Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Content Count

    4,654
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    570

Everything posted by Filin

  1. В сборнике Археологія і фортифікація України (2021) на с. 200-203 есть публикация "Підземелля башти князів Чорторийських в Луцькому Окольному замку (попереднє повідомлення)".
  2. Интересно было перечитать свои мысли десятилетней давности ) С чём-то всё ещё согласен, от других выводов уже отказался. Сейчас пятиугольная башня кажется постройкой, которой усилили старый замок, и произошло это, вероятно, не ранее 2-й четверти 16 в., но скорей всего даже позже - может во 2-й половине 16 в. или даже на рубеже 16-17 вв.
  3. Башня, о которой речь пойдёт ниже, обладает массой интересных особенностей, и потому её архитектуре стоило бы посвятить отдельную тему, однако некоторые моменты сами по себе достаточно интересны и спорны, и потому их также стоило бы отделить от основного русла общего обсуждения постройки. Один из таких моментов - вопрос датировки башни, момента/периода её постройки. На этот счёт есть два, как по мне, диаметрально противоположных взгляда - одни считают, что эта башня была построена на этапе, который предшествовал появлению бастионов (в 15 в. / во 2-й половине 15 в. или на рубеже 15-16 вв.), и эта версия пользуется самой большой популярностью, но есть и другая, у которой намного меньше сторонников, и в рамках этой версии башня была построена не ранее 1540-х гг. Я от себя ещё добавлю, что вторая версия, к сторонникам которых себя отношу и я, сдвигает появление башни уже к бастионному периоду и в рамках этой версии башня по сути являет собой вариацию бастиона, впрочем, даже поклонники версии о появлении башни в середине 16 в. всё равно считают её башней, тогда как по мне, есть повод подумать, не была ли эта постройка по своей сути ранним бастионом? Предлагаю вам чуть детальней ознакомиться с доводами в пользу обоих версий, а также буду рад, если поступят дополнения со стороны читателей. Башня на плане замка: Источник: Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S. 184. "Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР", Том 4 (1986 г.), с 221: Как видим, время появления башни отнесено к 15 в. (или рубежу 15-16 вв.). Кстати, появление круглой башни, расположенной рядом с пятиугольной, в той же справке отнесли к 15 в. Так что в рамках этой версии допускалось, что не только пятиугольная башня, но и связанная с ней северо-западная линия укреплений с округлой башней могли быть построены ещё в 15 в. С 1967 и до начала 1990-х гг. в замке проводились исследования под руководством Евгении Лопушинской. Судя по всему, именно по результатам этих работ приобрела популярность версия, согласно которой пятиугольную башню могли возвести ещё в 15 в. или не позднее 15-16 вв. Информацию об этом можно встретить в ряде итоговых публикаций. Лопушинська Є. Меджибізька фортеця // Пам'ятки України: Історія та культура. 1996. №3-4, с 43-44 (выделение моё - Filin): Цяук В. Комплекс фортеці у Меджибожі Хмельницької області // З історії української реставрації. Київ, 1996, с. 136 (выделение моё - Filin): Эта датировка не вызывала особых нареканий у других исследователей, которые отдельно касались темы эволюции пятиугольных башен в целом и пятиугольника Меджибожа в частности. Так, Катерина Липа в своей статье Малі міста-фортеці Поділля XVI–XVII ст.: стилістичне пограниччя і розвиток фортифікацій указала (с. 16) на 2-ю половину 15 века, как на период постройки башни: Без критических замечаний датировку башни рубежом 15-16 вв. приводила и Ольга Пламеницкая в Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець (2012), с. 331 (выделение моё - Filin): И вот уже в последние годы башню снова начали детально исследовать. Я ждал, что прозвучат какие-то новые мысли о датировке, но в статье "Результати попередніх архітектурно-археологічних досліджень П’ятикутної вежі Меджибізької фортеці" // Археологія і фортифікація України, 2021, с. 204-208 тема датировки осталась почти что в стороне, однако в видео-версии доклада (смотреть с 45:55) один из авторов статьи, Татьяна Ветрова, сообщила: На этом фоне белой вороной выглядит мнение Януша Богдановского, высказанного им в книге "Architektura obronna w krajobrazie Polski. Od Biskupina do Westerplatte" (1996), где на с. 109 он сообщает, что пятиугольная башня в Меджибоже построена "ок. середины 16 в.". Польская башня 15 - начала 16 веков? К сожалению, приведённые выше цитаты не дают чёткого понимания, на чём именно базируется датировка башни 15 - началом 16 вв. Да, вроде бы В. Цуяк (и, кстати, только он) уточнил, что оценка строилась на анализе кладки, состава растворов, типа бойниц и особенностей архитектуры башни, однако ни один из этих пунктов не расшифровывается, и потому непонятно, действительно ли имевшаяся в распоряжении исследователей информация однозначно указывала на определённый период? Рискну предположить, что одна из вероятных логических цепочек имела приблизительно такой вид: пятиугольник в Меджибоже - это явно не классический бастион, а башня, однако башня имеет пятиугольную форму и приспособлена для размещения артиллерии, и, следовательно, на эволюционной лестнице она находится выше средневековых башен, но ниже бастионов раннего нового времени или даже так - ниже начала бастионной эпохи. К этому нужно добавить, что в 1990-х постепенно начинает приобретать популярность версия, согласно которой бастионы развились из пятиугольных башен "пунтоне" 15 в., что также несколько исказило восприятие ряда укреплений Западной Украины. Сложности у этой версии начинаются на этапе знакомства с пятиугольными башнями Польши, а также с пятиугольными башнями Западной Украины, о чём речь шла в этой теме. По итогам сбора информации у меня создалось впечатление, что, во-первых, в Польше башни пятиугольной формы, построенные до рубежа 15-16 вв., крайне редки (а в нужный период со 2-й половины 15 и до начала 16 в. в Польше они вообще не строились), и даже в 16-17 вв. они там не пользовались популярностью, а, во-вторых, в Западной Украине нет пятиугольных башен, постройку которых можно было бы надёжно датировать периодом ранее рубежа 1530-х - 1540-х гг., при этом после указанного периода в Западной Украине пятиугольные башни внезапно приобрели большую популярность, что связано, как по мне, с проникновением в эти земли новых конструктивных схем, принесённых иностранными архитекторами, преимущественно итальянцами. Размер имеет значение. Странным мне также кажется то, что поклонники датировки в районе 15 - начала 16 вв. никак не объясняют впечатляющие размеры Меджибожской башни, а также внушительную 4-х метровую толщину её стен, и даже никак особо не акцентируют внимания на её монументальных формах. Далеко не все ранние бастионные укрепления Италии, построенные на рубеже 15-16 вв., обладали такими размерами и мощью, а уж о башнях 15 в. и говорить не приходится. Я уже ознакомился с коллекциями пятиугольных башен ряда европейских стран, и ни в одной из них не встретил пятиугольников, построенных ранее 16 в., которые могли бы сравниться с башнями в Меджибоже или, к примеру, в Бережанах. В этом плане особенно показательно сравнение башни в Меджибоже с пятиугольными башнями Италии, ведь именно оттуда к нам пришёл термин "пунтоне", именно там находим одну из самых внушительных коллекций пятиугольных башен, именно там на смену башням пришли бастионы и потому крайне интересно оценить, как пятиугольник Меджибожа впишется в картину пятиугольных башен Италии. Быстро получить ответ на вопрос о размерах пятиугольной башни в Меджибоже не так уж и просто, поскольку эти размеры в виде чистых цифр нигде мне лично не попадались. Пришлось высчитывать их, опираясь на опубликованные планы. Самый свежий и актуальный из них приведён в упоминавшейся выше статье "Результати попередніх архітектурно-археологічних досліджень П’ятикутної вежі Меджибізької фортеці" (2021). Воспользовавшись размерной линейкой, получаем такую картину: длина горжи - ок. 15 в., длина фланков левого / правого - ок. 8,5 / 13,5 м., длина фасов левого / правого - ок. 12,5 /13,5 м.: Если воспользоваться планом (+ размерной линейкой), опубликованном О. Пламеницкой, то каждая из сторон будет ещё на 2 м. длиннее. Но будем ориентироваться на более свежие данные. Итак, при указанных размерах получаем периметр длиной ок. 60 м. При такой длине периметра и имеющихся пропорциях площадь башни на уровне нижнего яруса достигает 240 м2. Более-менее на эту же цифру можно выйти, если пытаться определить размеры башни по спутниковым снимкам Google Earth, правда, снимки в данной ситуации будут более солидарны с данными, которые привела О. Пламеницкая, т.е. на них башня выглядит немного более крупной, чем на самом деле (если исходить из размеров, приведённых в статье 2021 г.). Но в рамках данной темы эти колебания особого значения не имеют, т.