Jump to content
Замки и Крепости Украины - Форум

Filin

Модераторы
  • Content Count

    4,654
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    570

Posts posted by Filin


  1. Ты уделил большое внимание анализу плана 1925 г., однако именно к нему у меня возникает больше всего вопросов, обилие которых заставляет усомниться в точности этого источника. Между прочим, выше я не упоминал, но именно этот план и был опубликован в "Памятниках градостроительства ...".

    Так вот, во-первых видно, что план 1925 г. - это даже не столько обмеры с фиксацией фактического состояния комплекса, а как бы ещё и демонстрация утраченных частей, так что этот план в любом случае доработан. Во-вторых, если сравнить планы 1925 и 1926 гг., то можно найти и другие отличия, часть из которых показал на этом сравнении:

    1.jpg

    1. На плане 1925 г. восточная стена показана кривой, как бы несколько раз меняющей своё направление, а вот на плане 1926 г. наоборот - практически по всей длине она ровная. Ровной её показал и А. Милобедзкий на своём плане 1968 г., ровная она и на плане от "Укрзахідпроектреставрації". Ровной её ждёшь увидеть и просто по соображениям логики. Так что если бы я решил в данных какого-то из планов усомниться, то выбрал бы план 1925 г. с его ломаной линией.

    2. На плане 1925 г. северный ризалит также похож на небольшую башенку (возможно именно это + графическая реконструкция замка по состоянию на 17 в., где ризалит также показан в виде башенки, привело Б. Тихого к мысли, что у замка с востока была даже не одна, а две четёрыхугольных башни). При этом на плане 1926 г. нижний ярус северного ризалита уже куда меньше похож на башню (он имеет другую разбивку на помещения и даже стены у него показаны разной толщины). 

    3. На плане 1925 г. нижний ярус южного ризалита показан упрощённо, и даже на более детальном плане 1926 г. показаны не все существовавшие выступы и выемки. Как результат, на плане 1925 г. объект действительно похож на нижний ярус башни, а вот при взгляде на план 1926 г. + при знакомстве с архитектурными деталями ризалита, видимыми на старых фото, я бы такой вывод не сделал. 

    4. И, наконец, на плане 1925 г. на стыке южного корпуса с южным ризалитом показано какое-то помещение, которого нет ни на плане 1926 г., ни на плане от "Укрзахідпроектреставрації", ни на старых фото. Если бы оно существовало, то закрыло бы южный фасад ризалита наполовину. Может так показали какую-то камеру подвала, расположенную уровнем ниже? Но всё равно странно, почему эта деталь видна только на одном источнике и отсутствует на других?


    Искривлённая форма нижнего яруса ризалита, как по мне, также приводит меня к мысли, что он вторичен по отношению к другим постройкам комплекса. Если бы это была башня первого строительного этапа, то её скорей всего возвели ровной, а вот если это постройка, которую пристраивали к существовавшим укреплениям, то это могло бы объяснить искривление плана.
     

    4 часа назад, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

    На думку Пламенницької "фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку", але нажаль не уточнюється які елементи та в який спосіб вони сформували цю частину замку. Якби б був план первісного замку від пані Ольги, то це б прояснило багато речей. Наприклад, припустимо що ця башта насправді відноситься до древнішого періоду замку, як від неї відходила стіна? 

    В своей статье О. Пламеницкая высказала даже не одну, а как минимум две гипотезы о том, какими могли быть укрепления на первом строительном этапе, и согласно одной из этих версий Николай Сенявский как бы нарастил свои стены и башни поверх укреплений более раннего средневекового замка, причём гипотетические фрагменты старых стен в южном корпусе О. Пламеницкая усмотрела даже на одном из старых фото [смотри с. 266 её статьи], т.е. согласно этой версии ни одна из показанных тобой линий южной стены не подходит, т.к. если О. Пламеницкая признаки более старой стены усмотрела прямо на старом фото, то она должна быть куда дальше смещена к югу, чем это показано у тебя. 

    В скором времени обсудим гипотезы о существовании замка, построенного ещё до Н. Сенявского, в отдельной теме, где отдельно присмотримся к каждому из аргументов. 
     

