Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Бережаны (Бережани): восточный корпус замка (дворец и четырёхугольная башня)


Filin
 Share

Recommended Posts

Восточная линия укреплений старого замка - это один из сегментов комплекса, о котором в довольно многочисленных публикациях, касающихся истории и архитектуры памятника, содержится не так уж и много сведений, да и те, к сожалению, временами противоречивы. 

Это могла бы быть простая тема о том, как на линию старой каменной стены середины 16 в., защищавшей замок с востока, то ли в конце 16 в., то ли в 17 в. посадили дворец, сильно пострадавший в годы Первой мировой войны, а затем ещё больше разрушенный в годы советской власти, однако в эту историю вклинилась одна загадочная деталь - якобы существовавшая некогда четвёртая башня, которую интегрировали в объём нового дворца, тем самым на века спрятав от посторонних глаз. Обнаружение в теле замка постройки такого типа не просто обогатило комплекс ещё одним оборонительным узлом, но ещё и стимулировало появление ряда противоречащих друг другу взглядов на ранние периоды строительной истории замка. При этом к истории с обнаружением четвёртой башни возникает немало вопросов, о которых речь пойдёт ниже.

 

О том, как именно выглядела восточная линия укреплений замка в середине - второй половине 16 в. в нашем распоряжении точных сведений нет. Можно лишь допустить, что она представляла собой простую стену, причём не самую толстую, поскольку с востока подступы к укреплениям были сильно затруднены водами обширного пруда и заболоченной местностью. Вариант ранней планировки с простой восточной стеной показан на плане замка авторства Адама Милобендзкого, опубликованном в 1968 г.:

01.jpg
Источник: Jan Leszek Adamczyk. Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku. Kielce, 2004. S. 91.


Нам не известны планы или рисунки 17 или начала 18 в., которые бы сообщали нам сведения о внешнем виде или планировке восточной части комплекса. Самые ранние планы относятся к ок. 1720 и 1755 гг., там довольно схематично показан уже давно существовавший на то время дворец. На плане 1755 он отмечен буквой "Е":

02.jpg
Источник


На литографии, опубликованной в 1876 г., показан вид на замок с юга. В правой части изображения видна торцевая стена восточного дворца. Помимо ряда окон, обустроенных на 4-х уровнях, на нижнем ярусе также хорошо видно отверстие бойницы:

03.jpg
Источник (с. 88)


На акварели Наполеона Орды, выполненной в конце 1870-х гг., показан вид на замок с юго-востока. Значительная часть внимания художника перепала восточному дворцу. В нижней части его ризалита, известного нам по литографии 1876 г., у самой земли, видно несколько отверстий, часть которых являются бойницами:

04.jpg
Источник


Практически все источники 2-й половины 19 - 1-й половины 20 в. восточному дворцу не уделяли особого внимания, разве что бегло его упоминали. На этом фоне приятным исключениям выглядят публикации Мауриция Мацишевского [1, 2], где о дворце также данных не много, но среди них есть очень любопытные сведения.

В публикации 1908 г. [1, с. 8] о нужной секции сообщается следующее (привожу в переводе):

Цитата

Восточное крыло формировала стена толщиной 16 м. На этой стене в 17 в. построили покои, названные "новыми", описанные в инвентаре 1762 г. Это был трехэтажный дворец с большими окнами. ...

... Собственно трёхэтажный дворец имел на этажах по восемь окон с видом на лесистую возвышенность: Зверинец. Из-за болота, окружавшего город с этой стороны, это было самое безопасное место от врага, у которого не было пушек, поэтому здесь не было ни валов, ни стен [3]. Только нижний ярус (партер) с очень толстыми стенами напоминал, что этот дом был не обычной каменицей, а крепостью. 
-----
3. Ширина болота около 800 м. Ещё в 18 веке пушки стреляли на 700 шагов, то есть на 500 м. Raczyński E. Poznań, 1841.

Несколько комментариев:

  • Под "стеной толщиной в 16 м", очевидно, подразумевалась не толщина самой оборонной стены, а ширина восточного корпуса в целом.
     
  • Есть некоторые противоречия в сведениях - с одной стороны восточная сторона была наиболее хорошо защищена естественными преградами, и потому действительно веками она меньше других нуждалась в серьёзной искусственной защите, однако не приходится сомневаться, что с востока стена у замка в 16 в. была и сам М. Мачишевский об этом этом знал, т.к. и дворец считал построенным "на стене". Подозреваю, что здесь автор скорее описывал ситуацию образца 17 или даже 18 в., когда старое каменное ядро укреплений передало свои основные защитные функции внешней бастионной линии обороны, а на месте старой замковой стены был построен дворец, уже не особо сильно нуждавшийся в собственных мощных защитных элементах, хотя и не лишённый их полностью.
     
  • Автор пишет, что дворец имел 3 этажа, и тут надо понимать, что поляки первый этаж выделяют отдельно (его считают нулевым, и даже название у него есть отдельное - партер), тогда как счёт этажей от 1 к 3 начинается уже как бы со 2-го нашего этажа, и, таким образом, автор сообщает, что было 3 этажа + партер, т.е. по нашему их было 4, что и видим на изображениях и фото. 
     
  • Очень важный момент - автор сообщал, что нижний ярус дворца нёс оборонную функцию, им было отмечено, что толстыми стенами обладал только партер, тогда как, вероятно, верхние этажи уже обладали стенами чисто-дворцовых параметров. И как мы знаем, в нижнем ярусе ризалита (а может и нижнем ярусе и основного объёма дворца) были бойницы, так что ещё и эта деталь могла сообщать автору о наличие у партера оборонных функций, хотя напрямую о существовании бойниц М. Мачишевский не сообщает. 

В той же книжке было опубликовано фото, сделанное с того же ракурса, с которого замок изобразил Н. Орда, а подпись сообщала, что перед нами "Дворец, построенный на широкой стене в 17 в.":

05-1.jpg


В своей чуть более поздней монографии М. Мацишевский повторно привёл те же сведения [2, с. 27, 28, 29, 32, 33].

К слову, Юрий Нельговский в свой статье 1978 г. [3, с. 94] ссылался как раз на книжку М. Мацишевского 1908 г., однако привёл неправильные сведения по датировке - вместо "1762" написал "1672", а также сообщил, что инвентарь вроде бы сообщает о строительстве корпуса, хотя подобной информации там нет и М. Мацишевский о таком не пишет.

Цитата

О строительстве корпуса над восточной стеной и вышедшего за пределы замка говорится в инвентаре 1672 г.


Упадок замка уже явно наметился к концу 18 в., а в течение 19 в. его коллекции были изъяты, а помещения в итоге были превращены в казармы, склады, здесь также обосновали пивоварню. Потому к началу 20 в. замок добрался в потрёпанном и опустошённом виде, но при этом большинство его корпусов всё ещё были целы, снабжены перекрытиями, так что стоял бы он ещё долго, если бы не Первая мировая война.

Классический вид на замок с юго-востока, не позднее 1909 г. За ветвями зарослей можно различить отдельные бойницы:06-1.jpg
Источник

Довольно редкий ракурс с видом на фасад восточного дворца:06-2.jpg
Источник

Есть не так уж и много фото восточного корпуса со стороны замкового двора - это явно была не самая интересная замковая постройка, а уж после всех злоключений 19 в. фасад и вовсе стал выглядеть пресно и потому в кадр попадал скорее как второстепенный фоновый элемент:
06-3.jpg


Во время Первой мировой замку прилетало несколько раз в 1916-1917 гг. [4, с. 14] Первые снаряды попали в ризалит дворца, тот самый, который уже в советское время посчитают четвёртой башней:
06-4.jpg
Источник

Через некоторое время замок был куда более жёстко обстрелян, по итогам чего перестал существовать юго-восточный угол укреплений, восточный дворец получил новые повреждения и лишился кровли. На снимках, помимо всего прочего, также видны бойницы в нижнем ярусе дворцового ризалита:
06-5.jpg 06-6.jpg
Источник

В межвоенный период (1918-1939) замок выглядел приблизительно вот так - взгляд с высоты показывает, что больше всего досталось как раз восточным секциям комплекса:
06-7.jpg
Источник (с. 97)

В 1925-1926 гг. поляками были выполнены обмеры замка. На плане 1925 г., опубликованном Ольгой Пламеницкой [5, с. 260] в нижнем ярусе дворцового ризалита показано только одна бойница (отметил стрелочкой):

08-1.jpg

А вот на плане 1926 г. нижний ярус ризалита показан куда интересней и, судя по показанным выше изображениям, более точно. Зелёными стрелочкам показал то, что на старых фото и рисунках выглядит как окна, красными стрелочками указал на бойницы, причём план зафиксировал, что их каналы пронизывали стену под углом. Синей стрелочкой отметил какую-то нишу, которая, судя по расположению, похожа на ещё одно окно, но в этом случае получается, что оно было перекрыто стеной пристроенным с севера корпусом дворца?

08-2.jpg
Источник: Rafał Nestorow. Pro domo et nomine suo ... (2016). S. 210.

Ярусы ризалита, расположенные выше, таким обилием интересных деталей не могут похвастаться - там и стены тоньше и наружу кроме довольно больших и равномерно расположенных окон вроде бы другие отверстия, которые можно было бы принять за бойницы, не выходят.

