверстие, которое уже в 17 в. (?) было снаружи закрыто стеной дворца, пристроенного к старым укреплениям. Тут есть несколько интересных моментов: Видим, что бойницы находятся довольно низко, у самой земли, а окна - уровнем выше, из-за чего может даже создаться впечатление, будто постройка внутри разделена на два яруса. Если это постройка 16 в., то, разумеется, на первом строительном этапе её нижний ярус вряд ли стали ослаблять окнами, да ещё и в таком количестве. Предположу, что изначально там могли располагаться отверстия для отвода порохового дыма, а позднее их могли растесать, превратив в окна. Поскольку постройка представляла собой каземат с каменными сводами, то, очевидно, что архитектор должен был позаботиться о том, как не дать задохнуться его защитникам, т.е. какая-то система вентиляции там непременно должна была быть, и вот эти отверстия, расположенные в самой верхней части помещения, могли использоваться ровно для этой цели. Тут также можно вспомнить, что у южной полукруглой башни была даже ещё более внушительная вытяжка, служившая одновременно печью. Если в восточной стене на плане 1926 г. показано две бойницы, то в северной и южной стенах есть по одной бойнице, причём в северной стене бойничка совсем небольшая. Это выглядит странно с учётом того, насколько большое внимание в 16 в. уделяли фланкированию куртин. Именно потому в северной и особенно в южной стенах также ждёшь увидеть хотя бы парочку бойниц, но то каждая из стен довольствовалась только одной бойницей (и это при почти 10-метровой длине стены), то ли другие бойницы всё же были, но в дальнейшем их замуровали. Какой был функционал полубашенки? Если её построили при Николае Сенявском, несколько нарушив гармоничную схему треугольника, образованного тремя башнями, вписанного в пятиугольник стен, то значит это зачем-то было нужно. Пока есть такие версии: Защита потерны. Совсем недалеко от полубашенки находился сквозной проход в стене, выходивший к реке. Мы не знаем, был ли он обустроен при Н. Сенявском, но если так, то выступающая из стены постройка очень хорошо подходила для прикрытия такого важного элемента коммуникации. Правда, в этой версии не всё гладко, ведь, как уже писал выше, в северной стене имеется всего одна подтверждённая бойничка, причём небольшая, а этого маловато для нормального фланкирования. Так что либо бойниц изначально было больше, либо фланкирование восточной стены и находящейся там потерны было не основной задачей (хотя это в свою очередь не логично для выступающей полубашни, которая для того и должна выступать, чтобы фланкировать). Нередко бывало, когда в подобных вынесенных приземистых постройках обустраивали колодцы. Но у меня нет информации о существовании чего-то подобного внутри обсуждаемой постройки. Возможно постройка играла роль чего-то вроде капонира, прикрывавшего подступы к южному отрезку замкового рва. Гармония или отсутствие гармонии? Хотя полубашенка выглядит чем-то инородным на фоне общей планировки замка, всё же можно в её расположении усмотреть и некоторую связь с общей концепцией обороны. Замок был спроектирован так, чтобы две башни фланкировали угловые секции замковых стен, и в случае с нашей постройкой подобный приём также использован - постройка находится на некотором удалении от угла и при этом вместе с полукруглой южной башней образуют фланкируемый с двух сторон угол. Правда, в очередной раз, когда мысли начинают вертеться вокруг темы фланкирования, задумываешься, была ли в южной стене полубашенки всего одна бойница или же их была другая (другие), чего бы следовало ожидать при таких габаритах постройка и таком её функционале. Вопрос гармонии, кстати, может также быть косвенным доводом в пользу того, что эта постройка была невысокой. Если она считалась скорее выступом стены, чем возвышающейся над ней полноценной башней, то, получается, она не так сильно выбивалась из концепции симметричного расположения башен относительно стен. Если смотреть не на комплекс в целом, а на юго-восточный участок, то там можно усмотреть некоторую симметрию - прямоугольный корпус дворца с двух сторон по диагонали усилен двумя полубашнями. Также можно предположить, что на этом