Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Posts

    4,709
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    592

Everything posted by Filin

  1. На первых порах во внутренний двор между двумя обсуждаемыми выше домами можно было заглянуть через ажурные ворота: Google-карта Изначально, насколько я понял, планировалось, что именно отсюда можно будет попасть во двор, а оттуда уже осмотреть укрепления с уровня текущей поверхности, а затем, спустившись ниже, осмотреть их уже на уровне 15-17 вв. Но, судя по всему, жильцы были сторонниками изоляции (к тому же доступ к стене открыли со стороны подвала соседнего дома, о чём писал выше), и потому ворота закрыли наглухо, а это мешает оценить, как именно выглядит двор на участке близ обнаруженной линии укреплений. Google-карта Пока могу предложить только не очень информативный взгляд с высоты, лишний раз, как по мне, демонстрирующий убогость проекта нового дома, ибо тут уютом и не пахнет, а колодец двора скорее напоминает кадры, сделанные в промзоне: Общий вид на дом на Валовой, 15 и близлежащую застройку:
  2. Интересная деталь, ранее не обращал на неё внимание. При беглом взгляде версия о строительной ошибке, как по мне, выглядит вполне правдоподобно. Однако причины этой ошибки могут крыться не в том, что строить начали от углов. Здесь могли ошибиться по сценарию Пизанской башни, дав неправильную оценку прочности материка или же неправильно рассчитав нагрузку кладки, что в итоге и могло привести к появлению трещины по всей высоте (к примеру, если один из углов начал проседать), приведя в итоге к деформации всей башни. Эта постройка для своего времени была очень массивной, возможно её архитектор ранее ничего столь крупного не строил, так что мог где-то промахнуться в расчётах, или же ошибиться на уровне геологии. Нечто подобное я видел в Чигирине, где уже в наши дни практически полностью реконструировали один из бастионов замка. Так вот, там также кладка на оси бойниц треснула почти по всей высоте, причём в нескольких местах. Правда, чигиринские трещины всё же сильно уступают меджибожской, однако, возможно, причина появления и тех и других более-менее одна. Общий вид бастиона Чигиринского замка. Трещины тянуться от двух нижних бойниц: Вот одна: А вот вторая: Трещина в Меджибоже, появившись в какой-то моменты, была в итоге заделана, и, вероятно, после этого процесс расползания стен если и не был полностью остановлен, то был основательно замедлен, а это означает, что были предприняты какие-то работы по исправлению допущенной ошибки. Может там основание башни дополнительно усиливали, чтобы придать фундаменту большую устойчивость? В этом случае следы таких работ могут быть обнаружены в ходе раскопок. Судя по тому, что трещину замуровали камнями, а не кирпичом, то эти работы могли прийтись скорее на ранний период функционирования укреплений, чем на поздний. Может в дальнейшем, когда будет составлен перечень разного типа растворов, которые были использованы при строительстве тех или иных построек замка, получится даже точно датировать проведение работ.
  3. Во время недавнего визита в Бережаны сделал ряд кадров с акцентом на уцелевшую секцию ризалита, того, где сохранилась интригующая бойница (которую О. Пламеницкая называла архаичной). Эта секция укреплений, как об этом сообщалось выше, частью исследователей интерпретируется как перестроенная башня, интегрированная в объём дворца. Вид изнутри (имеется ввиду, что эта стена некогда выходила во внутрь нижнего яруса ризалита): Стена с бойницей в профиль: Общий вид фрагмента стены ризалита снаружи: Бойница снаружи крупным планом: К сожалению, у нас нет каких-то каталогов или общих работ, которые бы помогали датировать бойницы по форме, размерам и другим признакам, так что опереться на какие-то конкретные датирующие признаки не так-то и просто, но чисто субъективно бойница не выглядит архаической, и даже наоборот - сочетание невысокой вертикальной щели изнутри с узким воронкообразным каналом снаружи, а также небольшие размеры бойницы в сочетании с не очень толстой стеной меня подталкивают к мысли, что бойница наоборот может быть поздней, может уже даже 17 в. Чуть выше бойницы виднеется непонятно для чего предназначенное круглое отверстие диаметром что-то ок. 5 см: Вид со стороны многоугольной башни. Просвет в конце канала бойницы намекает, что я в секторе обстрела, и что этот элемент вполне мог справляться с фланкирующей функцией, однако с учётом того, что бойница там всего одна и непонятно, были ли другие на ярусах ризалита, расположенных на уровень/два выше, то напрашивается мысль, что оборонная функция здесь была скорее номинальной, как бы на всякий случай, что вполне вписывается в версию об укреплённом ризалите, который могли оставить слегка укреплённым, чтобы полностью не превращать восточную линию замковых укреплений в нечто совсем не боевое.
  4. Макет находится в экспозиции Музея истории Украины (площадь Рынок, 24), который в свою очередь является филиалом Львовского исторического музея. Когда впервые увидел макет в 2012 г., он выглядел вот так: Не так давно снова его навестил, найдя его на новом месте и в новой обёртке, но всё прочее осталось в старом виде: Подпись крайне скромна - ни автора, ни года/периода создания, ни обстоятельств, приведших к появлению макета. Из подписи может показаться, что макет создан, дабы символизировать мощь удара, нанесённого полякам объединённой казацко-тараской армией, но ряд деталей намекают, что макет создан с ровно противоположной целью - дабы иллюстрировать историю подвига упорной обороны. Экспликация: Несколько лет назад Руслан Пидставка кратко описал свои впечатления от макета: Макет, который при первом взгляде может показаться довольно простеньким, при более детальном знакомстве начинает вызывать к себе уважение. Во-первых, уже то, что здесь показали не только центральное четырёхугольное ядро замка (как чаще всего бывает в случае, когда визуализируют Збаражский замок), а и внешнюю линию его бастионных укреплений, да ещё и окружающий рельеф, говорит о том, что автора(ов) этого детища интересовала фортификация памятника. Во-вторых, интерес к деталям, в особенности таким малоизвестным, как наличие внутреннего дворика у замкового дворца, также демонстрирует, что автор/консультант был неплохо знаком с материалами об архитектуре объекта, и потому в общих чертах правильно показал отдельные утраченные/скрытые элементы. В-третьих, оригинальная экспликация выполнена на латинице, а среди терминов видим упоминание "белюардов" (по отношению к башне-бастиончикам центрального ядра) и "бастионов" (по отношению к угловым укреплениям внешней линии), и это, как по мне, также намекает, что перед нами перевод первоначальной (польской?) экспликации, выполненных кем-то, кто был в теме, поскольку он заморачивался над темой отличия белюардов от бастионов. Сумма всех этих нюансов заставляют предположить, что этот макет был создан не в 1960-х или 1970-х гг., а намного раньше, может в межвоенный период 1918-1938 гг. или даже на рубеже 19-20 вв., и не удивлюсь, если здесь не обошлось без участия кого-то из известных львовян, которые в то время интересовались фортификацией, таких как Александр Чоловский или Януш Витвицкий.
  5. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. 10, ч. 2 : Подольская губерния. - 1849. С. 14 списка "Мест, удобных к помещению различных штабов, ротных и эксадронных дворов". В описании Жванца упомянуто 2 укрепления близ городка. Предполагаю, что речь идёт об укреплениях, расположенных на территории Браги.