к. в обоих случаях башня всё же остаётся очень большой. Воспользуюсь схемой, которую уже публиковал в теме о пятиугольных башнях Италии, но на этот раз покажу, как относительно этих итальянских построек расположена пятиугольная башня в Меджибоже (горизонтальная шкала - века, вертикальная - площадь в м2): Как видим, башня замка в Меджибоже по своим размерам значительно превосходит итальянские аналоги 14-15 вв., включая пятиугольные шедевры, построенные в Италии в конце 15 в. Франческо ди Джорджо Мартини, который известен как изобретатель и один из основных популяризаторов бастионов. Также отсылаю вас к таблице размеров итальянских пятиугольных башен, данные которой также свидетельствуют о том, что горжи длиной в 15 м. и фасы длиной в 12-14 м. даже для Италии были чем-то нереальным до конца 15 в., а уже в начале и 1-й половине 16 в. нужные размеры можно отыскать, однако не у башен, а у бастионов. К слову, толщина стен в 4 м. уже сама по себе свидетельствует о периоде постройки башен, поскольку даже в конце 15 в. в той же Италии пятиугольные башни в основном строились со стенами толщиной ок. 2 м. Башня или всё же бастион? Засилье теории о том, что "пунтоне" - это башни, которые строили до появления бастионов, а также нехватка данных об эволюции пятиугольных форм в Западной Европе породили образ, в рамках которого пятиугольная постройка в Меджибоже классифицировалась как башня, чему также способствовала реставрация, по результатам которой башня обзавелась высокой шатровой кровлей, которая, вероятно, исказила первоначальный облик постройки. Мне известен целый ряд построек как рубежа 15-16 вв., так и 16 в., которые на первом строительном этапе либо вовсе не имели кровель над своими артиллерийскими башнями, либо имели, но не особо выдающиеся, приземистые. И этот момент заставляет задать вопрос - действительно ли на первом строительном этапе у меджибожского пятиугольника была высокая шатровая кровля или же он был скорее похож на бастион? Причём такой "бастионный" вид был у башни даже в 1-й половине 20 в., однако в ходе реставрации его посчитали не соответствующим духу постройки. Но именно в таком виде башня более всего походила на бастион: Источник: Фото П. Жолтовского, 1930 г. Из альбома Пам'ятки архітектури Подільської губернії (2013) Источник: Меджибізька фортеця // Пам'ятки України: Історія та культура. 1996. №3-4, с 47: Также увидеть в этой башне ранний бастион мешает ещё один стереотип, в рамках которого бастионы - это всегда парные сущности. Однако если хотя бы бегло изучить историю появления бастионов во 2-й половине 15 в. и их развитие в 1-й половине 16 в., то можно без труда обнаружить многочисленные примеры использования одиночных бастионов. По моему предположению, такому точечному использованию укреплений могла способствовать одна из моделей византийских планировок, в рамках которой оборону доверяли одному мощному узлу, расположенному по центру напольной линии обороны. Дьявол в деталях: Помимо размеров, внимание привлекают и ряд других особенностей. К примеру, амбразуры, снабжённые каналами для отведения пороховых газов. Для этих земель и для периода рубежа 15-16 вв. деталь очень странная, а вот для постройки, которая могла быть построена каким-то итальянским архитектором в районе середины 16 в. - очень даже обыденная. Или взять столб, который находится посредине башни и служит опорой для перекрытий башни. Известный исследователь фортификации Богдан Геркен в своей статье - Zamki na planie trójkąta z XVI w. // Biuletyn Historii Sztuki i Kultury. Warszawa, 1938, s. 305-306 - отмечал, что "башни со столбом" явно напоминают "иальянские белюарды 16 в."., т.е. он связывал постройки такого типа с ранними итальянскими бастионными укреплениями. Итого: Как на счёт версии, что "пунтоне" Меджибожа 2-й половины 15 или рубежа 15-16 вв. на самом деле построено не ранее 1540-х, и что это никакая не башня-предшественница-бастионов, а как раз наоборот - ранняя версия бастиона.
  4. Некоторые черновые выводы: Термин "пунтоне", как его толкуют в Украине и в Польше, не совсем соответствует толкованию этого термина в Италии. Если же использовать более широкую итальянскую трактовку термина, то тогда круг объектов, которых можно причислить к категории пунтоне, стоит расширить, включив туда также башни треугольной (Хуст и др.) и клиновидной (Язловец, Раковец и др.) формы. Связь пунтоне с Италией сильно влияет на историю того, когда эта форма могла попасть на территорию Украины, и когда не могла. Так вот в конце 15 в. и даже в 1-й четверти 16 в. вряд ли могла (что видно по итогу знакомства с итальянскими укреплениями нужного периода), а отсюда следует вывод, что датировка части пятиугольников Украины 2-й половиной - концом 15 в. или же началом 16 в., как по мне, скорей всего не верна. Существовало несколько каналов проникновения пятиугольных форм на территорию Украины. Самый ранний - через турок, который были носителями византийских фортификационных наработок. В Аккермане, вероятно, были построены одни из самых первых (или самые первые) пятиугольные башни в Украине. Случилось это где-то между 1484 и началом 1490-х гг. Вторым каналом была транспортировка идей непосредственно из Италии через Польшу в Западную Украину. В 1-й четверти 16 в. масштабная реконструкция королевского замка в Кракове привлекла на стройплощадку множество итальянцев, часть которых получили заказы в Западной Украине. Влияние итальянцев подтверждается как прямыми сведениями об их участии в проектировании и строительстве ряда замков, а также использованным набором решений (от общих планировок укреплений до применения специфических многоканальных бойниц). Были и другие каналы. К примеру, в Закарпатье итальянские наработки проникали через Венгрию, которая в свою очередь находилась под влиянием Австрии, а та была привязана к Священной Римской империи, контролировавшей часть Италии. Каким бы ни был канал, возникло стойкое ощущение, что в основе всего лежат византийские фортификационные наработки. Именно в Византии широкое распространение приобрели пятиугольные башни, именно благодаря византийскому влиянию башни этого типа приобрели популярность в Италии и в других странах Европы. Вполне вероятно, что итальянские ренессансные фортификаторы, впервые начавшие работать с бастионными укреплениями на рубеже 15-16 вв., опирались на опыт Византии по использованию пятиугольников. Таким образом, через посредничество турок мы обзавелись византийскими пятиугольниками в Белгороде-Днестровском, а при помощи иноземцев (в основном итальянцев), также впитавших отдельные византийские идеи, мы чуть позже получили россыпь пятиугольников в Западной Украине. Всплеск интереса к новой ренессансной фортификации, зарождавшейся в Италии, особенно резко возрос вскоре после 1526 г., когда турки одержали громкую победу в битве при Мохаче, тем самым повысив спрос на новые средства защиты. К слову, именно это событие повлияло на выход известного фортификационного трактата Альбрехта Дюрера, опубликованного в 1527 г. В случае с Польшей необходимость возвести новый оборонный пояс против вероятной турецкой экспансии совпала с возможностью привлечь к возведению новых укреплений архитекторов, работавших уже с новой ренессансной фортификацией. Немаловажен и экономический фактор - заказчики замков, построенных в Западной Украине по новым образцам, были достаточно богаты, чтобы финансировать крайне затратные работы. Появление первых пятиугольников в Западной Украине можно отнести к 1530-м гг. - началу 1540-х гг. Как по мне, пока нет достоверных сведений о существовании более ранних пятиугольников (если не считать отдельной истории с Аккерманом). Пунтоне Западной Украины - это не башни, предшествовавшие бастионам, как нам их чаще всего преподносят. Это как раз наоборот - ранние образцы именно бастионной фортификации, которая в 1-й половине 16 в. не только в Украине, но и у себя на родине, в Италии, переживала период становления и формирования наиболее характерных черт. Трактовка пунтоне как башен, которые на эволюционной лестнице находились ниже уровня бастионов, предшествуя им, как по мне, в корне не верна, поскольку на первом этапе (2-ая четверть - середина 16 в.) в Украине строились ранние образцы бастионных форм (т.