участке необходимость возведения подобной постройки была более значима, чем желание сохранить правильность форм основной линии укреплений, и именно потому она могла здесь появиться. Высота постройки В "Памятниках градостроительства" сказано, что четырёхугольная башня была четырёхъярусной, на чертежах "Укрзахідпроектреставрації" её высоту поднимали аж до пяти ярусов, Богдан Тихий считал, что башня была двухъярусной (как я понял, речь о двух закрытых ярусах). Мне же на данный момент кажется, что эта оборонная постройка была скорее приземистой, чем высокой, а по внешнему виду она могла тяготеть скорее даже не к башням, а к выступу стены. Если представить, что эта постройка изначально была башней, имевшей несколько ярусов, то эти ярусы вероятней всего были бы интегрированы в объём надстроенного над ней дворца - в стенах гипотетической башни пробили бы новые окна, сделали бы какие-то другие изменения, но при этом какие-то части верхних ярусов сохранились бы, но, судя по обмерным планам, ничего подобного мы не наблюдаем. Вместо этого наоборот видим, что архитектора дворца, как мне кажется, не устраивала планировка нижнего яруса - мало того, что он был перекошен, так ещё и один из углов был срезан. Глядя на планы, создаётся ощущение, что архитектор дворца сместил стены второго яруса относительно стен нижнего яруса, чтобы придать своему творению более регулярную форму и избавиться от срезанного угла. Кроме того, на втором ярусе толщина стен сокращалась всего до 1,5 м. - для средневекового укрепления толщина с натяжкой подходит, а вот для 16 в. - явно нет. Вот на это фото хорошо видно, как начиная со второго яруса срез угла всё уменьшается, а также видно, насколько сильно пришлось сдвинуть вглубь стены второго яруса относительно стен первого, чтобы комната второго яруса получилась более ровной. Кстати, таких сильных смещений стен двух ярусов в случае с другими башнями замка не наблюдаем. Версия о существовании в 16 в. у замка четырёх- или пятиярусной башни в этой части комплекса мне кажется совсем не обоснованной, поскольку здесь был далеко не самое важный сектор с точки зрения обороны, а все прочие башни и стены замка выглядели преимущественно как приземистые постройки. У расположенной поблизости южной полубашни в середине 16 в. была пара закрытых ярусов и верхняя открытая площадка, а тут четыре ярус - явно многовато. К тому же при такой высоте, думаю, стены нижнего яруса были бы толще. Пока наиболее логичной кажется мысль, что это была постройка с одним закрытым ярусом, над которым находилась открытая площадка, совмещенная с боевым ходом восточной стены. Вот некоторые доводы в пользу этой версии: Эта выступающая постройка, как мне кажется, сильно взаимодействовала с восточной стеной, чем с южным дворцом, а если так, то высоту постройки стоит рассчитывать исходя из высоты стен. Относительно нынешней поверхности стены замка 16 в. поднимались на высоту ок. 9 м., на высоте ок. 5 м. располагался межъярусный карниз, и приблизительно такой же была высота нижнего яруса постройки + высота бруствера. Система обороны стен замка была двухъярусной, верхний ярус был представлен открытой площадкой, прикрытой мощным каменным парапетом (о внешнем виде стен 16 в. ещё подробно расскажу в отдельной теме). Предполагаю, что именно такой вид имела восточная стена в 16 в., а поскольку нижний ярус интригующей выступающей постройки к стене примыкал, то логично предположить (после того, как не нашёл признаков существования второго закрытого яруса), что парапет стены плавно перетекал в парапет этой выступающей постройки. Наличие парапета на втором ярусе также могло бы объяснить, почему от него решили избавиться в ходе строительства дворцовых помещений, ведь если вертикальную коробку стен ещё можно приспособить для новых нужд, то парапет специфической формы и устройства было проще снести, чем переделать. Попытался набросать, как это могло выглядеть: Но, конечно, не могу игнорировать и версию, что постройка всё же была на ярус выше (это уже ближе к версии Б. Тихого), и в этом случае она уже больше походила на башню. Эта версия мне кажется менее обоснованной, однако с точки зрения обороны и более гармоничного