Есть ещё такие вот виды на фасады, привлекающие глаза деталями. Так, здесь показаны две бойницы в нижнем ярусе дворцового ризалита (отмечены стрелочками), причём несмотря на простоту рисунка видно, что его автор сделал акцент на расположении канала южной бойницы под углом. В то же время стены основного объёма восточного дворца показаны с более-менее одинаковой толщиной по всей высоте - никаких утолщений в нижнем ярусе не видно:

07-2.jpg
Источник: ?

В 1930-х гг. зрели планы по возрождению замка в том виде, каким он был по состоянию на 1775 г., но этому было не суждено случиться [4, с. 15-16].

После 1939 г. начинается уже советский период истории, а о том, с какими потерями замок пережил это время можно судить по нынешнему состоянию памятника. Дворец уменьшился в высоту на два этажа, а от башнеподобного ризалита остались только фрагменты одной из стен нижнего яруса:

13-1.jpg

13-2.jpg 13-3.jpg
Источники: 1, 2

А вот так выглядит чудом сохранившаяся секция нижнего яруса ризалита с бойничкой (выделил белой рамкой):
14-1.jpg 14-2.jpg 14-3.jpg
Автор фото: Макс Ритус


В 1983 г. Казимир Куснеж в своей статье [6, с 101] кратко описал, как по его мнению мог выглядеть замок при Николае Сенявском (т.е. до 1570 г.). По его мнению, при этом владельце с востока замок защищал только широкая стена, всего у замка были три башни. На количестве башен тут сделал акцент, поскольку во всех более ранних публикациях и в части более поздних поляки всегда сообщали о том, что у замка есть три башни/бастеи. А вот на рубеже 1970-х - 1980-х гг. картина немного изменилась, поскольку в советских публикациях появилась информация, что у замка было не три, а четыре башни.

Насколько я понял, история обретения четвёртой башни связана с работами 1980-х гг. (UPD. Позднее обнаружил, что об этом ещё раньше сообщал Г. Логвин, о чём детальней упомяну ниже), когда "Укрзахідпроектреставрація" разработала проект предложения по приспособления Бережанского замка вначале под культурно-образовательный центр, а затем, к концу 1980-х, под отельно-рекреационный комплекс. Работы проводили Лидия Горницкая и Николай Гайда. Полных данных по этому проекту в моём распоряжении пока нет, и потому точно непонятно, как упомянутые исследователи приходили к тем или иным выводам, особенно касательно тех участков комплекса, которые были частично или полностью разрушены.

Вероятно, именно эти исследования рубежа 1970-х - 1980-х гг. послужили основой для составления довольно спорной справки о замке для "Памятников градостроительства и архитектуры Украинской ССР" [7, с. 38]:

Цитата

[Замок] создавался на протяжении нескольких строительных периодов при участии итальянских мастеров. Первоначально в состав комплекса входили: дворец с въездными воротами в нем, полукруглая бастия и четырехгранная четырехъярусная башня (юго-восточная часть нынешнего комплекса).

Из этой справки следовало, что при Николае Сенявском была построена только южная - юго-восточная секция замковых укреплений. Здесь уже видим, как дворцовый ризалит трактуется как башня, возведённая одной из первых. И если выше приведённые польские источники свидетельствовали в пользу того, что нижний ярус ризалита явно имел оборонное прошлое, то справка сразу сообщает, что башня была четырёхярусной, т.е. по высоте не меньше дворца, а может даже и больше, если считать кровлю. 

В 1993 г. Л. Горницкая в своей статье [8, с. 32] повторила историю о существовании четвёртой башни:

Цитата

Східний корпус - побудований в період чергового розвитку замку, існував вже в XVIII ст. До половини 70-х років нашого століття стіни корпусу були збережені на висоту віконних перемичок четвертого ярусу, в даний час два верхніх яруси втрачені. Проектом передбачено відтворення корпусу на висоту чотирьох ярусів. Збережені приміщення першого ярусу підлягають реставрації та пристосуванню під службово-адміністративну функцію. В реконструйованих приміщеннях другого, третього та четвертого ярусів проектом передбачено розмістити готельні номери. За рахунок пристосування горища пропонується влаштувати п’ятий ярус, розмістивши в ньому готельні номери. Східна вежа зруйнована до рівня фундаментів. Прямокутна в плані. В період XVIII ст. зазнала реконструкції, внаслідок чого стала частиною східного корпусу. Проектом предбачено реконструкцію об’єму вежі з влаштуванням готельних номерів.

Появилась башня и на графических материалах той же команды:

09-1.jpg
Источник: Богдан Тихий. Бережанський замок // Пам’ятки України. 2013. № 5. С. 10.

09-2.jpg
Источник

На этом плане, украшающем информационный стенд рядом, установленный рядом с замком, видно, что нижний ярус замкового ризалита не соответствует тому, что можно видеть на старых изображениях/фото, а также на обмерном плане 1926 г.:  
09-4.jpg
Источник

Здесь в фасаде гипотетической башни показана уцелевшая бойница. Возможно это был какое-то промежуточное предложение, поскольку башня тут ещё не очень высокая, а восточный дворец и вовсе двухъярусный. Кстати, здесь сечение дворца ярко демонстрирует, что старая стена 16 в. (она самая толстая) оказалась внутри более позднего дворцового корпуса:
09-3.jpg
Источник

Аппетит приходит во время еды, и вот уже на более поздней (?) версии проекта четвёртая башня существенно подросла до 5 этажей (или до 6-ти, если считать мансардный ярус). Очень сильно сомневаюсь, что в распоряжении исследователей были хоть какие-то материалы, которые позволили бы обосновать появление этого небоскрёба:
09-5.jpg
Источник: Вісник Інституту Укрзахідпроектреставрація, Число 11. 2000. С. 73.

09-6.jpg
Источник: Вісник Інституту Укрзахідпроектреставрація, Число 11. 2000. С. 72.


Как бы параллельно существует и другой вариант видения ситуации, показанный на макете замка. Здесь бойницы на нижнем ярусе показаны не только у ризалита, но и у основной части восточного дворцового корпуса. Это очень даже неплохо вяжется с тем, о чём рассказывали век назад М. Мацишевский, а именно о том, что нижний ярус дворца напоминал об оборонном предназначении партера. Но есть и ошибки - бойницы нижнего яруса ризалита в реальности располагались ближе к уровню земли, а между ними были ещё и четырёхугольные отверстия (окна?):
11-1.jpg 11-2.jpg
Источник


Стоит также упомянуть, что с точки зрения отдельных польских исследователей версия о существовании 4-й башни не выглядела полностью гладкой. Так, к примеру, Тадеуш Поляк, знакомый со справкой из "Памятников градостроительства...", хоть и упомянул в 1997 г. о башне в своей справке о замке [9, с. 166], но при этом поставил рядом знак вопроса, будто бы сомневаясь, башня ли это:

10.jpg


Новый импульс и новый вектор версии о существовании четвёртой башни придала Ольга Пламеницкая в своей статье 2011 г., где автор высказывается в пользу гипотезы (её подробно рассматриваем в отдельной теме) о существовании в Бережанах замка (по мнению автора статьи - каменного) ещё до того, как там в 1530-х гг. свою строительную деятельность развил Николай Сенявский. Так вот, В качестве одного из доводов в пользу существования этого гипотетического более раннего замка послужила и четвёртая башня [5, с. 260, 266]:

Цитата

Четверта невеличка південно-східна башта — прямокутна, зі збереженою архаїчною північною бійницею, концептуально не вписується у структуру п’ятикутника з "наріжниками". Якщо три масивні башти будувалися з урахуванням змін у військовій техніці й призначалися для опору артилерії (стіни в нижніх ярусах мають товщину близько 5,5-6,0 м), то південно-східна прямокутна башта тяжіє до попереднього етапу. ...

... За нашою другою версією первісний замок міг бути прямокутним у плані з квадратовими баштами; фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку, а північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського.

12.jpg
Бережанський замок у другій половині XVII ст. Реконструкція О. Пламеницької.

Некоторые мысли:

  • Автор сообщает, что бойница была архаичной, но так ли это? Те же Л. Горницкая и Н. Гайда, которые участвовали в популяризации версии о существовании четвёртой башни, об этой бойнице, конечно, знали (она присутствует на их проектных рисунках), однако в итоге отнесли появление башни всё же к периоду 1530-х - 1554 гг. Кроме того, это была не единственная бойница в нижнем ярусе ризалита, и те, которые видны на фото, архаическими не выглядят - у них есть щёки, характерные уже для укреплений 16-17 вв., да и форма в виде печной заслонки скорее также отсылает к эпохе артиллерии. Об интригующей бойнице ни в статье О. Пламеницкой, ни в других известных мне публикациях ничего особо не говорится, нет никакого её анализа, который бы дал чёткое понимание, к какому периоду стоит отнести эту деталь.
     
  • Если гипотетическая башня относилась к другому строительному этапу, то это вроде бы не сложно выяснить как минимум по кладке, которая будет отличаться от кладки середины 16 в., не говоря уж о растворах. Также было бы интересно узнать, есть ли перевязка кладки нижнего яруса ризалита с восточной стеной, ведь если перевязка есть, то четырёхугольник можно отнести уже к строительной деятельности Н. Сенявского, а если перевязки нет, то тогда можно сказать, что либо замок середины 16 в. возник при уже существовавшей ранее башне, либо к замку середины 16 в. позднее пристроили эту штуку. 
     
