Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Leaderboard

Popular Content

Showing content with the highest reputation on 07/20/2021 in Posts

  1. Какой была восточная замковая стена в 16 веке? Знакомство с восточной линией укреплений сильно усложняется тем, что начиная с 17 в. (?) в этой части комплекса в несколько этапов формируется дворцовый корпус, скрывший внутри себя значительную часть старой стены. Нижний ярус дворца на плане выглядит довольно сложно и даже несколько хаотично, что, вероятно, было следствием формирования всей этой структуры в несколько этапов: Уберём нижний ярус дворца 17 в. (?), пристроенный к стене снаружи: Можно также убрать дворцовый ризалит, пристроенный, возможно, уже в 18 в. к дворцовому корпусу изнутри. И после этой черновой чистки получим отрезок из двух стен, к которым и хочется присмотреться: Собственно, восточная стена имеет толщину ок. 3 м., затем внутри стены идёт проход шириной чуть более 1 м. и высотой что-то ок. 4-4,5 м, а затем следует вторая стена толщиной в 1,5 м. Загадочный внутристенный ход имеет такой вид: Источник Мне известна всего одна попытка реконструкции внешнего вида восточной линии укреплений по состоянию на 16 в. - речь о плане Адама Милобендзкого, опубликованном в 1968 г. (его публиковал выше, в самом начале первого сообщения темы). По мнению автора плана восточная стена имела ширину ок. 3 м. Выскажу кое-какие мысли по поводу того, какой вид могла иметь эта стена. Поскольку на других участках (жаль только, что их не очень много) замковая стена 16 в. уцелела чуть ли не на полную высоту, то можно составить представление о её габаритах. Её высота от уровня нынешней поверхности была ок. 9 м. (+ минимум 2-3 метра высоты должен был добавить ров), на высоте ок. 5 м проходил межъярусный карниз. Стена имела два боевых яруса, нижний защитники использовали находясь прямо на площадке внутреннего двора замка, верхний обслуживали с открытой площадки боевого хода, защищённого мощным бруствером со скруглённым верхним краем. Габариты этого бруствера нужно уточнять, но, вероятно, его высота была что-то ок. 2,5-3 м. С шириной также не всё понятно, но на основе ряда факторов (есть следы примыкания брустверов к башням, есть аналоги) можно предположить, что толщина была не меньше 2 м., а может даже 2,5 или 3 м. Также высока вероятность, что бруствер был лишён зубцов, т.е. представлял собой сплошную стену, пронизанную бойницами. Если перенести эти размеры на восточную стену, то получим нечто подобное (здесь, помимо прочего, показал бруствер 3-метровой высоты, а для ширины показал несколько вариантов: 2, 2,5 и 3 м.): Даже при 2-метровой толщине бруствера на стене остаётся площадка шириной всего 1 м., которой явно маловато для боевого хода. А если учесть, что на других участках замка стены середины 16 в. имели в среднем толщину 5,5, а местами 6 м., то очевидно, что заказчик и архитектор узкие площадки не очень любили, а это значит, что, как минимум, должна была быть какая-то галерея, к примеру, на консолях, как показано ниже: И вот тут появляется интересный вопрос - если восточная стена имела более-менее такую же высоту, как и стены на других участках, и если она нуждалась в боевой площадке более-менее такой же ширины, как и на других участках, то не могла ли вся стена иметь такую же ширину, как и на других участках? Т.е. не могла ли она иметь ширину не 3 м., а 5,5 м? Тем более, что слоёный пирог из двух стен и расположенного между ними прохода имел толщину ок. 5,5 м, а это средняя толщина стен, которые прикрывали замок с запада, юга и, возможно, севера. Если стена действительно могла иметь такую толщину на этом участке, то это несколько меняет восприятие всей системы укреплений, поскольку часто в публикациях отмечается, что стены замка имели разную толщину на разных участках, но на самом деле есть вероятность, что они по всему контуру могли иметь более-менее одинаковую толщину в пределах 5-6 м. На последнем изображении показал внутристенный ход-тоннель, но о том, когда именно он возник и какую функцию выполнял у меня сведений нет. С точки зрения боевого применения его ценность очень сомнительна - внутри слишком узко, чтобы там могли вести бой стрелки, да и непонятно, как через такую стену, через её нижний ярус, могла работать артиллерия - в