Перейти к содержимому
Замки и Крепости Украины - Форум
Filin

Модернизация укреплений Каменца-Подольского в 16 веке – влияние взглядов Альбрехта Дюрера или веяния Итальянской фортификационной школы?

Recommended Posts

В 16-м веке Каменец, как крепость, в значительной мере усиливает свой оборонный потенциал благодаря волне модернизаций старых укреплений и строительству новых. Тогда работы затронули как Старый замок, так и укрепления города. Этот период особенно интересен, поскольку именно в 16 веке в Каменце появились первые прото-бастионы (пятиугольные приземистые башни типа "пунтоне" - Новая Восточная и Новая Западная), а ряд старых башен города и замка были модернизированы под влиянием новейших фортификационных веяний. Только вот вопрос – откуда веял этот свежий фортификационный ветерок? И тут (редкая для Каменца ситуация) все исследователи единодушно сошлись во мнении, что здесь не обошлось без влияния идей Альбрехта Дюрера (1471 - 1528), известного художника, который, помимо всего прочего, ещё и занимался совершенствованием оборонительных систем.

Наверное, самый большой вклад в популяризацию имени Дюрера (как фортификатора) в у Украине в целом и в Каменце в частности внесла архитектор-реставратор Валентина Шевченко, по проекту которой реставрировалась Гончарная (Резницкая) башня городских укреплений. Впоследствии она написала ряд статей с анализом архитектурных особенностей башни, и пришла к выводу, что наличие целого ряда деталей явно свидетельствует о прочной связи архитектора упомянутой башни с дюреровской фортификационной школой. И самой яркой из этих деталей, обнаруженных у некоторых каменецких укреплений, считались зубцы со скосами, от которых должны были рикошетить ядра.

Резницкая (Гончарная) башня и её необычные зубцы:

post-1-0-25938000-1383746792_thumb.jpg post-1-0-54952100-1383746792_thumb.jpg

Может на всё это не обратили бы особого внимания, однако дюреровские проекты даже в Европе считаются раритетом, а что уж тут говорить об Украине. Благодаря нарисовавшейся связи с Дюрером, Резницкую (Гончарную) башню не только назвали уникальной для Украины постройкой (что, в общем-то, правда), но также поспешили пойти ещё дальше и в некоторых статьях прямым текстом сообщили, что это единственная в мире башня, построенная в "дюреровской" манере и при этом дошедшая до наших дней без перестроек. Весьма передовая для того времени мысль Шевченко была подхвачена и с тех пор о "башне Дюрера" можно встретить упоминание практически на любой страничке (печатной или в интернете), где речь идёт о Резницкой (Гончарной) башне. Писали об этом в простеньких газетных статьях, не раз упоминали во всевозможных путеводителях и даже в самом свежем фундаментальном издании по истории укреплений Каменца, т.е. в монографии Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець (2012), мысли о Дюрере вплелись в общий анализ концепции развития оборонной системы города и крепости.

Но на одной башне дело не остановилось. Так, Валентина Шевченко отметила следующее: "У процесі досліджень виникло припущення, що оборонне кільце Кам'янця будували за єдиною фортифікаційного системою А.Дюрера, адже якщо в двох найкраще збережених дотепер баштах наявні елементи цієї системи, то його ідеї могли бути застосовані і в інших тамтешніх оборонних спорудах XVI століття, нині перебудованих або зруйнованих", а в примечании уточнила: "З 32 пам'яток фортифікації Кам'янця-Подільського 20 побудовано або перебудовано в XVI столітті". И действительно – остатки упомянутых зубцов со скосами можно "прочитать" в верхней части парочки башен городских укреплений (Слюсарской башни и башни Стефана Батория) и у Денной башни Старого замка. И кто знает, может и другие башни, верхние ярусы которых, к сожалению, были утрачены, когда-то были украшены подобными "коронами" из необычных зубцов.

Итак, получается, что в Каменце могла быть не просто одна башня, а целая оборонная система, построенная по системе Дюрера. Европе официально разрешено завидовать. Валентина Шевченко называла каменецкие башни "пам’ятками світового значення". Но ни тогда, ни сейчас, гипотезу не критиковали и она прижилась. Наверное, просто других вариантов не было.