  • На графической реконструкции замка по состоянию на 17 в. восточный корпус показан в виде даже не одной, а двух башнеподобных структур, между которыми размещён дворец, который, по мнению автора рисунка, в 17 в. был тогда то ли на один, то ли на два яруса ниже. Это взгляд на возможный внешний вид объекта мне напомнил, что в 17 в. дворцы всё ещё продолжали комплектовать постройками, похожими на башни (но по сути ими уже не являвшимися), как, к примеру, у Подгорецкого замка (Львовская обл.), при этом у таких дворцов только нижний ярус был оборонным, а всё что выше уже имело почти исключительно дворцовый функционал. 


Нашлось место четырёхугольной башне и в версии развития укреплений замка, описанной в 2016 г. Богданом Тихим [228, 229, 231]:

Цитата

Міркую, що спорудження розпочалось з будівництва житла для власника замку - з південно-східної сторони. Спочатку зведено жилі двоповерхові муровані з каменю з грубими стінами помешкання з в’їздовою брамою. Ліворуч воріт - напівкругла оборонна башта-бастея, яка, як і житловий корпус, мала два яруси. За нею ховалось двохповерхове жиле приміщення. ширина якого не перевищувала ширини південного муру (6 метрів). Зі східної сторони теж збудовано невелику двоярусну квадратну вежу. Це будівництво розпочато силами місцевих майстрів. Очевидно, що до його завершення, з метою оборони, не забудовану територію замку було обведено частоколами, земляними валами та ровами. Є відомості, що вже через два роки після зведення замку його перебудовано. За основу взято т. зв. італійську оборонну систему. ...

... Із сходу замок замикав грубий оборонний мур. що прострілювався також із квадратної вежі. ...

... Після смерті М. Синявського. який прожив 80 років і помер 21 лютого 1569 р.. власником замку стає його старший 50-літній син - Геронім, який довершив роботи, розпочаті батьком. Зокрема, добудовує східні двохярусні житлові кам'яні корпуси на північ, до половини довжини широкого муру. ...

... Масштабні плани 43-річного Адама Героніма щодо перебудови замку перериває несподівана смерть. Справу продовжила його дружина - Катерина Синявська (1576-1648), яка ініціювала добудову кімнат на широкому мурі та зведення західного крила каплиці. У цей час продовжується будівництво палацових корпусів на вільній частині східного муру та надбудова верхніх ярусів цегляної частини східного палацового корпусу.

Некоторые мысли:

  • Б. Тихий разделяет мнение, высказанное ещё в "Памятниках градостроительства ...", что в первую очередь Н. Сенявский построил южный корпус с воротами, полукруглой башней, и к этому же этапу он относит возведение четырёхугольной башни. Но всё это автор считает как бы 1-й версией замка, которую возводили местные мастера, тогда как перестройку замка уже в итальянских формах он относит к периоду, который начался не ранее 1556 г. Всё это выглядит немного странно, поскольку, к примеру, южная башня и южный корпус несут на себе явные черты влияния итальянской фортификации, а отсюда, как минимум, следует, что какой-то итальянец имел отношение к замку и в 1530-х - 1554 гг.
     
  • По версии Б. Тихого, если я всё правильно понял, обрастание восточной стены постройками жилого корпуса началось ещё при Иерониме Сенявском где-то между 1569 и 1582 гг. На тот момент восточный корпус, по версии автора, был двухъярусным (здесь, если я правильно понял, используется польская система счёта ярусов, где 2 яруса - это 2 жилых яруса + 1 партер).
     
  • Достройку корпуса на восточной стене автор связывает со строительной деятельностью Катерины Сенявской, т.е. с периодом между 1616 и 1648 гг. Этот период выглядит особенно интересно, поскольку по одной из версий (которая мне кажется наиболее правдоподобной) где-то между 1619 и 1626 гг. замок обзавёлся первыми земляными бастионными укреплениями. Появление новой линии обороны могло способствовать падению значения старого каменного ядра в качестве основного узла обороны, а также дало возможность начать трансформировать оборонные сооружения в жилые корпуса.


В свежем буклете, изданном в 2020 г. заповедником в Бережанах, уже знакомая версия Б. Тихого обрастает новыми деталями [11, с. 4, 6] и одновременно меняется:

Цитата

Із огляду на специфіку терену, оточеного двома рукавами річки Золота Липа, умови будівництва замку впродовж 1534-1554 рр. були доволі складними, але інженерне завдання виконано досконало. Замок постав прямокутним із квадратними вежами. Та вже через два роки Миколай Синявський розпочав його перебудову, за тогочасною італійською оборонною системою. У 1556-1583 рр. у замку почергово споруджено південний палац із в'їзною брамою та велику півкруглу бастею. ...

... Із сходу замок замикав масивний оборонний мур, що прострілювався із квадратних, тепер втрачених, веж. ...

... Після його [Миколи Сенявського] смерті старший 50-літній син Геронім довершив роботи, розпочаті батьком в замку - добудував до половини довжини широкого муру східні двоярусні житлові кам'яні корпуси.

Мысли:

  • Здесь уже напрямую сообщается, что в 1534-1554 гг. Н. Сенявский построил первый замок, прямоугольный в плане, фланкированный четырёхугольными башнями. А вот ныне видимые укрепления (в том числе и южный корпус с южной башней, обычно датируемые 1534-1554 гг.) по этой версии начали возводить уже после 1556 г. С логикой у этой версии не всё в порядке - мало того, что этот сценарий подразумевает существование внутри нынешнего замка ещё одного сооружения, которое строили 20 лет, так ещё и свой второй замок Н. Сенявский украсил мемориальной плитой, на которой почему-то сообщается о периоде постройки первого замка. 

  • Сообщая о том, что с востока замок защищали не одна, а две башни, автор, не исключено, вдохновлялся реконструкцией облика замка образца 17 в. от О. Пламеницкой, где восточный дворец действительно показан как бы с двумя башнями, правда, сама О. Пламеницкая считала старым оборонным сооружением только одну из них.
     
  • Нужно либо довольно плохо относится к Н. Сенявскому или не особо понимать, как выглядела фортификация 2-й трети 16 в., чтобы предполагать, будто бы польный гетман мог в качестве своей основной резиденции построить замок с квадратными башнями, отдалёнными друг от друга метров на 30. И всё это выглядит ещё более странно, если учесть 20-летний строительный период.


Вот, пожалуй, и все источники, освещавшие нужный вопрос (во всяком случае из тех, до которых смог дотянуться). Что же имеем в итоге? Всё тот же хаос, как и в случае с датировками других укреплений комплекса. В случае с восточной линией в нашем распоряжении имеется аж 4 версии развития событий, как говорится - на любой вкус. Расположу их по хронологии:

  1. О. Пламеницкая считает, что у замка была четырёхугольная башня, и что её стоит отнести к периоду, более раннему (или даже так - куда более раннему), чем 1530-е - 1550-е гг. В статье, как мне показалось, есть намёки на то, что это башня не раннего нового времени, а скорее средневековая. 
     
  2. Б. Тихий предположил, что до пятиугольного в плане замка существовал другой, четырёхугольный, с угловыми четырёхугольными башнями, одна из которых (или две?) были уже при Сенявских интегрированы в объём восточного дворца. Постройку этого раннего замка, а вместе с ним и четырёхугольной башни, в рамках этой версии относят к 1534-1554 гг.
     
  3. В рамках версии от Л. Годованюк и Н. Гайды южный корпус, южную "бастею" и четырёхугольную башню построили при Н. Сенявсоком на первом строительном этапе в 1534-1554 гг.
     
  4. Согласно классической польской версии, в общих чертах обрисованной ещё в начале 20 в. М. Мацишевским, никакой башни не было, а был приспособленный к обороне партер (нижний ярус) дворцового корпуса, возведённого в 17 в.

Параллельно в лагере тех, кто считает, что башня всё же была, есть разные взгляды на её первоначальную высоту (от 2 до 5 ярусов, причём в последнем случае это, получается, была самая высокая постройка комплекса), а отсюда - разные взгляды на то, какая часть этой башни могла быть включена в объём дворца. А также есть разные взгляды на то, сколько всего могло быть построено четырёхугольных башен. 

Что касается меня, то из всех версий мне больше всего импонирует классическая, та, что под №4. Попробую описать сомнения, которые у меня вызывают остальные версии:

  • Версия о существовании более ранней башни (а вместе с ним - более раннего каменного замка), существовавшего ещё до 1530-х гг., а может и намного раньше, мне кажется попросту недостаточно обоснованной. По сути, прямых сведений о башне нет (во всяком случае, мне они не попались), о ней не писал никто из польских исследователей, причём у поляков были весьма неплохие обмеры нужной части комплекса, и они знали, что нижний ярус ризалита был приспособлен к обороне, однако это их не вдохновило на размышления о существовании ранее неизвестной башни. Схема расположения бойниц, их каналы, пронизывающие стены под углом, форма бойниц и наличие у них наружных "щёк", довольно сложная и странная форма нижнего яруса ризалита, кладка, толщина стен и ряд других деталей, как по мне, отсылают скорее ко 2-й половине 16 в. или к 1-й половине 17 в. 
     