е. не предшественников бастионов, а именно ранние бастионы), а на более поздних - 2-я половина 16 - начало 17 в. - эконом-варианты всё те же бастионов. Но и это не было примером использования форм, предшествовавших бастионам, а как раз наоборот - это был пример адаптации бастионных форм к реалиям войн, которые велись в Западной Украине. Благодаря тому, что бастионная концепция была интересным образом переосмыслена в Западной Украине, появились уникальные постройки, которые хоть и имели классическую бастионную планировку, но при этом предназначались для противодействия преимущественно легковооружённому противнику, из-за чего получившиеся бастионы перестали быть преимущественно глухими постройками, обзаведясь множеством бойниц, размещённых в нескольких ярусах, уменьшились в размерах и приобрели многие черты, характерные для башен. Но опять же стоит уточнить, что это были не башни, предшествовавшие бастионам, а бастионы, которые в силу ряда причин приобрели сходство с башнями. Разница между этими концепциями огромна - в случае если пунтоне трактовать как протобастионы, то речь идёт о работе инженеров в 16-17 вв. с устаревшими конструкциями, тогда как если речь идёт об адаптации бастионов, созданий разных вариаций, то тут уже имеем дело с переосмыслением хорошо знакомой формы и созданием того, что ответвляется от неё, но не предшествует ей. Таким образом, постройки, которые трактуются как предки бастионов, я воспринимаю скорее как их провинциальных потомков. Это означает, что военные инженеры Польши и Речи Посполитой не были поклонниками архаичных схем (а с точки зрения Западной Европы для 16 и тем более 17 в. пятиугольные башни - это архаика), они просто передовые бастионные наработки адаптировали под свои нужды, а это уже совсем другая история. Кроме того, когда постройку, которая берёт своё начало уже в рамках бастионной школы, начинают трактовать как башню, которая на эволюционном пути предшествовала бастионам, то это порождает искажение в восприятии объекта, отражающемся на его датировке. Наиболее интересны пятиугольники первой волны: Каменец, Бережаны, Меджибож, Язловец, Клевань и ряд других, поскольку это, по сути, были первые бастионные пробы Речи Посполитой. Причём эти ранние башне-бастионы обладали внушительными характеристиками, так что объекты для своего времени были далеко не рядовыми. Укрепления этого периода также могут быть интересны из-за того, что на них ещё могло отражаться влияние классических византийских планировочных решений. Для 2-й половины 16 и рубежа 16-17 вв. характерно использование пятиугольных башне-бастиончиков для усиления уже регулярных в плане укреплений преимущественно с четырёхугольной формой плана, пятиугольные замки приобрели популярность где-то в конце 16 - начале 17 вв. Это уже пример влияния классических ренессансных планировок, которые предшествовали планировкам предыдущего этапа, условно мной названных "византийскими". Западная Украина благодаря обилию ранних пятиугольных форм резко выделяется на фоне других земель Речи Посполитой, что уже само по себе серьёзно повышает статус памятников, которые могут похвастаться пунтоне. Самые ранние, самые крупные, боевые и наиболее примечательные ранние пятиугольники возводились преимущественно именно на территории Украины, поскольку здесь проходила граница столкновения с татарами и турками. Появление пятиугольных башен в замках Сенявских, Язловецких, Збаражских, Чарторыйских, Жолкевских, Острожских, Потоцких, Балабанов, Мнишеков и др. свидетельствует о большом внимании, уделяемом новой фортификации пограничной шляхтой. Поскольку круг объектов велик, как и перечень процессов, который влиял на их появление, то весь массив представленной выше информации даёт массу других тем для размышлений.
  5. Карта Здесь представлены украинские и польские памятники, упоминавшиеся выше.
  6. В отдельной теме отписался по теме связей укреплений Белгород-Днестровской крепости с византийскими планировочными решениями. Здесь, помимо использования типичных для византийской фортификации пятиугольных башен, а также часто встречающейся в рамках византийских укреплений схемы одновременного использования башен разных планировок (пяти-шести- и восьмиугольных) имеем также пример использования ещё и византийской кладки opus mixtum. Источник: Крепость Белгород (Аккерман) в исторических изображениях (2016), с. 22.
  7. Какие-то работы велись, но их качество оставляло желать лучшего, что можно увидеть и по тому, как поработали с воротами со стороны замкового двора. Лучше уж путь башня побудет пока в законсервированном состоянии, чем если её заставят пройти через убогую и непродуманную реконструкцию с использованием сомнительных материалов, как было в случае с сооружением упомянутой вами лестницы. Что касается участков, вплотную подступивших к замковым стенам, то и тут при желании вопрос можно решить - участки можно выкупить или каким-то иным способом договориться с их владельцами, было бы желание. Если же вернуться к теме графической реконструкции, то так до конца и непонятно, было ли у башни скромное завершение в виде обычной шатровой кровли, как показано на рисунке, или всё же у неё был какой-то аттик. Е. Годованюк занималась и другими укреплениями Острожских (замок и городские укрепления Острога, монастырь в Межириче) и прекрасно была осведомлена, что аттики Острожские активно использовали, но на этой реконструкции аттика нет, хотя аттик вроде как существовал у других построек всё того же замка в Староконстантинове, во всяком случае его можно сейчас увидеть на одной из башен, да и по верхней части ворот видно, что они были декорированы, а вот обрывался ли этот декор на уровне 2-го яруса или шёл выше - это вопрос.
  8. Заинтересовавшись темой влияния византийских планировок на укрепления Западной Украины 16-17 вв., а также историей распространения пятиугольных башен на территории Украины, не мог обойти стороной Белгород-Днестровскую крепость, поскольку здесь, с одной стороны, явно прослеживается связь части укреплений с византийскими фортификационными наработками, а с другой стороны, именно здесь, вероятно, были построены если не самые ранние, то уж точно одни из самых ранних пятиугольных башен в нашей стране. Поскольку Белгород-Днестровская крепость может похвастаться массой источников, описывающих не только её историю, но и архитектуру, а также с учётом того, что многие важные материалы по этой теме без труда можно найти в Сети, здесь лишь кратко опишу нужную линию обороны, а за подробностями отправлю вас к публикациями Андрея Красножона. Итак, во 2-й половине 15 в. крепость, которая тогда пребывала под крылом Молдавского княжества, прошла через ряд модернизаций, однако этого оказалось недостаточно, чтобы сдержать турок в 1484 г., когда султан Баязид II после двухнедельной осады [1, с. 364-369] занял укрепление. По версии А. Красножона [1, с. 331, 348-350, 351-352, 376; 2, с. 312-314], чтобы ликвидировать последствия осады и усилить потрёпанную крепость, внешняя линия укреплений, получившая существенные повреждения, была отремонтирована и модернизирована - её усилили 8 пятиугольными, 3 шестиугольными и 4 восьмиугольными башнями. Работы, вероятно, стартовали вскоре после 1484 г. и где-то к рубежу 1480-х - 1490-х гг. были завершены [1, с. 376; 2, с. 312]. С подробным описанием каждой из башен можно ознакомиться в монографии А. Красножона [1, с. 297-316]. На этом плане красным отмечены участки крепостной стены, отремонтированных и модернизированных вскоре после 1484 г.: Источник: Крепость Белгород (Аккерман) на Днестре. История строительства (2012), с. 352. На этом плане красным отметил пятиугольные, зелёным - шестиугольные, а синим - восьмиугольные башни: Источник: Крепость Белгород (Аккерман) в исторических изображениях (2016), с. 22. Эти турецкие башни благополучно дожили до 1798 г. [2, с. 313; 1, с. 350], когда в ходе очередной модернизации большинство из них существенно понизили, превратив в небольшие бастиончики. Крепость на плане 1770 г.: Источник: Крепость Белгород (Аккерман) в исторических изображениях (2016), с. 22. В наши дни укрепления Гражданского двора выглядят так: Источник В поисках аналогов: О связи многоугольных башен крепости с византийским влиянием недвусмысленно намекают как планировки самих башен (использование восьмиугольников, шестиугольников и редких пятиугольников), специфическая комбинация разнообразных по планировке многоугольных башен, а также использование кладки opus mixtum. Всё это турки переняли у византийцев и, немного переосмыслив, полученный материал экспортировали в Аккерман. Наличие явно различимых византийских реминисценций отмечали ряд исследователей, в том числе и А. Красножон [1, с. 331, 349, 374]. И вот в этой теме хотелось бы чуть глубже покопаться, поискав подходящие аналоги. Пока эту тему немного пощупаю рассмотрю с точки зрения пятиугольных башен, поскольку по ним у меня больше всего информации. В конце 4 - 5 вв. первые укрепления Римской империи обзаводятся пятиугольными башнями. В одних случаях укрепления нового типа строились с нуля, но не редко в пятиугольники превращали старые четырёхугольные башни, пристраивая к ним с напольной стороны клиновидные треугольники. Ряд примеров таких укрепления привёл в теме о пятиугольных башнях Италии. В основном, все эти новые для империи фортификационные формы поступали с востока, со стороны Византии. Одним из наиболее ранних и наиболее интересных примеров использования ряда пятиугольных башен могут служить укрепления Дурреса (Албания), построенные при императоре Анастасии I в 490-х гг. н.