  6. Не так давно "Бюро Спадщина" поделилась парой информацинных PDF-буклетов, касающихся раскопок на участке Братьев Рогатинцев, 18 / Валовой, 15. Эти, а также многие другие материалы, касающиеся раскопок во Львове, можно найти на специальном сайте: https://spadshchyna.lviv.ua/arkheolohiya/ Одна из этих справок концентрируется на укреплениях. Правда, автор материала немного запутался в данных - в тексте упомянута находка "бастеї з бійницею", однако на фото в качестве "бастеи" уже преподносится полукруглое каменное основание "офіціни", которое не является укреплением и не является той самой постройкой, которую исследователи назвали "бастеей с бойницей". А эта информационная справка уже о водопроводе. Я о нём выше особо ничего не писал, так что этот материал дополнит общий образ раскопа. Приведённая в тексте гипотеза о том, что найденный водопровод тянулся от пятиугольной башни-бастиона (его в наши дни часто называют "Водной бастеей") настолько же интересная, насколько и смелая. У меня, как у аматора, создаётся впечатление, что по одному фрагменту водопровода, обнаруженному на одном участке, сложно однозначно сказать, как именно он проходил на других участках и где брал своё начало. Но если предположение верно, то и водопровод получает связь с темой укреплений. На плане Я. Витвицкого двумя квадратами отметил участок, где была обнаружена секция водопровода (близ полубашенки №44, следов которой в 2002-2003 гг. не обнаружили), и тот, где располагалась "Водная бастея" (№26 на плане): Источник
  7. Музеефикация Судя по приведённой выше новости от 16 марта 2004, тогда рассматривался вариант передачи прав на участок у Низкой стены от застройщика, орудовавшего на Валовой, 15, к владельцу дома на Братьев Рогатинцев, 18, который был готов взяться на музеефикацию узкого пространства вдоль обнаруженной линии укреплений. Далее у меня появляется основательный пробел в знаниях, и потому о произошедшем могу догадываться уже по тому, что имеем в итоге. Судя по всему, проект, который предложила "Укрзахідпроектреставрація", не был реализован - на Валовой, 15 построили то, что планировали, включая подземный паркинг, против которого возражал эксперт ЮНЕСКО. Однако, судя по всему, застройщика всё же немного потеснили, отодвинув его подземную активность от участка Низкой стены. Далее, вероятно, владелец дома по Рогантинцев, 18, со стороны подвала своего дома сделал выход к пространству, расположенному к югу от Низкой стены, обустроил там длинный подземный зал, который увеличил площадь подземного яруса упомянутой каменицы. К таким выводам я пришёл, когда стал интересоваться интерьером паба "Купіца", который в наши дни занимает подземелье под домом №18 на Братьев Рогатинцев. Тут повезло - у паба есть виртуальный тур, который позволяет осмотреть значительную часть подземных помещений. В процессе составления плана этого подземелья стало понятно, что оно в южном направлении выходит за границы дома, захватывая нужный участок у Низкой стены. Этому открытию был удивлён, поскольку нигде не встречал информации о том, что музеефикация состоялась. Бродя по подземелью, выходим к небольшому помещению полукруглой формы. Необычная форма плана объясняется тем, что здесь некогда была обустроена лестница, которую можно увидеть на схеме распопок: Но гораздо важнее то, что помещение с лестничной клеткой, расположенной близ центра здания, примыкало к линии Низкой стены, а та в свою очередь служила в качестве основы для фундамента дома. Следовательно, повернувшись влево от помещения бывшей лестничной клетки, мы должны увидеть прямо перед собой Низкую стену, однако мы видим нечто иное, а именно - вход в новое помещение, который, кажется, пробит сквозь стену укреплений 15 в.: А это, уже виды по другую сторону стены - новый зал 2000-х гг., над которым площадка внутреннего двора между домами на Валовой, 15 и Братьев Рогатинцев, 18, а по соседству, через стену, подземная парковка под домом на Валовой, 15. Вид с востока на запад (Низкая стена справа): И в противоположном направлении (Низкая стена слева): В дальнем западном углу (там, где обнаружили большую "бастею", оказавшуюся гражданской постройкой 1-й четверти 19 в., а также загадочную малую "бастейку"), насколько я понимаю, что-то музеефицировали (правда, толком непонятно, что именно), судя по какому-то куску каменной кладки, накрытого стеклом: Судя по данным раскопок, южная плоскость Низкая стены не была строго вертикальной, а имела уклон, что видно на фото: В общем, создаётся ощущение, что это и есть итого музеефикации. Правда, здесь появляется много новых вопросов. Во-первых, странно, что об итоге мучений этой части стены мне в Сети информации не попалось. Я уж было подумал, что нужный участок просто закопали и забыли, а получается, что нет. Ни в одном из встреченных описаний/упоминаний "Купіци" не попалось мне сведений о том, что внутри можно посмотреть на отрезок Низкой стены, да и в самом пабе, судя по сделанным внутри фото, нет никаких информационных табличек, а с учётом того, что и в других помещениях есть каменные стены, то большая длинная каменная стена также особых вопросов не вызывает, тогда как именно она является главной и самой старой достопримечательностью заведения. Или взять тот кусок стены под стеклом на сцене - поди пойми, что это, просто такая декорация или часть какой-то ценной находки, которую решили сохранить. В общем, если это ценные артефакты, ради которых вообще обустроили всё это помещение и изменили планировку участков двух домов, то с информационной поддержкой у них всё на достаточно плохом уровне. К музеефикации плоскости стены также есть вопросы. Был ли пробит проход в стене, по центру помещения, или он там существовал и ранее? Перекладывались ли камни на лицевой поверхности (что-то сходу не смог найти тех участков, которые видны на фото раскопок)? Почему ни на одном из участков не показали конструктивные особенности фундаментной части стены и её верхней части, где сохранился редкий пояс готической кирпичной кладки? Ели у кого-то есть информация о том, как протекала музеефикация этого объекта, то буду благодарен, если поделитесь.
  8. Скандальная стройка на Валовой, 15 и проект музеефикации Мнение Ганса Каспари, эксперта ЮНЕСКО, о проекте дома на Валовой, 15 (который, несмотря ни на что, был всё же построен): Здесь находим как критику отдельных взглядов/мнений упомянутого эксперта ЮНЕСКО, так и интересные сведения о старом австрийском доме по ул. Валовая, 15 (т.е. о том, который был разобран в 1997 г.): Ещё одна публикация, касающаяся скандальной стройки на Валовой, 15: Заметка от 24 июля 2003, когда ещё велись раскопки. Здесь часть сведений не отвечает действительному положению вещей (частично из-за того, что автор статьи привёл не совсем корректную информацию об участке, а частично из-за того, что отдельные выводы были в дальнейшем откорректированы, что, к примеру, касается истории с обнаружением крупной "бастеи"), но помимо этого есть интересные детали о взаимодействиях с застройщиками: По итогам раскопок 2003 гг. в "Звіті" было отмечено следующее: Буквально через несколько дней после завершения раскопок в одном интервью речь шла о том, что ценного нашли, и о планах на музеефикацию, которая позволила бы всем желающим ознакомиться с выявленной секцией укреплений. Если я правильно понял, планировали расчистить пространство вдоль Низкой стены, сделать к эту полость спуск со стороны улицы, а на уровне покрытия внутреннего двора между домами на Братьев Рогатинцев, 18 и Валовой, 15 сделать прозрачный то ли пол, то ли окна, дабы и сверху можно было на всё это глянуть и дать локации бюджетное освещение солнечными лучами. Был ещё Відкритий лист товариства шанувальників Львова, в котором призывали музеефицировать найденные укрепления: Зачистка котлована на Валовой, 15: Источник Новость от 16 марта 2004, где продолжается история скандальной стройки на Валовой, 15, а также приводятся дополнительные сведения о проекте музеефикации Низкой стены, который разрабатывал институт "Укрзахідпроектреставрація" (было бы интересно с ним ознакомиться): Этот скандал, как я понял, развивался в течение стройки (она завершилась к 2005 г.), так что наверняка есть и другие публикации на эту тему, а здесь привёл лишь те из них, которые попались мне на глаза, и в которых встретились интересные сведения.
  9. Благодаря сотрудникам научно-исследовательского центра Рятівна археологічна служба удалось ознакомиться с содержимым отчёта "Про результати археологічних досліджень на ділянці будівництва житлово-офісного центру по вул. Валова, 15 у м. Львові; 2003 р." (далее для краткости буду называть его "Звітом"), составленного "Археологічно-архітектурной службой м. Львова" (в наши дни это Бюро Спадщина). Ниже будут приведены отдельные сведения из этого отчёта (тексты, планы, фото), которые помогают понять, что же там тогда откопали. Отчёт довольно детальный и содержит много данных, не имеющих прямого отношения к обсуждаемой здесь теме, так что о них здесь речи не будет, а материалы по нужной теме буду приводить либо в сжатом пересказе, либо в формате цитат. Хотя даже после всех этих сокращений и упрощений сведений осталось довольно много. Исследования 1997 г. После того, как в 1995 г. дом на Валовой, 15 начал разваливаться, а его руины разобрали, в августе-сентябре 1997 г. участок обследовали археолог В. Конопля и архитектор Р. Могитич. Внимание исследователей сосредоточилось на участке размером 33х15 м вдоль ул. Валовой, т.е. более-менее на участке рва перед Низкой стеной, вот где-то здесь: Google Earth "Звіт" делится итогами: Интересно, что в отчёте Р. Могитича (Архітектурно-археологічні обстеження котловану розібраного будинку по вул № 15 у м. Львові. Львів, 6 с. машинопису. Архів ЛІМ, 1997 р.) об обнаружении "біля вул. Сербської" следов мурованого (вероятно, кирпичного) контрэскарпа рва, который, очевидно, одновременно являлся северной подпорной стеной вала третьей линии обороны. Отчёты 1997 г. представлены только текстом без фото, да и этих материалов в моём распоряжении нет, и потому не совсем понятно, где именно и в каком виде были обнаружены следы мурованого контрэскарпа, но само его обнаружение уже вызывает интерес, поскольку получается, что вал третьей линии обороны имел "одёжу" не только снаружи, но и изнутри, со стороны внутреннего рва. 1997-2002 гг. После обследования 1997 г. застройщику "Галицкі контракти" было разрешено приступить к возведению нового дома, но что-то пошло не так (скандалы вокруг проекта?) и потому в 2002 г. потребовалось получать новое разрешение. В сентябре 2002 г. работники "Архитектурно-археологической службы" при поверхностном осмотре участка выявили, что южная стена дома №18 по ул. Братьев Рогатинцев в качестве фундамента использует сохранившийся отрезок Низкой стены, что дало основание для продолжения археологических и архитектурных обследований участка. 