Казалось бы, ну Дюрер или не Дюрер – какая разница? Наверное, многие из вас, также как и я, узнали о существовании этого самого Дюрера не так давно. И что изменится, если, например, модернизацию укреплений припишут какому-нибудь другому фортификатору, имя которого нам тоже ни о чём особо не скажет… Так вот, наверное ничего особо не изменится, если метаться от одной личности к другой, но если посмотреть на всё это глобально, то возникает вопрос – какая именно фортификационная школа оказала влияние на Каменец? Вот тут мы видим, что Дюрер – немец, который родился, прожил значительную часть жизни и умер в Нюрнберге. Получается, что ко 2-ой половине 16 века идеи Дюрера от Нюрнеберга дошли до Каменца, где ими и воспользовались.

И вот тут-то у меня возникло несколько вопросов, которые в итоге сложились в один главный вопрос – что если Дюрер тут ни при чём, а своей модернизации Каменец на самом деле обязан итальянским архитекторам? Это, как мне кажется, далеко идущий вывод, ведь в случае с "дюреровской" версией нам остаётся сожалеть о том, что с поиском аналогов возникает много сложностей, тогда как принятие итальянской версией очень сильно расширяет ареал поисков аналогий и даёт надежду, что они будут найдены.

Начнём, наверное, с перечислением тех доводов Валентины Шевченко, благодаря которым в итоге родилась версия о влиянии Дюрера.

  • У горішньому ярусі башт Дюрер розміщував артилерію, бо вважав, що оборона від цього стане надійнішою.
  • Фортифікатор опрацював кілька варіантів парапетів для рикошетування чавунних ядер: парапет із зрізом по прямій, парапет із зрізом по кривій тощо.
  • В усіх своїх баштах А.Дюрер, дбаючи про полегшення побуту вояків, передбачив ніші для відпочинку, камінове опалення приміщень.
  • Але А.Дюрер був не тільки теоретик, а й сам керував будівництвом укріплень Нюрнберга. І тут він втілював свої теоретичні настанови: у горішніх стрільницях башт приладнав щити, які оберталися по осі, маскуючи гармаша під час набивання гармати. А в амбразурі малих стрільниць зробив вертикальні прорізи для гаркебузів і фальконетів.

Как мне кажется, некоторые доводы можно отбросить сразу:

  • Камины в башнях использовались задолго до Дюрера. И чем холодней в стране зимы, чем изолированней само укрепление, тем больше шансов, что там построят камин.
  • Щиты, закрывающие бойницы, также существовали задолго до Дюрера. Их даже в реконструкциях римских укреплений показывают, не говоря уж о средневековых укреплениях.

Наличие особенно основательных перекрытий в верхнем ярусе башни тоже, как мне кажется, ни о чём особо не говорит. Во многих укреплениях, построенных до Дюрера, именно в верхнем ярусе концентрировалась основная масса защитников укрепления, здесь же могли быть расположены метательные машины, потому приём, можно сказать, не редкий.

В статье перечислены самые важные/характерные черты стиля Дюрера, но можно ли их увидеть в каменецких башнях?

  • Міські укріплення А. Дюрер радив будувати у вигляді мурованої огорожі з ронделями-бастеями (круглими, напівкруглими, багатокутними баштами), розміщеними по кутах і на прямих ділянках огорожі - там, де довжина її була більшою від обсягу пострілу з рушниці. Цей тип укріплень А.Дюрер звів до системи. Його бастеї - прототип майбутніх п'ятикутних бастіонів.
  • Він наголошував важливе значення фортечного рову як перешкоди, доконечну потребу оборони його поздовжнім вогнем гармат і відтак поклав початок капонірам.
  • У своїх проектах А. Дюрер проводив ідею поступовості оборони верків і, щоб убезпечити оборонців від бомб, зведення казематних приміщень для залоги й запасів харчів.

