Перейти к публикации
Замки и Крепости Украины - Форум

Вся активность

Эта лента обновляется автоматически     

  1. Вчера
  2. Немного предварительных впечатлений Книгу ещё не прочитал, потому полноценными впечатлениями о её содержимом смогу поделиться чуть позже, однако уже сейчас есть ряд мыслей/сведений, о которых и хотел бы здесь рассказать. Как было сказано в первом сообщении, Лешек Подгородецкий по образованию историк, бОльшую часть своей жизни он посвятил преподаванию истории в школе, и это, судя по всему, отложило большой отпечаток на его творчестве. Он (судя по множеству отзывов на его книги) был хорошим рассказчиком, который умел мастерски овладевать интересом читательской аудитории, в том числе и молодой, потому ряд его книг скорее можно отнести к категории научно-популярных, нежели чисто-научных, при этом несколько его работ можно считать вполне серьёзными и основательно проработанными монографиями, и к их числу относятся несколько книг, посвящённых великим военным деятелям Речи Посполитой. Также немаловажно, что автор в своём творчестве довольно часто прямо или косвенно затрагивает историю Украины. К примеру, у него есть работы "История Киева", "История Львова", "История Украины", "Запорожская Сечь", "Запорожские казаки" и др., а также работы, касающиеся отдельных военных кампаний/сражений или личностей, связанных с историей Украины. Достоинства и недостатки всех этих книг ещё как-нибудь обсудим в отдельных темах, а пока упомянул об этом, чтобы подчеркнуть частые стремления автора погрузиться в процессы, происходившие на территории Украины. Что касается непосредственно Станислава Конецпольского, то этот человек вполне объективно считается одним из величайших военачальников Речи Посполитой. В 20 лет он уже командовал крупным военным формированием, а гетманом польным коронным его назначили, когда Станиславу было лет 25-27, причём никто до того, и после Конецпольского, не получал это звание в таком молодом возрасте. Полководец, политик, реформатор, оказавший влияние на историю нескольких государств. Показательно, что когда на польском историческом форуме historycy.org проводили опрос на тему того, кого считают самым лучшим коронным гетманом 16-17 вв., пальма первенства досталась именно Станиславу Конецпольскому, который смог обогнать по популярности своего предшественника Станислава Жолкевского и короля Яна III Собеского (кстати, последним двум упомянутым личностям Лешек Подгородецкий посвятил отдельные книги). С. Конецпольский обладал обширными земельными владениями на территории Украины, и такой же обширной и практически неограниченной властью, потому иностранцы его даже иногда величали "вице-королём Украины". Но, конечно же, в рамках тематики этого форума С. Конецпольский более всего вызывает интерес как поклонник фортификации, благодаря которому на территории Украины было построено множество как хорошо известных укреплений (замок-цитадель и городские укрепления Бродов, Подгорецкий замок, крепость Кодак и др.), так и ряд малоизвестных у нас оборонных объектов (к примеру, смотрите тему укреплений в Верховке), не говоря уж о его вкладе в модернизацию множества старых укреплений. Кроме того, отдельный интерес вызывает его вклад в развитие и использование полевых укреплений - тема, которая у нас совсем слабо изучена (смотрите, к примеру, историю с укреплениями военного лагеря под Каменцем, 1633 г.). Не забудем и о том, что тот самый Боплан разрабатывал карты и строил укрепления под крылом Конецпольского. Кроме того, Станислав провёл множество военных кампаний, прямо или косвенно коснувшихся множества укреплённых пунктов на территории Украины. Так что, С. Конецпольский с точки зрения истории фортификации Украины личность очень интригующая. Кроме того, Станислав был сторонником инноваций в других вопросах, к примеру, его резиденция в Варшаве была первым дворцом столицы, который обзавёлся парком итальянского типа, спускающемся к р. Висле (аналогичный парк был заложен у Подгорецкого замка). Парадоксальным кажется то, что несмотря на значимость этой персоны, существует всего одна книга, посвящённая его биографии, и как раз её мы и рассматриваем в этой теме. Да, есть отдельные статьи о Конецпольском, о нём можно найти сотни упоминаний в описаниях отдельных военных кампаний, но личность этого человека достаточно редка становилась предметом отдельных исследований. Множество кратких версий его биографии написаны в значительной степени с опорой на данные книги Л. Погородецкого, от справки в "Энциклопедии истории Украины" до статей на Википедии. К слову, самая полная из статей о Конецпольском на Вики, написаная на английском языке, впечатляет количеством ссылок на книгу Л. Подгородецкого: Т.