вида юго-восточной части комплекса она мне нравится даже больше. В пользу датировки постройки 16 в. Кладка. Она довольно регулярная, очень похожая на ту, которая применена при строительстве южного дворца, южной полубашни и других укреплений 16 в. При этом на средневековую кладку она наоборот не особо похожа как раз из-за своему стремлению к регулярности и из-за своего сходства с кладкой укреплений, датируемых 16 в. Жаль только, что судить о кладке выступающей полубашенки можно по небольшому фрагменту одной из её стен, да и то несущему на себе следы многочисленных переделок, особенно в верхней части, где можно найти следы ряда наслоений, от 17 в. и вплоть до консервационных массивов кладки, сформированных уже советскими реставраторами. Не исключено, что часть искажений 17-20 вв. повлияли на структуру северной стены, скрыв часть существовавших там отверстий. Перевязка. Поскольку постройка в значительной степени разрушена, а единственный уцелевший фрагмент частично закрыт примкнувшим к нему дворцом, а частично штукатуркой, то есть всего несколько небольших участков, где можно осмотреть ключевые стыки стен, и, как по мне, выглядит так, что стена полубашенного выступа всё же перевязана с восточной стеной замка, и если так, то это значит, что выступ создавался параллельно со стеной. Тут, к слову, можно вспомнить выводы Г. Логвина, Л. Горницкой и Н. Гайды, которые отнесли постройку к временам Н. Сенявского, считая, что полубашенка была построена одновременно с южным дворцом и южной полубашней, возможно, к такому заключению исследователи пришли в т.ч. и из-за выявления перевязки стен. Усиление конструкции стен. Выше писал и показывал фото небольшого круглого отверстия, расположенного над северной бойницей. В дальнейшем подобные отверстия мне встретились на многих других участках стен, которые я склонен относить к временам Н. Сенявского. Подозреваю, что это какие-то элементы армирования стен, т.е. отверстия могли остаться от внутристенных деревянных (?) каркасов, которые помогали укреплять кладку. Стены разной толщины. Из трёх стен полубашенки наиболее толстая южная, и поскольку с этой стороны нападение на замок в целом было более вероятно, ведь именно в этом секторе находились ворота, то создаётся впечатление, что повышение толщины стены именно с этого направления косвенно может свидетельствовать о том, что выступ сформировался в рамках единой оборонной концепции замка. Бойницы. Они не средневековые, рассчитанные уже под артиллерию, но при этом ранние, судя по тому, что расширяются только в одном направлении, не имея изнутри никаких ниш и чего-то подобного. Кроме того, бойницы в нижнем ярусе постройки расположены не перпендикулярно стене, а как бы под углами, причём разными, и эта деталь также объединяет загадочную постройку с укреплениями середины 16 в., где есть много подобных бойниц, также пронзающих стены под разными углами, а не только под прямыми. Отверстия для отвода дыма из каземата. Если подтвердится, что окна первоначально были чем-то вроде вентиляционных вытяжек, то это даст довод в пользу того, что полубашенный выступ строили в зрелый артиллерийский период. Выступ находится на стыке южного дворца с восточной стеной, а вход в нижний ярус обустроен чётко в углу этих двух старых построек середины 16 в., что также намекает на существовании взаимосвязи всех этих частей комплекса. Расположение постройки с отступом от угла. Как уже писал выше, это также может свидетельствовать о её возведении в рамках концепции, в которой предпочитали создавать клинья их углов, фланкируя их с двух сторон полубашнями. Искажения планировки. Как упоминалось выше, постройка чуть скошена, и эти перекосы проще всего объяснять, если представить, что всю постройку изогнули, чтобы она вытянулась в одну линию с южной секцией укреплений. А поскольку южная линия всеми считается самой ранней частью укреплений Н. Сенявского, то такая косвенная связь с ней восточного выступа также склоняет к его датировке серединой 16 в. Чуть позже продолжим. Может что-то новое всплывёт при знакомстве с восточной стеной, а также в процессе размышлений над тем, как именно над восточной линией обороны возводили дворец.