2002 г. В последнем квартале (?) года проводились работы под руководством В. Шишака, при участии Ю. Лукомского. Белой линией условно показал отрезок обнаруженной Низкой стены, который вот уже более двухсот лет служит в качестве фундамента дома: Google Earth 5 шурфов, заложенных в 2002 г.: 2003 г. Новый и более масштабный этап раскопок. Работы проводились с 19 мая до 25 июля 2003 г. Состав экспедиции: от "Археологічно-архітектурной служби" В. Шишак (начальник экспедиции), О. Лазурко, С. Андреев; Ю. Лукомский (заместитель руководителя экспедиции); от "Рятівної археологічної служби" О. Осальчук; а также 20-30 разнорабочих. Работать приходилось в непростых условиях: сроки сжатые, параллельно с археологами строители готовили котлован и разбирали остатки дома, а на глубине 3,5 м. шурфы подтапливали грунтовые воды. Общая схема раскопов и шурфов. Я её немного разукрасил для наглядности, чтобы было видно, где копали в 2002, где в 2003. Пара редких кадров 2003 г., на которых видим локацию после демонтажа руин дома на Валовой, 15. На заднем плане тыльная сторона дома на Братьев Рогатинцев, 18. Белыми рамками ориентировочно показал участки двух шурфов 2002 г. В крайнем правом можно различить фрагмент спрятанной под землёй Низкой стены: Автор: О. Мазуренко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Участок на месте 15-го дома по ул. Валовой (его след/планировка отчётливо виден на брандмауэрной стене), справа 18-й дом на ул. Братьев Рогатинцев. Белым контуром выделил локацию в углу участка, где была обнаружена "большая бастея" и "малая бастейка", о которых более подробно речь пойдёт ниже. Автор: О. Мазуренко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Низкая стена Был выявлен 36-метровый отрезок стены, которая в конце 1780-х гг. была использована в качестве фундамента при сооружении дома №18 по ул. Братьев Рогатинцев, причём на тот момент уровень поверхности был на 3 м. ниже современного, и верхняя часть укреплений всё ещё была хорошо заметна. Низкая стена в одном из шурфов 2002 г. 1. Автор: 0. Мазуренко; 2. Автор: Ю. Лукомский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". В нижней части стена была каменной, но в верхней части использовался кирпич (на макете "Готического Львова", изображение которого есть в 1-м сообщении темы, показано, как могла выглядеть такая двухслойная стена). На этом фото можно увидеть уцелевший фрагмент средневековой вендской кладки (выделил белой рамкой): Автор: В. Ивановский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Профиль укреплений в квадратах Ж-К 1-4 (в районе центральной части южного фасада дома №18 по ул. Братьев Рогатинцев): Обмеры О. Осальчука, чертил О. Лазурко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Внешний вид стены на этом участке: Автор: В. Ивановский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". А это описание укреплений из упомянутого раскопа (номера квадратов даны с опорой на приведённую выше схему 2003 г., номера слоёв - на показанную выше схему раскопа): Ещё один профиль укреплений, на этот раз для квадратов Г 1-4: Обмеры О. Осальчука, чертил О. Лазурко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Описание этого участка: Большая "бастея" Ещё на первом этапе раскопок 2003 г. недалеко от Низкой стены, на стыке участков домов по ул. Братьев Рогатинцев №18 и №16 были обнаружены следы каменной постройки с округлым углом. Сходу возникло ощущение, что это следы одной из артиллерийских полубашен Низкой стены, и в таком виде информация просочилась в СМИ и даже в отдельные книги/справочники, которые и донесли до общественности, что обнаружена "бастея", более крупная, чем ранее известные полубашни Низкой стены, и вообще данные раскопок намекали на необходимость корректировок сведений, полученных в результате исследования раннее известных источников. Вот эта интригующая постройка на фото: Автор: В. Ивановский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Автор: ?. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Автор: В. Ивановский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Однако в итоге оказалось, что эта постройка к фортификации отношения не имеет, о чём прямо и сообщает "Звіт": Т.е. уже на глубине 3,4 м. кладка у "бастеи" заканчивалась, тогда как мы знаем, что у Низкая стена тянется вниз ещё на 3 м, и если бы эта полукруглая постройка существовала в 16-17 вв., то в тот период она как бы слегка парила над склоном рва. Кроме того, фундамент этой постройки покоился на основе, укреплённой деревянными сваями, и по такой же схеме была укреплена основа для фундамента дома №15 по ул. Валовой. Будь это оборонная постройка, то в фланковой стене наверняка обнаружили бы следы бойниц, чего по понятным причинам не произошло. Также видно, что эта постройка не примыкает вплотную к Низкой стене, она несколько оторвана от неё, что также выглядело странно (из-за этой особенности на первых порах даже была мысль, что "бастея" соединялась с Низкой стеной какой-то шеей). В общем, у истории находки, которая на первых порах тянула на небольшую сенсацию, в итоге был такой вот прозаический финал. Впрочем, радует то, что исследования были доведены до конца, а то так бы и продолжала дальше распространяться информация о существовании здесь полубашни внушительных размеров, да ещё и обнаруженной там, где её не ждали. Малая "бастейка" Как мы теперь знаем, "Большая бастея" в итоге оказалась гражданской постройкой 1-й четверти 19 в., однако в северо-западном углу исследуемого участка была обнаружена другая постройка, которую исследователи предварительно отнесли к числу укреплений. Вот она (выделена красным) на уже известном плане раскопок 2002-2003 гг.: Автор: Ю. Лукомский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". А вот её описание из "Звіта": На этом кадре видим ещё не до конца разобранную стену дома №15 по ул. Валовой, в нижней части которого виднеется объём гипотетической башенки (выделил его белым контуром) с отверстием гипотетической бойницы: Автор: О. Мазуренко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Отверстие в лицевой части стенки "башенки", которое, по мнению исследователей, может быть бойницей, также подробно описано в "Звіті": Гипотетическая бойница крупным планом: Автор: О. Мазуренко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Место, где объём гипотетической башенки уходит под брандмауэрную стену между домами №16 и №18 по ул. Братьев Рогатинцев: Автор: О. Мазуренко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". А это размышления из "Звіта" касающиеся датировки "башенки": Я бы эту постройку не рискнул причислить к категории оборонных по ряду причин. Во-первых, она крайне мала - где-то 3х4 м, со стеночками толщиной чуть более 1 м и внутренней камерой размером где-то 1,5х1,5 м. Во-вторых, она точно была пристроена к Низкой стене, причём фундамент постройки находился на 1,4 м выше уровня бермы. В-третьих, сложно представить, что в 17 в., когда уже давно была возведена третья линия городских укреплений, а в добавок к этому с нужного направления город был усилен ещё и укреплениями Бернардинского монастыря, понадобилось усиливать один из отрезков второй линии такой вот скромной постройкой миниатюрных (даже для 15 в.) размеров и с сомнительными боевыми характеристиками. Нет полной уверенности (ни у самих исследователей, ни у меня) и в том, что отверстие в фасовой стенке на самом деле является бойницей. Кроме того, наличие на этом участке "башенки" 17 в. подталкивает к мысли, что рядом не было никакой округлой полубашни (той, которая под №44 на плане Я. Витвицкого). Смущает и факт использование этого короба для санитарных нужд - быть может изначально это и была какая-то санитарная постройка 18 в. (?), пристроенная к стене и, возможно, к полубашенке №44 в период, когда по другую сторону Низкой стены существовала прилепленная к ней застройка? Непонятно и то, как осуществлялся доступ к этой постройке, если участок Низкой стены, к которому её пристроили, вроде бы не содержит признаков наличия дверного проёма. Полубашенка с плана Януша Витвицкого В углу, где ждали найти боковую стенку полукруглой башенки нашли четырёхугольную постройку: Реконструируя планировку укреплений Низкой стены, Я. Витвицкий предполагал, что полубашенка, отмеченная на его плане под №44, должна находится на стыке домов №16 и №18 по ул. Братьев Рогатинцев. Он считал, что основная часть полубашенки окажется под домом №16, но часть полукружия на его плане попадает на участок дома №18. Раскопки 2002-2003 гг. показали, что в нужном углу следы боковой стенки отсутствуют, а вместо них имеется четырёхугольная постройка, которую исследователи посчитали небольшой башенкой. Вывод из "Звіту": Если я правильно понял, то наличие в углу участка четырёхугольной "башенки" заставило исследователей усомниться в том, что полукруглая башенка с плана Я. Витвицкого может находиться на участке соседнего дома №13 по ул. Братьев Рогатинцев (а если точнее - то вообще, кажется, усомнились в её существовании), поскольку если бы она там была, то не было бы нужды строить четырёхугольную "башенку". Однако если четырёхугольная постройка на самом деле вовсе не оборонная постройка, то быть может где-то прямо за ней, на соседнем участке, всё же будет обнаружена полубашенка №44. Кроме того, полубашенки вдоль Низкой стены располагались более-менее равномерно, и потому кажется странным мысль, что участок стены между полубашенками №43 и №45 вплоть до 17 в. была пуст, и лишь потом его вдруг прикрыли скромненькой четырёхугольной постройкой. Ров Благодаря раскопкам узнали, что первоначальное дно рва расположено на глубине 8 м., а его ширина достигала 35 м., однако при этом это не был ров с чёткими геометрическим профилем, характерным для укреплений 16-17 вв., а ещё вполне себе средневековое углубление с плавными очертаниями. "Звіт" содержит информацию и о других интересных особенностях: Слева лицевая поверхность Низкой стены, справа - профиль рва: Обмеры О. Осальчука, чертил О. Лазурко. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Возможно ров местами перегораживали с целью регулирования уровня воды. На такой вывод наталкивают следы гипотетической "гребельки", о которой сообщает "Звіт": Каркас эскарпа (?) На некотором удалении от Низкой стены была обнаружена доска, в которой исследователи усмотрели часть этакого деревянного каркаса, который препятствовал оплыванию земляных укреплений. Вот как находку описывает "Звіт": Доска на плане + фото: 1. Автор: Ю. Лукомский; 2. Автор: В. Ивановский. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". В приведённом описании показалось странным, что округлый в плане земляной выступ, который могла бы спасать от расползания обнаруженная доска (очевидно, как часть какого-то более масштабного каркаса) объяснили существованием в этом месте полубашенки №44, показанной на плане Я. Витвицкого, ведь мы также знаем, что следов этой башенки на участке так и не было выявлено. Гипотеза о том, что во 2-й половине 16 - 17 вв. (т.е. когда вторая линия укреплений уже была закрыта валом третьей линии + укреплениями Бернардинского монастыря) перед Низкой стеной сооружали какие-то земляные платформы, укреплённые деревянными досками, также требует пополнения доказательной базы, поскольку, фактически, речь идёт не об обустройстве какой-то мелочи, а о сооружении чего-то вроде фоссебреи, т.е. дополнительного уровня укреплений, расположенного перед основной линией обороны, и появление такого элемента у второй защитой линии, которая сама по себе была невысока, выглядит несколько странно. Плетни перед Низкой стеной Вначале раскопок создалось ощущение, что это конструкции, поддерживающие форму земляных укреплений: Автор: О. Осальчук. Архив "Археологічно-архітектурної служби м. Львова". Однако в итоге выяснилось, что это не элемент фортификации, а простые ограды небольших участков, обустроенных при Низкой стене в 18 в. Вот что об этом сообщает "Звіт ...": Прочее Помимо этого на участке нашли короб деревянного водопровода, следы австрийских канализационных коллекторов, свайный фундамент дома №15 по ул. Валовой, а также более 3,6 тыс. находок "рухомого археологічного матеріалу" (керамика, изделия из стекла и металла, свинцовые пломбы, монеты и т.п.), но описание этих находок выходит за рамки и без того упитанной темы.