  • Версия о том, что Н. Сенявский в 1534-1554 гг. вначале 20 лет строил один замок, от которого якобы и осталась четырёхугольная башня, а после завершения строительства через 2 года начал строительство совершенно другого укрепления, куда более мощного и крупного (при этому куда-то спрятав укрепления ранее построенного объекта), мне сама по себе кажется очень странной, не логичной и почти никак не обоснованной.
     
  • Версия Л. Годованюк и Н. Гайды, в рамках которой четырёхугольная башня была построена одновременно с южным корпусом и южной "бастеей" на первом строительном этапе Н. Сенявским у меня также не вызывает доверия, поскольку замковый пятиугольник с тремя артиллерийскими башнями я считаю частью одного проекта (об этом подробней расскажу в отдельной теме), а не следствием перестроек, якобы растянувшихся на век. 

    Все три артиллерийские башни построены так, чтобы иметь возможность беспрепятственно простреливать пространство вдоль куртин. С этой точки зрения гипотетическая четырёхугольная башня выбивается из общей концепции, поскольку как бы блокирует линию обстрела многоугольной северной башне. Четырёхугольная башня выглядит мелкой в сравнении с тремя другими башнями. Она также не вписывается в общую симметричную планировку комплекса (пятиугольник стен + треугольник, образованный тремя башнями). Всё это не даёт мне увидеть в загадочном четырёхугольнике ещё одну башню замка, построенную Н. Сенявским.
     
  • Версия, согласно которой у дворца существовал укреплённый нижний ярус пока кажется наиболее правдоподобной. Пока восточная стена была ровной и не застроенной, её полностью фланкировала многоугольная северная башня. Ближе к концу 16 или уже даже ближе к 1620-м гг., когда появились бастионные укрепления, появилась возможность основную защитную функцию переложить на внешние земляные укрепления, а старый замок потихоньку начать перестраивать, превращая его в резиденцию дворцового типа. Но поскольку военная угроза не ослабевала, то на полное ослабление восточной линии старых укреплений вряд ли могли пойти, а вместо этого могли выбрать компромиссный вариант - возвести дворцовый корпус, частично приспособленный к обороне. Поскольку дворец был шире, чем стена, и сильно выдавался наружу, то его появление породило проблему - его корпус перекрыл обзор многоугольной башне, которая утратила возможность фланкировать пространство вдоль фасада нового дворца, и, возможно, именно потому появился башнеподобный ризалит, который как бы перенял на себя фланкирующую функцию. В рамках этой версии речь идёт не о башне, а именно об укреплённом выступе дворцового комплекса, и, конечно, при таком сценарии появление этого выступа тянет сместить уже к 1-й половине 17 в. В общем, приблизительно как-то так:

    15.jpg


По мере поступления новый сведений будем дальше пробовать на прочность все упомянутые версии.
 

Источники:

  1. Maurycy Maciszewski. Zamek w Brzeżanach: (z planem z r. 1755). Tarnopol, 1908.
  2. Maurycy Maciszewski. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Brody, 1910.
  3. Юрий Нельговский. Некоторые особенности замков Подольских земель Украины // Архитектурное наследство, Выпуск 27. Москва, 1979. С. 93-94.
  4. Володимир Парацій. Бережанський замок // Галицька брама. 2002. № 7-9. С. 12-17.
  5. Ольга Пламеницька. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. Вип. 18. Київ, 2011. С. 257—270. 
  6. Kazimierz Kuśnierz. Zarys rozwoju przestrzennego Brzeżan w XVI i XVII wieku // Teka Komisji Urbanistyki i Architektury. T. XVII. Kraków, 1983. S. 99-105.
  7. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. Том 4. Киев, 1986. С. 38-39.
  8. Лідія Горницька. Замок в Бережанах: проектні пропозиції реставрації та пристосування // Міжнародна конференція з питань охорони фортифікаційних споруд України. Матеріали. Кам’янець-Подільський, 1993. С. 31-32.
  9. Tadeusz Polak. Zamki na Kresach. Warszawa, 1997. S. 166-167.
  10. Богдан Тихий. З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення // Стародавній Меджибіж в історико­культурній спадщині України. Хмельницький, 2016. С. 228-235.
  11. Бережани - Замок Сенявських. Бережани, 2020.
  • Like 1
  • Thanks 1
Link to comment
Share on other sites

Ход к воде.

На плане 1755 г. показана и подписана интересная деталь - проход, пронизывающий дворцовый корпус и ведущий к реке:1.jpg

Есть он и на обмерных планах 1926 г.:
2.jpg

В наши дни ход с двух сторон замурован, но внутри дворца его канал всё ещё присутствует.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Обратите внимание, насколько непростой была форма ризалита. Нижний ярус представлял собой не обычный четырёхугольник - у него были выемки на углах. А у верхних ярусов дворца, возведённых с некоторым отступом от внешних границ нижнего яруса, были срезаны углы, и по этим срезам пустили водостоки. 

Я понимаю, как всё это разнообразие форм можно объяснить с точки зрения строительства ризалита уже в 17 в., но сложно представить, что весь этот объём является некой старой башней, над которой пришлось бы очень хорошо поработать, чтобы придать её такую фигурную форму, да и то это бы не объяснило наличие каких-то выемок, странных срезов и резкое изменение объёма постройки на границе первого и второго ярусов.

1.jpg

Link to comment
Share on other sites

На этом прекрасном кадре видим восточный дворец, каким он был перед Первой мировой, да ещё и с редчайшего ракурса:

1.jpg 


Хорошо видна бойница в нижнем ярусе ризалита:
2-1.jpg


Также на этом фото видна сложная форма ризалита, северная стена которого выступает вперёд в восточном направлении, образуя нечто вроде углового пилястра. Если представить, что этот ризалит является замаскированной старой башней, то в этом случае очень не просто будет объяснить такую странную сложную форму постройки, ведь гипотетическая башня вряд ли могла иметь такую странную форму.

2-2.jpg

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Для вентиляции вряд ли нужно было бы дырявить один ярус в стольких местах, не нужно было бы придавать отверстиям форму бойниц и не нужно было бы выбирать разные углы для каналов, что удобно для обороны, дабы выбрать более удобный сектор обстрела, но не особо нужно для вентиляции. 

Link to comment
Share on other sites

В 13.04.2021 в 18:03, Filin сказал:

Четверта невеличка південно-східна башта — прямокутна...

... За нашою другою версією первісний замок міг бути прямокутним у плані з квадратовими баштами; фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку, а північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського.

Давайте детальніше придивимося до цієї прямокутної башти:
2000560386_Screenshot(6).png.215a801e7ad402d414fbc17de850dc95.png1630846333_Screenshot(3).png.898e98ea8bf4669c89da4e101889a0c2.png

*Підкреслення можуть бути оманливими, перегляньте оригінальні плани в першому пості

Як бачимо на обмірах 1925 та 26-го років відповідно, форму цією споруди важко охаректиризувати по іншому як неправильний (викривлений) прямокутник. Зверніть увагу, що випуклість ніби змінює місце в залежності від плану. В першому випадку, форма башти виглядає дуже дивно, що ніяк не в'яжеться з версією "архаїчної квадратової башти". Правда, на першому обмірі ми можемо побачити заломи в східній стіні, які якраз і пояснюють дивну форму башти (з випуклістю всередину):

1412357127_Screenshot(5).png.d4c2f192cdc8cb86a04bd891d0612490.png

 

З цього слідує, що башта все-таки була добудована до старішої стіни. Але, з іншої сторони, ці заломи в стіні в певній мірі підпорчують варіант, про прострілювання фланків з кожної (з трьох) артилерійської башти. Тому що тут стіна не пряма, на відміну від південно-західного та північного кутів. Як бачимо на пізнішій гіпотетичній реконструкції щодо первісного вигляду (та функціоналу замку) ця деталь не врахована (стіна пряма - зеленим):
1759272060_Screenshot(7).png.212a66f53c90535931172ba659544e4b.png

Було б цікаво дізнатися, звідки ці заломи в стіні. Вони були з самого початку чи їх добавили пізніше (разом з палацом)? І чому їх чітко видно лише на обмірах 1925-го (можливо це помилка?)?

Щодо другого випадку (з випуклістю на зовні), то ситуація також дивна для версії про "архаїчну квадратову башту". Ця башта не могла бути квадратною (наприклад, як тоді пояснити пізніше розширення башти на зовні?), тому мова могла йти лише про її попередницю (якщо така була).

На думку Пламенницької "фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку", але нажаль не уточнюється які елементи та в який спосіб вони сформували цю частину замку. Якби б був план первісного замку від пані Ольги, то це б прояснило багато речей. Наприклад, припустимо що ця башта насправді відноситься до древнішого періоду замку, як від неї відходила стіна? 

732772230_Screenshot(4).png.cb6d613a12c9f3646c5a49b478fb4fbe.png

У випадку червоної лінії, то це підкріплює думку що первісне розпланування замку сформувало цю частину замку. Доречі, якщо йти далі по лінії то бачимо квадратову споруду, чим це не древня башта? Але, таке розташування стіни, протиречить "первісному" розплануванню замку, тому що башта стикується з муром під досить дивним кутом. Для того щоб відповісти на це протиріччя можна сказати, що це не башта, а лише стіна первісна. Правда, в такому випадку виступає питання: а на чому базується версія про квадратні башти? На підкресленій стіні? Чи все-ж-таки на башті?

В другому випадку (зелена лінія), розпланування "первісного" замку виглядає логічним, але нівелюється висновок про те що первісне розпланування замку сформувало південно-східну частину замку. 