галерее она явно не поместилась бы, но и вести огонь со двора, как бы сквозь галерею, как-то тоже не очень правильно. Или этот проход был только лишь коммуникационной линией? Но куда она вела и откуда, и зачем её было обустраивать на уровне земли, если тот же путь можно было проделать по внутреннему двору? Или же ход появился уже на этапе, когда к стене стали пристраивать дворец? С другой стороны, в замке есть и другие примеры использования ранних внутристенных ходов, к примеру, один из них (правда, очень короткий) соединял пятиугольный башне-бастиончик с пристройкой у стены: Во втором сообщении темы упоминал о ходе к воде/реке, который пронизывал весь восточный дворцовый корпус. И вот вопрос - была ли это коммуникация середины 16 в., которую потом сохранили даже после возведения дворца 17 в. (?) или же ход в стене пробили уже на дворцовом этапе? Также интересно понять, как именно происходила постройка дворца 17 в. (?), чтобы понять, какие части стены 16 в. были разобраны, а какие включены в объём построек 17-18 вв. Можно предположить, что нижний ярус стены почти полностью сохранили, использовав его в качестве основы для дворцовых покоев, а вот брустверную стенку второго яруса наверняка снесли почти полностью, хотя не исключаю вероятности, что её фрагменты могли сохраниться по бокам от дворцового здания. На реконструкции Л. Горницкой и Н. Гайды (здесь, как я понимаю, показан внешний вид замка по состоянию на 17 в.) толстая стена показана не только на нижнем, но и на верхнем ярусе восточного дворца. Однако, я очень сомневаюсь, что стена была на верхнем ярусе, поскольку на обмерных планах 1926 г. она выше первого яруса не показана, да и не логично было её оставлять внутри новеньких дворцовых покоев, поскольку эта стена просторный зал превращала в два небольших помещения, одно из которых могло использоваться только в качестве узкого прохода, да и комната слева от стены получалась совсем небольшой - шириной что-то ок. 3,5-4 м. Куда логичней было полностью снести бруствер, чтобы получить более просторный зал шириной в ок. 7,5 м. На рубеже 19-20 вв. было уже как-то так - линия старых укреплений была хорошо замаскирована в объёме массивного 4-этажного дворцово-казарменного корпуса: В наши дни в интерьере нижняя внешняя часть гипотетической стены середины 16 в. выглядит так (выделил секции белой рамкой): Источник Всё это нужно внимательно осматривать со всех сторон, уделяя внимания именно плоскостям гипотетической стены 16 в. Если эта широкая секция внутри первого яруса дворца действительно осталась в наследство от старых укреплений, то там могли сохраниться следы бойниц или какие-то другие интересные детали. Правда, всё это может там и есть, но не исключено, что интересные детали были скрыты или даже уничтожены в ходе многочисленных ремонтов и реконструкций 17-19 вв.
    1 point
  2. По мере углубления знакомства с замком появился ряд новых мыслей и вопросов, которыми бы хотелось поделиться. Начну с наиболее загадочной части восточной линии укреплений, т.е. с той, которую отдельные исследователи считают четвёртой башней. Первоначально я скептически относился к версии, что это может быть средневековая башня, чуть менее скептически к версии, что это может быть укрепление середины 16 в., но основное предпочтение всё же отдавал версии об укреплённом ризалите дворца 17 в. Теперь приоритеты несколько изменились - версия о средневековой башне теперь кажется ещё менее правдоподобной, но и гипотеза об укреплённом ризалите в моих глазах пошатнулась, а вот версия о том, что это некое укрепление 16 в. теперь кажется наиболее перспективной. Но обо всём по порядку. Форма и пропорции Выше уже отмечалось, что гипотетическая башня, которую исследователи часто называют то четырёхугольной, то квадратной, на самом деле в чистом виде таковой не является. Во-первых, один из углов постройки весьма ощутимо срезан (плоскость угловой грани имела длину ок. 3 м). В случае если бы речь шла о средневековой башне, то, вероятно, мы бы скорей всего получили более-менее классическую четырёхугольную форму плана (№1), а у нас нечто иное (№2): Во-вторых, форма плана подверглась и другим значительным искажениям, которые ещё больше отклонили её от классического четырёхугольника: В-третьих, если верить данным обмерного плана 1926 