е., вне зависимости от того, посчитаем мы эту книгу хорошей или плохой, факт остаётся фактом - это на данный момент вроде как единственная книга, целиком и полностью посвящённая С. Конецпольскому, а Л. Подгородецкий по сути пока остаётся автором единственной основательной биографии этого военачальника. Интересно, что первую версию биографии С. Конецпольского Л. Подгородецкий издал ещё в 1969 г., причём книгу выпустили внушительным тиражом в 17 310 экз. Это была относительно небольшая книжечка 10х15,5 см. объёмом в 186 стр.: Через 9 лет, в 1978 г., свет увидело второе издание, доработанное и дополненное. Это уже была довольно объёмная монография объёмом ок. 450 стр.: Издание 2011 г., которое попало ко мне в руки, вероятно, является переработанным по форме (но не по содержанию) версией монографии 1978 г. Качество издания 2011 г. я бы охарактеризовал как среднее/бюджетное, что ощущается начиная от уровня обложки и заканчивая качеством бумаги и иллюстраций (они, к слову, довольно прискорбного качества). Покопавшись в Сети, нашёл несколько интересных рецензий (на польском), все на издание 2011 г.: http://phw.org.pl/podhorodecki-leszek-hetman-stanislaw-koniecpolski/ https://historia.org.pl/2011/07/17/hetman-stanislaw-koniecpolski-l-podhorodecki-recenzja/ http://know-howhistoria.pl/hetman-stanislaw-koniecpolski-recenzja-2/ Полностью привести перевод рецензий не смогу, но могу сообщить тезисно о тех плюсах и минусах, которые там отмечены: Плюсы: Интересная тема, единственная биография. Приятный стиль, книга легко читается. Много внимания уделено анализу военных кампаний, в т.ч. малоизвестным сражениям. Рассказ иллюстрируется картами. Библиография. Издание укомплектовано ссылками на источники, которые сами по себе являются интересной базой данных для тех, кто захочет углубиться в тему биографии гетмана. Для широкого круга читателей. Минусы: Книгу критикуют за то, что она мало внимания уделила личной жизни гетмана, в большей степени сосредоточившись на его военных компаниях и политических акциях. Здесь мало сведений его взаимоотношениях с семьёй (его тремя жёнами и единственным сыном), друзьями и оппонентами, о том, что он любил есть, как любил одеваться и т.п. В общем, бытовая/семейная часть биографии оказалась за бортом. Почему-то на удивление мало внимания уделено первым успешным сражениям, в которых принял участие гетман, в частности, сражениям под Москвой 1611-1612 гг. и битве под Рогатином 1615 г. Особенно интересной выглядит версия, высказанная сразу в нескольких рецензиях, согласно которой биографию Л. Подгородецкий писал с оглядкой на цензуру со стороны СССР, в частности это объясняет, почему автор не стал углубляться в описание успехов поляков в сражениях под Москвой, и почему так много внимания в аннотации и в тексте уделил тому, что Конецпольский в целом видел пользу в союзе с Москвой ради окончательного разгрома общего врага - татар. Соображениями цензуры поляки склонны также объяснять то, как автор местами негативно оценивал правление Сигизмунда III и Владислава IV, агрессивно настроенных по отношению к Москве. К сожалению, издание 2011 г., несмотря на свою видимую свежесть, содержит мысли и тезисы автора, сформированные ещё в конце 1970-х, а сам автор, вероятно, не нашёл времени на подготовку полноценного третьего издания своей книги (книга вышла через год после смерти автора, и в подготовке этого издания он, возможно, вообще не принимал участия). От себя в категорию недостатков также запишу отсутствие в книге списка имён и географических названий. Несмотря на описанные недостатки, предвкушаю интересное чтение, в процессе которого наверняка возникнут какие-то новые мысли по теме истории ряда укреплений Украины. P.S. Смотрите также тему книги Корреспонденция Станислава Конецпольского гетмана великого коронного 1632-1646 (2005)
  3. Последняя неделя
  4. Руслан Пидставка и Татьяна Федорив, сотрудники Национального заповедника "Замки Тернопілля", любезно поделились фотокопией этой книги, которую можно забрать здесь.
  5. Год издания: 2011 Автор: Лешек Подгородецкий (Leszek Podhorodecki) Издательство: Bellona, Варшава (Польша) Язык: польский Формат: 16,7х23,7х2,3 см Переплёт: интегральный (тонкий и гибкий картон) Бумага: офсетная. Количество страниц: 344 Иллюстрации: 5 планов/карт, 12 листов с чёрно-белыми фото, картинами, литографиями. Тираж: ? ISBN: 978-83-11-12048-8 Книга на сайте издательства Аннотация: Об авторе: Примеры страничек: Содержание: На польском: В переводе:
  6. На площі Шевченка у сквері стоїть ось така табличка з інформацією про Київську браму трьома мовами. На жаль, ніде більше не зустрічав інформацію про цей об’єкт.
  7. Юрко, это ведь не карта, где показаны реальные расстояния между населёнными пунктами, а схема, где одинаковые отрезки между населёнными пунктами могут обозначать совершенно разные расстояния. Да, до Каменца ого-го, однако с противоположной стороны там показан Львов (Leopolis), а до него от Тернополя практически столько же, сколько и до Каменца. Кроме того, подпись в квадратике хоть и не очень разборчива, но там читается что-то вроде "Camenicum" или "Camencium", и понятно, что с одной стороны это очень похоже на название Каменца, а с другой стороны не очень похоже на название Скалата или Гримайлова. К тому же Каменец тесно связана с иезуитами, о чём писал выше, так что его наличие на карте ещё и вполне логично.
  8. А чому 11. - це Кам’янець? Кам’янець у цьому терені на паралелі Микулинці-Струсів відсутній. Мова ж йде про “Тернополь и округа”? До Кам.-Подольського ще ого-го скільки. Мені здається, це Скалат або Гримайлів = Grzymalow. Скоріше друге, бо Скалат має менше літер.