Також, на чому базується висновок що "північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського". Це є найсміливіше датування цієї споруди. Якщо я добре зрозумів (все-таки не просто співставити малюнок з планом) то мова йде про цю споруду (червоним):

580890135_Screenshot(8).png.c9f15b6118ea19de6c5da70df189b57c.png

 

В 13.04.2021 в 18:03, Filin сказал:

Все три артиллерийские башни построены так, чтобы иметь возможность беспрепятственно простреливать пространство вдоль куртин. С этой точки зрения гипотетическая четырёхугольная башня выбивается из общей концепции, поскольку как бы блокирует линию обстрела многоугольной северной башне. Четырёхугольная башня выглядит мелкой в сравнении с тремя другими башнями. Она также не вписывается в общую симметричную планировку комплекса (пятиугольник стен + треугольник, образованный тремя башнями).

На останок, я вважаю, що ця башта не блокує східну лінію обстрілу, а наоборот ніби доповнює її (підсилює). Так, вона частично блокує обстріл північно-східної башти і так вона порушує загальну трикутну симетрію комплексу, але суто з функціональної точки зору, ця допоміжна башта (яка підсилює найслабшу башту з трійки) є повністю логічною. Тим паче, що дивлячись який великий діапазон мала покривати південна бійниця багатокутної башти, стає очевидним що її не хватало для обстрілу замку зі сходу. Саме тому я остаточно виключаю побудову цієї башти на першому (тим більше на якомусь "попередньому" етапі), але не відкидаю, що вона могла бути збудована в рамках будівництва після 1556 року, тим же Миколою Сенявським. 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Ты уделил большое внимание анализу плана 1925 г., однако именно к нему у меня возникает больше всего вопросов, обилие которых заставляет усомниться в точности этого источника. Между прочим, выше я не упоминал, но именно этот план и был опубликован в "Памятниках градостроительства ...".

Так вот, во-первых видно, что план 1925 г. - это даже не столько обмеры с фиксацией фактического состояния комплекса, а как бы ещё и демонстрация утраченных частей, так что этот план в любом случае доработан. Во-вторых, если сравнить планы 1925 и 1926 гг., то можно найти и другие отличия, часть из которых показал на этом сравнении:

1.jpg

1. На плане 1925 г. восточная стена показана кривой, как бы несколько раз меняющей своё направление, а вот на плане 1926 г. наоборот - практически по всей длине она ровная. Ровной её показал и А. Милобедзкий на своём плане 1968 г., ровная она и на плане от "Укрзахідпроектреставрації". Ровной её ждёшь увидеть и просто по соображениям логики. Так что если бы я решил в данных какого-то из планов усомниться, то выбрал бы план 1925 г. с его ломаной линией.

2. На плане 1925 г. северный ризалит также похож на небольшую башенку (возможно именно это + графическая реконструкция замка по состоянию на 17 в., где ризалит также показан в виде башенки, привело Б. Тихого к мысли, что у замка с востока была даже не одна, а две четёрыхугольных башни). При этом на плане 1926 г. нижний ярус северного ризалита уже куда меньше похож на башню (он имеет другую разбивку на помещения и даже стены у него показаны разной толщины). 

3. На плане 1925 г. нижний ярус южного ризалита показан упрощённо, и даже на более детальном плане 1926 г. показаны не все существовавшие выступы и выемки. Как результат, на плане 1925 г. объект действительно похож на нижний ярус башни, а вот при взгляде на план 1926 г. + при знакомстве с архитектурными деталями ризалита, видимыми на старых фото, я бы такой вывод не сделал. 

4. И, наконец, на плане 1925 г. на стыке южного корпуса с южным ризалитом показано какое-то помещение, которого нет ни на плане 1926 г., ни на плане от "Укрзахідпроектреставрації", ни на старых фото. Если бы оно существовало, то закрыло бы южный фасад ризалита наполовину. Может так показали какую-то камеру подвала, расположенную уровнем ниже? Но всё равно странно, почему эта деталь видна только на одном источнике и отсутствует на других?


Искривлённая форма нижнего яруса ризалита, как по мне, также приводит меня к мысли, что он вторичен по отношению к другим постройкам комплекса. Если бы это была башня первого строительного этапа, то её скорей всего возвели ровной, а вот если это постройка, которую пристраивали к существовавшим укреплениям, то это могло бы объяснить искривление плана.
 

4/20/2021 в 7:11 AM, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

На думку Пламенницької "фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку", але нажаль не уточнюється які елементи та в який спосіб вони сформували цю частину замку. Якби б був план первісного замку від пані Ольги, то це б прояснило багато речей. Наприклад, припустимо що ця башта насправді відноситься до древнішого періоду замку, як від неї відходила стіна? 

В своей статье О. Пламеницкая высказала даже не одну, а как минимум две гипотезы о том, какими могли быть укрепления на первом строительном этапе, и согласно одной из этих версий Николай Сенявский как бы нарастил свои стены и башни поверх укреплений более раннего средневекового замка, причём гипотетические фрагменты старых стен в южном корпусе О. Пламеницкая усмотрела даже на одном из старых фото [смотри с. 266 её статьи], т.е. согласно этой версии ни одна из показанных тобой линий южной стены не подходит, т.к. если О. Пламеницкая признаки более старой стены усмотрела прямо на старом фото, то она должна быть куда дальше смещена к югу, чем это показано у тебя. 

Гипотезы о существовании замка, построенного ещё до Н. Сенявского, обсудим в отдельной теме, где отдельно присмотримся к каждому из аргументов. 
 

4/20/2021 в 7:11 AM, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

Також, на чому базується висновок що "північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського". Це є найсміливіше датування цієї споруди. Якщо я добре зрозумів (все-таки не просто співставити малюнок з планом) то мова йде про цю споруду (червоним)

Тут ты неправильно понял - под "північним наріжником" подразумевался не северный ризалит дворца, а северный клин пятиугольного замка. Т.е. она предполагала, что Н. Сенявский к старому четырёхугольнику мог пристроить северный клин, в результате чего получился пятиугольный контур.
 

4/20/2021 в 7:11 AM, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

... я вважаю, що ця башта не блокує східну лінію обстрілу, а наоборот ніби доповнює її (підсилює). Так, вона частично блокує обстріл північно-східної башти і так вона порушує загальну трикутну симетрію комплексу, але суто з функціональної точки зору, ця допоміжна башта (яка підсилює найслабшу башту з трійки) є повністю логічною. Тим паче, що дивлячись який великий діапазон мала покривати південна бійниця багатокутної башти, стає очевидним що її не хватало для обстрілу замку зі сходу.

Всё бы хорошо, но речь идёт о восточной стороне, которая даже в 17 в. была настолько надёжна прикрыта водой/болотом, что даже когда строили бастионное укрепление, то, судя по планам, восточный сектор укрепили довольно слабо. А если говорить о 16 в., то очень странно, что куда более проблемные секторы не стали снабжать двумя башнями, а восточные, наиболее защищённый, вдруг всё же защитили двумя башнями. 

Кроме того, многогранная башня была самой слабой из трёх - у неё была меньшая толщина стен, всего два яруса, да и то их, вероятно, уже в 17 в. перестроили, дабы превратить в помещения дворцового типа. Всё это намекает на то, что тот сектор был более-менее безопасен и потому непонятно, с чего бы именно его стали дополнительно усиливать. 

И ещё момент - где доказательство того, что это была именно башня? Почему это не мог быть укреплённый нижний ярус дворца конца 16 или начала 17 вв.? 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Когда писал стартовое сообщение темы, то на основе имеющихся у меня источников пришёл к выводу, что первыми версию о существовании четвёртой башни высказали специалисты от "Укрзахідпроектреставрації", которые, как мне казалось, могли придти к такому заключению в процессе работы над проектом возрождения памятника на рубеже 1970-х - 1980-х гг., а затем их выводы могли быть задействованы для справки о замке, опубликованной в "Памятниках градостроительства... " (1986), но я ошибся.

Оказывается, что эта версия появилась лет на 10 или даже на 20 раньше и, как теперь кажется, её автором мог быть Григорий Логвин. Дело в том, что в его книге По Україні. Стародавні мистецькі пам'ятки, изданной ещё в 1968 г. (при сборе материалов о Бережанах я как-то упустил её из виду), уже есть упоминание этой башни:

Цитата

Нерегулярний у плані двір, близький до п'ятикутного, утворений постановкою великих палацових і житлових корпусів по периметру двору, в зовнішніх стінах влаштовані бійниці. З найбільш приступного боку було поставлено п'ятикутну, круглу і наріжну квадратну (тепер її немає) башти, а з півночі - тільки одну, що в плані має форму півдванадцятигранника. 

Как известно из статьи О. Пламеницкой 2011 г. Г. Логвин обследовал замок в 1959 г., и, возможно, именно он первым сделал вывод о существовании четвёртой башни, к примеру, на основании осмотра руин (как мы помним, одна из стенок дворцового ризалита уцелела, а в ней имелась бойница, что и могло привести к выводу о принадлежности этой стенки к некой башне). Наблюдения, полученные по время обследования, Г. Логвин описал на 30-страничках текста, напечатанного на машинке, но эти наблюдения в полном виде так и не были опубликованы и сейчас находятся в личной коллекции О. Пламеницкой. Возможно уже там есть предположение о том, что ризалит дворца мог быть башней, но пока нет возможности это проверить.