г., то у постройки ещё и толщина стен не была однородной - южная линия была чуть толще восточной и северной (2,5 м. против 2 м. соответственно). Несмотря на то, что угловой срез хорошо читается на старых фото и планах, его нет ни на плане замка, который был опубликован в "Памятниках градостроительства ...", а затем ещё раз в статье 2011 г. О. Пламеницкой (вероятно, потому среза нет также на её графической реконструкции замка по состоянию на 17 в.), ни на планах и графических реконструкциях замка от "Укрзахідпроектреставрації". Да и форму постройки эти источники показывают преимущественно без искажений, в виде более-менее симметричного четырёхугольника. Было ли этот срез угла изначально запланирован архитектором или же возник вследствие, к примеру, разрушения угла и последовавшей за этим его переделки, но уже по другому проекту, предусматривающему срез? Однозначно сейчас на этот вопрос ответить сложно, поскольку нужная часть постройки над уровнем земли разрушена полностью, но есть вероятность, что ниже уровня земли сохранились фундаменты, по линиям которых можно будет понять, существовал ли этот скос изначально. В любом случае срез уже чётко различим на плане 1755 г., а это значит, что любая реконструкция, желающая показать, каким был замок во 2-й половине 18 в., должна эту деталь учитывать. Да и в 17 в., по логике, он также существовал, раз с учётом этого среза проектировались помещения второго яруса дворца. Внутреннее устройство нижнего яруса Все попадавшиеся мне ранее источники, не считая обмерного плана 1926 г., внутреннему устройству нижнего яруса гипотетической башни не уделяли особого внимания, показывая его в виде ничем особо не примечательного четырёхугольника из стен. Но благодаря плану 1926 г. мы знаем, что к южной и северной стенам изнутри примыкали какие-то выступы, один из которых в потрёпанном виде дожил до наших дней: Источник Вначале я подумал, что это нечто вроде контрфорсов, которыми усилили стены нижнего яруса, когда над ним возводили дворцовые покои. Однако потом, присмотревшись, обратил внимание на следы существования каменного сводика, верхний контур которого в наши дни уже не особо различим, но ещё неплохо читался в конце 1980-х гг. И этот цилиндрический сводик как бы стыковался с уцелевшей опорой. Наличие в том месте "козырька", оставшегося от разрушенного свода, вероятно, объясняет, почему под ним долгое время сохранялась штукатурка на стене, и даже в наши дни под сводиком следов штукатурки на стене в разы больше, чем над ним. Источник Если эти выводы верны, то получается, что опоры служили для поддержки сводов, а поскольку есть две пары опор, то логично предположить, что по оси север-юг свод был трёхчастным цилиндрическим. И, разумеется, был центральный проход по оси запад-восток, пронизывающий все три сводчатых камеры. На схеме ниже показал три гипотетических цилиндрических сводика (три вертикальные полосы красного цвета) и центральный проём (оранжевый четырёхугольник): Попытался набросать, как это могло выглядеть, и получилась такая вот довольно сложная конструкция: Вход в нижний ярус Как именно можно было со двора замка попасть на нижний ярус полубашенного выступа показано на плане 1926 г., правда, чёткости источника недостаточно, чтобы делать однозначные выводы, а ситуация там непростая. С внешней стороны памятника видна пара арок в восточной замковой стене, и, судя по плану, парочка отверстий находилась и со стороны замкового двора. Как обстояло дело изначально мне пока непонятно - может оба отверстия были проходами (что не совсем логично), может в каждой из пар одно отверстие было проходом, а другое окном, может это входы разного времени, или же была какая-то другая комбинация, но так или иначе в нижний ярус постройки можно было попасть, пройдя через вход(ы) в юго-восточном углу замкового двора. Источники: 1, 2 Как вариант, проходы могли вести в нижний ярус не прямо, а по диагонали, тогда как отверстия по бокам от проходов могли использоваться в качестве окон: Тема прохода также очень сильно связана с темой планировки и внешнего вида восточной замковой стены, в которой и был обустроен проход. Бойницы и окна В нижнем ярусе обсуждаемой постройки есть ряд отверстий. На иллюстрациях ниже красными стрелками отметил бойницы. Оранжевыми стрелками - места, где