  9. "Труды 11 археологического съезда в Киеве" (1899):
  10. delimiter

    Песочин: городок и замок

    "Труды 11 археологического съезда в Киеве" (1899):
  11. Ранее
  12. Немного первых впечатлений О существовании этой книги я узнал вскоре после того, как начал знакомиться с историей Каменца-Подольского, когда в работах ряда исследователей обнаружил отсылки к этому источнику, причём в контексте очень интересных тем. Довольно быстро выяснилось, что источник относится к категории труднодоступных. Годы шли, а книга не спешила переходить в категорию доступных и даже наоборот - упрочила свой статус библиографической редкости. Поскольку издание увидело свет в 1990-х гг., то не стоило ждать, что поляки его оцифруют и опубликуют в Сети в свободном доступе, потому решил достать физический экземпляр в Польше, но и с этим возникли проблемы, поскольку, во-первых, издание (очевидно, в силу небольшого тиража) довольно редко появлялось на аукционах (В 2018-м, к примеру, я видел его в продаже всего два раза), во-вторых, из-за редкого статуса книжка зачастую продаётся по явно завышенной цене, и, в-третьих, среди поляков каждый раз находятся желающие пополнить свои коллекции этими изданием, потому книжка (даже если она появляется в продаже) быстро улетает новому покупателю и на прилавках не залёживается. Проиграв сражение за первый экземпляр, я укрепился в мысли, что следующая книжечка, появившаяся в продаже, от меня уйти не должна, и в очередном сражении с конкурентами в последний момент всё же удалось её заполучить. Уже позднее узнал - что дороговизна (иногда просто запредельная) и труднодоступность характеризует практически все монографии Д. Колодзейчика, что в целом объясняет, почему с работами этого автора у нас не особо хорошо знакомы. Конечно, когда держишь эту книгу (а точнее - книжечку) в руках, то удивляешься, что столь неброское издание способно превратиться в предмет охоты. С виду её никак не тянет назвать солидным трудом - формат размером с ладонь (в наши дни в Польше в таком виде часто издают магистерские работы), небольшая толщина, мягкая обложка с примитивным дизайном, странное и далеко не каждому понятное название "Каменецкий эялет", имя малоизвестного у нас автора, не особо ценные иллюстрации (за исключением нескольких карт) и т.д. К тому же хоть это и докторская, но если разбираться, то в действительности по иерархии/статусу это скорее кандидатская, а вот уже обстоятельная докторская, увенчавшей хабилитацию Д. Колодзейчика, имела уже куда более солидный вид и объём в 812 стр. В общем, с точки зрения "встречают по одёжке" книжка выглядит не особо интересно, и совершенно очевидно, что нездоровый дефицит вызван каким-то уж очень скромным тиражом, отсутствием переизданий и оцифрованных версий (бесплатно или хотя бы в продаже). Книжечка Д. Колодзейчика в сравнении с монографиями о Каменце авторства Николая Петрова и Ольги Пламеницкой: Но книжка только с виду как гадкий утёнок, ведь самое интересное находим внутри, в текстах, и об этих достоинствах издания подробно написано выше, в рецензиях. Задействовав ранее неизвестные источники (преимущественно турецкие, с которыми ни в Польше, ни в Украине практически никто не работает) автор действительно не просто расширил нашу сферу знаний о Подолье 1672-1699 гг., а как бы создал тот самый каркас, который в свою очередь послужит отправной точкой для дальнейших исследований, уточняющих картину. Для поклонников военной истории и фортификации книжка интересная ещё и потому, что там много внимания уделено кампании 1672 г., в ходе которой турки захватили Каменец, так и 27-летнему функционированию Каменца в качестве главной турецкой крепости региона, а также различным вопросам, связанным с её гарнизоном. Интерес к книгам Д. Колодзейчика также подогревает тот факт, что об этом авторе и его трудах уважительно отзываются историки в разных странах (Польша, Украина, Турция, Англия, США и у татар из разных стран он также вызывает симпатию), что в целом, как по мне, свидетельствует об объективности и основательной обоснованности сведений, изложенных в его публикациях. Из недостатков книжки, которые попали на глаза при первом знакомстве, могу отметить только отсутствие списка имён и географических названий, что затрудняет использование книги в качестве справочника (к примеру, когда захочется узнать, что именно он там писал о конкретном пункте или конкретной персоне). Из достоинств сразу обращает на себя внимание обилие статической информации, которую автор в ряде случаев для удобства восприятия оформил в формате таблиц, а также составил на их основе парочку занятных карт, опубликованных выше. Позднее, как доберусь до знакомства с текстом, опишу впечатления от содержимого, но уже сейчас понятно, что в целом источник обещает много интересных сведений, ознакомившись с которыми можно будет составить более цельное и структуированное представление о турецком Подолье.
  13. В своей рецензии Николай Крикун упомянул, что между защитой диссертации (1990 г.) и выходом монографии (1994 г.) Д. Колодзейчик опубликовал две статьи, в которых также коснулся отдельных аспектов турецкого правления на Подолье. К счастью, обе эти статьи нашлись в Сети. 1. Кам’янецький еялет: Турецькі джерела до історії Поділля 1672-1699 років // Український археографічний щорічник. Київ, 1992. Вид. 1. С. 113-118. Эта статья, к слову, интересна ещё и тем, что зачастую именно на неё (а не на куда более труднодоступную монографию) ссылаются исследователи в Украине в своих статьях и других публикациях. 2. Ottoman Podillja: The Eyalet of Kanm’janec’ 1672-1699 // Harvard Ukrainian Studies. 1992. 1/2. P. 87-101.
  14. Рецензии 1. Рецензия доктора исторических наук Анджея Дзюбинского, опубликованная в "Przegląd Historyczny", №86/1, 1995, S. 107-111. 2. Рецензии профессора Збигнева Вуйцика, опубликованная в "Kwartalnik Historyczny" Rocznik CII, 1995, S. 3-4. 3. Существует рецензия профессора Тадеуша Новака, но её пока в полном виде найти не удалось, хотя её было бы особенно интересно прочитать, поскольку Т. Новак специализировался на военной истории, и затрагивал в своих публикациях тему фортификации. 4. Рецензия доктора исторических наук Николая Крикуна, опубликованная в "Віснику Львівського університету. Серія історична". — Випуск 33. — Львів, 1998. — С. 290-95.
  15. Цікавий аналіз мапи - стисло та інформативно. Є поле для пошуку цифорової копії у кращій якості. Дякую
  16. Oleh Stasiuk

    Липник: замок

    Поповню тему гарною кадастровою картою, складеною в 1850-х роках (можливо 1854, але не раніше). Тут нам в повному вигляді розкривається план палацового комплексу із забудовою, ставами, садами і т.д. Проте найбільший інтерес викликає в мене той же "об'єкт №2". Тут бачимо зовсім не просту споруду, а якийсь мурований об'єкт доволі цікавої форми, з чимось типу садів з тильної сторони. Що це? Ну і найбільш інтригуючий напис на даній карті знаходиться на південний-захів від об'єкту №2 - "Нива під замком". Якщо вона "під замком", то з чим її співвідносити з палацом чи об'єктом №2?