    4 часа назад, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

    Також, на чому базується висновок що "північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського". Це є найсміливіше датування цієї споруди. Якщо я добре зрозумів (все-таки не просто співставити малюнок з планом) то мова йде про цю споруду (червоним)

    Тут ты неправильно понял - под "північним наріжником" подразумевался не северный ризалит дворца, а северный клин пятиугольного замка. Т.е. она предполагала, что Н. Сенявский к старому четырёхугольнику мог пристроить северный клин, в результате чего получился пятиугольный контур.
     

    4 часа назад, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

    ... я вважаю, що ця башта не блокує східну лінію обстрілу, а наоборот ніби доповнює її (підсилює). Так, вона частично блокує обстріл північно-східної башти і так вона порушує загальну трикутну симетрію комплексу, але суто з функціональної точки зору, ця допоміжна башта (яка підсилює найслабшу башту з трійки) є повністю логічною. Тим паче, що дивлячись який великий діапазон мала покривати південна бійниця багатокутної башти, стає очевидним що її не хватало для обстрілу замку зі сходу.

    Всё бы хорошо, но речь идёт о восточной стороне, которая даже в 17 в. была настолько надёжна прикрыта водой/болотом, что даже когда строили бастионное укрепление, то, судя по планам, восточный сектор укрепили довольно слабо. А если говорить о 16 в., то очень странно, что куда более проблемные секторы не стали снабжать двумя башнями, а восточные, наиболее защищённый, вдруг всё же защитили двумя башнями. 

    Кроме того, многогранная башня была самой слабой из трёх - у неё была меньшая толщина стен, всего два яруса, да и то их, вероятно, уже в 17 в. перестроили, дабы превратить в помещения дворцового типа. Всё это намекает на то, что тот сектор был более-менее безопасен и потому непонятно, с чего бы именно его стали дополнительно усиливать. 

    И ещё момент - где доказательство того, что это была именно башня? Почему это не мог быть укреплённый нижний ярус дворца конца 16 или начала 17 вв.? 

    • Like 1

  2. С версией карты фон Мига, опубликованной на сайте mapire.eu, может ознакомиться любой желающий:

    01.jpg


    Однако там опубликован не оригинал, а копия карты (две версии карты в деталях немного отличаются друг от друга), и там нет военных описаний, которые дополняли графическую часть источника. Благодаря 13 тому издания Galicja na józefińskiej mapie topograficznej 1779-1783 можем восполнить пробел. 

    Карта в оригинале:
    02-1.jpg

    Город чуть крупнее:
    02-2.jpg

     

    Украинский перевод описания:

    Цитата

    Місто Бережани з передмістями Сенявка [52] і Адамівка [53]

    Відстані: Лісники 3/4, Рай 3/4, Адамівка 1/4, Сенявка 1/4, Вільховець 1 1/4.

    Солідні будівлі: Замок збудований капітально; він оточений земляним укріпленням з чотирма бастіонами. Кам’яними є також: монастир капуцинів на пагорбі поблизу поселення, фара, три руські церкви, і декілька міщанських будинків.

    Води: Річка Золота Липа протікає неподалік. Через багнисте дно через неї можна пройти тільки греблями і мостами. Вода придатна для пиття людям тільки у випадку крайньої потреби, а тваринам завжди.

    Ліси: Ліс зі сторони Шибалина - це високостовбурний дубовий деревостан, а зі сторони Раю й Вільхівця - густі зарості, непрохідні поза дорогами, які їх перетинають.

    Луки і болота: Луки по всій поверхні заболочені й непрохідні.

    Дороги: Дороги, що ведуть до сусідніх поселень, досить легко подолати; вони потребують ремонту тільки у декількох місцях.

    Гори: Монастир капуцинів домінує над містом; однак над ним самим домінує пагорб, на схилі якого він лежить.

    -----

    52. Тепер частина м. Бережани.
    53. Тепер частина м. Бережани.


    Описание в оригинале (на немецком):

    Цитата

    Stadt Brzezani samt Vorstadt Schiuwka, Adamuwka 

    Entfernung: Lisznik 3/4, Rajow 3/4, Adamuwka 1/4, Schiuwka 1/4, Olchowce 1 1/4.

    Solide Gebäude: Das Schloß ist solid gebauet und ist mit einem Erdwerck von 4 Bastionen umgeben. Dann ist das auf einer nahe am Orth liegenden Anhöhe befindlichen Kapuciner-Kloster, Pfarrkirche nebst 3 rusischen Kirchen und etlichen Burgershäuser von Stein.