  6. Книжечка появилась в PDF-формате. P.S. И снова благодарю Лукаша Мальчевского за наводку на источник.
  7. Рік видання: 2021 Автор: Олександр Прядко Видавництво: ТОВ "Друкарня Рута", Кам'янець-Подільський Серія: Міста та фортеці Переяславщини Мова: українська Формат: 14,6 х 20 х 0,5 см (60х84/16) Обкладинка: м'яка Папір: офсетний Кількість сторінок: 76 Ілюстрації: карти, схеми, малюнки, графічні реконструкції Наклад: 100 примірників ISBN: 978-617-8021-33-7 Купити можна у автора, написавши йому приватне повідомлення в фейсбуці Аннотація: Про автора: Приклади сторінок: Зміст: Передмова: Географічний та іменний покажчики:
  8. Если уж поляки докопались до самой основы, и провели исследования на таком уровне по отношению к труднодоступным участкам вежи, то уж к уровням, выполненным из кирпичной кладки, наверняка присматривались ранее. Нужно смотреть их публикации на тему башни, может там уже есть ответ, когда именно кирпичный слой появился. К слову, в 2020 г. вышла книжечка, касающаяся ранней истории вежи: O początkach lubelskiej wieży zamkowej
  9. В этом видео есть интересные виды башни с земли и с высоты:
  10. Похоже, что двери костёла блокировались деревянным засовом, который заходил в пазы стен. Это ещё средневековая практика, которая широко применялась для пассивной обороны во многих постройках - от замков/крепостей до обычных домов. Нынешние ворота не совсем удачно вяжутся с этим гипотетическим засовов (если я правильно понял назначение боковых ниш), а это наталкивает на мысль, что первоначально ворота имели немного другую конструкцию, более массивную и с другим расположением балок жёсткости. Источники: 1, 2 И ещё такой вот взгляд с высоты попался: Источник
  11. Интересно было бы провести сравнение архитектуры костёла в Бережанах с другими храмами, построенными в конце 16 - 1-й трети 17 вв. по инициативе Сенявских. К примеру, костёл в Меджибоже (Хмельницкая обл.) был достроен вроде бы в 1634 г., однако начало его возведения вполне вероятно также имеет отношения к творческой деятельности Адама Иеронима Сенявского, т.е. к периоду до 1619 г. Храмы в Бережанах и Меджибоже с одной стороны имеют немало различий, но с другой стороны есть у них и некие общие черты, к примеру, оба храма имеют более-менее одинаковую планировку, они выглядят очень массивно и даже несколько тяжеловато, и оба могут похвастаться не только ренессансно-барочными, но также и явно выраженными готическими деталями. Источник
  12. Создаётся впечатление, что автор этого плана (который, как мне представляется, является копией с какого-то оригинала) не знал реальной планировки замка, а в качестве основы для своей копии он мог пользоваться не цветным оригиналом - т.е. копия была разукрашена, а вот оригинал мог быть без цветовых акцентов. Такой вывод напрашивается, если посмотреть, как на плане показан восточный дворец. К 1720-м гг. он представляет собой монолитный корпус, через который был проложен сквозной ход к реке (отметил его на плане стрелкой), о чём мы знаем благодаря плану 1755 г. капитана де Пирха. Если не знать, что это ход (а на оригинальном плане эта деталь могла присутствовать без пояснительной подписи), то её можно принять за символической изображение стены, а раз там стена, то значит, что там заканчивается корпус, и, возможно, именно по этой причине автор копии разукрасил только половину дворца, посчитав, что в остальной части никакого здания нет, а есть только какой-то небольшой участок, почти полностью окружённый стенами: Т.е. более правильным было бы разукрасить восточный дворцовый корпус вот так:
  13. Башня всё же пристроена? Выше поднимал тему межярусного карниза, который у многоугольной полубашни имеет профиль, отличающийся от профиля карниза, которым украсили другие укрепления замка. Если присмотреться (что я сделал уже после своего визита в Бережаны), то можно увидеть, что стена у ворот имеет карниз того профиля (выделил его на фото красной линией), который встречается и на других участках стен замка, тогда как карниз многоугольной полубашни (зелёная линия) хоть и находится точно на том же уровне, но уже имеет другой профиль. Кроме того, только недавно в глаза бросился явно видимый шов на месте стыка полубашни со стеной (белая рамка на фото), и этот шов проходит как раз на границе между карнизами двух типов. Он явно просматривается на уровне верхнего яруса полубашни и, вероятно, мог тянуться и на нижнем уровне, а это означает, что как минимум верхний ярус был пристроен к ранее существовавшей стене, и, возможно, к нижнему это также относится, и в этом случае вся башня могла быть пристроена, в чём раньше я сомневался. Ещё одно фото шва. Красным контуром выделил секцию, где явно видно, что кладка не перевязана и шов хорошо заметен. Жёлтый контур - тут кладка в значительной степени всё ещё скрыта под штукатуркой, но всё же создаётся впечатление, что и здесь шов имеется. Синий контур показывает нижнюю часть башни, где шов отсутствует и явно видно, что кладка уже перевязана, однако сам характер кладки, отличающийся от привычной, и наличие в том районе вкраплений кирпича намекают, что тут мог быть какой-то вывал, который замуровали, и потому здесь хоть и нет шва, но это не означает, что его не было. Для внесения ясности в этот вопрос нужно осмотреть башню изнутри, чтобы посмотреть, где там кладка перевязана, а где нет. Если башня была пристроена к стене, то тогда, вероятно, в той части, которая в наши дни образует тыльную стену башни, можно будет обнаружить какие-то следы, которые бы дали понять, что некогда эта стена была наружной. К примеру, там должны быть признаки существования того самого карниза, который есть на стенах с двух сторон от башни, и, по логике, он должен был быть и на участке, который башня закрыла, но это при условии, что её действительно пристроили. Или же там будут следы бойниц, ориентированных в наши дни внутрь башни... в общем, что-то подобное. Также не исключаю вариант, что швы, следы примуровок и изменения профиля карниза могли появиться в ходе радикальной перестройки, когда старую башню начали превращать в часть дворца, обустраивать там новые покои, пробивать окна и всё такое. В этом случае в башне всё же можно будет обнаружить (к примеру, на нижнем ярусе) следы перевязки её кладки с кладкой соседних стен, и при этом не получится обнаружить признаков того, что тыльная сторона башни некогда была наружной и не была ничем закрыта.
  14. На ранее попадавшихся на глаза фото башни в глаза особо не бросился угол, где она стыкуется с восточной стеной. Попав в Бережаны, решил уточнить, как именно это место выглядит и оказалось, что там есть интересные детали, о существовании которых ранее не знал (выделил их контурами на фото): Во-первых бойница, идентичная тем, которые некогда имелись, наверное, на всех участках старых стен. Подобные бойницы, думаю, относятся к середине или ко 2-й половине 16 в. Если датировка верна, то можно говорить, что эта секция укреплений была возведена одновременно с другими участками стен, которые снабжены подобными бойницами. Быть может рядом первоначально была ещё одна подобная, но на её месте пробили окно. Внимание также привлекает проём, расположенный у самого стыка стен. Если я правильно понял, то там первоначально был проём с полукруглым завершением, но позднее его форму видоизменили, сформировав из каменных блоков четырёхугольник нового и меньшего по размеру проёма. И вот интересно - что это было изначально? Может ход, который вёл на стену (она на первых порах и особенно с этого направления вряд ли была высокой) ... а потом, когда стены нарастили и перестроили эту часть комплекса, то могли проём превратить в окно? С другой стороны, если это был проём выхода на стену, то рядом с ним должен был, по логике, располагаться бруствер, прикрывавший боевой ход, но для него там особо места нет. Совсем недавно в ходе какой-то реконструкции к проёму примуровали новую стену с нерегулярной кладкой, внешний вид которой сильно контрастирует со старыми стенами, выполненными преимущественно с применением более ровной регулярной кладки. На этих кадрах видно, какой была стена до реконструкции, когда оконный проём ещё не был частично закрыт: Источники: 1, 2 А на этом дроно-фото можно увидеть, как проём с полукруглой аркой выглядит изнутри: Источник Внутрь замка я не попал, так что не получилось всё это осмотреть изнутри в деталях, но при случае исправлю упущение.