  17. Год издания: 1994. Автор: Дариуш Колодзейчик (Dariusz Kołodziejczyk). Издательство: Oficyna Wydawnicza "Polczek" Polskiego Czerwonego Krzyża, Варшава (Польша). Язык: польский + резюме на английском. Формат: 14,2х20,3х1,3 см. Переплёт: мягкий. Бумага: офсетная. Количество страниц: 264. Иллюстрации: 2 цветные карты, 1 чёрно-белая карта, небольшое количество чёрно-белых рисунков и фото. Тираж: ? ISBN: 83-85272-32-1. Скачать фотокопию книги Об издании: В книге даётся анализ 27-летнему периоду (1672-1699) турецкого правления на Подолье. В августе 1672 года после ожесточённой двухнедельной осады некогда неприступная крепость в Каменце-Подольском сдалась туркам, и с этого момента почти три десятилетия Каменец оставался главным северным форпостом ислама, центром новосзданного Каменецкого эялета Османской империи. В книге рассказывается о причинах и следствиях турецкой экспансии, а также о разноплановых военных, экономических, политических и др. процессах, происходивших на территории "Турецкого Подолья" - от административных реформ и переписей населения до обеспечения контроля над этими землями при помощи гарнизонов, размещённых в ряде ключевых укреплений. Из рецензии профессора Тадеуша Новака: Из рецензии профессора Збигнева Вуйцика: Об авторе: Дариуш Колодзейчик (родился в 1962 г.) - польский историк. Специализация: история дипломатии, история Польши и Речи Посполитой 16-18 веков, история польско-турецких взаимоотношений, история Турции, история татар, история отношений на границах между империями и государствами. Автор нескольких монографий и множества статей. В 1986 г. закончил обучение в Институте Истории Варшавского университета. В 1986-1987 гг. работал в Государственном архиве Польши. С 1988 г. и до нынешнего времени работает в Варшавском университете. С 2003 - доцент, а с 2013 профессор Варшавского университета. В 2012-2016 занимал должность директора Института истории Варшавского университа. С 2006 является научным сотрудником Института истории Польской Академии Наук, с 2010 г. работаем там в статусе профессора. В 1990 г. защитил докторскую диссертацию (степень доктора философии) по теме "Каменецкий эялет 1672-1699. Исследование по истории турецкого правления на Подолье", которая была издана в 1994 году под названием "Подолье под турецким правлением: Каменецкий эялет 1672-1699". Стажировался и преподавал в Кембридже (Великобритания, 1990), Принстоне (США, 1991). В 1991-1992 гг. был научным сотрудником Украинского исследовательского института Гарвардского университета (США). В 1994-1995 гг. работал в Институте Ближнего Востока Мюнхенского университета имени Людвига и Максимилиана (Германия). В 1997 - Практическая школа высших исследований (Франция), в 1998 - Американский исследовательский институт в Турции. В 2000 г. работал в Университете Болоньи (Италия), в 2004 и 2005 гг. в качестве приглашённого профессора работал в Университете Нотр-Дам (США), в 2006 г. в Американском институте исследований в Йемене, в 2009 г. в Университете Хоккайдо (Япония), в 2011 г. в Коллеж де Франс (Франция). В 2001 г. получил степень хабилитированного доктора на основании работы "Турецко-польские дипломатические отношения (15-18 века)", изданной в 2000 г. Источники: 1, 2, 3 Примеры страничек: Карты: Содержание: На польском: В переводе:
  18. А книжечку-то основательно потрепали: Вступ до відгуків та відгуки Даріуша Колодзєйчика та Віктора Остапчука на докторську дисертацію Фергада Туранли Дисертація не гірша, ніж в Януковича: про моральні засади в українській науцi
  19. Так что же показано на плане? Тем, кто был в Збараже и скорей всего видел только Збаражский замок (и полагал, что именно вокруг этого замка и вертелись все события осады, как это показано в "Огнём и мечом" Ежи Гофмана), план может показаться сосредоточением хаоса, тогда как сотрудникам заповедника "Замки Тернопілля" план наоборот, вероятно, покажется очень даже понятным, поскольку у них есть понимание, где находится замок, где был город, и где происходили основные события 1649 г. Таким образом, у большинства, вероятно, всё же возникнет вопрос, а что именно мы видим на "Берлинском плане", и на этот вопрос начнём отвечать в картинках, используя все доступные на данный момент копии плана. На плане видим систему укреплений Збаража, расположенную на двух берегах реки Гнезна (№1). Между участком города и участком замка показа искусственная дамба (№2), благодаря которой создавался так называемое Базаринецкое озеро (укр. Базаринецький став) №3. Дамба также служила главной коммуникационной артерией, связывающей две части одного оборонного комплекса: Систему долговременных укреплений Збаража образца конца 1640-х гг. условно можно разделить на три участка: город (№1), предградье (этакая буферная зона между городом и замком) №2 и замок (№3), который был мог служить одновременно и в качестве резиденции, и в качестве городской цитадели: Внутри городских стен показали только одно сооружение - Бернардинский монастырь, который, кстати, был приспособлен к обороне, и, возможно, именно потому его и отметили на плане, как один из опорных пунктов: На участке Предградья то ли в процессе осады, то ли ещё раньше была построена батарея (№1), которая (судя по направлению большинства амбразур и толщине брустверной стенки) обстреливала в основном тех, кто осаждал город: Теперь перенесёмся на другой берег реки, где и протекали главные события битвы. Здесь поляки соорудили огромный по площади укреплённый лагерь, примыкавший к участку укреплений замка. Основные действия осаждающих сводились к многочисленным атакам на этот лагерь, и под напором осаждающих территория лагеря несколько раз сокращалась, а осаждённые, отступая к замку, строили на пути неприятеля новые линии укреплений, в результате чего к концу осады первоначальный участок лагеря оказался как бы поделён на четыре сектора. Вот на этой схеме, составленной на основе гравюры Вильгельма Гондиуса, показана общая картина отступления поляков к участку замка: Источник: "Паўстаньне Хмяльніцкага: ваенныя дзеяньні ў Літве ў 1648—1649 гг." (2008), стр. 136 Ориентировочная линия самого раннего и самого обширного контура укреплений лагеря, усиленного каким-то самостоятельным вспомогательным укреплением №1 (возможно, одним из командных пунктов), который по размерам даже несколько превосходил Збаражский замок: Когда одна из внешних линий укреплений была потеряна, территория лагеря сократилась: Новые атаки привели к очередному сокращению участка лагеря: И уже на последней стадии осады участок