    Wässer: Der Szlatta Lippa Bach fließet vorbey; derselbe ist wegen morastigen Grunds nirgends als über die Teich-Dämme und Brucken zu passiren; das Waßer ist vor Menschen zur Noth, vor Vieh aber jederzeit genußbar.

    Wälder: Die Waldung gegen Szybalin hat hochstämiges Eichenholtz, gegen Rajow und Olchowce aber ist dichtes Gestripp, ausser den durchgehenden Weegen ist nicht durchzukommen.

    Wiesen und Sümpfe: Die Wiesen sind durchgehends sumpfigt und inpracticable.

    Wege: Die in die benachbarte Ortschafften gehende Weege sind zimlich practicable und benöthigen solche nur an einigen Stellen Reparatur.

    Berge: Das Kapuciner Kloster dominirt die Stadt; selbiges aber wird anwiderum von der Anhöhe, woran es liegt, dominirt.


    Польский перевод описания + примечания:

    Цитата

    Miasto Brzeżany [428] wraz z przedmieściami Siółko [429] i Adamówka [430]

    Odległości: Leśniki 3/4, Raj 3/4, Adamówka 1/4, Siółko 1/4, Olchowiec 1 1/4.

    Solidne budowle: Zamek [431] jest wybudowany solidnie i jest obwiedziony dziełem ziemnym z czterema bastionami. Następnie z kamienia są również klasztor Kapucynów [432] znajdujący się na wzgórzu leżącym blisko miejscowości, fara [433], trzy cerkwie ruskie [434] i kilka domów mieszczańskich.

    Wody: Potok Złota Lipa [435] przepływa w pobliżu; z powodu grząskiego dna nie da się przezeń przejść nigdzie, jak tylko groblami i mostami; woda jest zdatna do picia dla ludzi tylko w razie konieczności, ale dla zwierząt zawsze.

    Lasy: Las od strony Szybalina to wysokopienny drzewostan dębowy, natomiast od strony Raju i Olchowiec są gęste chaszcze, nie do przejścia poza drogami, które je przecinają.

    Łąki i bagna: Łąki są na całej powierzchni zabagnione i nie do pokonania.

    Drogi: Idące do sąsiednich miejscowości drogi są dosyć łatwe do pokonania, a jedynie w kilku miejscach wymagają napraw.

    Góry: Klasztor Kapucynów dominuje miasto; sam jednak jest zdominowany przez wzgórze [436], na zboczu którego leży.

    -----

    428. Wcześniej m. Brzezany, Przezany, na Mp28M - Brzezani, następnie Brzezan (Mp115K; Mp28F), w końcu Brzeżany (Mp75Sk; Uhorczak 1939); dziś m. wydzielone (2015; https://uk.wikipedia.org/wiki/Бережани) oraz rejonowe (rejon Bereźany, OT). W dobie staropolskiej do m. zaliczano Adamówkę, Miasteczko i Podzamcze (TES 1 s. 104); we wczesnym okresie rozbiorów przedm.: Adamówka, Miasteczko i Siółko z osadą Chatki (zob. przyp. 429). W nagłówku opisu Miega pominięte Miasteczko (Nowe Miasto), zwykle sytuowane na mapach w kierunku zach. od centrum (Mp288L; Mp75Sk; Mp25Tk; Mp100WIG), wyjątkowo na pn. zach. (Mp115K). Rodowe gniazdo Sieniawskich do 1726, wyniesione przez króla do rangi m. (1530), stopniowo rozbudowywane i umacniane, w oparciu o wały m., wznoszony tu równolegle zamek z kościołem, obronny kościół farny (1600-1620), klasztor Bernardynów (fundacja 1630, budowa ukończona w 1683) oraz Wielka Synagoga (1718). Za rządów Czartoryskich a zwłaszcza Lubomirskich wzniesiono kościół ormiańsko-katolicki p.w. Niepokalanego Poczęcia NMP, początkowo drew., potem mur. (1764), usytuowany na zach. od rynku (dziś ul. Ormiańska) oraz greckokatolicką cerkiew p.w. Trójcy Świętej (1768-1778). Łącznie w okresie kartowania m. istniały w nim: dwa kościoły rzymskokatolickie (famyp.w. Narodzenia NMP i filialny na zamku p.w. Trójcy Świętej), konwent bernardyński z kościołem św. Mikołaja i klasztorem (zob. przyp. 432), co najmniej trzy cerkwie wyliczone w opisie, a także pominięta w nim Synagoga Wielka, zbudowana w 1718 na pd. wsch. od rynku (na Mp28M obiekt położony blisko walu m.), dziś ruiny przy ul. Prohowej (Maciszewski, passim; Budzyński nr 155; Materiały 15 s. 29-37; Rąkowski 2 s. 350-362).