ожидаешь увидеть бойницы, но ни на плане, ни на других изображениях их следов на данный момент не обнаружено. Зелёные стрелки указывают на то, что в 18-19 вв. имело вид окон. Синяя стрелка указывает на нишу в северной стене укреплённой постройки, где на плане явно видна то ли углубление, то ли какое-то большое сквозное (?) отверстие, которое уже в 17 в. (?) было снаружи закрыто стеной дворца, пристроенного к старым укреплениям. Тут есть несколько интересных моментов: Видим, что бойницы находятся довольно низко, у самой земли, а окна - уровнем выше, из-за чего может даже создаться впечатление, будто постройка внутри разделена на два яруса. Если это постройка 16 в., то, разумеется, на первом строительном этапе её нижний ярус вряд ли стали ослаблять окнами, да ещё и в таком количестве. Предположу, что изначально там могли располагаться отверстия для отвода порохового дыма, а позднее их могли растесать, превратив в окна. Поскольку постройка представляла собой каземат с каменными сводами, то, очевидно, что архитектор должен был позаботиться о том, как не дать задохнуться его защитникам, т.е. какая-то система вентиляции там непременно должна была быть, и вот эти отверстия, расположенные в самой верхней части помещения, могли использоваться ровно для этой цели. Тут также можно вспомнить, что у южной полукруглой башни была даже ещё более внушительная вытяжка, служившая одновременно печью. Если в восточной стене на плане 1926 г. показано две бойницы, то в северной и южной стенах есть по одной бойнице, причём в северной стене бойничка совсем небольшая. Это выглядит странно с учётом того, насколько большое внимание в 16 в. уделяли фланкированию куртин. Именно потому в северной и особенно в южной стенах также ждёшь увидеть хотя бы парочку бойниц, но то каждая из стен довольствовалась только одной бойницей (и это при почти 10-метровой длине стены), то ли другие бойницы всё же были, но в дальнейшем их замуровали. Какой был функционал полубашенки? Если её построили при Николае Сенявском, несколько нарушив гармоничную схему треугольника, образованного тремя башнями, вписанного в пятиугольник стен, то значит это зачем-то было нужно. Пока есть такие версии: Защита потерны. Совсем недалеко от полубашенки находился сквозной проход в стене, выходивший к реке. Мы не знаем, был ли он обустроен при Н. Сенявском, но если так, то выступающая из стены постройка очень хорошо подходила для прикрытия такого важного элемента коммуникации. Правда, в этой версии не всё гладко, ведь, как уже писал выше, в северной стене имеется всего одна подтверждённая бойничка, причём небольшая, а этого маловато для нормального фланкирования. Так что либо бойниц изначально было больше, либо фланкирование восточной стены и находящейся там потерны было не основной задачей (хотя это в свою очередь не логично для выступающей полубашни, которая для того и должна выступать, чтобы фланкировать). Нередко бывало, когда в подобных вынесенных приземистых постройках обустраивали колодцы. Но у меня нет информации о существовании чего-то подобного внутри обсуждаемой постройки. Возможно постройка играла роль чего-то вроде капонира, прикрывавшего подступы к южному отрезку замкового рва. Гармония или отсутствие гармонии? Хотя полубашенка выглядит чем-то инородным на фоне общей планировки замка, всё же можно в её расположении усмотреть и некоторую связь с общей концепцией обороны. Замок был спроектирован так, чтобы две башни фланкировали угловые секции замковых стен, и в случае с нашей постройкой подобный приём также использован - постройка находится на некотором удалении от угла и при этом вместе с полукруглой южной башней образуют фланкируемый с двух сторон угол. Правда, в очередной раз, когда мысли начинают вертеться вокруг темы фланкирования, задумываешься, была ли в южной стене полубашенки всего одна бойница или же их была другая (другие), чего бы следовало ожидать при таких габаритах постройка и таком её функционале. Вопрос гармонии, кстати, может также быть косвенным доводом в пользу того, что эта постройка была невысокой. Если она считалась скорее выступом стены, чем возвышающейся над ней полноценной башней, то, получается, она не так сильно выбивалась из концепции симметричного расположения башен относительно стен. Если смотреть не на комплекс