лагеря располагался непосредственно под стенами замка и предградья, однако основные бои всё ещё происходили в вдоль линии укреплений лагеря: В описаниях осады неоднократно сообщалось о том, что казаки напротив укреплений польского лагеря насыпали огромные валы, часть которых по высоте превосходила укреплений осаждённых. Важно то, что эти уникальные валы также отражены на плане. Вот они вокруг 3-й линии укреплений лагеря: Такие же валы были были насыпаны вокруг укреплений города: И, наконец, после прорыва третей линии обороны, валы появились напротив последней линии укреплений лагеря: Збараж так и не пал - узнав о подходе войск Яна II Казимира, Хмельницкий меньшую часть войска оставил создавать видимость продолжающейся осады, а большую часть направил навстречу войску Яна II Казимира, что в конечном итоге вылилось в Зборовской сражение, которое в свою очередь увенчалось Зборовским мирным договором. Так закончилась одна из самых знаменитых осад в истории Украины 17 века. Наличие на плане многочисленных примечаний, отмеченных буквами и другими символами, подразумевает наличие некой экспликации, которая должна была сопровождать источник, но о её в нашем распоряжении нет, известно лишь, а обе польские публикации плана обходились без расшифровки различных символов/пометок, размещённых на карте. В лучшем случае уточняли, что А - это город, а B - участок замка. Что касается других буквенных обозначений (C, D, E, H и др.), расположенных вдоль линий укреплений польского лагеря, то рискну предположить, что с их помощью обозначали различные воинские подразделения, которые обороняли эти позиции. Помимо этих общих обозначений, план содержит массу других сведений о внешнем виде и планировке Збаражских укреплений, как долговременных, так и укреплений лагеря. Так, к примеру, видим, что в середине 17 века корпуса замкового дворца окружали небольшой открытый дворик (в наши дни корпус замкового дворца внутреннего дворика не имеет): В правом нижнем углу плана видим татарский лагерь: В верхней части виден лагерь казаков: Кстати, обратите внимание на интересную особенность плана - он рассчитан на восприятие не с одной стороны, а как минимум с двух, потому различные рисунки и надписи в нижней части плана сделаны для тех, кто захочет оценить ситуация со стороны татарского лагеря, а если захочется оценить ситуацию с противоположной стороны, то план можно перевернуть (или обойти его если, к примеру, представить, что он лежит на столе) и убедиться, что рисунки с надписями в этой части плана показана так, что с этой стороны также удобно воспринимать картину. О том, что план считался точным фиксационным документом свидетельствует наличие масштабной шкалы: Так что, источник весьма интересный, как с точки зрения визуализации общей системы укреплений Збаража, так и с точки зрения многочисленных деталей, анализом и толкованием которых теперь могут заняться все желающие.
  20. Уникальный план, о котором речь пойдёт в этой теме, как по мне, даже сейчас тянет отнести к категории малоизвестных источников, хотя его как минимум с 2014 г. в своих публикациях (о них речь пойдёт ниже) упоминали и анализировали сотрудники заповедника "Замки Тернопілля", а в польских публикациях появился в 1994 г. В 2014-м план был впервые упомянут на форуме Русланом Пидставкой, одним из сотрудников "Замків Тернопілля". И всё же публикации отдельных украинских исследователей, упоминавших план, известны относительно небольшому кругу читателей, к тому же в наших сборниках план публиковался то в уменьшенных копиях, то фрагментами, а в Сети оцифрованная копия плана мне пока не попадалась (хотя не исключаю вероятности, что план оцифрован, и нужно только найти правильную ссылку), потому в сложившихся обстоятельствах достаточно сложно более-менее основательно ознакомиться с источником. Первое знакомство с планом приходилось откладывать, ожидая, когда в поле зрения окажется более-менее вменяемая картинка, и вот она попалась. Правда, попавшееся мне в руки изображение также с точки зрения качества не идеально, да и сам план попался в немного урезанном виде, но всё же основные линии укреплений на картинке присутствуют, а в лучшем качестве план мне пока не попадался, потому подумал, что стоит и в таком виде засветить этот источник, пока в руки не попадётся его более толковая и качественно оцифрованная версия. Эта версия плана была опубликована во втором издании монографии Fortece Rzeczypospolitej. Studium z dziejów budowy fortyfikacji stałych w państwie polsko-litewskim w XVII wieku (2018). Это же изображение присутствовало и в первой версии монографии, изданной ещё в 1998 г., но там оно было опубликовано в виде чёрно-белой копии, тогда как во втором издании приведена уже цветная копия. В подписи к плану автор монографии, Богуслав Дыбась, сообщил о местонахождении оригинала: Staatsbibliothek zu Berlin Preußischer Kulturbesitz, Kart. C 8.3, т.е. хранится он в Берлинской государственной библиотеке. Вот потому этот план не редко называют "берлинским". Собственно, так выглядит план, опубликованный Богуславом Дыбасем: В процессе знакомства с планом возникает много вопросов, и в первую очередь хочется узнать кем и когда был создан этот источник, показывающий не только фортификации широко известного замка, но и городские укрепления, а также внушительную систему укреплений польского военного лагеря. А ещё на плане можно увидеть не менее внушительную и в некотором роде уникальную систему земляных валов, построенных казаками в ходе осады, и она заслуживает ничуть не меньше внимания, чем укрепления самого Збаража, поскольку это редкий пример визуализации осадных технологий, которые использовали казаки. К счастью, самостоятельно ломать голову над вопросами авторства и датировки плана долго не пришлось, поскольку обо всём этом нашлась информация в статьях, опубликованных в "Наукових записках" №4 (2014) Национального заповедника "Замки Тернопілля". На стр. 26 встретилась статья "Оборонні укріплення Збаража кінця XVI-XVIII століть", где есть упоминание нужного нам плана (стр. 26-27): Как видим, опубликованная в статье копия плана не блещет качеством, но зато он показан в полном размере, и, самое главное - мы получаем первые сведения об авторе и периоде создания источника. Судя по предоставленной информации, оригинал плана был создан в том самом 1649 г., в конце осады, а его автором был Войцех Радван Радванский, принимавший участие в строительстве укреплений польского лагеря. Всё это существенно повышает ценность источника, который не только был