  • Прежде всего, отмечаем, что в Каменце мы видим всё же скорее артиллерийские башни, а не классические бастеи.
  • Интересной особенностью дюреровских проектов было наличие капониров, в задачу которых входило уничтожение противника на дне рва. Как вы понимаете, расположение башен городских укреплений Каменца на краю каньона уже само по себе исключало создание капониров. Конечно, как ров можно рассматривать каньон, но о существовании каких-либо капониров на дне каньона в районе башен сведений нет.
  • Казематов у башен тоже не было – все перекрытия у них были деревянными, потому о каких-либо особенно тщательно защищённых помещениях говорить не приходится

Подводя итог, можно сказать, что если бы не форма зубцов, то можно было бы говорить, что в Каменце мы имеем обычный пример башни, приспособленной для артиллерии. Каменецкие башни не обладают самыми яркими чертами проектов Дюрера, а менее значимые черты/детали, изобретение которых в статьях Валентины Шевченко приписано Дюреру, как мне кажется, к нему отношения не имели.

Отдельно выделю то, как в статье Валентины Шевченко преподнесено значение разработок Дюрера:

  • А між тим, саме йому належить честь заснування в XVI ст. фортифікаційної системи, яка мала великий вплив на військову науку Європи.
  • Розроблені А. Дюрером фортифікаційні ідеї прийняла вся Європа.
  • Уже в середині XVI століття фортифікаційні ідеї А.Дюрера поширилися в Польщі, Литві та інших країнах Центральної і Східної Європи, зокрема в Україні, що була тоді під владою Польсько-Литовської держави - Речі Посполитої.

Создаётся впечатление, что влияние идей Дюрера было настолько значительным, что их тут же подхватили соседние страны, и принялись повсеместно внедрять, не говоря уж о том, что "родословную" бастионов привязали к бастеям Дюрера. Но всё не так просто. Да, идеи Дюрера были смелыми, передовыми и можно даже сказать, что они опережали своё время. Однако при этом их внедрение стоило больших денег, потому распространялись они не так уж и быстро… и даже наоборот. Кстати, Валентина Шевченко знала об этом. В своей статье она даже отметила, что "Грандіозні фортифікаційні ідеї Альбрехта Дюрера були надзвичайно цінні для військового мистецтва. Тільки складність, а від гак величезна дорожнеча будівництва пропонованих споруд, не дали змоги повністю збудувати їх. Винятком було укріплення Шафгаузена в Швейцарії". Есть во всём этом противоречие – то из текста следует, что его идеи тут же подхватила вся Европа, благодаря чему они были внедрены даже в далёком Каменце, то вдруг узнаём, что по проектам Дюрера даже там, рядом с его родным домом, возвели не так уж и много объектов.

В то же время в тени остаётся тот факт, что в 16 веке по Европе быстро распространялись идеи итальянской фортификационной школы. Самое интересное, что даже в статьях Валентины Шевченко, сосредоточенной на связи Каменца с идеями Дюрера, в нескольких местах можно встретить упоминание сильного итальянского влияния, благодаря которому сформировалось множество замков и крепостей Речи Посполитой:

  • Поряд з новими фортифікаційними ідеями італійців Франческо ді Джорджо Мартіні, Мікель-Сан-Мікеле, Вінченцо Скамоцці військова українська техніка вдосконалювалась ідеями та пропозиціями Альбрехта Дюрера. їх втілено в мурованих укріпленнях Правобережжя.
  • У той час багато вихідців з України навчалися в західноєвропейських країнах, а згодом ставали у себе на батьківщині провідниками передового світогляду. Відтак українська архітектура набувала рис італійського Відродження (ансамбль Руської вулиці, будинки площі Ринок, каплиці Трьох святителів. Кампіанів та Боїмів у Львові тощо).

Итого, даже простой анализ статей Валентины Шевченко позволяет усомниться в существовании прочной связи между каменецкими укреплениями и школой Дюрера. Хрупкий мостик между Дюрером и Каменцем держится, в основном, благодаря загадочным и якобы уникальным "дюреровским" зубцам.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дюрер, его идеи и уровень их влияния

Альбрехт Дюрер, как и многие известные деятели эпохи Возрождения, был олицетворением постулата "талантливый человек талантлив во всём". И действительно, интересуясь преимущественно живописью и математикой, Дюрер параллельно успевал активно заниматься вопросами фортификации. Причем "занимался" - это, наверное, слабо сказано, поскольку ему, как минимум, приписывают изобретение бастей, а как максимум некоторые исследователи склонны думать, что именно он изобрёл бастионы. Может создастся впечатление, что Дюрер чуть ли не самостоятельно, в перерывах между созданиями своих полотен, реформировал концепцию европейских укреплений. Но так ли это?