  15. Макет находится в экспозиции Музея истории Львова, который разместился в Чёрной каменице (площадь Рынок, 4). Оригинальное название: "Столичне місто князя Лева Даниловича" (Львів у II пол. XIII ст.) Скульпторы: Марьян Кароль (Мар'ян Король), Василий Одреховский (Василь Одрехівський) Место создания: Львов Год создания: 2020 Масштаб: 1:1000 Материал: медь, бронза. Техника: 3D-моделирование, литьё, гальванопластика. Вначале подумал, что макет изначально планировали выставить где-то под открытым небом, поскольку подобные медно-бронзовые штуки чаще всего можно встретить на улице. Однако в данном случае перед нами тот редкий случай, когда музейный экспонат также предназначен для ощупывания людьми со слабым зрением, и это объясняет, почему в качестве материала был выбран металл. Из авторов упомянуты только скульпторы и потому непонятно, то ли они одновременно были также историческими консультантами, то ли консультировал кто-то иной, не названный. Общий вид макета с разных ракурсов: Чуть ближе: Собственно, сам город. Как для такого небольшого укрепления башен, как по мне, показали многовато: Высокий замок, по мнению авторов, к концу 13 в. уже в общих чертах сформировался, и даже появление барбакана отнесли к этому периоду. Смелая гипотеза. Какое-то скромное укрепление на горе Будельнице: Нижний замок. Укрепление показано регулярным, что выделяет его на фоне прочих объектов на макете: Макет показывает, что к концу 13 в. Нижний замок уже существовал, но при нём тогда ещё не было никакого цельного ядра застройки на месте нынешнего старого центра Львова. В последнее время в новых музеях стало модно ставить интерактивные информационные экраны, есть такой и в зале с макетом, однако польза его сомнительная, поскольку посетителю он предлагает всего 4 информационных слайда, из которых 1 отведён под краткую и очень поверхностную текстовую справку, а 3 слайда показывают фото экспоната, который и так можно посмотреть вот прям тут же, выбрав любой ракурс. P.S. Тему этого макета как бы продолжает макет Игоря Качора, который показывает Львов образца 1340-х гг. Там, с одной стороны, куда более скромно выглядит Высокий замок, но зато старый центр города показан более размашистым, а также имеется же вполне сформированный самодостаточный город на месте нынешнего/нового центра Львова. Так что макеты с одной стороны друг друга дополняют, с другой стороны - местами противоречат, но оба макета вместе дают много интересной визуальной информации и пищи для размышлений на тему планировки ранних львовских укреплений и городской застройки.
  16. Ещё немного фото по теме. Ул. Братьев Рогатинцев (вдоль неё вплоть до конца 18 в. тянулась Высокая стена города) и дом №32, в подвале которого находится полукруглая башенка, относящаяся к укреплениям второй линии, т.е. к Низкой стене: Вид с улицы на фасад. В тёплое время его заслоняет летняя площадка, так что можно и не заметить нужное заведение: Рядом со входом видим информационную табличку, которая и подтверждает, что вы на месте: Кстати, занятно, что в украинской версии используется термин "бастея", без уточнения формы плана, тогда как в английской упомянут "semi-circular bastion", т.е. "полукруглый бастион". Вряд ли переводчик заморачивался деталями, но тут, как по мне, он попал в цель, поскольку изначально бастея = бастион, тогда как у нас решили, что бастея = башня, а это не совсем так, а иногда совсем не так. Тему фортификации в "Гваре" активно использовали в ходе оформления интерьеров - первый этаж содержит приятную подборку иллюстраций различных укреплений Львова, причём она может соперничать по количеству изображений с подборками отдельных филиалов Львовского исторического музея. И хотя здесь представлены копии, тему укреплений Львова это заведение всё же раскрывает на неплохом уровне, особенно если учесть, что перед нами ресторан, а не музей. Источник Спустимся на уровень ниже. Во время предыдущего визита не уделил должного внимания фланковым бойницам, во время очередного визита исправил упущение. Восточная бойница, вид снаружи. Она ещё по старинке устроена на одной линии с плоскостью стены, без углубления в её толщу: Эта же бойница, но изнутри. Здесь в стене обустроена глубокая ниша: Вторая (западная) фланковая бойница также сохранилась, но дизайнер, не оценивший этот элемент по достоинству, закрыл его металлической сеткой амфитеатра, а тот в свою очередь, используемый в качестве хранилища стульев, полностью перекрыл обзор на интересную деталь, хотя ниша всё ещё угадывается несмотря на всю эту полосу препятствий: Очень надеюсь, что со временем от амфитеатра избавятся, бойницы полубашни более грамотно подсветят и всякими другими средствами постараются превратить укрепление из фона в основной экспонат.