в целом, а на юго-восточный участок, то там можно усмотреть некоторую симметрию - прямоугольный корпус дворца с двух сторон по диагонали усилен двумя полубашнями. Также можно предположить, что на этом участке необходимость возведения подобной постройки была более значима, чем желание сохранить правильность форм основной линии укреплений, и именно потому она могла здесь появиться. Высота постройки В "Памятниках градостроительства" сказано, что четырёхугольная башня была четырёхъярусной, на чертежах "Укрзахідпроектреставрації" её высоту поднимали аж до пяти ярусов, Богдан Тихий считал, что башня была двухъярусной (как я понял, речь о двух закрытых ярусах). Мне же на данный момент кажется, что эта оборонная постройка была скорее приземистой, чем высокой, а по внешнему виду она могла тяготеть скорее даже не к башням, а к выступу стены. Если представить, что эта постройка изначально была башней, имевшей несколько ярусов, то эти ярусы вероятней всего были бы интегрированы в объём надстроенного над ней дворца - в стенах гипотетической башни пробили бы новые окна, сделали бы какие-то другие изменения, но при этом какие-то части верхних ярусов сохранились бы, но, судя по обмерным планам, ничего подобного мы не наблюдаем. Вместо этого наоборот видим, что архитектора дворца, как мне кажется, не устраивала планировка нижнего яруса - мало того, что он был перекошен, так ещё и один из углов был срезан. Глядя на планы, создаётся ощущение, что архитектор дворца сместил стены второго яруса относительно стен нижнего яруса, чтобы придать своему творению более регулярную форму и избавиться от срезанного угла. Кроме того, на втором ярусе толщина стен сокращалась всего до 1,5 м. - для средневекового укрепления толщина с натяжкой подходит, а вот для 16 в. - явно нет. Вот на это фото хорошо видно, как начиная со второго яруса срез угла всё уменьшается, а также видно, насколько сильно пришлось сдвинуть вглубь стены второго яруса относительно стен первого, чтобы комната второго яруса получилась более ровной. Кстати, таких сильных смещений стен двух ярусов в случае с другими башнями замка не наблюдаем. Версия о существовании в 16 в. у замка четырёх- или пятиярусной башни в этой части комплекса мне кажется совсем не обоснованной, поскольку здесь был далеко не самое важный сектор с точки зрения обороны, а все прочие башни и стены замка выглядели преимущественно как приземистые постройки. У расположенной поблизости южной полубашни в середине 16 в. была пара закрытых ярусов и верхняя открытая площадка, а тут четыре ярус - явно многовато. К тому же при такой высоте, думаю, стены нижнего яруса были бы толще. Пока наиболее логичной кажется мысль, что это была постройка с одним закрытым ярусом, над которым находилась открытая площадка, совмещенная с боевым ходом восточной стены. Вот некоторые доводы в пользу этой версии: Эта выступающая постройка, как мне кажется, сильно взаимодействовала с восточной стеной, чем с южным дворцом, а если так, то высоту постройки стоит рассчитывать исходя из высоты стен. Относительно нынешней поверхности стены замка 16 в. поднимались на высоту ок. 9 м., на высоте ок. 5 м. располагался межъярусный карниз, и приблизительно такой же была высота нижнего яруса постройки + высота бруствера. Система обороны стен замка была двухъярусной, верхний ярус был представлен открытой площадкой, прикрытой мощным каменным парапетом (о внешнем виде стен 16 в. ещё подробно расскажу в отдельной теме). Предполагаю, что именно такой вид имела восточная стена в 16 в., а поскольку нижний ярус интригующей выступающей постройки к стене примыкал, то логично предположить (после того, как не нашёл признаков существования второго закрытого яруса), что парапет стены плавно перетекал в парапет этой выступающей постройки. Наличие парапета на втором ярусе также могло бы объяснить, почему от него решили избавиться в ходе строительства дворцовых помещений, ведь если вертикальную коробку стен ещё можно приспособить для новых нужд, то парапет специфической формы и устройства было проще снести, чем переделать. Попытался набросать, как это могло выглядеть: Но, конечно, не могу игнорировать и версию, что постройка всё же была на ярус выше (это уже ближе к версии Б. Тихого), и в этом случае она уже больше походила на башню. Эта