Обратимся за справкой к довольно известной книге (читать / скачать) Виталия Яковлева "История Крепостей" (2000), в которой Дюреру посвящена отдельная глава:

Новое начертание оград в плане; рондели и бастеи. Идеи Альбрехта Дюрера.

Уничтожение в каменных стенах брустверной стенки и машикулей лишило преграду обороны сверху и вызвало необходимость

замены ее продольной (фланковой) обороной. Для этого пришлось прежние башни так видоизменить, чтобы они могли выполнять роль фланкирующих построек, т. е. пришлось им придавать полукруглую форму, делать с большим выступом вперед и с открытой горжей. Такие постройки (фиг. 23) получили название ронделей (от слова rond — круглый). Рондели делали насыпными или же с двориком, причем они возвышались над остальной стеной ограды, но не намного, чтобы не представлять значительной цели. В ронделях иногда располагали помещения для орудий — казематы (слово каземат происходит от латинского слова casa-armata, т. е. "домик вооруженный"). Иногда ронделями окружали уже существующие башни.

Проводником всех этих новых идей был германский инженер Альбрехт Дюрер (1471—1528), изложивший свои мысли в замечательном сочинении того времени "Руководство к укреплению городов, замков и теснин", выпущенном в 1527 г. в Нюренберге. Предложения Дюрера были слишком грандиозны, требовали огромных расходов, а потому никогда не были осуществлены в полном объеме, но идеи, положенные в основание этих предложений, были настолько здравы, что даже и 100 и более лет спустя ими пользовались многие инженеры. Так, историк Цастров полагает, что знаменитый французский инженер XVIII века Монталамбер многое заимствовал у Дюрера; также находим заимствования у Дюрера в предложениях голландского инженера Кегорна (орильон).

Альбрехту Дюреру приписывается изобретение ронделей, называвшихся им бастеями: это обширные постройки, имевшие сверху открытую пушечную оборону, а внизу, на дне рва, — закрытую, фронтальную и фланговую из прочно построенных и обширных казематов, уязвимых по тому времени для артиллерии лишь со дна рва или разрушаемых только минами.

Таких бастей было два типа, отличающиеся деталями. В обоих типах очень много интересных для того времени особенностей строительного характера вроде того, как опирание сводов не на лицевые стены, устройство в лицевых стенах и сводах каналов для вентиляции оборонительных казематов и пр. Вообще же бастей Альбрехта Дюрера, имея большой выпуск в ров, обеспечивали тем самым сильную фланговую оборону рвов; затем служили важными опорными пунктами ограды; имели в изобилии казематы для жилья гарнизона с приспособлениями для внутренней обороны. Вести атаку на бастеи было почти невозможно, тем более, что в то время еще не решались на атаку башен и всегда атаковали стены между ними (куртины) как пункты более слабые.

Кроме бастей Альбрехт Дюрер сделал еще два особо интересных, имеющих историческое значение предложения: тип круглого форта-заставы и квадратное укрепление.

Круглое укрепление, являющееся прототипом форта-заставы (фиг. 24), имело назначением защиту дефиле между утесистыми, недоступными горами и морем. Оно состояло из большого казематированного кольца со двором Д внутри, радиусом в 60 м и окружающего кольца — анвелопы А, к которой примыкала прямолинейная постройка П преграждавшая дефиле и упиравшаяся в море и в горные утесы. Казематы кольца были расположены в три яруса. Командование анвелопы — 15 м, а внутреннего кольца — 21 м, причем нижний ярус казематов выходил в ров. Продольная оборона рва, окружающего внутреннее кольцо — из казематов поперечных галерей (по три в каждую сторону). Во рву же анвелопы устроены настоящие 4 капонира К, отлично обеспеченные от разрушения издали. Сообщение всей постройки с полем — через ворота и по мостам.

Квадратное укрепление Дюрера, спроектированное им в качестве княжеского замка, замечательно тем, что в нем мы находим первообраз полигонального фронта. Укрепление это (фиг. 25) состояло из замка З, прикрытого оградой О, анвелопой А и гласисом с прикрытым путем, причем ров анвелопы оборонялся фланговым огнем из 12 капониров К, расположенных в углах и посередине, ров же ограды получал такую же оборону из 8 угловых капониров. На этом проекте можно видеть, насколько Дюрер опередил не только своих современников, но инженеров позднейшего времени: главная суть укрепления заключается в его форме и наличии фланкирующих построек, т. е. стремление к полигональному начертанию, которое только через три почти столетия после Дюрера признается вполне целесообразным и получает широкое применение на практике.