    429. Na Mp28M jako Schiuwka (!), potem Siolko z przys. Chatki na przeciwległej stronie m. (Mp115K; Mp28F), następnie Siółko (Mp75Sk; Mp100WIG); dziś w granicach m.

    430. Na Mp28M - Adamuwka, potem Adamówka (Mp115K; Mp75Sk; Mp100WIG); dziś w granicach m., rejon ul. Szewczenki. Lokowana w 1584 jako m., usytuowane na pd. od starych obwarowań, ze wskazaniem miejsca na kościół; drew. cerkiew p.w. iw. Mikołaja, wzniesiona w 1691, zamknięta w 1962, dziś cerkiew prawosławna (Budzyński nr 155; http://lwów.info/brzezany-swiatynie-2http://decerkva.org.ua/ter/berezhany.html).

    431. Zasadniczą cz. zamku wzniósł w 1534-1554 wojewoda ruski Mikołaj Sieniawski, na wsch. od m., nad odnogami Złotej Lipy; w drugiej połowie XVII w. otoczony czworobokiem ziemnych fortyfikacji bastionowych; stary zamek znalazł się wtedy przy kurtynie pn., co skartowali austriaccy oficerowie; później zamieniony na koszary, poważnie uszkodzone podczas I wojny światowej, dziś w stanie ruiny. Zachowany kamienny kościół zamkowy z 1525, traktowany jako mauzoleum rodowe; zobrazowany na mapie w formie wybrzuszenia w pd.-zach. murze; zamknięty w 1782, popadał stopniowo w ruinę, ostatecznie zniszczony w 1939-1941 i 1946 (SG 1 s. 418; Czernecki s. 30-44; tamże na s. 26: Twierdza Brzeżany wg planu kapitana de Pircha z 1755, publikowanego w odrysie; dokładniejszy powstał w 1930; Czołowski, Dawne s. 7-9; Aftanazy 7 s. 263—282; Rąkowski 2 s. 359—362; Materiały 15 s. 85-97).

    432. Określenie Kapuciner-Kloster mylne, chodzi o konwent Zakonu Braci Mniejszych (bernardynów), który powstał przed 1742 w tzw. Miasteczku, na g. św. Mikołaja, na pn. zach. od rynku (na mapie w narożu umocnień m.); przetrwał epokę zaborów i obie wojny światowe; dziś więzienie dla nieletnich (SG 1 s. 419; Czernecki s. 56—59; Rąkowski 3 s. 358; Materiały 15 s. 127-134). 

    433. Kościół par. p.w. Narodzenia NMP (od 1996 - św. św. Piotra i Pawła), usytuowany na pd. od rynku; zbudowany w 1600-1620, spustoszony przez Kozaków (1658) i Tatarów (1675); w okresie kartowania m. całkowicie odnowiony; zamknięty po II wojnie światowej, używany jako magazyn zbożowy i szkoła; dziś przywracany do kultu (SG 1 s. 418; Czernecki s. 44-54; Materiały 15 s. 39-61; Rąkowski 2 s. 355-356).

    434. W tym cerkiew p.w. Trójcy Świętej (zob. przyp. 428), usytuowana w zach. pierzei rynku, mur. cerkiew p.w. św. Jerzego na Starym Miasteczku z końca XVII w. (ogrodzona, uwzględniona na mapie Miega na pn. od rynku; zniesiona w latach trzydziestych XIX w.) oraz cerkiew p.w. Niepokalanego Poczęcia NMP na tzw. Nowym Rynku (na zach. od umocnień m., rozebrana w 1784); do obiektów mur. mógł być też zaliczony kościół ormiański, wzniesiony w 1764 (SG 1 s. 418; Czernecki s. 55-56; http://pl.wikipedia.org/wiki/Brzeżany).