Также интересно, что версия о существовании четвёртой башне была высказана в "Памятниках градостроительства ...", а ответственным редактором этого 4-томника был всё тот же Г. Логвин. Так что и в этом источнике упоминание башни появилось с его благословения.

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Во время недавнего визита в Бережаны сделал ряд кадров с акцентом на уцелевшую секцию ризалита, того, где сохранилась интригующая бойница (которую О. Пламеницкая называла архаичной). Эта секция укреплений, как об этом сообщалось выше, частью исследователей интерпретируется как перестроенная башня, интегрированная в объём дворца.

Вид изнутри (имеется ввиду, что эта стена некогда выходила во внутрь нижнего яруса ризалита):
01.jpg 02.jpg

Стена с бойницей в профиль:
03.jpg

Общий вид фрагмента стены ризалита снаружи:
04.jpg 05.jpg

Бойница снаружи крупным планом:
06.jpg

07.jpg 08.jpg

К сожалению, у нас нет каких-то каталогов или общих работ, которые бы помогали датировать бойницы по форме, размерам и другим признакам, так что опереться на какие-то конкретные датирующие признаки не так-то и просто, но чисто субъективно бойница не выглядит архаической, и даже наоборот - сочетание невысокой вертикальной щели изнутри с узким воронкообразным каналом снаружи, а также небольшие размеры бойницы в сочетании с не очень толстой стеной меня подталкивают к мысли, что бойница наоборот может быть поздней, может уже даже 17 в. 

Чуть выше бойницы виднеется непонятно для чего предназначенное круглое отверстие диаметром что-то ок. 5 см:
09.jpg


Вид со стороны многоугольной башни. Просвет в конце канала бойницы намекает, что я в секторе обстрела, и что этот элемент вполне мог справляться с фланкирующей функцией, однако с учётом того, что бойница там всего одна и непонятно, были ли другие на ярусах ризалита, расположенных на уровень/два выше, то напрашивается мысль, что оборонная функция здесь была скорее номинальной, как бы на всякий случай, что вполне вписывается в версию об укреплённом ризалите, который могли оставить слегка укреплённым, чтобы полностью не превращать восточную линию замковых укреплений в нечто совсем не боевое.
10.jpg 11.jpg

Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

По мере углубления знакомства с замком появился ряд новых мыслей и вопросов, которыми бы хотелось поделиться. Начну с наиболее загадочной части восточной линии укреплений, т.е. с той, которую отдельные исследователи считают четвёртой башней. Первоначально я скептически относился к версии, что это может быть средневековая башня, чуть менее скептически к версии, что это может быть укрепление середины 16 в., но основное предпочтение всё же отдавал версии об укреплённом ризалите дворца 17 в. Теперь приоритеты несколько изменились - версия о средневековой башне теперь кажется ещё менее правдоподобной, но и гипотеза об укреплённом ризалите в моих глазах пошатнулась, а вот версия о том, что это некое укрепление 16 в. теперь кажется наиболее перспективной. Но обо всём по порядку.


Форма и пропорции

Выше уже отмечалось, что гипотетическая башня, которую исследователи часто называют то четырёхугольной, то квадратной, на самом деле в чистом виде таковой не является. 

Во-первых, один из углов постройки весьма ощутимо срезан (плоскость угловой грани имела длину ок. 3 м). В случае если бы речь шла о средневековой башне, то, вероятно, мы бы скорей всего получили более-менее классическую четырёхугольную форму плана (№1), а у нас нечто иное (№2):

01-0.jpg

Во-вторых, форма плана подверглась и другим значительным искажениям, которые ещё больше отклонили её от классического четырёхугольника:

01-2.jpg

В-третьих, если верить данным обмерного плана 1926 г., то у постройки ещё и толщина стен не была однородной - южная линия была чуть толще восточной и северной (2,5 м. против 2 м. соответственно). 

Несмотря на то, что угловой срез хорошо читается на старых фото и планах, его нет ни на плане замка, который был опубликован в "Памятниках градостроительства ...", а затем ещё раз в статье 2011 г. О. Пламеницкой (вероятно, потому среза нет также на её графической реконструкции замка по состоянию на 17 в.), ни на планах и графических реконструкциях замка от "Укрзахідпроектреставрації". Да и форму постройки эти источники показывают преимущественно без искажений, в виде более-менее симметричного четырёхугольника.

Было ли этот срез угла изначально запланирован архитектором или же возник вследствие, к примеру, разрушения угла и последовавшей за этим его переделки, но уже по другому проекту, предусматривающему срез? Однозначно сейчас на этот вопрос ответить сложно, поскольку нужная часть постройки над уровнем земли разрушена полностью, но есть вероятность, что ниже уровня земли сохранились фундаменты, по линиям которых можно будет понять, существовал ли этот скос изначально. В любом случае срез уже чётко различим на плане 1755 г., а это значит, что любая реконструкция, желающая показать, каким был замок во 2-й половине 18 в., должна эту деталь учитывать. Да и в 17 в., по логике, он также существовал, раз с учётом этого среза проектировались помещения второго яруса дворца.


Внутреннее устройство нижнего яруса

Все попадавшиеся мне ранее источники, не считая обмерного плана 1926 г., внутреннему устройству нижнего яруса гипотетической башни не уделяли особого внимания, показывая его в виде ничем особо не примечательного четырёхугольника из стен. Но благодаря плану 1926 г. мы знаем, что к южной и северной стенам изнутри примыкали какие-то выступы, один из которых в потрёпанном виде дожил до наших дней:

02-1.jpg
Источник

Вначале я подумал, что это нечто вроде контрфорсов, которыми усилили стены нижнего яруса, когда над ним возводили дворцовые покои. Однако потом, присмотревшись, обратил внимание на следы существования каменного сводика, верхний контур которого в наши дни уже не особо различим, но ещё неплохо читался в конце 1980-х гг. И этот цилиндрический сводик как бы стыковался с уцелевшей опорой. Наличие в том месте "козырька", оставшегося от разрушенного свода, вероятно, объясняет, почему под ним долгое время сохранялась штукатурка на стене, и даже в наши дни под сводиком следов штукатурки на стене в разы больше, чем над ним.

02-2.jpg
Источник

Если эти выводы верны, то получается, что опоры служили для поддержки сводов, а поскольку есть две пары опор, то логично предположить, что по оси север-юг свод был трёхчастным цилиндрическим. И, разумеется, был центральный проход по оси запад-восток, пронизывающий все три сводчатых камеры. На схеме ниже показал три гипотетических цилиндрических сводика (три вертикальные полосы красного цвета) и центральный проём (оранжевый четырёхугольник):

02-3.jpg


Попытался набросать, как это могло выглядеть, и получилась такая вот довольно сложная конструкция:02-4.jpg

 

Вход в нижний ярус

Как именно можно было со двора замка попасть на нижний ярус полубашенного выступа показано на плане 1926 г., правда, чёткости источника недостаточно, чтобы делать однозначные выводы, а ситуация там непростая. С внешней стороны памятника видна пара арок в восточной замковой стене, и, судя по плану, парочка отверстий находилась и со стороны замкового двора. Как обстояло дело изначально мне пока непонятно - может оба отверстия были проходами (что не совсем логично),  может в каждой из пар одно отверстие было проходом, а другое окном, может это входы разного времени, или же была какая-то другая комбинация, но так или иначе в нижний ярус постройки можно было попасть, пройдя через вход(ы) в юго-восточном углу замкового двора.

03-1.jpg
Источники: 1, 2

Как вариант, проходы могли вести в нижний ярус не прямо, а по диагонали, тогда как отверстия по бокам от проходов могли использоваться в качестве окон:
03-2.jpg

Тема прохода также очень сильно связана с темой планировки и внешнего вида восточной замковой стены, в которой и был обустроен проход. 

 

Бойницы и окна

В нижнем ярусе обсуждаемой постройки есть ряд отверстий. На иллюстрациях ниже красными стрелками отметил бойницы. Оранжевыми стрелками - места, где ожидаешь увидеть бойницы, но ни на плане, ни на других изображениях их следов на данный момент не обнаружено. Зелёные стрелки указывают на то, что в 18-19 вв. имело вид окон. Синяя стрелка указывает на нишу в северной стене укреплённой постройки, где на плане явно видна то ли углубление, то ли какое-то большое сквозное (?) отверстие, которое уже в 17 в. (?) было снаружи закрыто стеной дворца, пристроенного к старым укреплениям.

04-1.jpg

Тут есть несколько интересных моментов:

  • Видим, что бойницы находятся довольно низко, у самой земли, а окна - уровнем выше, из-за чего может даже создаться впечатление, будто постройка внутри разделена на два яруса. Если это постройка 16 в., то, разумеется, на первом строительном этапе её нижний ярус вряд ли стали ослаблять окнами, да ещё и в таком количестве. Предположу, что изначально там могли располагаться отверстия для отвода порохового дыма, а позднее их могли растесать, превратив в окна. Поскольку постройка представляла собой каземат с каменными сводами, то, очевидно, что архитектор должен был позаботиться о том, как не дать задохнуться его защитникам, т.е. какая-то система вентиляции там непременно должна была быть, и вот эти отверстия, расположенные в самой верхней части помещения, могли использоваться ровно для этой цели. Тут также можно вспомнить, что у южной полукруглой башни была даже ещё более внушительная вытяжка, служившая одновременно печью.
     