создан по горячим следам знаменитой осады, но ещё и был нарисован человеком, принимавшим активное участие в создании фортификаций лагеря. В статье также упоминается, что этот план является копией, созданной немецким офицером Кристофом Гоувальдом, только автор не потрудился снабдить эту часть своего текста ссылкой на источник, потому непонятно, на какой основе был сделан вывод. В той же статье, на стр. 27, упоминается о первой (?) попытке использовать план для локализации линий укреплений польского лагеря: В том же сборнике, в статье "Історіографія Збаразької битви 1649 року" упоминается (стр. 57) автор плана: Всё в том же сборнике, на стр. 71, находим статью Руслана Пидставки "Збаразька битва 1649 р. на основі аналізу історіографічних джерел та картографічних джерел", где упоминается и анализируется нужный нам план. Приведу особенно интересные фрагменты статьи, снабдив их несколькими комментариями: Вырисовывается следующая картина - Войцех Радван-Радванский, участник осады и один из тех, кто занимался строительством укреплений польского лагеря, ок. 1649 г. создаёт ряд планов, фиксирующих ситуацию, сложившуюся в ходе осады. Далее формируется вывод, что именно на основе одного из этих планов (или какой-то из его копий) и была создана известная гравюра Вильгельма Гондиуса. Ранее было принято считать, что автором рукописного плана, на основе которого создавалась гравюра, был Боплан, однако Станислав Хербст ещё 70 лет назад усомнился в причастности Боплана к созданию оригинала, поскольку, во-первых, Боплан сам в осаде участия не принимал, и потому не мог составить столь детальный план, и, во-вторых, был известен человек, который такой план создавал (да ещё и в нескольких вариантах/копиях), и им был Войцех Радван-Радванский. Правда, в основе гравюры мог лежать план Боплана, однако этот план, вероятно, был не оригиналом, а копией с оригинала, созданного другим автором. Если я правильно понял, то речь идёт о том, что "Берлинский план" впервые был опубликован в неком немецком (?) размашистом каталоге авторства Вольфрама Клауса, изданном ещё в 1976 г. Руслан Пидставка не упоминается название каталога в оригинале, да и в списках источников каталог не значится, откуда можно сделать вывод, что из данного источника информацию могли почерпнуть поляки, тогда как исследователям в Украине этот материал на момент написания статьи был неизвестен. Здесь снова приводятся сведения в пользу версии, что автором оригиналов нескольких планов был Войцех Радван-Радванский. И, наконец, в конце статьи узнаём, откуда Руслан Пидставка узнал о существовании плана: На основе плана, опубликованного в журнале "Forteca", Руслан сделал такую вот схему: Мне, разумеется, стало интересно, как как именно выглядела оригинальная публикация, потому я обратился к Руслану за помощью, и он любезно предоставил в наше распоряжение полную версию опубликованного в 1998 г. плана: В статье 1998 г. указан номера хранения оригинала и размеры плана - 45,5 х 81 см. Сходу может показаться, что эта версия не урезана (в отличие от той, которую опубликовал Б. Дыбась), однако на самом деле она всё же урезана, только на этот раз отсутствует нижняя часть плана, в результате чего были отрезана 1/3 часть города и некоторые другие интересные детали. Кроме того, тот план, который опубликовал Б. Дыбась, более чёткий в деталях, тогда как план из статьи 1998 г. в деталях размыт. Но теперь, когда на руках две более-менее сносные копии плана, которые взаимно дополняют друг друга, можно приступать к детальному изучению источника в целом. P.S. Польская статья 1998 г., кстати, очень интересна и содержит большое количество важных сведений. Так, оттуда узнаём, что осадный план Збаража впервые в Польше засветился в публикациях в 1994-1995 гг., что в берлинский план был датирован 1660 г. и многое другое. Статью как-нибудь отдельно обсудим - она достаточно объёмная и информативная, к тому же содержит сведения о других публикациях, касающихся плана, так что этот пласт данных решил пока не поднимать, чтобы не перегружать тему. Для начала, думаю, можно начать с общего знакомства с планом, а чуть позже продолжим углублять знания о нём.
  21. В новом издании на карту просочилась ошибка, но, очевидно, не автора, а того, кто перерисовывал карту. На новой карте перепутаны подписи Каменца-Подольского (Хмельницкая обл.), Окопов Святой Троицы (с. Окопы, Тернопольская обл.) и Шанца Девы Марии (с. Городок, Тернопольская обл.). Выглядит это так: А должно выглядеть так (т.е. метки более-менее на своих местах, а подписи полностью перепутаны): Когда это увидел, то подумал, что эта ошибка могла перекочевать в новое издание из старого, но нет - в первом издании всё как надо:
  22. Мне кажется, что в целом автор не ставил перед собой задачу полностью реконструировать систему укреплений на границах Речи Посполитой, а те объекты, которые он упомянул в книге, и те, которые попали на карту, возможно, просто оказались достаточно интересными, чтобы на их примере описать те или иные процессы. Кроме того, кажется, сфера авторских интересов больше тяготеет к северным районам Польши, к Пруссии, а северные, западные и южные соседи Польши его интересуют куда сильнее, чем восточные и юго-восточные, отсюда также может проистекать слабая представленность пласта укреплений Украины в работе. Однако, возможно, это не такая уж и проблема, поскольку книга рассказывает о процессах, происходящих на высших эшелонах власти, потому, может, там в книге могут содержаться какие-то общие мысли, векторы и выводы, которые мы сами, без помощи автора, сможем применить к объектам, которые нам хорошо известны, хоть они и были обделены вниманием в книге. Кроме того, наличие таких вот брешей в работе, возможно, простимулируют кого-то из Украины восполнить пробел. Ещё один момент - на момент написания монографии, в руках автора было не так уж и много источников, которые бы могли снабдить его большим массивом данных о бастионных укреплениях 17 века, расположенных на территории Украины. Уже в свежем вступительном слове, которым укомплектовано издание 2018 г., Б. Дыбась перечисляет работы, которые вышли в период 1998-2018 гг., и по нашим краям и по нужной теме (бастионные укрепления) он упоминает (стр. 13) только книгу Яна Лешека Адамчика "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004) и Атлас українських історичних міст. Т. 1: Львів (2014). Понятно, что за это время появилось намного больше книг и статей, затрагивающих тему бастионных укреплений Украины, но автору, похоже, они неизвестны.