  10. С конца 14 и в течение 1-й половины 15 вв. велось строительство основной линии городских укреплений Львова, так называемой Высокой стены. Эти укрепления ещё не были достроены, как в 1418 г. началось сооружение второй линии укреплений, получившей название Низкой стены. До того, как во 2-й четверти 16 в. появилась третья линия обороны, два первых линии обеспечивали безопасность горожан. Низкая стена была усилена полукруглыми открытыми с тыла артиллерийскими башенками, отдельные из них в том или ином виде дожили до наших дней. Ранее уже писал о башенке, обнаруженной под домом №32 на ул. Братьев Рогатинцев в 1906 г. (в наши дни она украшает один из залов ресторана "Гвара") - рекомендую ознакомиться с этой темой, поскольку здесь речь пойдёт об исследовании всё той же Низкой стены, расположенной вдоль всё той же ул. Братьев Рогатинцев, но выявленной на другом участке. Мы как бы рассматриваем одну и ту же линию укреплений по фрагментам, как из пазлов собирая картину, которая отвечает на вопросы: как эти укрепления выглядели и что от них сохранилось ниже уровня земли. Нужная локация (ул. Братьев Рогатинцев, 18 / Валовая, 15) на Google-снимке: Краткий экскурс в историю участка Локация на макете готического Львова, каким он был перед пожаром 1527 г. Здесь видим три линии городских укреплений, и сразу понятно из-за чего Низкая стена получила своё название. Здесь и ниже различными контурами и стрелками буду ориентировочно отмечать участок, о раскопках которого речь пойдёт ниже. Если стены и башни Высокой стены и в 16-17 вв. поднимались на приличную высоту, то оборонное значение Низкой стены сильно снизилось после постройки вала третьей лини обороны, который почти полностью перекрыл обзор второй линии обороны. При этом даже после возведения в 1520-1540-х гг. третьей линии обороны более двух веков (до конца 18 в.) сохранялся старый заполненный водой ров, обустроенный перед Низкой стеной. Можно сказать, что благодаря третьей линии, вторая линия, уже не столь востребованная в обороне, была как бы законсервирована в своём архаичном виде, и, вероятно, радикально не менялась в течение 17 в. (хотя там, конечно, могли проводить ремонты стен/башен, углубление рва, изменения конфигурации бойниц и т.п. "косметических" изменения), особенно после того, как в 1-й половине 17 в. подступы к городу с этой стороны были усилены укреплениями Бернардинского монастыря. На плане ок. 1704 г.: На макете Львова образца 1740-х гг. 1766 г. На макете Януша Витвицкого, где видим Львов начала 1770-х гг.: Источники: 1, 2 1777 г. Здесь видим, что к этому моменту на нужном участке к Низкой стене уже прилепился плотный ряд построек: С конца 1770-х гг. по указу австрийских властей начинается постепенный демонтаж старых стен и башен, разравнивание валов, засыпание рвов. В районе нужного участка верхние части Высокой и Низкой стены были разобраны, землёй из вала третьей линии засыпали ров и основание Низкой стены. 1802 г. Здесь видно, что даже к началу 19 в. южная линия Низкой стены была разобрана не полностью, однако на нужном участке укрепления уже не показаны, хотя, как мы теперь знаем, стена там всё же сохранилась. Вдоль линии, которую некогда занимала Высокая стена, протянулась улица, которую назвали "Новой" ("Neue gasse"). Участок №288, соответствующий дому №18 по ул. Братьев Рогатинцев, к тому времени уже застроили (дом вроде бы возвели 1778-1779 гг.), а вот соседний участок (ул. Валовая, 15), расположенный на склоне рва, ещё пуст: 1829 г. К этому времени, как видим, уже активно велась застройка участков, расположенных на территории рва. Появился и дом (его строительство было закончено ок. 1811 г.) на участке, который в дальнейшем получит адрес ул. Валовая 15. Данные, полученные в ходе раскопок 2002-2003 гг., позволили уточнит, что в начале 19 в. вдоль центральной части тогда уже почти полностью засыпанного рва, расположенного перед Низкой стеной, на глубине ок. 3-4 м. был проложен каменный короб канализационного коллектора. Одна из стен этого коллектора одновременно играла роль фундамента для дома №15 по ул. Валовой. 1920 г. На этом плане видим, что нужный участок занимают три дома: №28 по ул. Собеского (она же Новая, она же ул. Братьев Рогантинцев), №15 по ул. Валовой и №10 по ул. Сербской (этот вроде середины 19 в., хотя и на более ранних планах его участок не пустует). Версия реконструкции расположения укреплений Львова относительно застройки 1-й половины 20 в. от Януша Витвицкого: Источник Дом №15 по ул. Валовой, построенный в начале 19 в., на открытке 1917 г. В 1990-х гг. этот дом был доведён до аварийного состояния, в 1995 г. он начал заваливаться, после чего из него выселили жильцов, но вместо ремонта в 1997 г. ветхая постройка была разобрана. Однако, разумеется, "свято место" не было обречено пустовать, и в 2002-2005 гг. здесь возвели один из тех домов-уродов (проект Александра Базюка, известного во Львове мастера портить классические виды), которые обезображивают лицо Старого города и разбивают его атмосферу. Впрочем, как по мне, этот дом плох сам по себе, даже в отрыве от Старого города, что ещё печальней. Парадоксально и то, что между разрушением старого дома и постройкой новой 6-8-этажной безвкусицы Львов в 1998 г. прописали в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО, и, тем не менее, эта "жемчужина" была построена, несмотря на вереницу скандалов, сопротивление общественности и критику со стороны эскперта ЮНЕСКО. Источник План расположения линий укреплений относительно современной застройки, составленный Игорем Оконченко. В нужной локации выделен участок Низкой стены, частично исследованный археологами в 2002-2003 гг, о чём речь пойдёт ниже. Источник: Атлас українських історичних міст. Т. 1: Львів (2014)
  11. В сборнике Археологія і фортифікація України (2021) на с. 197 опубликована статья Валентина Пагора "Якими були редути Жанна де Маріона в Кам’янці-Подільському?", которая касается событий 1633 г. и связанных с ними укреплений.
  12. Поскольку по архитектуре этого замка очень мало публикаций, а многие важные источники (инвентари, результаты археологических обследований и т.п.) не опубликованы, то очень сложно эту модель уверенно критиковать или наоборот - поддерживать авторские взгляды. Всё же работа при её подготовке была проделана большая, и если автор в чём-то пошёл против ранее существовавших взглядов, а где-то додумал детали на основе своих собственных знаний, то это всё равно были тщательно продуманные ходы (есть статья по теме). Больше всего вопросов вызывает многоугольная каменно-деревянная башня, но с ней история в целом мутная - одни видят в ней постройку 16 в., другие считаю, что это уже бастиончик 1-й половины 17 в. Нет единства мнений и на счёт того, как эта постройка выглядела в 16 в. (это если предположить, что она тогда существовала). Ранее считалось, что она была пятиугольной, автор модели, Валерий Мищенко, впервые высказал мнение, что на самом деле она была шестиугольной. Также непривычно выглядят комбинированные каменно-деревянные ворота. Ранее считалось, что в юго-западном углу замка была небольшая башенка, автор модели отказался от этой идеи, показав в том месте только выступ стены. Таким образом, это не просто модель, визуализирующая устоявшиеся взгляды, нет, это кое-что другое - и модель и новый взгляд на замковую архитектуру в одном фланконе. Дело очень даже полезное, поскольку можно проверить на прочность старые гипотезы и сравнить их с новыми. Как наберусь знаний о замке, так вернусь к этой теме ) Что можно похвалить однозначно и уже сейчас, так это приятных технический уровень исполнения модели. P.S. По этому виртуальному замку также можно совершить прогулку.