э. (о них чуть подробней писал здесь) Помимо пятиугольников город был также усилен и башнями других планировок. Сейчас на углу крепостной ограды можно увидеть сохранившуюся круглую артиллерийскую башню, но она появилась уже при венецианцах на рубеже 15-16 вв., а вот какую форму имела византийская угловая башня пока сведений нет, однако не исключено, что она также могла иметь форму круга или многоугольника. Источник: 1. "Byzantine Fortifications. An Introduction" (1986), s. 287.; 2 Дуррес интересен ещё и в качестве примера того, как спустя без малого восемь веков после постройки византийские укрепления продолжали оказывать влияние на фортификацию средних веков. Так в 1272 г. город захватил Карл I Анжуйский, и буквально несколько лет спустя, где-то между 1272 и 1274 гг., одна из его крепостей приобрела знакомые и уникальные черты планировки. Речь о крепости Лучера (Италия), напольную линию которой укрепили рядом пятиугольных башен, а углы твердыни усилили башнями, имевшими круглую форму плана. Источники: 1, 2 Укрепления Анкары (Турция) А. Красножон приводит в качестве аналога турецким укреплениям Аккермана [1, с. 115, 345-346, 349]. В монографии упомянутого автора они датированы серединой 15 в., но на самом деле, судя по публикациям зарубежных исследователей, это византийские укрепления 7-9 вв, однако у нас, к сожалению, эти источники мало известны. Здесь видим пример обильного использования пятиугольных башен параллельно с многоугольными башнями, усиливающими отдельные углы укреплений: Источник: 1. Byzantine Fortifications. An Introduction (1986), s. 287.; 2 В г. Хайнбург-ан-дер-Донау (Австрия) сохранилась линия городской стены, усиленная пятиугольными башнями, с углом, находящимся под защитой восьмиугольной башни (отдельно об этих укреплениях писал здесь). Эти австрийские оборонные сооружения, имеющие некоторое сходство с планировкой укреплений Аккерамана, как это ни странно, также имеют византийские корни. Леопольд IV, при котором в 1220-х гг. началось строительство этих укреплений, ранее породнился с византийскими императорами, взяв в жёны принцессу Феодору Ангелину, и, вероятно, в качестве приданого получил также возможность пользоваться имперскими фортификационными наработками. Источник По мере поступления новых сведений буду пополнять тему другими примерами. Самые старые пятиугольные башни Украины? В Западной Украине есть ряд пятиугольных башен, постройку которых ещё в советский период отнесли ко 2-й половине - концу 15 в. (замки в Новомалине, Клевани, Меджибоже, Сутковцах), однако мне эти датировки кажутся ошибочными (о каждой из них планирую написать в отдельных темах), а более правильной кажется версия, что эти пятиугольные башни появились не ранее 16 в. Устранив подозрительных западноукраинских "конкурентов", видим, что на первую позицию списка самых старых пятиугольных укреплений Украины поднимаются башни Аккермана. И в этом есть определённая логика, поскольку пятиугольные башни в целом являются любимым детищем византийцев и потому вполне объяснимо выглядит сценарий, в рамках которого первые образцы подобных укреплений к нам попали хоть и не напрямую благодаря деятельности византийских архитекторов, но благодаря экспансии их фортификационных наследников - турок. Источники: Монография Крепость Белгород (Аккерман) на Днестре. История строительства (2012) Статья Белгород-Днестровская крепость: этапы развития оборонного комплекса (XV-XVIII вв.), 2017.
  9. До нас дошли и другие фото ворот. Вот некоторые из них: Источник Несколько фото ворот, какими я их увидел в 2007-м г. Вид с напольной стороны: И со стороны замкового двора: Как-то раз по воротам ударили странной "реставрацией", после которых они стали выглядеть так: Источник Несколько фото от Макса Ритуса. Взгляд с высоты на линию укреплений, в которую интегрированы ворота: Источник С напольной стороны арка обзавелась чем-то средним между воротами и решёткой герсы: Источник Вид на арку проезда в двух направлениях: Источник Что касается внешнего вида ворот, то этого вопроса касалась Елена Годованюк в своей статье "Оборонні споруди Поділля за інвентарем 1615 р.". Приведу данные, касающиеся ворот замка в Староконстантинове:
  10. В книге К. Липы Теорія архітектури, містика і війна (2016) на с. 85 встретил такие вот мысли по теме: Здесь автор отмечает, что в эпоху ренессанса стремились к симметрии, и потому непонятно, почему ряд укреплений Западной Украины с этой точки зрения выглядят несколько асимметрично. Возможный вариант ответа на этот вопрос заключается в том, что классическая симметрия была не единственной формой планировки ренессансных укреплений, была ещё и условно "византийско-имперская", которая сама по себе предлагала несколько непривычных вариантов планировок - от "центральной" до той, которая в случае с регулярными укреплениями допускала и поощряла одновременное использование башен разных планировок, уделяя особое внимание полигональным башням (5-, 6- и 8-угольным).
  11. Тем, кто интересовался европейской фортификацией 16-17 вв. хорошо знакома ренессансная симметрия планировки укреплений, в рамках которой поощрялось создание геометрически правильных "идеальных" объектов. Разрежь такое укрепление пополам и зачастую правая часть будет зеркальным отображением левой. И всё бы было хорошо, если бы эта классическая симметрия могла бы объяснить планировку всех укреплений Западной Украины, построенных в указанный период, однако некоторые из них с точки зрения знакомых нам ренессансных канонов симметрии выглядят довольно странно и даже асимметрично. К тому же не до конца понятно, на какие именно схемы опирались те военные инженеры, которые в 16 в. активно строили замки с использованием заломов куртин, пяти- и шестиугольных башен и т.д. Несколько лет назад, заинтересовавшись поиском ответов на эти вопросы, я приступил к фильтрации замков и крепостей Италии в поисках аналогов, но оказалось, что этих аналогов не так уж и много и даже откровенно мало, а те, которые имелись, часто базировались на схемах, которые предлагались ещё в греческих и византийских фортификационных трактатах. В дальнейшем, по ходу разбирательства с пятиугольными башнями Италии, стало понятно, что фортификационный ренессанс 2-й половины 15 - 1-й половины 16 в. был не первым в истории, когда инженеры в поисках идей стали активно возвращаться с наработкам архитекторов античности и раннего средневековья. Был ещё один период в конце 12 - 1-й половины 13 в., когда на территории Италии резко вырос интерес к пяти- и шестиугольным башням, заломам и другим деталям, знакомым по укреплениям Западной Украины, и в те времена также всё в основном объяснялось возросшим интересом к византийской фортификации. В общем, идёт ли речь о ренессансе 12-13 вв. или о том, который пришёлся на 15-16 вв., есть чёткие признаки наличия в обоих случаях пласта византийского фундамента. Но самое интересное, что именно византийские схемы могут объяснить планировку ряда укреплений Украины, и потому к ним стоит детальней присмотреться. В ранее попадавшихся мне на глазах статьях, монографиях или каких-либо других публикациях украинских или польских исследователей не попадались размышления на эту тему, и потому её тем более стоит поднять. У нас в лучшем случае могут сказать, что вот это укрепление имеет итальянские корни или что нечто подобное можно увидеть на рисунках Франческо ди Джорджо Мартини или Леонардо да Винчи, но на этом всё. А вот если озадачиться вопросом, на что опирались эти гении, а также ознакомиться с рядом знаковых итальянских укреплений 12-13 вв., то станет понятно, что объекты ренессансной Италии рубежа 15-16 вв. - это не начало нужной нам фортификационной истории, а скорее то, что было в её конце, тогда как начало лежит совсем в другой эпохе и частично в других географических регионах. Вопрос также стоит поднять, поскольку попытки объяснять планировку ряда укреплений через призму классической ренессансной симметрии могут приводить к неверным выводам, к примеру, когда могут искать башни там, где их никогда не было, или когда две одновременно построенные башни, сильно отличающиеся по форме, могут трактовать как разновременные. Сразу уточню, что изложенный здесь материал несколько сыроват и сумбурен, поскольку с историей византийской фортификации и её влиянием на фортификацию средневековья и раннего нового времени я только-только начал знакомится и ещё сам для себя полностью не сформировал какой-то устоявшейся концепции/образа, однако уже сейчас накопилось несколько интересных и перспективных векторов для размышлений и ряд гипотез, которые нужно либо подтверждать, либо опровергать, так что уже есть с чего начинать. Для научной статьи такая общая заготовка - не комильфо, а вот для форума - как раз идеальный вариант, поскольку здесь можно ознакомиться с мнениями других (если таковые появятся), а также корректировать/дополнять материал по мере поступления новых данных. Использование пятиугольных и шестиугольных башен: Пятиугольные башни, изобретённые древними греками не позднее 3 в. до н.