версия мне кажется менее обоснованной, однако с точки зрения обороны и более гармоничного вида юго-восточной части комплекса она мне нравится даже больше. В пользу датировки постройки 16 в. Кладка. Она довольно регулярная, очень похожая на ту, которая применена при строительстве южного дворца, южной полубашни и других укреплений 16 в. При этом на средневековую кладку она наоборот не особо похожа как раз из-за своему стремлению к регулярности и из-за своего сходства с кладкой укреплений, датируемых 16 в. Жаль только, что судить о кладке выступающей полубашенки можно по небольшому фрагменту одной из её стен, да и то несущему на себе следы многочисленных переделок, особенно в верхней части, где можно найти следы ряда наслоений, от 17 в. и вплоть до консервационных массивов кладки, сформированных уже советскими реставраторами. Не исключено, что часть искажений 17-20 вв. повлияли на структуру северной стены, скрыв часть существовавших там отверстий. Перевязка. Поскольку постройка в значительной степени разрушена, а единственный уцелевший фрагмент частично закрыт примкнувшим к нему дворцом, а частично штукатуркой, то есть всего несколько небольших участков, где можно осмотреть ключевые стыки стен, и, как по мне, выглядит так, что стена полубашенного выступа всё же перевязана с восточной стеной замка, и если так, то это значит, что выступ создавался параллельно со стеной. Тут, к слову, можно вспомнить выводы Г. Логвина, Л. Горницкой и Н. Гайды, которые отнесли постройку к временам Н. Сенявского, считая, что полубашенка была построена одновременно с южным дворцом и южной полубашней, возможно, к такому заключению исследователи пришли в т.ч. и из-за выявления перевязки стен. Усиление конструкции стен. Выше писал и показывал фото небольшого круглого отверстия, расположенного над северной бойницей. В дальнейшем подобные отверстия мне встретились на многих других участках стен, которые я склонен относить к временам Н. Сенявского. Подозреваю, что это какие-то элементы армирования стен, т.е. отверстия могли остаться от внутристенных деревянных (?) каркасов, которые помогали укреплять кладку. Стены разной толщины. Из трёх стен полубашенки наиболее толстая южная, и поскольку с этой стороны нападение на замок в целом было более вероятно, ведь именно в этом секторе находились ворота, то создаётся впечатление, что повышение толщины стены именно с этого направления косвенно может свидетельствовать о том, что выступ сформировался в рамках единой оборонной концепции замка. Бойницы. Они не средневековые, рассчитанные уже под артиллерию, но при этом ранние, судя по тому, что расширяются только в одном направлении, не имея изнутри никаких ниш и чего-то подобного. Кроме того, бойницы в нижнем ярусе постройки расположены не перпендикулярно стене, а как бы под углами, причём разными, и эта деталь также объединяет загадочную постройку с укреплениями середины 16 в., где есть много подобных бойниц, также пронзающих стены под разными углами, а не только под прямыми. Отверстия для отвода дыма из каземата. Если подтвердится, что окна первоначально были чем-то вроде вентиляционных вытяжек, то это даст довод в пользу того, что полубашенный выступ строили в зрелый артиллерийский период. Выступ находится на стыке южного дворца с восточной стеной, а вход в нижний ярус обустроен чётко в углу этих двух старых построек середины 16 в., что также намекает на существовании взаимосвязи всех этих частей комплекса. Расположение постройки с отступом от угла. Как уже писал выше, это также может свидетельствовать о её возведении в рамках концепции, в которой предпочитали создавать клинья их углов, фланкируя их с двух сторон полубашнями. Искажения планировки. Как упоминалось выше, постройка чуть скошена, и эти перекосы проще всего объяснять, если представить, что всю постройку изогнули, чтобы она вытянулась в одну линию с южной секцией укреплений. А поскольку южная линия всеми считается самой ранней частью укреплений Н. Сенявского, то такая косвенная связь с ней восточного выступа также склоняет к его датировке серединой 16 в. Чуть позже продолжим. Может что-то новое всплывёт при знакомстве с восточной стеной, а также в процессе размышлений над тем, как именно над восточной линией обороны возводили дворец.
    1 point
×
×
  • Create New...