  13. Немого свежих фотовпечатлений Классический вид со стороны улицы. Белыми рамками отметил места двух бойниц: Уцелевшая секция ограды: Фрагмент с двумя бойницами. Кстати, сейчас участок храма уменьшился в сравнении с тем, который у него был раньше, и две бойницы оказались на разных участках, хотя снаружи это не особо видно: Южная (дальняя относительно костёла) бойница находится на соседнем участке, засыпана и забросана мусором, хотя ещё недавно, судя по фото Олег Шупляка, которые публиковал выше, её раскрывали. Северная бойница раскрыта, но, как и в случае с бойницами Петропавловского костёла, завалена какими-то обломками: Уцелевший фрагмент стены изнутри. Со стороны храмового участка есть доступ только к одной (северной) бойнице: Угол стыка двух участков, место, где к старой стене прилепили новодельную, отделившую её от соседнего участка, на котором осталась вторая бойница: А это уже новая секция стены. Фото не передают того, как ужасно она выглядит и как контрастирует со старой кладкой. Это настоящий звенящий новодел, единственная эстетическое достоинство которого заключается в том, что на его фоне проникаешься ещё большим уважением и жалостью к той части стены, которую "реставрация" обошла стороной:
  14. Багаж знаний о Бережанах в последнее время немного расширился, и потому вокруг армянского костёла снова завертелись мысли, которыми хотел бы поделиться. Немного об источниках Некоторые сведения о храме можно найти в книге Мауриция Мацишевского "Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej" (1910), на с. 114-115. К примеру, оттуда узнаём, что в начале 20 в. участок костёла только с одной (западной) стороны была каменная стена, а с трёх других сторон "был окружён деревянным забором". А вот информация о храме из буклета "Бережани" (2019). Не то чтобы там было нечто особенно новое и неожиданное, но чем больше источников, тем лучше. Не могу не отметить странного вступления, которое относит появление армян в Бережанах ко временам "мусульманских гонений армян", т.к. у армян веками возникали конфликты с мусульманами, что порождало множество волн эмиграции, в ходе которых армяне оказывались в т.ч. на территории Украины. А после этого абстрактного вступления, которое не даёт никакого понимания о том, когда же именно армяне появились в Бережанах, действие резко перемещается в середину 18 в. В целом, справка более сосредотачивается на позднем истории храма, нежели на раннем. Храм и линии городских укреплений Из статьи Казимира Куснежа узнал о его взгляде на развитие укреплений Бережан. Автор на своём плане показал, где, как ему казалось, проходила первая линия укреплений городка (зелёный контур), возведённая, очевидно, вскоре после 1530 г. и, вероятно, просуществовавшая до 1620-х - 1630-х гг., когда появились новые бастионные укрепления (синий контур). Так вот, по его гипотезе линия ранних укреплений городка пересекала участок приходского оборонного Рождественского/Петропавловского костёла (оранжевый контур), построенного на рубеже 16-17 вв., а также участок Армянского храма (красный контур), который, согласно официальной истории, до начала 18 в. не имел никакой сакральной постройки. При этом у приходского костёла расположенного похожим образом относительно старых городских была стена с ключевидными бойницами, похожая на стену армянского храма, правда, у ограды парафиального костёла бойнички выглядят немного иначе. Ещё более интересно ситуация показана на плане (составлен на основе данных Романа Могитича и Олега Рыбчинского), опубликованного в 2006 г. в статье Николая Бевза (здесь, с. 46). Там показано несколько этапов расширения застройки города, причём если у К. Куснежа показано две линии укреплений, то здесь уже видим три (зелёный, голубой и синий контур). На этом плане видим, что ранняя линия укреплений 1-й четверти - середины 16 в. (зелёный контур) проходит по касательной по отношению к участкам двух оборонных храмов - приходского и армянского костёлов. Далее видим ещё одну линию (голубой контур) - о ней у меня сведений нет, и могу лишь предположить, что таким образом авторы плана хотели показать укрепления разросшегося предместья, возможно конца 16 в. Существовала эта линия или нет, я не знаю, однако обратите внимание, как интересно относительно двух первых линий укреплений расположен участок армянского храма - он как бы оказался ровно между ними, причём для второй линии укреплений западная часть ограды шла параллельно или даже сливалась с линией городской обороны. Когда же к концу первой трети 17 в. появилась третья линия укреплений города (синий контур), то храм оказался в тылу. Итак, по версии К. Куснежа, участок, где был возведён армянский храм, до 1-й трети 17 в. был где-то на границе линии городских укреплений. По версии украинских исследователей храм вначале стыковался восточной границей участка с первой линией обороны, затем, уже западной границей, со второй линией городских укреплений. После возведения последней линии городских укреплений ближе к концу 1-й трети 17 в. участок, на котором в будущем возникнет армянский храм, оказался внутри нового городского периметра, на некотором удалении от него, так что в обороне города уже не мог принимать особого участия, и мог пригодиться разве что на случай прорыва неприятеля за бастионные укрепления или для отпора противнику в случае каких-нибудь внутренних беспорядков. Однако официальная версия истории костёла сообщает, что храм на этом участке появился не ранее начала 18 в., а появление оборонной стены не редко датируют и вовсе серединой 18 в. С точки зрения ситуации 2-й половины 16 - 1-й трети 17 вв. укрепление участка армянского храма выглядит куда более логичным шагом, нежели тот вариант, в рамках которого укрепления соорудили в начале или в середине 18 в. Конечно, всё могло быть, и хорошо известно, что Адам Николай Сенявский, владелец Бережан, и в 1-й четверти 18 в. поддерживал боеспособность старых укреплений (как это было, к примеру, в случае с замком в Старом Селе в Львовской обл. или с укреплениями Сатанова в Хмельницкой обл.), однако в случае с этими объектами речь шла о передовых/значимых рубежах обороны (укрепления города, замков), а не о тыловых храмах, расположенных где-то внутри основных линий защиты. Безумные варианты Существование укреплений храма выглядели бы более логично при сценариях, следы которых в официальных версиях костёла не просматриваются. Первая версия подразумевает, что армяне могли в Бережанах оказаться ранее последней четверти 17 в., и, соответственно, ранее обзавестись храмом, однако официальные источники эту версию опровергают, связывая первые (и на первых порах не очень масштабные) следы армянского появления с падением Каменца, поддавшегося туркам в 1672 г. Вторая версия призывает задуматься, что если был некий укреплённый участок некого сакрального объекта, и образовался он не позднее 1-й трети 17 в., то участок это должен был занимать другой храм, не армянский, но, к примеру, православный. Однако сведения о православных храмах образца 2-й половины 16 - 1- трети 17 в. довольно размыты (этот вопрос затронул в теме о посещении Бережан Ульрихом фон Вердумом в 1671 г.), так что однозначные выводы на этот счёт сделать сложно. Можно также предположить, что сохранившаяся ныне стена с бойницами относится к какому-то объекту, который изначально не имел сакральной функции, но это предположение и вовсе не имеет каких-то чётких обоснований. 1755 год Выше уже приводил планы Бережан ок. 1720 г., где был отмечен армянский храм. Дополню тему также изображением храмового участка на плане капитана де Пирха 1755 г. План выглядит интересно, если попытаться состыковать его с официальной историей костёла, ведь тот, как известно, начали возводить в 1746 г., а закончили в 1764 г., и, получается, на плане мы должны увидеть ныне существующий костёл где-то посредине его строительства. Но на самом деле, если присмотреться к деталям, показана несколько странная картина... Как следует из планов ок. 1720 г. алтарная часть деревянного храма 1-й четверти 18 в. была обращена на восток, тогда как у ныне существующего храма, достроенного в 1764 г., всё ровно наоборот - с восточной стороны вход, а алтарная часть обращена на запад. Так вот, на плане де Пирха 1755 г. выступ, который ассоциируется с алтарём, видим не с запада (как того ждёшь в случае с учётом планировки ныне существующего храма), а с востока. Как это понимать? То ли, как часто бывало, пока строился новый храм, старый продолжал функционировать, и его разбирали в последний момент, то ли даже на 1755 г. всё ещё существовал старый костёл, тогда как стройка нового находилась ещё только в зачаточном состоянии. Отдельно стоит отметить, насколько странно могла выглядеть ситуация с одновременным существованием двух версий храма (что не редко случалось), однако с диаметрально разное ориентацией алтарной части.