В конечном итоге заслуга Альбрехта Дюрера в области эволюции фортификационных форм сводится к тому, что он:

  1. стремился к продольной обороне рвов и стен;
  2. придал своим бастеям значение важных опорных пунктов (будущих бастионов), сомкнув их горжи, что способствовало их упорной внутренней обороне;
  3. располагал орудия в казематах на дне рвов для их продольной обороны, чем положил начало будущим капонирам;
  4. гарнизону и продовольственным запасам предназначал обширные, безопасные от огня помещения.

Идея бастей Дюрера нашла себе практическое применение в образе двух ронделей, построенных в начале XVI века: одна — в итальянской крепости Вероне, под названием Делля-Бокара (Della Bocara), другая — в Шафгаузене — главном городе кантона сев. Швейцарии, на р. Рейне; последняя представляла собой весьма сильную и остроумно спроектированную постройку, имевшую 3-ярусную оборону, но она стоила очень дорого.

Что я для себя отметил:

  • Бастеи Дюрера были ответом на растущую мощь артиллерии. Их проектировали так, чтобы их уничтожение стало проблемой для пушек противника. Бастеи делали приземистыми, укрепления как бы "заземляли", потому они, в отличие от более ранних башен, уже не были идеальной мишенью для артиллеристов.
  • В бастеях в идеале должны были находиться казематы – помещения для орудий, хорошо защищённые со всех сторон от воздействия вражеской артиллерии.
  • Бастеи обладали интересными конструктивными особенностями (в бастеях внешние стены не были несущими, были предусмотрены вентиляционные каналы для отвода пороховых газов и т.д.). Понятно, что если внешняя стена не является несущей, то её частичное разрушение не подписывае смертный приговор всей постройке.
  • Поскольку бастеи были "утоплены" относительно уровня окружающей местности, то особую значимость приобретал ров, служивший главной преградой на пути к укреплению в случае штурма. Для отстрела противника на дне рва с одной стороны были приспособлены казематы нижнего уровня бастей, с другой стороны предполагалось возводить специальные постройки – капониры. Можно сказать, что конструкция бастей стоилась с учётом необходимости максимальной защиты рва.

А теперь попробуйте отыскать характерные черты стиля Дюрера в Резницкой (Гончарной) башне, а то у меня что-то не получается. Большинство башен городских укреплений Каменца были полностью открыты для воздействия вражеской артиллерии. У них не было казематов, и они не были идеально приспособлены для уничтожения противника на дне рва. И т.д. Что там осталось? Скошенные зубцы? Ну… для начала нужно доказать, что скосы придумал именно Дюрер. Впрочем, и без того понятно, что в конструкции башен Каменца дюреровских идей слишком мало, чтобы они могли называться "башнями Дюрера".

Но вернёмся к книге, ведь там есть и другая интересная информация.

Как мне показалось, Виталий Яковлев считал, что без Дюрера не было бы бастей, а некоторые авторы (которые и появление бастионов связывают с Дюрером) считают, как я понял, что без Дюрера вообще не было бы никакой революции в европейской фортификации. И действительно - ну какая может быть революция без бастей и бастионов? При этом тот же Яковлев отмечал, что "Предложения Дюрера были слишком грандиозны, требовали огромных расходов, а потому никогда не были осуществлены в полном объёме, но идеи, положенные в основы этих предложений были настолько здравы, что даже 100 и более лет спустя ими пользовались многие инженеры". Также интересно, что "идея бастей Дюрера нашла себе практическое применение в образе двух ронделей…". Во как! Идеи были настолько передовыми, что в 16 веке по проектам Дюрера было построено всего две бастеи (обратите внимание - именно бастеи, а не более совершенные бастионы), а некоторые его наработки массово начали внедрять только через век-два-три…

Но были ли это идеи Дюрера, вот в чём вопрос? Правда ли, что кроме Дюрера некому было поучить Европу? Уже в следующей главе книги Яковлева мы находим намёк – нет, не в Германии тогда массово рождались самые передовые фортификационные идеи, а в Италии:

Изобретение бастионов некоторые приписывают тому же Дюреру, другие — итальянским инженерам; вернее же всего, что они, будучи изобретены в конце XV века, появились в начале XVI века одновременно в нескольких странах и не были плодом чьей-либо исключительной изобретательности, а развились логически из существа вещей. Популяризация же бастионов и наиболее полная разработка образовавшегося от них бастионного начертания должны быть безусловно приписаны итальянцам, которые в то время первенствовали на фортификационном поприще.