э., были забыты в эпоху Римской республики/империи. Интерес к ним начал пробуждаться только с конца 4 в. н.э. и нарастал на протяжении 5-6 вв., что связано с постепенным ростом внимания восточной половины Римской империи к греческой фортификации. В дальнейшем, уже после падения Западной Римской империи, византийцы использовали пятиугольные башни сотни лет, усилив ими многие десятки ключевых укреплений империи. Из этого источника по нескольким разным каналам (от династических браков до копирования технологий союзниками или противниками) пятиугольники в 11-13 вв. просачивались в Западную Европу, чему особенно способствовали Крестовые походы. Но даже в копиях часто прослеживалась связь с византийскими оригинальными схемами. Пятиугольная башня укреплений акрополя города Гортина (Крит, Греция), 7 - начало 8 вв.: Источник: Google Earth. Похожая история и с многоугольными башнями, планировки которых также корнями уходят в греко-византийские разработки. Среди укреплений Римской республики/империи многогранные башни достаточно редки (чаще всего ими укрепляли ворота), да и то среди них проще встретить те, у которых 12 или даже 16 граней, а вот чем меньше граней, тем меньше вероятность встретить такое укрепление. А вот среди византийских укреплений башни с 8 гранями имеются в куда большем количестве. Подозреваю, что и башни с 6 гранями они использовали, однако в этом вопросе пока глубоко не копался и на данный момент могу лишь сообщить, что башни такой планировки уже использовались в 13 в. соседями Византии, а исходя из истории пятиугольных башен могу допустить, что и шестиугольные образцы могли создаваться на основе более ранних византийских аналогов, однако этот вопрос нуждается в дополнительном уточнении. Использование треугольных башен и заломов: Известно, что древнегреческий инженер Филон Византийский (о его работе немного написал здесь) в 3 в. до н.э. рекомендовал делать из стен углы, формируя клинья, которые бы увеличивали сопротивляемость укреплений перед вражескими атаками. Эти рекомендации также были приняты и доработаны византийцами, которые сотни лет использовали большие треугольные выступы стен, а также малые заломы, которые играли роль бюджетных башен. Использовались всевозможные размеры, разнообразные углы. Ещё в середине 5 в. массивными заломами были усилены византийские укрепления Салоников (Греция): В дальнейшем заломы неоднократно использовались в десятках укреплений, как в качестве ключевых оборонных узлов в основных оборонных линиях, так и в виде небольших вспомогательных выступов в протехизмах (внешних линиях стен, расположенных перед основными, более высокими). Ниже приведён план крепости Стенос (Болгария) - это интересный пример небольшого и довольно раннего византийского укрепления, усиленного треугольной в плане башней. Одновременное использование башен разных планировок: В ренессансных укреплениях, построенных в рамках одного проекта, архитекторы зачастую старались сделать всё симметричным и потому было крайне важно для сохранения гармонии снабжать замок или крепость одинаковыми по форме плана башнями. А вот у византийских фортификаторов большой популярностью пользовалась совсем другая концепция - одновременное использование башен самых разных форм: круглых, треугольных, четырёхугольных, пятиугольных, шестиугольных, восьмиугольных. Башни совершенно разных планировок могли одновременно быть построены для одного укрепления и использоваться в разных комбинациях. Византийский город Сергиополь (Сирия), при Юстиниане I ок. 540-х гг. (?) был одновременно укреплён башнями самых разных планировок, включая многоугольные и редкие пятиугольные: Забегая вперёд отмечу, что, как по мне, особенно ярко след влияния классической византийской планировки на ренессансные укрепления Западной Украины прослеживается при сравнении византийской крепости Саранта Колонес в г. Пафос (Кипр), построенной в 7 в., с замком в Пневе (Ивано-Франковская обл.). Тут видим не только схожесть общей планировки, стремящейся к пятиугольной, но также сходство в деталях: использование башен с разнообразными формами плана, наличии редких треугольной и пятиугольной башен (причём в обоих случаях в пятиугольных башнях были обустроены ворота/проходы). Крепость в Пафосе слева, Пневский замок справа: Источники: 1, 2. Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S. 192. К слову, интересно, что польский исследователь фортификации Януш Богдановский в своей основательной книге "Architektura Obronna w Krajobrazie Polski" (1996), коснувшись темы пятиугольных башен и ранних бастионов, вспомнил и про Пневский замок (с. 107), предположив, что его пятиугольная башня - это пример *барабанная дробь* турецкого влияния. Логику связи турков с башней в Пневе я могу понять только если предположить, что автор хотел подчеркнуть знакомство турок с пятиугольными укреплениями, а те, разумеется, позаимствовали эту форму у турок, однако это лишь моя попытка хоть как-то понять, что мог подразумевать автор, намекая на то, что укрепления, строившиеся в том числе и против турок, могли строиться под турецким влиянием. "Центральная" симметрия: Нам привычен образ ренессансной симметрии в планировке укреплений, когда, к примеру, есть правильный квадрат или прямоугольник, углы которого усилены более-менее одинаковыми по форме артиллерийскими башнями или бастионами, а центральная часть не особо выпирает, с которой связаны ворота, и уж точно не является главным пунктом активной обороны: Замок в Жолкве (Львовская обл.) слева и замок в Збараже (Тернопольская обл.) справа: Источники: 1, 2 Но в 16 в. были и другие сценарии, задававшие тон совсем другим планировкам. Об одной из них, получившей распространение ещё в 1-й половине 6 в., во времена Юстиниана I, речь и пойдёт дальше. Как сообщает Прокопий Кесарийский [здесь, с. 63-64] тогда на границе с варварскими землями стали возводить укрепления, усиленные всего лишь одной башней, а гарнизоны таких укреплений отличались малочисленностью. Появление таких укреплений было вызвано тем, что противники византийцев не имели большого опыта в захвате крепостей, и потому даже относительно скромный (по византийским меркам) форпост, находившийся под защитой нескольких десятков солдат и одной эффектной башни мог исправно выполнять свои функции. И, конечно же, строительство таких укреплений было экономически выгодно. Именно идея таких небольших крепостей привела к появлению планировки, в рамках которой одна башня располагалась по центру стены и не редко эту башню делали пятиугольной, поскольку эта форма была наиболее эффективна в пассивной обороне, обеспечивая высокий уровень живучести укрепления в целом. Крепость Красен, построенная в 1-й половине 6 в., одно из таких однобашенных укреплений: Источник Даже если башен было две, то их также могли не разносить по углам, а располагать по центру укрепления, как это было в случае с византийской крепостью Стенос (Болгария), построенной в конце 5 в. (о ней немного подробней): Источник Схема с центральным расположением пятиугольной башни в напольной линии приобрела популярность в средневековой Италии и Германии 10-14 вв. (в основном в случае с замками и укреплениями небольших поселений типа "борго"), и, судя по всему, мода на подобные укрепления зародилась как раз благодаря византийскому влиянию. На этом этапе наиболее интересна строительная деятельность Фридриха II (1194-1250), одного из самых известных императоров Священной Римской империи. Следуя по стопам своего деда, Фридриха I Барбароссы, проявлявшего большой интерес к фортификации Восточной Римской империи, Фридрих II построил с нуля десятки новых укреплений и модернизировал более сотни старых укреплений, активно используя при этом византийские планировочные решения. Иногда он просто копировал классические византийские планировки, иногда на основе этих идей создавал нечто новое, не имевшее прямых аналогов, как было в случае со знаменитым "юнесковским" Кастель-дель-Монте. Впрочем, даже в таких уникумах как Кастель-дель-Монте можно без труда увидеть комбинацию множества восьмиугольников, столь любимых византийцами. Однако в контексте размышлений о генезисе планировок укреплений Украины интерес привлекают менее раскрученные замки Фридриха II. Замок Джулиана (Италия, Сицилия) 1-й половины 13 в. представляет собой оригинальную постройку в виде изогнутой дугой куртины, защищённой одной пятиугольной башней, расположенной по центру: Источники: 1, 2 - Google Earth У ядра замка в Монтальбано-Эликоне (Италия) также видим планировочное решение в рамках которого четырёхугольник стен усилен двумя башнями, расположенными друг напротив друга (пятиугольной и четырёхугольной), т.