  17. На первых порах во внутренний двор между двумя обсуждаемыми выше домами можно было заглянуть через ажурные ворота: Google-карта Изначально, насколько я понял, планировалось, что именно отсюда можно будет попасть во двор, а оттуда уже осмотреть укрепления с уровня текущей поверхности, а затем, спустившись ниже, осмотреть их уже на уровне 15-17 вв. Но, судя по всему, жильцы были сторонниками изоляции (к тому же доступ к стене открыли со стороны подвала соседнего дома, о чём писал выше), и потому ворота закрыли наглухо, а это мешает оценить, как именно выглядит двор на участке близ обнаруженной линии укреплений. Google-карта Пока могу предложить только не очень информативный взгляд с высоты, лишний раз, как по мне, демонстрирующий убогость проекта нового дома, ибо тут уютом и не пахнет, а колодец двора скорее напоминает кадры, сделанные в промзоне: Общий вид на дом на Валовой, 15 и близлежащую застройку:
  18. Интересная деталь, ранее не обращал на неё внимание. При беглом взгляде версия о строительной ошибке, как по мне, выглядит вполне правдоподобно. Однако причины этой ошибки могут крыться не в том, что строить начали от углов. Здесь могли ошибиться по сценарию Пизанской башни, дав неправильную оценку прочности материка или же неправильно рассчитав нагрузку кладки, что в итоге и могло привести к появлению трещины по всей высоте (к примеру, если один из углов начал проседать), приведя в итоге к деформации всей башни. Эта постройка для своего времени была очень массивной, возможно её архитектор ранее ничего столь крупного не строил, так что мог где-то промахнуться в расчётах, или же ошибиться на уровне геологии. Нечто подобное я видел в Чигирине, где уже в наши дни практически полностью реконструировали один из бастионов замка. Так вот, там также кладка на оси бойниц треснула почти по всей высоте, причём в нескольких местах. Правда, чигиринские трещины всё же сильно уступают меджибожской, однако, возможно, причина появления и тех и других более-менее одна. Общий вид бастиона Чигиринского замка. Трещины тянуться от двух нижних бойниц: Вот одна: А вот вторая: Трещина в Меджибоже, появившись в какой-то моменты, была в итоге заделана, и, вероятно, после этого процесс расползания стен если и не был полностью остановлен, то был основательно замедлен, а это означает, что были предприняты какие-то работы по исправлению допущенной ошибки. Может там основание башни дополнительно усиливали, чтобы придать фундаменту большую устойчивость? В этом случае следы таких работ могут быть обнаружены в ходе раскопок. Судя по тому, что трещину замуровали камнями, а не кирпичом, то эти работы могли прийтись скорее на ранний период функционирования укреплений, чем на поздний. Может в дальнейшем, когда будет составлен перечень разного типа растворов, которые были использованы при строительстве тех или иных построек замка, получится даже точно датировать проведение работ.