  • Если в восточной стене на плане 1926 г. показано две бойницы, то в северной и южной стенах есть по одной бойнице, причём в северной стене бойничка совсем небольшая. Это выглядит странно с учётом того, насколько большое внимание в 16 в. уделяли фланкированию куртин. Именно потому в северной и особенно в южной стенах также ждёшь увидеть хотя бы парочку бойниц, но то каждая из стен довольствовалась только одной бойницей (и это при почти 10-метровой длине стены), то ли другие бойницы всё же были, но в дальнейшем их замуровали.


Какой был функционал полубашенки?

Если её построили при Николае Сенявском, несколько нарушив гармоничную схему треугольника, образованного тремя башнями, вписанного в пятиугольник стен, то значит это зачем-то было нужно. Пока есть такие версии:

  • Защита потерны. Совсем недалеко от полубашенки находился сквозной проход в стене, выходивший к реке. Мы не знаем, был ли он обустроен при Н. Сенявском, но если так, то выступающая из стены постройка очень хорошо подходила для прикрытия такого важного элемента коммуникации. Правда, в этой версии не всё гладко, ведь, как уже писал выше, в северной стене имеется всего одна подтверждённая бойничка, причём небольшая, а этого маловато для нормального фланкирования. Так что либо бойниц изначально было больше, либо фланкирование восточной стены и находящейся там потерны было не основной задачей (хотя это в свою очередь не логично для выступающей полубашни, которая для того и должна выступать, чтобы фланкировать).

    06-1.jpg
     
  • Нередко бывало, когда в подобных вынесенных приземистых постройках обустраивали колодцы. Но у меня нет информации о существовании чего-то подобного внутри обсуждаемой постройки. 
     
  • Возможно постройка играла роль чего-то вроде капонира, прикрывавшего подступы к южному отрезку замкового рва. 

 

Гармония или отсутствие гармонии?

Хотя полубашенка выглядит чем-то инородным на фоне общей планировки замка, всё же можно в её расположении усмотреть и некоторую связь с общей концепцией обороны. Замок был спроектирован так, чтобы две башни фланкировали угловые секции замковых стен, и в случае с нашей постройкой подобный приём также использован - постройка находится на некотором удалении от угла и при этом вместе с полукруглой южной башней образуют фланкируемый с двух сторон угол. Правда, в очередной раз, когда мысли начинают вертеться вокруг темы фланкирования, задумываешься, была ли в южной стене полубашенки всего одна бойница или же их была другая (другие), чего бы следовало ожидать при таких габаритах постройка и таком её функционале.

07-1.jpg

Вопрос гармонии, кстати, может также быть косвенным доводом в пользу того, что эта постройка была невысокой. Если она считалась скорее выступом стены, чем возвышающейся над ней полноценной башней, то, получается, она не так сильно выбивалась из концепции симметричного расположения башен относительно стен.

Если смотреть не на комплекс в целом, а на юго-восточный участок, то там можно усмотреть некоторую симметрию - прямоугольный корпус дворца с двух сторон по диагонали усилен двумя полубашнями. 

Также можно предположить, что на этом участке необходимость возведения подобной постройки была более значима, чем желание сохранить правильность форм основной линии укреплений, и именно потому она могла здесь появиться. 

 

Высота постройки

В "Памятниках градостроительства" сказано, что четырёхугольная башня была четырёхъярусной, на чертежах "Укрзахідпроектреставрації" её высоту поднимали аж до пяти ярусов, Богдан Тихий считал, что башня была двухъярусной (как я понял, речь о двух закрытых ярусах). Мне же на данный момент кажется, что эта оборонная постройка была скорее приземистой, чем высокой, а по внешнему виду она могла тяготеть скорее даже не к башням, а к выступу стены.

Если представить, что эта постройка изначально была башней, имевшей несколько ярусов, то эти ярусы вероятней всего были бы интегрированы в объём надстроенного над ней дворца - в стенах гипотетической башни пробили бы новые окна, сделали бы какие-то другие изменения, но при этом какие-то части верхних ярусов сохранились бы, но, судя по обмерным планам, ничего подобного мы не наблюдаем. Вместо этого наоборот видим, что архитектора дворца, как мне кажется, не устраивала планировка нижнего яруса - мало того, что он был перекошен, так ещё и один из углов был срезан. Глядя на планы, создаётся ощущение, что архитектор дворца сместил стены второго яруса относительно стен нижнего яруса, чтобы придать своему творению более регулярную форму и избавиться от срезанного угла. Кроме того, на втором ярусе толщина стен сокращалась всего до 1,5 м. - для средневекового укрепления толщина с натяжкой подходит, а вот для 16 в. - явно нет. 

05-1.jpg

Вот на это фото хорошо видно, как начиная со второго яруса срез угла всё уменьшается, а также видно, насколько сильно пришлось сдвинуть вглубь стены второго яруса относительно стен первого, чтобы комната второго яруса получилась более ровной. Кстати, таких сильных смещений стен двух ярусов в случае с другими башнями замка не наблюдаем. 
05-2.jpg

Версия о существовании в 16 в. у замка четырёх- или пятиярусной башни в этой части комплекса мне кажется совсем не обоснованной, поскольку здесь был далеко не самое важный сектор с точки зрения обороны, а все прочие башни и стены замка выглядели преимущественно как приземистые постройки. У расположенной поблизости южной полубашни в середине 16 в. была пара закрытых ярусов и верхняя открытая площадка, а тут четыре ярус - явно многовато. К тому же при такой высоте, думаю, стены нижнего яруса были бы толще. 

Пока наиболее логичной кажется мысль, что это была постройка с одним закрытым ярусом, над которым находилась открытая площадка, совмещенная с боевым ходом восточной стены. Вот некоторые доводы в пользу этой версии:

  • Эта выступающая постройка, как мне кажется, сильно взаимодействовала с восточной стеной, чем с южным дворцом, а если так, то высоту постройки стоит рассчитывать исходя из высоты стен. Относительно нынешней поверхности стены замка 16 в. поднимались на высоту ок. 9 м., на высоте ок. 5 м. располагался межъярусный карниз, и приблизительно такой же была высота нижнего яруса постройки + высота бруствера.
     
  • Система обороны стен замка была двухъярусной, верхний ярус был представлен открытой площадкой, прикрытой мощным каменным парапетом (о внешнем виде стен 16 в. ещё подробно расскажу в отдельной теме). Предполагаю, что именно такой вид имела восточная стена в 16 в., а поскольку нижний ярус интригующей выступающей постройки к стене примыкал, то логично предположить (после того, как не нашёл признаков существования второго закрытого яруса), что парапет стены плавно перетекал в парапет этой выступающей постройки. Наличие парапета на втором ярусе также могло бы объяснить, почему от него решили избавиться в ходе строительства дворцовых помещений, ведь если вертикальную коробку стен ещё можно приспособить для новых нужд, то парапет специфической формы и устройства было проще снести, чем переделать. 

    Попытался набросать, как это могло выглядеть:
    08-1.jpg

    Но, конечно, не могу игнорировать и версию, что постройка всё же была на ярус выше (это уже ближе к версии Б. Тихого), и в этом случае она уже больше походила на башню. Эта версия мне кажется менее обоснованной, однако с точки зрения обороны и более гармоничного вида юго-восточной части комплекса она мне нравится даже больше.  

    08-2.jpg



В пользу датировки постройки 16 в.

  • Кладка. Она довольно регулярная, очень похожая на ту, которая применена при строительстве южного дворца, южной полубашни и других укреплений 16 в. При этом на средневековую кладку она наоборот не особо похожа как раз из-за своему стремлению к регулярности и из-за своего сходства с кладкой укреплений, датируемых 16 в. Жаль только, что судить о кладке выступающей полубашенки можно по небольшому фрагменту одной из её стен, да и то несущему на себе следы многочисленных переделок, особенно в верхней части, где можно найти следы ряда наслоений, от 17 в. и вплоть до консервационных массивов кладки, сформированных уже советскими реставраторами. Не исключено, что часть искажений 17-20 вв. повлияли на структуру северной стены, скрыв часть существовавших там отверстий.
     
  • Перевязка. Поскольку постройка в значительной степени разрушена, а единственный уцелевший фрагмент частично закрыт примкнувшим к нему дворцом, а частично штукатуркой, то есть всего несколько небольших участков, где можно осмотреть ключевые стыки стен, и, как по мне, выглядит так, что стена полубашенного выступа всё же перевязана с восточной стеной замка, и если так, то это значит, что выступ создавался параллельно со стеной. Тут, к слову, можно вспомнить выводы Г. Логвина, Л. Горницкой и Н. Гайды, которые отнесли постройку к временам Н. Сенявского, считая, что полубашенка была построена одновременно с южным дворцом и южной полубашней, возможно, к такому заключению исследователи пришли в т.ч. и из-за выявления перевязки стен. 
     
  • Усиление конструкции стен. Выше писал и показывал фото небольшого круглого отверстия, расположенного над северной бойницей. В дальнейшем подобные отверстия мне встретились на многих других участках стен, которые я склонен относить к временам Н. Сенявского. Подозреваю, что это какие-то элементы армирования стен, т.е. отверстия могли остаться от внутристенных деревянных (?) каркасов, которые помогали укреплять кладку. 
     