е. опять же наблюдается смещение главных оборонительных узлов от боков к центру. В свою очередь двухбашенное ядро занимает центральное расположение относительно четырёхугольника стен, расположенного в тыльной части укрепления, т.е. здесь "центральная" симметрия применена дважды: Источник Ту же византийскую схему укрепления с одной пятиугольной башней по центру в 1-й половине - середине 13 в. использовали вначале пизанцы, а затем генуэзцы в замке Леричи (Италия): Источник Из более поздних примеров интересен замок в Каподакве (Италия), построенный ок. 1387 г.: Источник Замок в Ноццано (Италия), не позднее конца 14 в. с двух сторон укреплён башнями, занимающими центральное положение на линии связанных с ними стен: Источник Другие примеры подобных укреплений приведены в теме о пятиугольных башнях Италии. Интересные примеры замков, довольно рано усиленных мощными пятиугольными башнями, расположенными по центру напольных линий укреплений, можно найти и в других странах. К примеру, замок в Аларкосе (Испания) в начале 1190-х гг. был усилен двумя массивными пятиугольными башнями: Источник Перемещение основного узла обороны к центру куртины породило ещё одну интересную особенность - отсутствие угловых башен или же существенная минимизация их размеров по сравнению с главной башней. Теперь переходим к более известному у нас Ренессансу. Схема обороны, подразумевавшая размещение главной оборонительной конструкции по центру, а не по бокам, применялась также во 2-й половине 15 в. К примеру, Франческого ди Джорджо Мартини, известный как изобретатель бастионов, в своих теоретических и практических проектах опирался также и на византийские наработки, и потому уделил внимания пятиугольным/клиновидным башням, заломам куртин, а также центральному размещению главных башен. У замка в Кальи (Италия), построенного в 1470-х - 1480-х гг., по центру одной напольной линии видим главную треугольную в плане башню, с другой - видим клин, образованный стенами, причём кончик этого клина фланкирован небольшими полубашенками, а, как мы знаем, похожая связка (залом стен, фланкированный ронделями) использовался в случае с рядом укреплений Подолья. Источник Клиновидная/миндалевидная главная башня замка Гавон (Италия), построенная ок. 1490 г., по центру напольной линии укреплений (кстати, облицовка в виде пирамидальных камней - это также отсылка к греко-византийским приёмам): Источник Список интересных деталей укреплений Мартини можно продолжать очень долго, поскольку мастер был довольно плодовит и не был склоне к радикальным экспериментам в фортификации, но, думаю, его наследие стоит более детально рассмотреть в отдельной теме. Также интересно, что наиболее ранние экспортные образцы ренессансной архитектуры, построенные за пределами Италии, в своём облике содержат отсылки к византийским планировочным решениям. Ярким примером тому служит замок Грайн (Австрия), который считается самым старым из австрийских укреплений, построенных на основе симметричной ренессансной планировки, только речь не о привычной нам симметрии, а о византийско-имперской. Замок возвели в 1491-1495 гг. представители рода Прюшенков, приближённых к императору Фридриху III, и именно этим объясняется использование в планировке центральной симметрии, пятиугольной надвратной башни, боковых полигональных башен, углов, похожих на заломы, и т.д. - всё это вначале было частью византийского архитектурного стиля, а с конца 12 - 1-й половины 13 вв. также стало частью архитектурного стиля правителей Священной Римской империи, о чём в двух словах рассказал выше, когда упоминал деятельность Фридриха II. Источники: 1, 2 У меня создалось впечатление, что византийский подход к планировкам укреплений оказывал влияние даже на отдельных военных инженеров, которые уже в 1-й половине 16 в. начали работать с бастионами. Этим бы можно было объяснить необычные планировки ряда ранних укреплений. Приведу лишь несколько примеров. В случае с замком Сан-Кастро в г. Сора (Италия), построенном в 1520 г., видим укрепление переходного периода. Его характеризует одновременное использование башен разных планировок (четырёхугольных, круглой, полигональной), а также расположенный по центру пятиугольный башенный выступ, в котором обустроили ворота. Очень необычная постройка с точки зрения классической ренессансной симметрии, но вполне обычная с точки зрения византийско-имперской симметрии: Источник В 1535-1536 гг. военный инженер Джан Джакомо дель Акайя построил в г. Акайя (Италия) оригинальный замок-цитадель. Он представляет собой два клина, фланкированных круглыми ронделями, причём один из этих клиньев усилен одиночным бастионом. Комбинация двух кругов, пятиугольника, заломов куртин и "центральной" симметрии вполне могли быть следствием влияния "византийской школы". Источник Или взять, к примеру, Микеле Санмикели, главного военного инженера Венецианской республики, который также не сразу пришёл к привычной нам симметрии в планировке бастионных укреплений. В построенных им городских укреплений Вероны видим непривычное для классической ренессансной фортификации чередование круглых (ронделей) и пятиугольных (бастионов) укреплений: Источник Или вот в случае с укреплением Задара (Хорватия), построенных уже полностью в рамках бастионной концепции, выбор был сделан не в пользу классического симметричного бастионного фронта, а в пользу объекта с "центральной" симметрией - по центру напольной линии был размещён мощный бастион-одиночка. Позднее, в ходе модернизации укреплений города, эта ранняя особенность планировки была в значительной степени снивелирована, когда существенно увеличили размеры соседних бастионов, изначально куда более мелких: Источник Примеры с бастионными укреплениями могут показаться притянутыми за уши, ведь где бастионная фортификация, а где какая-то Византия со своими устаревшими башенно-стеновыми укреплениями. Однако тут стоит учитывать, что не только в конце 15 в., но и в 1-й половине 16 в., когда начали использовать бастионы, классические и хорошо известные нам планировки укреплений только начинали завоёвывать популярность, но сразу не было очевидно, какие из планировок выдержат проверку временем и даже не было понятно, что именно пятиугольный бастион, а не круглый рондель является лучшим вариантом (что видно и на примере показанных выше укреплений Вероны), так что на этом этапе поиска идеального фортификационного рецепта вполне могли искать (и определённо иногда искали) вдохновения в классических планировках, в том числе и византийских, особенно с учётом того, как в это же время вырос интерес к греческо-византийскому пласту знаний. Возвращаясь в Западной Украине: После описания того, как выглядели заинтересовавшие меня классические планировочные решения Византии, взятые на вооружение императорами Священной Римской империи, а затем и теоретиками фортификации рубежа 15-16 вв., можно посмотреть, где следы этих схем могли проявиться в Западной Украине. Сразу стоит сделать уточнение, что по ряду представленных ниже объектов всё ещё ведутся споры о том, когда именно были построены их укрепления. Вопрос датировок каждого из этих замков хочется разобрать в отдельных темах, так что здесь на нём не буду заострять внимание, лишь отмечу, что восприятие объектов через призму идеи о переработанных византийских планировках оказывает существенное влияние на датировки объектов, к примеру, не позволяя датировать появление пятиугольных башен в Клевани или в Меджибоже 2-й половиной или концом 15 в., как принято у отдельных исследователей, но этом ещё отдельно напишу чуть подробней. Замок в Бережанах (Тернопольская обл.). В основе плана пятиугольник, три башни с разными планировками (пятиугольник, полукруг и многугольник), полукруглая башня по центру куртины, при этом пятиугольная и многоугольная башни как бы венчают заломленные линии других куртин, наличие чистого/треугольного залома куртины: Источник: Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S.166. Замок в Меджибоже (Хмельницкая обл.). Напольная линия усилена одной мощной пятиугольной башней, одновременное использование башен разных планировок (включая редкий пятиугольник), наличие угла без башни (?): Источник: Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S. 184. Замок в Язловце (Тернопольская обл.). Напольная линия усилена одной мощной клиновидной башней, наличие залома: Источник: Guerquin B. Zamek w Jazłowcu. 1948. S. 23. Замок в Клевани (Ровенская обл.). Центральное расположение пятиугольника в напольной линии, угол без башни: Автор плана: Оксана Байцар. Замок в Теребовле (Тернопольская обл.). Башни разных планировок (полигональные, округлые), залом куртины: Источник: Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S. 205. Замок в Раковце (Ивано-Франковская обл). Стена, выходящая на склон, усилена одной полигональной в плане башней, в планировке также есть башня треугольной/клиновидной планировки: Источник: Polak T. Zamki na Kresach. 