  23. Сразу видно, что фортификациями Украины автор мало занимался, оно и понятно, если оценивать соответствие всех форпостов требованиям обороноспособности по западноевропейским рамкам, то укрепления Украины, даже западной, выглядят весьма архаично. Однако, такого подхода как раз не хватает, и его стоит использовать при исследовании укреплений Правобережной Украины (Левобережная в основном покрыта диссертационными исследованиями).
  24. О крепостях с высоты полёта государства Первое издание этой книги, увидевшее свет 20 лет назад, попало мне в руки совсем недавно, и так совпало, что практически одновременно я узнал о свежем переиздании, увидевшем свет в нынешнем 2018 г. Его также решил получить, благодаря чему могу не только рассказать о книге в целом, но также могу сообщить, чем отличаются оба издания. Но для начала о самой работе. В Украине (как и в Польше 20 лет назад) существует проблема, связанная с тем, что исследователи очень часто сосредотачивают внимание на отдельных объектах или в лучшем случае на локальной группе объектов, тогда как более глобальные вещи зачастую остаются вне поля их зрения. Это не редко приводит к тому, что многие исследователи не могут адекватно оценить роль своих объектов в рамках системы укреплений государства, не говоря уж о правильном определении их местоположения в иерархии укреплений Европы. Иногда это приводит к серьёзным заблуждениям, к примеру, когда вполне рядовое укрепление вдруг возводят в ранг уникального примера фортификационного искусства, или же считают, что то или иное укрепление было самым сильным и не имеющим аналогов не только в Речи Посполитой, но и вообще в Европе. Многие другие аспекты, предшествующие появлению укрепления в определённом месте в запроектированном виде, также зачастую не особо активно разрабатывают. Потому нам недостаёт таких вот публикаций, как эта монография, где казалось бы знакомая тема была рассмотрена с очень необычного ракурса, так сказать - с высоты птичьего полёта, а точнее - с высоты полёта государственных амбиций и устремлений. Как и у кого возникала идея построить или модернизировать то или иное важное с точки зрения государства укрепление, и какую роль оно занимало в фортификационной системе? Как рождался проект и как люди с деньгами взаимодействовали с авторами проектов? По какой схеме финансировались работы, как они были организованы и на основе какой материальной базы осуществлялись? Эти и другие подобные вопросы в лучшем случае освещены в работах, где с разных ракурсов проанализированы отдельные укрепления, но стоит попытаться представить эту картину в более серьёзном масштабе, как тут же понимаешь, что данных для этого явно недостаточно, и эта книга как раз призвана восполнить образовавшийся пробел.Так, анализируя польские публикации по фортификационной теме, Богуслав Дыбась пришёл к выводу, что те вопросы, которые он затронул в своей монографии, в работах других авторов "были рассмотрены в ограниченном объёме". Автор отметил следующее: "Мы хотели заняться вопросами, которые для историка кажутся гораздо более интересными, чем только лишь внешняя форма фортификации и её исключительно военные функции. Мы хотим, по отношению к конкретному времени и конкретной территории ..., проследить процесс возникновения фортификаций раннего нового времени и охватить разнообразные условия этого процесса". Важно отметить, что автор к идее своей работы пришёл не от желания суммировать интересующие его данные по отдельным объектам, взяв их из ранее опубликованных работ, нет, он не пошёл от сбора частных данных к поиску некого общего, а наоборот - начал пусть от общего, а именно - с мысли о том, что в случае с другими европейскими странами в 17 веке государство играло значительную или даже основную роль в процессе формирования систем укреплений, а поскольку по отношению к Речи Посполитой данная тема не была разработана, то было решено заполнить лакуну. По мнению автора: "Этот обширный источник дал импульс для рассмотрения фортификации раннего нового времени ... не только как архитектурного или инженерного объекта в его конечной форме или как инструмента войны, но и как произведения, строительство которого, из-за размеров и формы, было очень серьёзной технической , организационной и финансовой проблемой, и в то же время его значение не ограничивалось исключительно военными вопросами". Во вступлении ко второму изданию автор отметил занятную деталь - в Польше первое издание книги, выпущенное в количестве 700 экз. (т.е. не таким уж маленьким для специфического научной публикации тиражом) быстро разошлось, но при этом только парочка научных изданий отметили выход этой книги отдельными отзывами/рецензиями, и одной из них была та рецензия, которую я опубликовал и снабдил переводом выше. Кстати, по мнению Б. Дыбася, автор упомянутой рецензии в ней "затронул суть проблемы, обсуждаемой в книге". Так вот, этакий холодок к теме монографии, которым повеяло с польской стороны, был немного компенсирован интересом к книге, который проявился со стороны стран-соседей: "Книга встретила определенную обратную связь, хотя, что интересно, в основном за пределами Польши, в Германии, Украине и Чехии". Жаль, автор не уточнил, кто именно из Украины ознакомился с монографией и где высказал о ней свой мнение. Выше, в биографической справке, уже упоминал, что "Крепости Речи Посполитой" для Б. Дыбася стали второй докторской работой, так вот, интересно, что в качестве рецензентов этой работы выступили трое известных учёных, каждый из которых, помимо всего прочего, также занимался изучением бастионной фортификации: профессор Тадеуш Мариан Новак (1917-2010), профессор Януш Богдановский (1929-2003) и профессор Станислав Александрович (1931-2015). Было бы интересно ознакомиться с их рецензиями, но пока их найти не удалось. Теперь немного о двух вариантах издания. У них больше отличий по форме, нежели по