Получается, что в тот период, когда Дюрер разрабатывал свои бастеи, которые иногда считают прородителями бастионов, в Италии уже существовали бастионы. Парадокс, как по мне. И тут нужно уточнить - да, бастеи действительно можно считать переходной формой от башни к бастиону, но речь идёт не о бастеях Дюрера, а о бастеях в целом, которые, судя по всему, появились ещё до того, как Дюрер начал совершенствовать их оборонный потенциал.

Так может заслуга Дюрера была лишь в том, что он занимался усовершенствованием постройки, изобретённой не им и не в Германии? Есть ли доводы в пользу этой версии? Да, есть! И явно разичимый след тянется в сторону Италии...

Сканы нужных страниц из книги Виталия Яковлева:

post-1-0-32258500-1383755648_thumb.jpg post-1-0-42346500-1383755652_thumb.jpg post-1-0-10286000-1383755654_thumb.jpg post-1-0-49624500-1383755654_thumb.jpg post-1-0-86477000-1383755654_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Идеи Дюрера на практике

Как уже было выше сказано и в этой теме отмечено, от фортификационного наследия Дюрера в Европе осталось не так уж и много. В "Истории Крепостей" Виктора Яковлева сказано:

Цитата
Идея бастей Дюрера нашла себе практическое применение в образе двух ронделей, построенных в начале XVI века: одна — в итальянской крепости Вероне, под названием Делля-Бокара (Della Bocara), другая — в Шафгаузене — главном городе кантона сев. Швейцарии, на р. Рейне; последняя представляла собой весьма сильную и остроумно спроектированную постройку, имевшую 3-ярусную оборону, но она стоила очень дорого.

Пока о бастее, построенной в Вероне, я ничего сказать не могу. А вот второе укрепление, то, которое было построено в Шаффхаузене, к счастью, до наших дней сохранилось. Давайте же посмотрим на него, чтобы увидеть, как идеи Дюрера выглядели на практике.

Представляю вашему вниманию Крепость Мунот (Munot Festung)

schaffhausen_01.jpg schaffhausen_00.jpg

Мунот на спутниковом снимке Google:

schaffhausen_google.jpg
Живая карта

Это укрепление было построено во 2-ой половине 16 века на холме, который и ранее использовался для размещения оборонительных сооружений.

Валентина Шевченко в своих статьях писала, что Дюрер "безпосередньо керував будівництвом укріплень міст Нюрнберга і Шафхаузена", а также уточняла (со ссылкой на какую-то "Большую энциклопедию", изданную в Питере в 1996 году), что укрепление в Шафгаузене "завершив сам Дюкер". Если под "укреплением в Шаффхаузене" подразумевается Крепость Мунот, то можно смело утверждать, что Дюрер не руководил её постройкой. Да, крепость строили по его проекту, но строительство началось в 1564 году, а Дюрер скончался ещё в 1528 году, т.е. за 36 лет до начала работ. Мунот закончили строить в 1589 году, т.е. через 61 год после того, как Дюрер покинул этот бренный мир. Так что, как ни крути, упомянутый деятель не мог не то что закончить, но даже начать постройку укрепления. Можно лишь допустить, что ещё при жизни, Дюрер принимал участие в строительстве других укреплений города. Так, например, на вот этом изображении Шаффхаузена, датированном 1548 годом, видна занятная башня, выделяющаяся своим видом на фоне остальных укреплений:

Schaffhausen_stumpf.jpg
Крупнее

Но вернёмся к крепости Мунот. Её начали строить в 1564 году и закончили через 25 лет, в 1589 году. Виктор Яковлев и Валентина Шевченко в своих трудах отмечали, что на практике реализация идей Дюрера стоила очень дорого. Так вот, строительство не такой уж и большой крепости Мунот обошлось в 47 000 гульденов, а на эти деньги, по данным источников, можно было укомплектовать город несколькими сотнями домов (некоторые источники приводят внушительное число - 800 домов!).