  15. Об упомянутых Вердумом православных храмах Ульрих сообщил, что в Бережанах: В. Параций, комментируя это сообщения (его статью привёл чуть выше) пишет следующее: Из книги Мауриция Мацишевского Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej (1910), где о церквях Бережан речь идёт на с. 115-118, почерпнул следующие сведения: Троицкая церковь. Единственная из четвёрки церквей, расположенная в пределах первой линии городских укреплений, построенных после 1530 г. О времени возведения храма данных нет. Вероятно, до 1626 г. церковь была деревянной, после чего возвели новую каменную версию. Этот храм, не очень удобно расположенный в низине, простоял до 1748 г., когда завалился. Вместо него и уже на другим месте возвели ныне существующую Троицкую церковь, строительство которой закончили в 1768 г. Церковь св. Юрия, она же "Новорынская". Касательно этого храма есть противоречия в разных источниках. Из справки В. Парация следует, что Новорынская церковь и церковь св. Юрия - это два разных храма, причём возведённых из разных материалов, тогда как М. Мацишевский прямо пишет, что именно церковь св. Юрия называлась Новорынской. М. Мацишевский её называл "самой старой", хотя сведений о времени её постройки не сохранилось и сложно поверить, что храм на предместье мог быть старее храма, расположенного внутри городских укреплений. Название получила из-за расположения у Нового рынка, обустроенного в центре северного предместья. Храм был построен во влажной низине, что не лучшим образом сказывалось на состоянии постройки, и потому, когда она в очередной раз пришла в упадок, то в 1784 г. её разобрали и упразднили, а весь доход передали Троицкой церкви. Чётких сведений о строительном материале пока не встретил, так что непонятно, могла ли эта постройка быть вторым каменным храмом, упомянутым Вердумом. Церковь св. Николая. Этот храм сохранился, причём иначе как чудом это назвать нельзя, поскольку деревянную церковь построили где-то после 1584 г. ("Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР" пишу, что в 1691 г.) на территории предместья Адамовки, причём на той его части, которая не была защищена укреплениями, а если учесть то, что в 17 в. всякие разные враги не раз подступали к городу, то удивительно, как под их горячие руки не попал эта хрупкая постройка. Церковь св. Спаса. Храм не сохранился. О времени постройки сведений нет, да и вообще сведений о нём крайне мало. По состоянию на 1880 г. представляла собой "убогую церковь, сколоченную из досок". Итак, получается, что церкви св. Николая и св. Спаса могли быть двумя деревянными храмами, которые видел Вердум. Церковь св. Троицы, очевидно, была одним из двух каменных храмов, но вот была ли церковь св. Юрия каменной? Если да, то она является вторым каменным храмом Вердума, а если нет, то картина несколько меняется, и над ней нужно уже отдельно размышлять. Обозначил упомянутые храмы на плане города ок. 1720 г.:
  16. Скорей всего для обсуждения общего вида всего замка, да ещё как внутри, так и снаружи, одной темы будет маловато. И уж тем более такая знаковая постройка, как обсуждаемая здесь башня, заслуживает отдельной темы, ибо по ней есть много разных материалов. Замок настолько нестандартный, а его строительная история настолько мутноватая, что быстро разложить всё по полочкам вряд ли получиться. Известно, что в замке функционировал пивзавод, а когда такие производства устраивали в старых стенах, то не редко осуществляли значительные перестройки. Как минимум, нужно понять, какие части были построены в "заводской период" истории замка. Кроме того, далее даже при беглом знакомстве с историей замка видно, что было несколько строительных периодов, и часть деталей, на которые вы обратили внимание, могли относиться к одним периода, часть к другим, а это означает, что, к примеру, внешний вид и комбинация всевозможных отверстий в этой башней в 17 в. могла отличаться от того, что можно было увидеть в 18 в., а вид 18 в. мог отличаться от того, что уже видим на рисунках и фото, фиксирующих состояние рубежа 19-20 вв. Если взглянуть на башню снаружи, то можно увидеть нижний боевой ярус, оставшийся в наследство от раннего периода истории, возможно с 16 в., выше идут надстройки, но и они в 17 в. были боевыми, однако там уже видим массу пробитых окон, и это не считая следов всяких других замурованных или наоборот - пробитых в кладке окон/дверей и прочих отверстий. Получается, что башня последовательно меняла свой вид, и тот вариант, к которому она пришла, содержит черты всех ранних строительных периодов, но к концу трансформации часть этих отверстий могла уже быть замурована и скрыта штукатуркой, часть окон превращено в двери, а какие-то двери наоборот - в окна. Когда я доберусь до детальных размышлений о Старом Селе, то начну со сбора всех имеющихся источников, затем проанализирую каменную боевую часть раннего укрепления, затем боевую кирпичную часть (которая также могла формироваться в несколько этапов), затем заводской период, старые фото, планы, проекты реконструкции и прочее, что попадётся, съезжу туда раз или два, чтобы со всех сторон осмотреть нужные детали, а уж потом приступлю к поиску ответов на различные вопросы, в т.ч. и те, которые перечислены выше. Что касается наличия у стен росписей, то, думаю, учитывая внушительные объёмы сохранившейся штукатурки, которая постепенно опадала в течение последнего века, их следы уже бы обнаружились. Хотя не исключено, что какие-то цветовые акценты были, но они могли быть далеко не такими масштабными, как в случае с Красичинским замком, могли просто какой-то яркий поясок пустить вдоль стен или какие-то точечные акценты делать, тут также много вариантов. Или же они могли быть у замка 16 в., но отсутствовать у замка 17 в., или же могли быть и в 16 и в 17-18 вв., но при этом несколько раз менять свой вид. О существовании инвентарей этого замка мне сведения вроде бы не попадались.
  17. Книжечка небольшая (её скромный объём, к слову, красноречиво свидетельствует о малом количестве сведений по нужному вопросу), приправленная изрядным количеством иллюстраций (правда, большинство из них к Плоскирову имеют косвенное отношение, иллюстрируя общие тренды быта и военного дела описанного периода), так что у меня на полное прочтение ушло чуть меньше часа. Большинство приведённых там источников и сведений ранее публиковались и в общих чертах анализировались на форуме, но также в книжечке имеются и свежие авторские размышления на тему укреплений замка и города (как их расположения, так и внешнего вида), и эти данные ещё непременно как-нибудь отдельно рассмотрим на страничках тем, посвящённых укреплениям города и замка. В целом, с точки зрения популяризации истории и знаний об укреплениях Хмельницкого в книжном формате, появление этой публикации является шагом вперёд, поскольку в издании собраны все основные источники по рассматриваемому вопросу и даны векторы для будущих исследований.
  18. Рік видання: 2021 Автор: Володимир Захар'єв Видавництво: ФОП Стрихар А. М., Хмельницький Мова: українська Формат: 14,5 х 20,5 х 0,6 см (60х84/16) Обкладинка: м'яка Папір: крейдований Кількість сторінок: 116 Ілюстрації: багато кольорових і чорно-білих малюнків, карт, планів, схем та інших зображень. Наклад: 100 ISBN: 976-617-7600-45-8 Замовити книгу можна у автора, через приватне повідомлення. Аннотація: Про автора: Приклади сторінок: Вступне слово:
  19. Немного фотовпечатлений, касающихся в основном внешней линии укреплений. Для удобства удалённого знакомства с объектом опишу всё по секторам, которые соответствую сторонам света: Google Earth Начнём с западной линии, со стороны единственного ныне существующего входа, некогда украшенного барочным порталом. На плоскости внешней ограды белыми рамками отметил уцелевшие бойницы. На этом кадре также заметно, что по каким-то пока непонятным для меня причинам отдельные детали на фасаде храма создают асимметрию (роза смещена вправо, и только справа есть вертикальная декоративная ниша). Левая секция стены и её бойница чуть крупнее: Правая секция стены чуть крупнее. Здесь бойница уже почти ушла в землю, а отсюда можно сделать вывод, что некогда уровень поверхности здесь был несколько ниже, а в идеале было бы логично и какой-то небольшой ров обустроить, раз это была граница городских укреплений: Бойницы странно и несимметрично расположены относительно бреши в стене, что снова заставляет задаться вопросом - существовал ли вход с этой стороны в 17 в.? Стена в профиль, можно оценить её толщину: Левая секция стены с бойницей, вид со стороны двора: Правая стена с бойницей, вид со стороны двора. Для чего служили ниши, видимые по бокам от бойницы, я не знаю, возможно это были места размещения каких-то изображений религиозной тематики? Или же там были вмурованы некие мемориальные плиты или надгробия? Общий вид на западную стену со стороны двора: Участок между храмом и оградой в наши дни практически полностью пуст, но фактически это участок кладбища, где минимум полтора века хоронили умерших (ещё одно место упокоения - крипты костёла), аж до 1784 г., пока не открыли новое кладбище за городом [Мацишевский, с. 112]. Домишко в юго-западном углу двора. Этот участок интригует тем, что уже на планах 1720-х гг. здесь была показана некая постройка - то ли вот эта самая (что, впрочем, опровергает план 1755 г., где этот угол показан пустым), то ли нечто другое, что ей предшествовало (о чём писал в предыдущем сообщении). Колокольня с пристроенным к ней домишкой - если я правильно понял, то здесь некогда находилась приходская школа [Мацишевский, с. 108]: Пойдём по часовой стрелки вдоль ограды. Но поскольку с северной стороны выше уровня двора стена была разобрана, то сейчас можно смотреть только ту её часть, которая видна снаружи. Общий вид на участок храма с северо-запада: Северная стена, детали: Общий вид на северную стену: С высоты: Источник Вернёмся на участок костёла, чтобы осмотреть восточную секцию стены. Она хорошо сохранилась, но впечатления портят несколько деталей. Во-первых, к стене прилепили какую-то унылую и, надеюсь, временную хозяйственную пристройку, закрывшую часть оборонной линии. Во-вторых, все бойницы забиты каким-то строительным мусором. В-третьих, снаружи склон холмика, который венчает стена, основательно зарос деревьями и кустарником. Эти заросли мешали фотографировать стену снаружи ещё век назад, а в наши дни ситуация ещё более ухудшилась. Для нужд памятника эти заросли было бы хорошо проредить: Источники: 1, 2 Снаружи стена выглядит как-то так: Двигаемся дальше. Юго-восточная секция аутентичной стены утрачена - здесь видим уже стену с новой кладкой и без бойниц: Здание, которое на предыдущем кадре видно за стеной справа - это так называемая "новая плебания" (т.е. дом священника/ксёндза). Если правильно понял, её построили вскоре после Первой мировой [Brzeżany 1530-1930, с. 35]: Источник: открытка с аукциона + вот ещё тот же вид, но с листвой. Южная линия стены хоть и потрёпана, но также достаточно неплохо сохранилась, и тут также можно увидеть несколько бойниц. На этом участке в стену врезали неоготическую часовенку. Строительный мусор здесь у бойниц и в бойницах. Заметно, что стены, в отличие от костёла, не находятся у прихожан в большом почёте, а те ценные детали, к которым надобно привлекать внимание, захламлены. Хочется верить, что это временное явление. Круг замкнули. К костёлу детальней присмотримся как-нибудь в другой раз.