1997. S. 196. Замок в Долине (Тернопольская обл.). Центральное расположение одиночного ронделя в напольной линии: Источник: Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР, Том 4. С. 85. К этой же истории, возможно, относится замок в Скале-Подольской (Тернопольская обл.), напольная линия укреплений которого усилена одной башней, расположенной по центру стены. Замок в Кудринцах (Тернопольская обл.). Одновременное использование башен разных планировок (четырёхугольной, пятиугольной, шестиугольной, правда, последняя на плане ошибочно показана восьмиугольной): Источник: Czołowski A. Dawne zamki i twerdze na Rusi Halickiej. 1892. S. 88. Замок в Поморянах (Львовская обл.). Пятиугольная планировка комплекса, использование башен разных планировок (круглых, четырёхугольной, пятиугольных и восьмиугольной). Источник Список можно продолжить. Разумеется, в каких-то объектах влияние выглядит более ощутимо (Пнев, Бережаны, Меджибож, Клевань), в других оно менее выражено (Раковец, Долина). Тут тоже может быть логическое объяснение - по мере продвижения к рубежу 16-17 вв. византийская планировка всё больше ассимилировалась классической симметрией, в результате чего могли появиться такие объекты, как замок в Кривче (Тернопольская обл.), который уже был довольно симметричен и башни у него были одинаковыми, но при этом для них была выбрана почему-то именно шестигранная форма. Или взять замок в Сидорове (Тернопольская обл.), который был защищён более-менее одинаковыми округлыми в плане ронделями, но при этом использовал архаический приём с заломом куртин. Поскольку речь идёт о растянувшемся на целый век периоде (где-то с 1530-х и до 1640-х гг.), и поскольку все эти объекты проектировали разные архитекторы, на которых оказывали влияние разные факторы, то в случае с одними объектами (более ранними) влияние может выражаться в одновременном присутствии сразу нескольких признаков византийско-имперской планировки, а в других (более поздних) можем находить лишь отдельные детали. Для меня здесь важно не чётко указать на то, что архитектор, строивший тот или иной замок пребывал под влиянием малоизвестных у нас планировочных схем родом из Византии, а скорее в целом поднять вопрос о том, что такие схемы были и что часть укреплений Украины именно при взгляде на них через призму упомянутых схем приобретают более логичный и осмысленный вид. Чтобы подытожить, выскажу такое черновое предположение. Когда речь заходит о фортификации с использовании заломов, полигональных башен (в особенности редких пятиугольных) и одновременного применения башен разных планировок, то несомненным кажется влияние в популяризации всего этого Византией. С 12-13 вв. большой вклад в раскрутку этих византийских планировочных решений сделали императоры Священной Римской империи, и с того времени подобные планировки как бы удваивают своё символическое значение, поскольку связь с Византией усиливается связью с немецкими императорами. Когда на рубеже 15-16 вв. начинается поиск идей для новой фортификации, то военные инженеры в очередной раз обращаются к греко-византийским наработкам, а также к их вариациям, построенными императорами Священной Римской империи. С конца 1520-х - 1530-х гг. в Западную Украину начинают пребывать первые носители идей ранней бастионной фортификации, но на тот момент классические схемы симметрии ещё только-только формировались у себя на родине, в Италии, в Украину же поступили ранние вариации артиллерийской фортификации (уже с первыми элементами бастионных укреплений в виде одиночных пятиугольных артиллерийских башен) в византийской обёртке, т.е. те приёмы, которые у нас принято воспринимать как чисто-ренессансные изобретения, на самом деле были переосмыслением и адаптацией куда более старых схем. Постепенно, по мере роста популярности классической планировки бастионных укреплений, к византийским планировкам прибегали всё реже и реже. Правда, и тут есть свои нюансы. Так, к примеру, создаётся впечатление, что первый всплеск внимания к византийским планировкам пришёлся на 1-ую половину - середину 16 в., затем пошёл некоторый спад, но уже в 1-й половине 17 в. к отдельным элементам планировок снова возвращались, что видно по замкам в Бучаче, Теребовле, Сидорове и некоторых других. Также интересно, что с момента падения Константинополя в 1453 г. перестал существовать исконный владелец "авторских прав" на византийскую фортификацию, однако наследники не замедлили появиться - с одной стороны это не раз упоминавшиеся выше императоры Священной Римской империи, с другой стороны - турки, которые довольно долго и активно использовали планировочные решения, позаимствованные у поверженного врага. Причём такие детали, как любовь к многоугольникам и треугольным выступам в турецких укреплениях прослеживается вплоть до 18 в. (взять, к примеру, полигональные бастионы Хотинской крепости или планировку укреплений Арабатской крепости). Кстати, ещё до того, как через Италию, Австрию, Венгрию и Польшу переработанные и несколько переосмысленные византийские планировки попали в Западную Украину, на пол века ранее они уже были импортированы турками в Южную Украину, где были использованы в укреплении Аккермана (Одесская обл.), но этому стоит посвятить отдельную тему. Отдельно стоит выделить мысль, что если в Западной Украине действительно использовались византийские планировки, то тут есть ещё и некоторый символический подтекст - Византия пала под натиском турок, но нашлись те, кто заняли её место, став на пути Османской империи, и вот уже далеко за границами Византии и спустя много лет после её окончательного падения на пути турок и их союзников татар встают укрепления, которые своей архитектурой, своим внешним "дизайн-кодом", как бы заявляют о начавшемся реванше, о том, что упавшее христианское знамя всё же было поднято.
  12. @grey, если пополните тему свежими фото укрепления с разных ракурсов, то буду благодарен )
  13. Привет! К сожалению, оцифрованная версия на глаза не попадалась, но подозреваю, что её можно заказать в физическом виде с доставкой в Украину, только нужно искать интернет-магазины, которые смогут взять на себя этот труд (подозреваю, что такие имеются).
  14. Сводная таблица Список и карты дают представление об объектах с точки зрения общего внешнего вида башен, их датировок, расположения. Но также нужно было хотя бы в общих чертах проанализировать планировки и размеры башен, а также то, как они располагались относительно других укреплений. Таблица здесь Не по всем объектам удалось достать нужные сведения, но и то, что получилось узнать даёт много пищи для размышлений, а полученной информации вполне достаточно для того, чтобы сделать ряд важный выводов. К примеру: Использовали пятиугольные пентагоны в объектах самых разных калибров - от сторожевых башен или башен береговой обороны и до замков или укреплений городов. Видим огромное разнообразие вариантов планировок пятиугольников, которые могли быть исполнены в самых разных вариациях, от "вееров" (когда фасы отходят в сторону друг от друга, как у буквы "V") до подтреугольных, когда пятиугольник приобретает почти клиновидную форму. Использовали пятиугольники по всякому: в виде главных башен, стоящих либо за внешней линией укреплений, либо наоборот - пентагоны встраивали в эти линии; посреди линий и на углах; на глухих участках или рядом с воротами и т.д. Углы, которые образовывали фасы (две лицевые стены) имели внушительный размах колебаний: от острых (60-70°) до предельно тупых (140-150°). Видим, что толщина стен не возрастала по экспоненте по мере приближения к 14 и 15 в. и даже наоборот - в 13 в. можно обнаружить башни с толщиной стен более 2 м., а в 15 в. объекты, у которых стенки не дотягивали и до 2 м. Меня особенно интересовало изменение размеров пятиугольных башен с течением веков (это особенно важно для анализа пятиугольников Украины). На основе данных таблицы сделал такую вот схему, в которой башни размещены исходя из времени строительства (горизонтальная шкала) и площади в метрах (вертикальная шкала). В таком варианте визуализации лучше всего видно, как в конце 12-13 вв. был всплеск интереса к пентагонам, тогда же появился ряд самых крупных построек такого типа, в 14 в. интерес к пятиугольникам (по инерции?) сохраняется, но размеры башен уже не достигают показателей 13 в., в 15 в. пятиугольники хоть и продолжают строить, но не так уж и активно, причём крупных башен среди них немного, а большинство пентагонов этого периода относятся к категории небольших (и даже более того - именно 15 в. датированы самые мелкие из встреченных мной пятиугольных башен).