  19. Во время недавнего визита в Бережаны сделал ряд кадров с акцентом на уцелевшую секцию ризалита, того, где сохранилась интригующая бойница (которую О. Пламеницкая называла архаичной). Эта секция укреплений, как об этом сообщалось выше, частью исследователей интерпретируется как перестроенная башня, интегрированная в объём дворца. Вид изнутри (имеется ввиду, что эта стена некогда выходила во внутрь нижнего яруса ризалита): Стена с бойницей в профиль: Общий вид фрагмента стены ризалита снаружи: Бойница снаружи крупным планом: К сожалению, у нас нет каких-то каталогов или общих работ, которые бы помогали датировать бойницы по форме, размерам и другим признакам, так что опереться на какие-то конкретные датирующие признаки не так-то и просто, но чисто субъективно бойница не выглядит архаической, и даже наоборот - сочетание невысокой вертикальной щели изнутри с узким воронкообразным каналом снаружи, а также небольшие размеры бойницы в сочетании с не очень толстой стеной меня подталкивают к мысли, что бойница наоборот может быть поздней, может уже даже 17 в. Чуть выше бойницы виднеется непонятно для чего предназначенное круглое отверстие диаметром что-то ок. 5 см: Вид со стороны многоугольной башни. Просвет в конце канала бойницы намекает, что я в секторе обстрела, и что этот элемент вполне мог справляться с фланкирующей функцией, однако с учётом того, что бойница там всего одна и непонятно, были ли другие на ярусах ризалита, расположенных на уровень/два выше, то напрашивается мысль, что оборонная функция здесь была скорее номинальной, как бы на всякий случай, что вполне вписывается в версию об укреплённом ризалите, который могли оставить слегка укреплённым, чтобы полностью не превращать восточную линию замковых укреплений в нечто совсем не боевое.
  20. Макет находится в экспозиции Музея истории Украины (площадь Рынок, 24), который в свою очередь является филиалом Львовского исторического музея. Когда впервые увидел макет в 2012 г., он выглядел вот так: Не так давно снова его навестил, найдя его на новом месте и в новой обёртке, но всё прочее осталось в старом виде: Подпись крайне скромна - ни автора, ни года/периода создания, ни обстоятельств, приведших к появлению макета. Из подписи может показаться, что макет создан, дабы символизировать мощь удара, нанесённого полякам объединённой казацко-тараской армией, но ряд деталей намекают, что макет создан с ровно противоположной целью - дабы иллюстрировать историю подвига упорной обороны. Экспликация: Несколько лет назад Руслан Пидставка кратко описал свои впечатления от макета: Макет, который при первом взгляде может показаться довольно простеньким, при более детальном знакомстве начинает вызывать к себе уважение. Во-первых, уже то, что здесь показали не только центральное четырёхугольное ядро замка (как чаще всего бывает в случае, когда визуализируют Збаражский замок), а и внешнюю линию его бастионных укреплений, да ещё и окружающий рельеф, говорит о том, что автора(ов) этого детища интересовала фортификация памятника. Во-вторых, интерес к деталям, в особенности таким малоизвестным, как наличие внутреннего дворика у замкового дворца, также демонстрирует, что автор/консультант был неплохо знаком с материалами об архитектуре объекта, и потому в общих чертах правильно показал отдельные утраченные/скрытые элементы. В-третьих, оригинальная экспликация выполнена на латинице, а среди терминов видим упоминание "белюардов" (по отношению к башне-бастиончикам центрального ядра) и "бастионов" (по отношению к угловым укреплениям внешней линии), и это, как по мне, также намекает, что перед нами перевод первоначальной (польской?) экспликации, выполненных кем-то, кто был в теме, поскольку он заморачивался над темой отличия белюардов от бастионов. Сумма всех этих нюансов заставляют предположить, что этот макет был создан не в 1960-х или 1970-х гг., а намного раньше, может в межвоенный период 1918-1938 гг. или даже на рубеже 19-20 вв., и не удивлюсь, если здесь не обошлось без участия кого-то из известных львовян, которые в то время интересовались фортификацией, таких как Александр Чоловский или Януш Витвицкий.
×
×
  • Create New...