    435. Rz. Złota Lipa, zob. przyp. 396.

    436. Wzgórze 305 (Mp25Tk).


    В примечаниях в свою очередь есть отсылки к следующим картам: 

    • Mp28M: Karte des Königreiches Galizien und Lodo-merien (1779-1783), 1:28 000 (rps Archiwum Wojenne w Wiedniu, sygn. В IXa 390).
    • Mp28F: Militär Aufnahme von Galizien und der Bukowina, 1:28 000 (1861-1863; rps Archiwum Wojenne w Wiedniu, sygn. В IXa 387).
    • Mp75Sk: Specialkarte der Österreichisch-Ungarischen Monarchie, 1:75 000 (wyd. 1875-1915).
    • Mp115K: Administrativ Karte von den Königreichen Galizien und Lodomerien [...] von Carl Kümmerer... (ok. 1:115 000, Wiedeń 1855-1863).
    • Mp288L: Regna Galiciae et Lodomeria e[...], nec non Bukovina geometrie dimensa Das Königreich Galizien und Lodomerien herausgeben in Jahre 1790 von J. Liesganig, 1:288 000, Lwów 1790, Wiedeń 1824.
    • Mp25Tk: Habsburger monarchie - Franzisco-Josephinische Landesaufnahme, 1:25000 (1869-1887) ed. K. u. k. Militär geographisches Institut in Wien (wersja elektroniczna: https://mapire.eu/de/map/thirdsurvey25000).
    • Mp100WIG: Mapa taktyczna Polski, Wojskowy Instytut Geograficzny, 1:100 000 (1924-1939).

  3. Этот план был опубликован Войцехом Калиновским в статье 1963 г. [1, с. 179], ранее он не был известен исследователям фортификации Бережан, не упоминался в их работах и не анализировался. Какой именно информацией сопроводил план В. Калиновский пока сказать не могу, поскольку его статью ещё не достал. 

    К счастью, публикация не прошла незамеченной и план несколько раз перепечатывали в статьях польских и украинских исследователей.

    Копия не самого лучшего качества попалась в статье Казимира Куснежа [2]:01.jpg


    План ценен благодаря демонстрации старых линий укреплений (на более позднем плане 1755 г. их конфигурация местами уже другая, что может быть связано с модернизацией) и демонстрации редкой для подобного документа детали - профиля земляных укреплений города (?). 


    В 2002 плохонькая копия этого плана была опубликована в статье Игоря Оконченко [3, с. 11]. В 2016 г. Богдан Тихий в своей статье [4, с. 233] прорисовку плана, выполненную каким-то польским исследователем на основе публикации В. Калиновского. С одной стороны это копия копии, но с другой - тут хоть чётче видны основные линии/объекты:

    02.jpg


    Как видим из подписи, оригинал хранится в Берлинской государственной библиотеке (Staatsbibliothek zu Berlin), так что при желании можно постараться достать оригинал, который наверняка более информативен как минимум за счёт того, что он цветной. 

    Впрочем, можно сказать, что цветная копия этого изображения у нас всё же имеется, поскольку на план ок. 1720 г. очень сильно похож план из коллекции Иоганна фон Фюрстенхофа. Учитывая большое сходство в целом и в деталях, а также возможное родство планов (оба из немецких коллекций) можно предположить, что эти два источника имеют общий корень. Можно было бы предположить, что один план является копией другого, однако в деталях они всё же отличаются, причём на одном плане есть детали, которых нет на другом (к примеру, у них разный набор подписей, на одном плане показан профиль укреплений, а на другом нет и т.д.), а это намекает на то, что и тот и другой план, возможно, были копиями какого-то плана-оригинала, содержавшего все эти детали.

    03.jpg


    Более подробно показанные на плане детали рассмотрим в отдельных темах, посвящённых укреплениям города и замка.

     

    Источники:

    1. Wojciech Kalinowski. Miasta polskie w XVI i pierwszej polowie XVII wieku // Kwartalnik Architektury i Urbanistyki: teoria i historia, Tom 8, Numer 3-4. Warszawa, 1963. S. 167-225.
    2. Kazimierz Kuśnierz. Zarys rozwoju przestrzennego Brzeżan w XVI i XVII wieku // Teka Komisji Urbanistyki i Architektury. T. XVII. Kraków, 1983. S. 99-105.
    3. Ігор Оконченко. Бережанські фортифікації XVI—XVII ст. // Галицька брама. Львів, 2002, № 7-9 (91-93). С. 8-11.
    4. Богдан Тихий. З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення // Стародавній Меджибіж в історико­культурній спадщині України. Хмельницький, 2016. С. 228-235.