  • Стены разной толщины. Из трёх стен полубашенки наиболее толстая южная, и поскольку с этой стороны нападение на замок в целом было более вероятно, ведь именно в этом секторе находились ворота, то создаётся впечатление, что повышение толщины стены именно с этого направления косвенно может свидетельствовать о том, что выступ сформировался в рамках единой оборонной концепции замка.
     
  • Бойницы. Они не средневековые, рассчитанные уже под артиллерию, но при этом ранние, судя по тому, что расширяются только в одном направлении, не имея изнутри никаких ниш и чего-то подобного. Кроме того, бойницы в нижнем ярусе постройки расположены не перпендикулярно стене, а как бы под углами, причём разными, и эта деталь также объединяет загадочную постройку с укреплениями середины 16 в., где есть много подобных бойниц, также пронзающих стены под разными углами, а не только под прямыми.
     
  • Отверстия для отвода дыма из каземата. Если подтвердится, что окна первоначально были чем-то вроде вентиляционных вытяжек, то это даст довод в пользу того, что полубашенный выступ строили в зрелый артиллерийский период.
     
  • Выступ находится на стыке южного дворца с восточной стеной, а вход в нижний ярус обустроен чётко в углу этих двух старых построек середины 16 в., что также намекает на существовании взаимосвязи всех этих частей комплекса.
     
  • Расположение постройки с отступом от угла. Как уже писал выше, это также может свидетельствовать о её возведении в рамках концепции, в которой предпочитали создавать клинья их углов, фланкируя их с двух сторон полубашнями.
     
  • Искажения планировки. Как упоминалось выше, постройка чуть скошена, и эти перекосы проще всего объяснять, если представить, что всю постройку изогнули, чтобы она вытянулась в одну линию с южной секцией укреплений. А поскольку южная линия всеми считается самой ранней частью укреплений Н. Сенявского, то такая косвенная связь с ней восточного выступа также склоняет к его датировке серединой 16 в.


Чуть позже продолжим. Может что-то новое всплывёт при знакомстве с восточной стеной, а также в процессе размышлений над тем, как именно над восточной линией обороны возводили дворец.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Какой была восточная замковая стена в 16 веке?

Знакомство с восточной линией укреплений сильно усложняется тем, что начиная с 17 в. (?) в этой части комплекса в несколько этапов формируется дворцовый корпус, скрывший внутри себя значительную часть старой стены. 

Нижний ярус дворца на плане выглядит довольно сложно и даже несколько хаотично, что, вероятно, было следствием формирования всей этой структуры в несколько этапов:
01-1.jpg

Уберём нижний ярус дворца 17 в. (?), пристроенный к стене снаружи:
01-2.jpg

Можно также убрать дворцовый ризалит, пристроенный, возможно, уже в 18 в. к дворцовому корпусу изнутри. И после этой черновой чистки получим отрезок из двух стен, к которым и хочется присмотреться:
01-3.jpg

Собственно, восточная стена имеет толщину ок. 3 м., затем внутри стены идёт проход шириной чуть более 1 м. и высотой что-то ок. 4-4,5 м, а затем следует вторая стена толщиной в 1,5 м. 

Загадочный внутристенный ход имеет такой вид:
05-1.jpg 05-1-p.jpg
Источник


Мне известна всего одна попытка реконструкции внешнего вида восточной линии укреплений по состоянию на 16 в. - речь о плане Адама Милобендзкого, опубликованном в 1968 г. (его публиковал выше, в самом начале первого сообщения темы). По мнению автора плана восточная стена имела ширину ок. 3 м. 

Выскажу кое-какие мысли по поводу того, какой вид могла иметь эта стена. 

Поскольку на других участках (жаль только, что их не очень много) замковая стена 16 в. уцелела чуть ли не на полную высоту, то можно составить представление о её габаритах. Её высота от уровня нынешней поверхности была ок. 9 м. (+ минимум 2-3 метра высоты должен был добавить ров), на высоте ок. 5 м проходил межъярусный карниз. Стена имела два боевых яруса, нижний защитники использовали находясь прямо на площадке внутреннего двора замка, верхний обслуживали с открытой площадки боевого хода, защищённого мощным бруствером со скруглённым верхним краем. Габариты этого бруствера нужно уточнять, но, вероятно, его высота была что-то ок. 2,5-3 м. С шириной также не всё понятно, но на основе ряда факторов (есть следы примыкания брустверов к башням, есть аналоги) можно предположить, что толщина была не меньше 2 м., а может даже 2,5 или 3 м. Также высока вероятность, что бруствер был лишён зубцов, т.е. представлял собой сплошную стену, пронизанную бойницами.

Если перенести эти размеры на восточную стену, то получим нечто подобное (здесь, помимо прочего, показал бруствер 3-метровой высоты, а для ширины показал несколько вариантов: 2, 2,5 и 3 м.):

04-1.jpg

Даже при 2-метровой толщине бруствера на стене остаётся площадка шириной всего 1 м., которой явно маловато для боевого хода. А если учесть, что на других участках замка стены середины 16 в. имели в среднем толщину 5,5, а местами 6 м., то очевидно, что заказчик и архитектор узкие площадки не очень любили, а это значит, что, как минимум, должна была быть какая-то галерея, к примеру, на консолях, как показано ниже:

04-2.jpg

И вот тут появляется интересный вопрос - если восточная стена имела более-менее такую же высоту, как и стены на других участках, и если она нуждалась в боевой площадке более-менее такой же ширины, как и на других участках, то не могла ли вся стена иметь такую же ширину, как и на других участках? Т.е. не могла ли она иметь ширину не 3 м., а 5,5 м? Тем более, что слоёный пирог из двух стен и расположенного между ними прохода имел толщину ок. 5,5 м, а это средняя толщина стен, которые прикрывали замок с запада, юга и, возможно, севера.

04-3.jpg

Если стена действительно могла иметь такую толщину на этом участке, то это несколько меняет восприятие всей системы укреплений, поскольку часто в публикациях отмечается, что стены замка имели разную толщину на разных участках, но на самом деле есть вероятность, что они по всему контуру могли иметь более-менее одинаковую толщину в пределах 5-6 м. 

На последнем изображении показал внутристенный ход-тоннель, но о том, когда именно он возник и какую функцию выполнял у меня сведений нет. С точки зрения боевого применения его ценность очень сомнительна - внутри слишком узко, чтобы там могли вести бой стрелки, да и непонятно, как через такую стену, через её нижний ярус, могла работать артиллерия - в галерее она явно не поместилась бы, но и вести огонь со двора, как бы сквозь галерею, как-то тоже не очень правильно. Или этот проход был только лишь коммуникационной линией? Но куда она вела и откуда, и зачем её было обустраивать на уровне земли, если тот же путь можно было проделать по внутреннему двору? Или же ход появился уже на этапе, когда к стене стали пристраивать дворец? С другой стороны, в замке есть и другие примеры использования ранних внутристенных ходов, к примеру, один из них (правда, очень короткий) соединял пятиугольный башне-бастиончик с пристройкой у стены:

02-1.jpg

 

Во втором сообщении темы упоминал о ходе к воде/реке, который пронизывал весь восточный дворцовый корпус. И вот вопрос - была ли это коммуникация середины 16 в., которую потом сохранили даже после возведения дворца 17 в. (?) или же ход в стене пробили уже на дворцовом этапе? 


Также интересно понять, как именно происходила постройка дворца 17 в. (?), чтобы понять, какие части стены 16 в. были разобраны, а какие включены в объём построек 17-18 вв. Можно предположить, что нижний ярус стены почти полностью сохранили, использовав его в качестве основы для дворцовых покоев, а вот брустверную стенку второго яруса наверняка снесли почти полностью, хотя не исключаю вероятности, что её фрагменты могли сохраниться по бокам от дворцового здания.

На реконструкции Л. Горницкой и Н. Гайды (здесь, как я понимаю, показан внешний вид замка по состоянию на 17 в.) толстая стена показана не только на нижнем, но и на верхнем ярусе восточного дворца. Однако, я очень сомневаюсь, что стена была на верхнем ярусе, поскольку на обмерных планах 1926 г. она выше первого яруса не показана, да и не логично было её оставлять внутри новеньких дворцовых покоев, поскольку эта стена просторный зал превращала в два небольших помещения, одно из которых могло использоваться только в качестве узкого прохода, да и комната слева от стены получалась совсем небольшой - шириной что-то ок. 3,5-4 м. Куда логичней было полностью снести бруствер, чтобы получить более просторный зал шириной в ок. 7,5 м.

03.jpg


На рубеже 19-20 вв. было уже как-то так - линия старых укреплений была хорошо замаскирована в объёме массивного 4-этажного дворцово-казарменного корпуса: 
04-4.jpg


В наши дни в интерьере нижняя внешняя часть гипотетической стены середины 16 в. выглядит так (выделил секции белой рамкой):
05-2.jpg 05-2-p.jpg

05-3.jpg 05-3-p.jpg
Источник

Всё это нужно внимательно осматривать со всех сторон, уделяя внимания именно плоскостям гипотетической стены 16 в. Если эта широкая секция внутри первого яруса дворца действительно осталась в наследство от старых укреплений, то там могли сохраниться следы бойниц или какие-то другие интересные детали. Правда, всё это может там и есть, но не исключено, что интересные детали были скрыты или даже уничтожены в ходе многочисленных ремонтов и реконструкций 17-19 вв.

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...