Крепость была включена в оборонный периметр Шаффхаузена. Вот так выглядел Мунот в системе фортификаций города, 1642 год:

Merian_Schaffhausen_1642.jpg

Крепость представляла собой приземистую цилиндрическую постройку диаметром около 50 метров. Высота стен – около 25 метров, толщина – около 4 метров. К южной стене основного укрепления пристроена небольшая башня. С запада и юго-востока к крепости примыкают стены городских фортификаций. Внутри бастеи есть хорошо защищённое помещение интересной планировки - его своды опираются на девять колонн. Крепость окружает сухой ров, на дне которого можно увидеть три уникальных архаических капонира, появившихся задолго до того, как использование капониров во рвах приобрело массовый характер.

schaffhausen_plan.jpg

Крепость участвовала в бою всего один раз, в 1799 году, когда её заняли французские войска.

В начале 19 века Мунот уже не рассматривался как стратегически важный пункт или как важное укрепление. Объект было позволено превратить в каменоломню. Добытый из разобранных укреплений камень использовали в процессе возведения различных зданий разраставшегося Шаффхаузена.

Только в 1826 году по инициативе Иоганна Якоба Бека (1786 - 1868), местного деятеля искусства, было остановлено разрушение крепости и началось её возрождение уже в статусе памятника. В 1839 году Иоганн Якоб основал ассоциацию, призванную защищать интересы крепости. В том же году, 30 октября, состоялась пышная церемония по случаю открытия крепости для посетителей.

В наши дни крепость считается символом города, здесь же находится культурный центр Шаффхаузена – на площадке укрепления часто проводят всевозможные представления, играет живая музыка и т.п. Скажем спасибо Иоганну Якобу Беку за его инициативу по спасению крепости, которая в наши дни считается уникальной постройкой.

Между прочим, учитывая дороговизну этого укрепления и то, как относительно быстро оно устарело (в связи со стремительным совершенствованием артиллерии) крепость Мунот временами называют как минимум спорным решением, а как максимум, так и вовсе ошибкой, которая появилась только благодаря тому, что решили построить крепость, идеальную с точку зрения художника.

Возвращаясь к теме связи Дюрера с укреплениями Каменца, давайте посмотрим на крепость Мунот через призму ранее полученных знаний об идеях Дюрера.

Дюрер любил бастеи и здесь как раз видим мощную, пузатую и приземистую бастею:

schaffhausen_02.jpg

Дюрер любил защиту рвов, простреливаемых из казематов и капонирова, и здесь всё это видим! Даже уникальные капониры 2-ой половины 16 века!

schaffhausen_05.jpg schaffhausen_03.jpg schaffhausen_04.jpg schaffhausen_06.jpg

Дюрер любил максимально защищённые от воздействия артиллерии помещения, своды которых опирались не только на внешние стены, и вот вам, пожалуйста:

schaffhausen_07.jpg schaffhausen_08.jpg schaffhausen_09.jpg schaffhausen_10.jpg

Дюрер любил нестандартные решения и вот вам, например, оригинальная лестница с пандусом (без ступеней), связывающая яруса бастеи и позволяющая без лишних проблем перемещать туда-сюда артиллерию:

schaffhausen_11.jpg schaffhausen_12.jpg

Источники фото: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

А теперь, когда вы познакомились с квинтэссенцией стиля Дюрера, попробуйте увидеть его идеи в Резницкой (Гончарной) башне.

Кстати, интересно, что крепость Мунот в Швейцарии как раз заканчивали строить (закончили в 1589-м), когда в Каменце модернизировали укрепления (1583, 1585…). В обоих городах модернизация укреплений была вызвана ростом могущества артиллерии, но за укреплением Шавгаузена просматриваются идеи Дюрера, чего не скажешь об укреплениях Каменца.

Также интересно, что ещё в 1540-х, т.е. до того, как в Шаффхаузене приступили к строительству крепости Мунот, в Каменце уже возводили первые прото-бастионы (Новую Западную и Новую Восточную башни-пунтоне Старого замка).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ваша публикация должна быть проверена модератором

Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoticons maximum are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...

×