  4. Для вентиляции вряд ли нужно было бы дырявить один ярус в стольких местах, не нужно было бы придавать отверстиям форму бойниц и не нужно было бы выбирать разные углы для каналов, что удобно для обороны, дабы выбрать более удобный сектор обстрела, но не особо нужно для вентиляции. 


  5. Полубашня в деталях

    Форма. Её временами описывают как "половина двенадцатигранника". Интересно, что 12-гранник - это классическая форма итальянских башен, которые использовали ещё во времена Римской империи. Если учесть тот факт, что в конце 15 - 1-й половине 16 вв. итальянские военные инженеры часто обращались к античным формам и планировкам, то можно предположить, что шестигранник в Бережанах также был создан каким-то итальянцем, пребывавшем под влиянием античных наработок.

    Две 12-гранные башни городских ворот Спелло (Италия), 1 век до н.э.:
    02.jpg
    Источник


    Верхний ярус башни. Думаю, что в середине 16 в., при Н. Сенявском, все укрепления замка могли быть снабжены зубчатыми парапетами. Следы зубцов с загруглённой верхней частью очень хорошо читаются в случае с южной полубашней бережанского замка, а также следы их присутствия можно различить на отдельных участках стен. Развивая эту мысль, тянет предположить, что зубцами некогда был снабжён пятиугольный башне-бастиончик, а также многоугольная полубашня. Что касается последней, то о том, как она могла бы выглядеть при таком сценарии можно составить представление, к примеру, взглянув на башне-бастионы конца 15 - начала 16 вв. Замка Святого Ангела в Риме:

    03.jpg
    Источник


    Перекрытия. Сейчас у полубашни нет перекрытий между первым и вторым ярусами, и я сходу подумал, что там были плоские деревянные перекрытия, опирающиеся на балки, но, судя по планам обмеров 1925-1926 гг. и следам на кладке первого яруса (они видны на фото Макса Ритуса), перекрытия между ярусами были каменными (?) сводчатыми. При таком раскладе нижний ярус превращался в довольно изолированный каземат с двумя помещениями, каждое из которых, вероятно, предназначалось для размещения одного орудия. Интересно, как был решён вопрос с отводом пороховых газов? Может в одной из стен были/сохранились какие-то вытяжки/каналы?

    01.jpg

     

    Межъярусный карниз. Эта деталь не особо анализировалась даже в статьях, посвящённых белокаменному декору замка, а уж в общих статьях с историко-архитектурным уклоном в лучшем случае упоминается лишь его наличие, а в худшем - эта деталь не упоминается вовсе. А между тем она также может быть датирующим маркером, во всяком случае, в той же Италии датировке подобных элементов уделяют внимание, а вот в публикациях исследователей из Украины размышления на этот счёт мне не попадались.

    Межъярусными карнизами снабжена также пятиугольная башня-бастион и отдельные секции стен. С одной стороны этот общий пояс как бы связывает укрепления в единое целое, с другой стороны у многоугольной полубашни карниз отличается по форме от карнизов на других секциях укреплений, при этом одна из линий карнизов проходит на одном и том же уровне вдоль ряда укреплений замка + если допустить, что в рамках одного проекта могли быть созданы разные по форме башни, то также можно предположить, что автор проекта вряд ли испугался менять форму карниза от башни к башне, тем более, что даже в случае с пятиугольной башней карнизы на разных ярусах отличаются друг от друга.

    04-1.jpg 
    Источник

    Кстати, интересно, что похожий по профилю карниз есть у вышеупомянутого Замка Святого Ангела:
    04-2.jpg
    Источник


    Что за выступ? На старом фото в месте стыка полубашни со северной стеной видна какая-то пристроечка:
    5-1.jpg
    Источник

    Видна она и на обмерных планах:
    5-2.jpg

    Что это было? Деталь, которой замок обзавёлся уже в период своей работы в качестве пивзавода? Или это какая-то старая деталь, оставшаяся в наследство от одного из ранних строительных периодов?

    Кстати, в наши дни этот угол выглядит так, будто там была брешь (последствия Первой мировой?), которую как попало замуровали:
    5-3.jpg
    Источник


    Интересные детали на этом не закончились, так что чуть позже продолжим.