  20. В последнее время в поле зрения попало множество материалов по костёлу, но поскольку объём информации достаточно большой, то пока ограничусь тезисным описанием отдельных моментов, которые мне показались особенно интересными. Зачем обороняться костёлу, который внутри города? Поскольку все наиболее известные планы Бережан (1720 г., план фон Фюрстенхофа и план 1755 г.), на которых фиксируется линия городских укреплений, показывают костёл внутри городского периметра, то сходу может возникнуть вопрос, почему храм был приспособлен к обороне. Ответ лежал на уровне сведений о формировании застройки Бережан в 16 в. Тогда в качестве центра города был выделен относительно небольшой укреплённый участок, а холм, который в дальнейшем был занят храмом, находился на его границе. Вот как это выглядело по версии Казимира Куснежа. Зелёная линия - укрепления середины 16 в., синяя - укрепления 1-й половины 17 в.: По версии украинских исследователей всё было как-то также, только несколько сложнее. Николай Бевз в своей статье в Пам’ятках України за 2006 г. (смотрите с. 49) приводит схему (её авторами были Роман Могитич и Олег Рыбчинский) на которой показаны не две, а три линии укреплений, вероятно, последовательно формировавшихся по мере роста площади городской застройки. Если у К. Куснежа первая линия городской обороны проходит непосредственно по участку храма, то в версии от украинских исследователей она проходит по касательной к нему. Украинская версия, с одной стороны, выглядит более логичной и более боевой, поскольку участок храма по отношению к городским укреплениям превращается в большую фланкирущую постройку, и башня-колокольня в этой версии оказывается на переднем крае обороны, тогда как у К. Куснежа она показана внутри линии городского периметра. С другой стороны странным кажется мысль, что холм, находящийся прям совсем рядом с городскими укреплениями, и признанный годными для размещения оборонительного пункта, мог на первом строительном этапе избежать включения в линию городской обороны. Также было бы интересно узнать, к какому периоду украинские авторы относили сооружение второй линии укреплений (выделил её на схеме оранжевым), могу лишь предположить, что это периметр последней четверти 16 в., связанный с укреплением предместья Адамовки. Как-то так обстояли дела согласно украинской версии: Немного об источниках В 15-м томе широкого известного в узких кругах издания "Kościoły i klasztory rzymskokatolickie dawnego województwa ruskiego" есть справка по Петропавловскому/Рождественскому костёлу, и, зная стиль этого многотомника, уверен, что сведений там о храме приведено не мало. Однако этот источник я пока не заполучил, так что здесь пока просто оставляю наводку тем, кто захочет углубиться в вопрос. А это краткая справка о костёле из буклета "Бережани" (2019): Много интересных сведений о храме приведено в книге Мауриция Мацишевского Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej (1910), на с. 102-112. На отдельных данных этого источника ниже остановлюсь чуть более детально. К вопросу о времени строительства костёла М. Мацишевский [c. 198-204] приводит очень интересный документ - так называемую локационную привилегию 1584 г. для Адамовки, старого предместья Бережан, которое к тому времени настолько разрослось, что могло претендовать на получение пакета прав, причитающихся небольшому городку. Тут сделаю небольшое отступление, чтобы уточнить ситуацию - Николай Сенявский, по воле которого был основан город Бережаны и построен замок, скончался в 1569 г., оставив после себя 4-х сыновей, старший из которых, Иероним, скончался в 1582 г., а после него Бережанами распоряжалась его жена Ядвига (умерла после 1590 г.), которая и выдала Адамовке упомянутую привилегию. Она же была матерью Адама Иеронима Сенявского (1576-1619) - именно ему зачастую приписывают строительство костёла в 1600-1619 гг. Так вот, в привилегии [Мацишевский, с. 199] Ядвига сообщает, что новый городок, получивший название Адамов (разумеется, в честь её сына-наследника), имел право на костёл (он, кстати, был упомянут в блоке с описаниями укреплений Адамова, которые надлежало построить): Тут важно прям каждое слово и каждое словосочетание правильно перевести, чтобы составить представление о раннем этапе истории храма, а мои знания польского на данный момент достаточно поверхностны, так что если последуют уточнения/правки перевода, то буду благодарен. Итак, в тексте, насколько я понял, сказано нечто вроде: В общем, создаётся впечатление, что Ядвига прихожанам замкового костёла (а именно он, насколько я понял, аж до начала 17 в. был главным католическим храмом города) сообщала, что теперь у них, помимо всего прочего, будет свой приходской костёл, который уже тогда (Адаму Иерониму тогда было 8 лет) планировали построить на холме, возвышающемся над Адамовом. И также там сообщалось, что планировалось строительство колокольни, которая одновременно должна была служить в качестве башни городских укреплений, т.е. уже в этом документе указывалось на необходимость приспособить участок храма к обороне. Тут дадим волю воображению. Возможно ещё в конце 16 в. или в крайнем случае в начале 17 в. вокруг храма могли соорудить линию каменных укреплений, а уж потом за всем этим последовало возведение храма. Так или иначе, больше всего меня интересует вопрос - стоит ли при наличии сведений, предоставляемых документом 1584 г., вести отсчёт строительства костёла с 1600 г., выбрасывая 16 летний период от создания привилегии 1584 г. до 1600 г.? Иными словами, как обстояли дела - мама Ядвига начала, а сын Адам достроил или мама пообещала костёл с башней-колокольней, но так и не выделила средств на его возведение, а начал и закончил сей труд её сын Адам уже в 1600-1619 гг? М. Мацишевский прямо пишет [с. 110], что костёл начали строить при Ядвиге, но процесс затянулся и потому стройка была завершена уже при её сыне, которому и приписали возведение костёла. Также от него узнаём, что по состоянию на 1754 г. в распоряжении ксёндза Яна Скшетуского не было ни одного оригинального документа, который бы сообщал о времени начала и окончания строительства костёла. Плита, фото которой показано в самом начале темы, а также живописное изображение, расположенное над входом, сообщают, что костёл был построен в 1620 г. Адамом Иеронимом Сенявским, и уже здесь видим ошибку, поскольку тот умер в 1619 г. Кроме того, и таблица и надпись над входом были созданы в 1770-х - 1780-х гг. по заказу ксёндза Криспина Цешковского, в распоряжении которого также не было документов, повествующих о ранней истории храма, а в описанной им ранней истории храма есть ряд ошибок. С опорой на эти и другие детали М. Мацишевский отмечает, что нет точных сведений не только о том, когда именно начали строить костёл, но и когда он был закончен. Касательно начала строительства есть два упомянутых варианта - либо стройка началась при Ядвиге в конце 16 в., либо всё же уже при её сыне где-то на рубеже 16-17 вв., а закончилось либо при жизни Адама, но тогда дело было не позднее 1619 г., либо уже после его смерти, но тогда работы завершал кто-то иной, к примеру, один из его сыновей. Автор проекта храма М. Мацишевский высказал предположение [c. 102, примечание №2], что костёл в Бережанах могли возвести по проекту Павла Римлянина (? - 1618). Правда, при этом автор пишет, что П. Римлянин построил во Львове синагогу "Золотая Роза", выполненную, также как и бережанский храм, с применением готических элементов, однако упомянутую синагогу возводил другой Павел - Павел Щасливый (? - 1610), и потому толком неясно, на какого же из Павлов хотел указать М. Мацишевский - на Римлянина, который, к слову, также использовал в своих постройках готические элементы, или всё же на автора проекта "Золотой Розы", т.е. на Павла Щасливого? Так или иначе, М. Мацишевский склонялся к мысли, что автором проекта был итальянских архитектор, который на рубеже 16-17 вв. проживал во Львове. Кстати, и до и после этого приглашение архитекторов и других деятелей искусства из Львова был для Сенявских привычным делом. О башне и колокольне Как следует из документа 1584 г. уже тогда храмовый комплекс планировали укомплектовать колокольней. Жаль только, что у нас нет сведений о том, когда именно она была построена и из какого материала. М. Мацишевский предполагал [c. 108-109], что эта постройка была из дерева, и что она была сожжена во время нападения татар в 1675 г., причём, вероятно, в огне погибли и колокола, поскольку в начале 19 в. в колокольней было 4 колокола, самый старый из которых был отлит в 1679 г., возможно, для замены тех, которые погибли в огне. Источник Ныне существующая колокольня была достроена в 1741 г. "Памятник градостроительства ..." утверждают, что это была не новая постройка, но перестроенная старая боевая башня, и эта версия приобрела большую популярность, однако непонятно, был ли сделан этот вывод на основе натурных обследований памятника или же такое мнение сформировалось на основе интерпретации сведений письменных источников. У меня при поверхностном знакомстве с памятником создалось ощущение, что колокольня в 18 в. была надстроена над угловой секцией стены конца 16 или начала 17 вв. В пользу этого говорит карниз, который проходит по двум внешним сторонам башни, приблизительно на уровне верхнего края ограды, окружающей храм. Кроме того, кладки стены храма и стен колокольни хоть и имеют некоторое сходство, однако кладка ограды всё же более груба и массивна, а кладка колокольни сформирована из более мелких и куда более тщательно обработанных камней. К тому же углы колокольни украшены пилястрами, перевязанными с общей кладкой, и мне сложно представить, насколько такие детали было бы сложно выполнить, если бы речь шла, к примеру, о том, что в основе этой колокольни находится некая старая башня, разве что перед строительством колокольни