  15. Пятиугольные башни Италии на карте Чтобы было проще анализировать информацию о башнях нужного типа, перенёс объекты на карту, разбив их на группы по периодам возведения, каждый из которых обозначен своим цветом. Иконками со звёздочками отмечены швабские имперские укрепления. Практически все метки привязаны к объектам, кроме нескольких случаев, когда не удалось отыскать нужные руины. Если в списке, приведённом выше, помимо башен также были представлены ранние бастионы, которые в источниках именовались "пунтоне", то на карте представлены только башни. Вот лишь некоторые из моментов, которые проявляются на карте: Самые ранние пятиугольники сконцентрированы на северо-востоке Италии, поскольку именно там в 5 в. н.э. возводили преграды на пути варварских волн. Фиксируется импорт византийских пятиугольных башен в 6 в. н.э., когда Италию отвоёвывали у вандалов и остготов. Византийцы активничали в Южной Италии с 6 по 11 вв., причём были периоды, когда они контролировали значительные территории, воюя за них с разными противниками (арабами, лангобардами, немцами, нормандцами и т.д.). Известно, что онивизантийцы строили в Южной Италии новые укрепления и модернизировали старые, а также известно, что интерес к пятиугольным башням византийцы проносили через века, однако пока для Южной Италии не удалось наткнуться на пятиугольные византийские башни 7-11 вв. Видно расположение башен лангобардов, которые, вероятно, познакомились с пятиугольниками благодаря византийцам. Для периода 10-12 вв. видим значительное скопление пятиугольников в центральной части Италии. С чем это связано мне пока не до конца понятно. Нельзя не заметить взрывное распространение интереса к пятиугольникам в конце 12 - 1-й половине 13 вв., чему во многом способствовали вкусы немецких императоров, живо интересовавшихся полигональными башнями. Впечатляет не только количество объектов, но также ареал их распространения - от северных границ Италии до Сицилии. На примере некоторых регионов особо сильно ощущается момент, когда эстафетную палочку, брошенную византийцами, смогли подхватить только много веков спустя немцы/швабы. В 14 в. к пятиугольным формам просыпается интерес со стороны Флоренции, Венеции, Лукки и других известных итальянских игроков. 15 в. удивляет значительной концентрацией пятиугольников в регионах Эмилия-Романья, Марке и Тоскане, что связано с интересом к пентагонам со стороны узкого круга заказчиков и исполнителей. При этом видно, что в Северной и Южной Италии в этот период интерес к пятиугольникам практически сошёл на нет. И многое другое. По мере поступления новых сведений будем стараться пополнять и корректировать карту.
  16. Здесь высказали кое-какие мысли по поводу участка:
  17. 6 лет назад, когда тема стартовала, и когда здесь велось активное обсуждение, карт Боплана в таком качестве в Сети было сложно найти (если вообще возможно). Тут скорее проблема не в достоверности источников, а в их доступности, причём в качестве, которое бы позволяло анализировать всё в мельчайших деталях.
  18. Рік видання: 2020 Автор: Ігор Прохненко, Марія Жиленко, Володимир Мойжес Видавництво: Поліграфцентр "Ліра", Ужгород. Мова: українська Формат: 15 х 20,8 х 1,1 см (64х90/16) Обкладинка: тверда Папір: офсетний Кількість сторінок: 160 Ілюстрації: кольорові і монохромні фото, плани, схеми, малюнки Наклад: 100 прим. ISBN: 978-617-596-310-4 Скачать PDF-версию Аннотація: Приклади сторінок: Зміст: Вступ:
  19. Добрый день. Не уверен, что есть какой-то новый список объектов, во всяком случае, если говорить о замках. По сути, первый эксперимент с концессией провалился и вроде в последнее время не появлялось сведение о том, что снова какие-то объекты вдруг решили передавать в аренду.
  20. Небольшую секцию парапета в виде закрытой галерее показали в районе треугольного в плане выступа внешней линии обороны. Таким образом предлагали реконструировать стену только на одном участке, а на других оставить её в виде законсервированных руин. Т.е. авторы проекта, конечно же, не считали, что внешняя стена представляла собой обычный забор, просто они предлагали реконструировать только небольшую часть этой малоизученной линии обороны. Глядя на проект не забывайте, что это не графическая реконструкция того, как выглядел замок много веков назад, а предложение, как можно в наши дни преобразить имеющиеся руины. Потому с одной стороны могут предлагаться варианты частичной реконструкции тех секций, с первоначальным видом которых не всё ясно, а с другой стороны могут предлагать современные дополнения по типу двух рядов мансардных окон, которые можно видеть в кровле замковых корпусов - их, конечно же, у старого замка не было, но "Укрзахідпроектрестація", как и другие реставрационные учреждения советского периода, не редко не только реставрировала объекты, но и приспосабливала памятники под насущный нужды, для чего в проект могли вносить новые детали, осуществлять перепланировки и другие работы, отдаляясь от того облика, который был у замка на момент его функционирования.
  21. Галерея в центральной части донжона на проекте от института "Укрзахідпроектреставрація". Проект в более-менее полном виде опубликован в отдельной теме.
  22. В недрах института Укрзахідпроектреставрація была сделана масса любопытных проектов реставрация замков Западной Украины, которые есть за что похвалить (к примеру, за эффектную визуализацию), а после того, как пройдёт первый вау-эффект, то найдётся и за что поругать. Большинство из этих проектов широкому кругу поклонников фортификации Украины не известна вообще, другая часть известна только фрагментарно, поскольку отдельные детали этих работ в разное время выбирались для украшения научных статей или информационных стендов. Тем приятней, когда появляется возможность увидеть проект практически целиком. К нашему счастью много лет назад Александр Волков сделал фото нескольких литов проекта по Невицкому замку и любезно согласился поделиться этими ценными материалами с нами. Об обстоятельствах создания проекта практически никакой информации нет, так что буду признателен за любый дополнительные сведения. Время создания: 1990-е гг. (более точных сведений нет) Авторы: Николай Гайда, Лидия Горницкая. Исполнитель: Я. Мартынюк. Место разработки: институт Укрзахідпроектреставрація, АРМ-3, Львов (?). Техника: бумага, тушь, перо. Лист 1. Общий вид замка, каким он должен был стать по итогам реставрации: Лист 2. Разрезы с видами на корпуса верхнего двора, несколько планов, фото с раскопок наиболее интересных участков: Разрез с видом на западное и северное крылья замкового корпуса: Разрез с видом на южное крыло корпуса: Разрез с видом на восточное крыло корпуса: План внутреннего двора верхнего замка, срез на высоте 1 м: План внутреннего двора верхнего замка, срез на высоте 4,5 м: Общий план-схема: Кстати, обратите внимание на терминологию - есть вежи, есть бастеи, но вообще нет башен. Или вот ещё момент - на фото №7 треугольный выступ внешней линии укрепления подписан как "бастион", а на плане это уже "вежа-бастея". Фото с раскопок (они, кстати, сами по себе ценны, поскольку также не относятся к категории известных): Вид на археологический раскоп, заложенный во внутреннем дворе замка, взгляд со 2-го яруса южного корпуса. Руины колодца и примкнувший к нему фрагмент фундамента круглой вежи. Фундамент квадратной вежи, найденной на территории внутреннего двора замка. Лист 3. Александру Волкову этот лист на глаза не попадался, и пока толком непонятно, был ли он вообще. На его существование намекает нумерация фото - на одном листе показаны кадры №1, 2 и 3, на другом №6, 7, 8, 9. Логично предположить, что был ещё один лист, на котором присутствовали фото №4 и 5, а также, вероятно, какие-то другие схемы/чертежи. Лист 4. Несколько фото современного (на тот момент) состояния замка, северный и южный замковые корпуса в сечении, а также план: Северный (разрез 1-1) и южный (разрез 2-2) замковые корпуса в сечении: План (срез на отметке 9,5 м) чуть крупнее:
×
×
  • Create New...