содержанию. Казалось бы первое издание со стороны выглядит менее выигрышным - мягкая обложка, 436 стр. (в новом издании их 584), мысль о наличии устаревших данных и прочие мелочи. Но на самом деле в содержании разницы практически нет. Автор пишет, что с одной стороны идея о полной переделке первого издания казалась ему нереалистичной, с другой стороны в этом и не было особого смысла, поскольку, опять же по мнению автора, за 20 лет книга не настолько состарилась, чтобы её пришлось переписать. Иными словами, текст в первом и втором издании в основном идентичны, а количество страниц в новом издании увеличили искусственно, изменив шрифт и другие аспекты информационной насыщенности страниц. Правда, во втором издании была проведена определённая косметическая работа - текст был изменён исходя из новых правил орфографии польского языка, обновлён список источников и данные некоторых сносок, добавлено резюме на английском и новое вступительное слово. Пожалуй, наиболее значительные изменения коснулись раздела иллюстраций, где многие изображения, которые в первом издании в ряде случаев не могли похвастаться хорошим качеством, во втором издании были заменены на более качественные цифровые копии. Хотя количество изображений в первом и втором издании одинаково, набор их немного отличается, но о радикальной переделке раздела говорить не приходится. Впрочем, иллюстрации здесь играют вспомогательную роль, потому их обновление - это приятный бонус, но в целом иллюстрации в этой книге играют второстепенную роль, так что и эти изменения я бы отнёс к категории незначительных. Таким образом, второе издание хоть и посвежее, но всё же глобально это не новая книга. С другой стороны, если стоит выбор между старым и новым изданием, то с точки зрения информационной насыщенности более актуальным и полным, конечно, выглядит второе издание. Ещё одна деталь - оба издания укомплектованы картами укреплений, упомянутых в книге. В случае с первым изданием карта размером А4 была вклеена в книгу, а во втором издании карта уже представлена в виде отдельного листа вдвое большего формата, к тому же её раскрасили. Наборы укреплений на обоих картах идентичны. Когда вначале узнаёшь, что автор монографии хоть и занимается военной историей, но в большей степени интересуется политико-административными процессами в истории страны, а никак не фортификацией, то может возникнуть мысль, что такой человек вряд ли может написать качественно новую книгу на тему укреплений, однако по мере знакомства с тем ракурсом, который выбран в исследовании, приходишь к другой мысли - что далеко не каждый архитектор или исследователь фортификации способен проанализировать положение вещей с такой необычной позиции, и, в конечном итоге, получаем очень интересный пласт данных, способный сделать более объёмным наш образ фортификационных систем Речи Посполитой. Помимо этого, книга может оказаться полезной ещё и благодаря внушительном списку польских и зарубежных источников, который будет полезен тем, кто захочет углубиться в тему развития фортификационных систем и отдельных городов-крепостей. P.S. Книгу ещё не читал, так что мнение составлено на основе первого знакомства с изданиями, а более детально и предметно о содержимом, имеющем прямое отношение к объектам Украины, надеюсь, смогу рассказать чуть позже.
  25. Интересная рецензия на монографию, опубликованная в польском историческом научном журнале "Przegląd Historyczny", Том 91 / Номер 1 (2000 г.), стр. 130-132: Перевод:
  26. На западной панораме хорошо виден иезуитский костёл святого Станислава. До этого нам были известны лишь его нечёткие изображения на рисунке начала 19 века. Этот костёл был разобран в конце 1830-х, на его месте и из его материалов построена мужская гимназия (сейчас это здание по адресу: ул. Татарская, дом 14) Костёл Св. Станислава в застройке "католического фасада" Каменца 1. Православная церковь святых Апостолов Петра и Павла (или церковь св. Троицы?) 2. Кармелитский костёл Девы Марии и святого Иосифа 3. Иезуитский костёл св. Станислава 4. Иезуитский коллегиум 5. Кафедральный костёл святых Апостолов Петра и Павла Костёл Св. Станислава (цифра 5) на рисунке Józefa Chrzczonowicza (1820 год)
  27. В этой теме речь пойдёт книге, полное название которой в переводе звучит так: "Крепости Речи Посполитой. Исследование по истории строительства долговременных фортификаций в польско-литовском государстве в XVII веке". Книжка существует в двух вариантах изданий, потому с одной стороны здесь речь пойдёт об одной и той же работе одного и того же автора, но опубликованной в разные годы в разном виде. Первое издание: Год издания: 1998. Автор: Богуслав Дыбась (Bogusław Dybaś). Издательство: Научное товарищество в Торуне (Towarzystwo Naukowe w Toruniu), Польша. Язык: польский + резюме на немецком. Формат: 16,5х23,8х2,3 см. Переплёт: мягкий. Бумага: офсетная. Количество страниц: 436. Иллюстрации: 55 чёрно-белых планов, карт, рисунков укреплений. Тираж: 700 экз. ISBN: 83-87639-05-2. Второе издание: Год издания: 2018. Автор: Богуслав Дыбась (Bogusław Dybaś). Издательство: Научное издательство Университета им. Николая Коперника (Wydawnictwo Naukowe Uniwersytetu Mikołaja Kopernika), Польша. Язык: польский + резюме на английском и немецком. Формат: 15,5х23,5х4,6 см. Переплёт: есть два варианта 1) твёрдый + суперобложка, 2) мягкий. Бумага: офсетная. Количество страниц: 584. Иллюстрации: 55 чёрно-белых и цветных планов, карт, рисунков укреплений. Тираж: ? ISBN: 978-83-231-39-59 (мягкий переплёт), 978-83-231-3958-4 (твёрдый переплёт). Книга на сайте издательства Аннотация (в переводе): Об авторе (в переводе): Примеры страничек (здесь и далее примеры страниц из второго издания): Оглавление: На польском: В переводе: Вступления к первому и второму изданиям, а также подборку других страниц книги можно прочитать здесь Список географических названий:
  1. Загрузить больше активности
×