её снесли почти полностью, за исключением двух стен нижнего яруса. Если же карниз на юго-западных стенах колокольни действительно остался от угловой секции стены ограды, то это может быть косвенным признаком того, что ранее здесь не было каменной угловой башни, и что здесь была стена, за которой, возможно, в 17 в. возвышалась деревянная башня-колокольня. Тут бы, конечно, хотелось бы осмотреть нижний ярус колокольни изнутри - может там видны переходы между старой и новой кладками. А верхний объём было бы интересно посмотреть, чтобы убедиться в однородности кладки, дабы убедиться в отсутствии признаков того, что внутри постройки 18 в. прячется башня конца 16 или 1-й половины 17 вв. Пищу для размышлений подбрасывают и старые планы. Так на плане 1720 г. и на схожем с ним плане Фюрстенхофа видим пустоту в северо-западном углу храмового двора, где ныне возвышается колокольня, при этом в соседнем юго-западном углу, ныне занимаемом невысокой двухъярусным домиком, находится какая-то четырёхугольная в плане постройка. Что это было - предыдущая версия колокольни, старая башенка или какая-то другая постройка? Ответа на этот вопрос у меня пока нет, однако, если верить планам, в северо-западном углу никакой башни в начале 18 в. не было, а, следовательно, и ныне существующая колокольня не может быть перестроенной версией старой башни. К слову, с точки зрения обороны было бы логично расположить башню в юго-западном углу двора, поскольку именно он был в большей степени обращён в сторону противника и нуждался в прикрытии. А вот на плане 1755 г. уже юго-западный угол пуст, а в северо-западном показан квадрат колокольни, очевидно, той самой, которая имеется на участке в наши дни, поскольку её постройка была завершена в 1741 г. Встречалась также версия, что у костёла параллельно существовала не одна, а две башни, занимавшие северо-западный и юго-западный углы двора, однако письменные источники и данные планов эту версию опровергают. Был ли храм приспособлен к обороне? Нет сомнений в том, что комплекс изначально проектировался в том числе и для оборонных нужд, но если в случае с внешней оградой следы боевого предназначения всё ещё хорошо различимы и в наши дни, то с костёлом не всё так однозначно. Известно, что храм несколько раз разрушался, особенно в 1675 (после чего его реконструировали в 18 в.). Приводили там работы по реконструкции и во 2-й половине 19 в. Так вот, не исключаю, что во время одного из этих этапов могла быть видоизменена верхняя часть храма, который изначально мог венчать боевой ярус, возведение которого было бы вполне логичным шагом, учитывая оборонное предназначение комплекса. Старый и новый вход Разглядывая старые фото с удивлением обнаружил, что век назад на территорию храма существовал ещё один вход с севера, причём довольно эффектно оформленный порталом. Это заставило задуматься, а не мог ли ранний/первый вход находится где-то здесь? С точки зрения обороны это очень даже логично, поскольку, во-первых, этот вход расположен внутри первого кольца городских укреплений (смотрите схемы выше), во-вторых, ориентация входа на центральную часть города также выглядит вполне логично. Правда, этой версии несколько противоречат показанные выше планы 1-й четверти 18 в., где явно показан вход с западной стороны, но отсутствует вход с севера. В книжечке Brzeżany 1530-1930 на с. 35 сообщается, что после Первой мировой войны "реконструированы стена вокруг церкви, лестница и ограждение", правда, толком непонятно, идёт ли речь о постройке лестницы и ограды или же речь о ремонте/реконструкции того, что существовало ранее? Когда исчезло всё это? Уже в советский период, в ходе расширения и перепланировки улицы? Источник Что касается ныне существующего западного входа, то он как раз напротив ослаблял напольную западную линию обороны. Возможно в 17 в. стена с этого направления была сплошной, а затем уже, к примеру, в конце 17 или начале 18 вв. в ней могли пробить проём, украсив его новым порталом, который, к сожалению, не дожил до наших дней. Плита 1770-х гг. Её фото в самом начале сообщения привёл @HOUSE MD, но там не очень удобно читать надпись. М. Мацишевский на с. 104 приводит полную версию текста на латыни, а на с. 104-105 (в примечании) даёт перевод этого текста на польском языке. Эта плита была вмурована в стену храма не ранее 1776 г. Мемориальная фреска над порталом костёла и её загадки Изображение, находящееся в нише над порталом, в 1930-х (?) и в 1988 г. В советский период нишу замуровали и заштукатурили: Источники: 1, 2 В 2008 г. изображение раскрыли и отреставрировали: Источник В наши дни: Об этой детали находим интересные сведения в книге М. Мацишевского, на с. 107-108. Он сообщает, что храм не ранее 1775 г. украсили при ксёндзе Криспине Цешковском (управлял парафией в 1757-1784 гг.), при котором внутри костёла была установлена каменная плита, упоминавшаяся чуть выше. Два верхних герба - это "Лелива" Сенявских и "Погоня" Чарторыйских, ниже - гербы трёх религиозных деятелей, а именно ксёндза и архиепископа Вацлава Сераковского, ксёндза и архиепископа Анджея Прухницкого, ксёндза и епископа Криспина Цешковского. И вот тут начинается непонятный момент - М. Мацишевский пишет, что "далее [под гербами?] тянется надпись, которую автор приводит вначале в оригинале, на латыни: А также даёт польский перевод: На первый взгляд всё выглядит логично, поскольку текст описывает, какой вклад в развитие храма сделали те люди, гербы которых были изображены над порталом, однако, не сложно заместить, что та надпись, которая была над порталом до Второй мировой и та, которую видим в наши дни на самом деле в несколько раз короче, она упоминает только фундатора - Адама Иеронима Сенявского и не содержит упоминания трёх архиепископов/епископов, а также сделанных ими вкладов. Есть и другие странности - так, в тексте М. Мацишевского упомянут титул "Pocillator Regni" (т.е. "коронный подчаший") Адама Иеронима, однако этого фрагмента в ныне существующей надписи не видно, да и места там для титула нет. Кроме того, как в приведённом М. Мацишевском оригинале текста, так и в польской версии его перевода значится, что храм был основан в 1620 г. (и именно эта дата присутствует на каменной плите 1770-х гг., описанной выше, к появлению которой также имел отношение К. Цешковский), но на довоенном фото надписи и на современном видим дату "1600". Как всё это объяснить? То ли ранее была какая-то другая версия надписи с другой датировкой, то ли М. Мацишевский описывал какую-то другу надпись или какой-то третий вариант? 1810 г. В этом году костёл и колокольня были сильно повреждены пожаром, причём в очередной раз храм лишился колоколов, которые, как и в 1675 г., расплавились в огне, так что из их остатков потом решили отлить новый колокол [Мацишевский, с. 112]. Первая мировая В книжечке Brzeżany 1530-1930 на с. 34-35 сообщается, что храм сильно пострадал в ходе боевых действий, и потому пришлось восстанавливать кровлю. Тогда же артиллерией были разрушены дома в центре Старого города, был повреждён и замок. Фото повреждений костёла, к сожалению, не попадались, так что сложно оценить масштаб. Интерьер Просто парочка интерьерных фото, чтобы было понятно, как костёл выглядел до советского периода: Источники: 1, 2 Использование в советский период Известно, что при советах в храме обустроили спортзал, при этом единый объём костёла разбили перекрытием на два яруса, а в колокольне обустроили котельную. По этой теме попалось парочка интересных кадров - на одном видим фрагмент второй ярус спортзала, над которым торчит капитель одной из колонн, на втором - трубу котельной, возвышающейся над колокольней: Источники: 1, 2
  21. В статье Богдана Тихого З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення (2016) на с. 233 есть такая информация (выделение жирным моё): Поскольку Ульрих фон Вердум не упоминает башен/веж ни в описании укреплений замка, ни в описании укреплений города, то непонятно, почему Б. Тихий со ссылкой именно на Вердума сообщил о такой детали. Кроме того, если Вердум сообщает о существовании современных бастионных укреплений, то версия Б. Тихого рисует несколько иную картину - бастионы, на которых якобы в конце 17 в. находились деревянные вежи, т.е. образ уже не столь современный и вообще при наличии на бастионах веж сама система укреплений уже приобретала несколько иной формат, чем в случае с чистым бастионным объектом. Кроме того, Вердум прибыл в Бережаны 29 ноября, а уехал 1 декабря 1671 г., при этом из текста Б. Тихого следует, что Вердум сообщал о продолжении работ над бастионными укреплениями замка и в 1672 г., хотя опять же непонятно, откуда эта информация. Я бы мог предположить, что Б. Тихий сам визит привязывал не к 1671, а к 1672 г., но нет - в его тексте чётко сказано, что Вердум прибыл в Бережаны в 1671 г., но почему-то сообщил о том, что работы над укреплениями велись уже в следующем 1672 г. Можно также предположить, что работы, которые велись в ноябре-декабре 1671 г. продолжались и в 1672 г., но это лишь предположение, однако у Вердума сведений на этот счёт нет и потому непонятно, почему он подаётся как источник этой информации. Есть также вариант, что здесь имеем дело с простой опечаткой, когда вместо "1671" был поставлен "1672", но подразумевался всё же "1671" год.
  22. Статья Игоря и Ольги Оконченко, посвящённая укреплениям Львова 17 в., которая была опубликована в Атласе. Публикация укомплектована парочкой планов, составленных упомянутыми авторами. Здесь привёл их уменьшенные копии, в статье они даны в более размашистом виде, и потому, если вам интересны детали, то отсылаю вас к PDF с упомянутой статьёй.
  23. Здесь найдёте коллекции фото макета: https://fotopolska.eu/Wroclaw_Makieta_Lwowa http://newsbar.pl/panorama-plastyczna-dawnego-lwowa/ https://bberez.livejournal.com/166033.html + несколько видео:
×
×
  • Create New...