    • Like 1

  6. Из трёх артиллерийских башен Бережанского замка меньше всего внимания перепало северной. Если южная башня часто упоминается, поскольку она связана с южным дворцовым корпусом, постройку которого относят к первому строительному этапу 1530-х - 1554 гг., а пятиугольную башню-бастион не забывают из-за её внушительных форм, расположения в напольной линии укреплений, а также из-за того, что ранее в ней находился старый замковый арсенал, то третья башня оказывается как бы в тени, что можно объяснить суммой ряда факторов, начиная с не самого внушительного внешнего вида полубашни (которая в процессе ряда перестроек и на укрепление-то перестала походить), до влияния версии, в рамках которых это укрепление относят к каким-то поздним этапам перестройки замка, иногда датируя его аж 17 в. Многие источники, описывающие историю и архитектуру замка, многоугольную башню упоминают либо бегло/поверхностно, либо не упоминают вовсе, и этот недостаток хотелось бы исправить.


    Что касается терминологии, то с одной стороны это даже не башня, а скорее полубашня, а с другой стороны она имеет сходство с ранними многогранными итальянскими бастионами. При этом назвать её полноценной башней сложно, т.к. не факт, что она возвышалась над стенами и вообще это была довольно приземистая постройка, но и до бастиончика она не дотягивает из-за своих размеров. Так что идеального термина для этой постройки скорей всего нет. А вот как бы я её точно не стал бы называть, так это вежей, как её именуют отдельные исследователи.


    О том, как выглядела полубашня в период, когда её использовали в качестве укрепления (т.е. в 16-17 вв.), в нашем распоряжении сведений нет. Ближайший к этому периоду графические источники - это планы 1-й половины - середины 18 в., наиболее детальным из которых считается план капитана де Пирха 1755 г., на котором все три артиллерийские башни обозначены буквой "B - Bastion Masyw. Murowany 5-Eck", т.е. де Пирх трактовал эти постройки как мурованные/каменные бастионы, а вот что такое "5-Eck" я не знаю, так что буду благодарен за подсказку. На плане видно, что в то время многогранная полубашня находилась на стыке двух линий дворцовых корпусов, обозначенных буквой "F". Примыкавшую к башне восточную стену и "новой дворец", обозначенный на плане буквой "E" мы ранее рассматривали в отдельной теме.

    01.jpg
    Источник


    Мауриций Мацишевский, один из тех, кто на рубеже 19-20 вв. живо интересовался историей и архитектурой замка, к нужной башне проявил мало внимания, лишь бегло упомянул, что "северо-восточная и южная [башни] были округлыми" [1], т.е. даже не стал уточнять, что на самом деле формы плана этих двух башен отличаются (южная - полукруглая, северо-восточная - многогранная). Вместе с ним или вслед за ним такую же степень "внимания" к полубашне проявляли и другие польские исследователи, к примеру, Александр Чоловский в своей справке о замке 1892 г. [2] нужную постройку не упоминает вовсе, а в книге 1926 г. [3] бегло отмечает, что из трёх башен замка две были "полукруглыми". Роман Афтанази в своей справке о замке также лишь кратко упомянул, что "северо-восточная и южная башни имели форму полукруга" [4].

    М Мацишевский также упомянул [1] текст документа, в котором сообщалось о существовании в 1570 г. в северной части замка деревянного дворца с деревянной башней. Эта информация вбила клин между исследователями, бОльшая часть которых посчитала, что речь идёт не только о дворце, но и о том, что вообще вся северная часть комплекса на тот момент была деревянной, а, следовательно, северной башни тогда ещё вообще могло не быть, но были и те, кто не согласился с такой трактовкой текста документа, о чём детально писал в теме, посвящённой датировке пятиугольной башне-бастиончика.

    О том, как полубашня выглядела на рубеже 19-20 вв. можно получить представление благодаря этому прекрасному кадру, на котором показана восточная часть комплекса: слева возвышается "новый дворец", соединённый с многогранной башней секцией старой стены, относящейся, возможно, ещё к середине 16 в.:

    02.jpg
    Источник

    Во время Первой мировой войны, в 1916-1917 гг., замок несколько раз обстреливала артиллерия, и как раз восточным постройкам замка досталось больше всего. Если в начале боевых действий, после первых попаданий, видим полубашню всё ещё более-менее целой и под кровлей:
    03-1.jpg
    Источник

    То в конце боевых действий она уже выглядела более потрёпанной:
    03-2.jpg 03-3.jpg
    Источник

    Тадеуш Шидловский, описавший в своей книге 1919 г. [5] увечья, нанесённые Первой мировой войной многим памятникам архитектуры, в описании состояния бережанского замка отметил:

    Цитата

    Более скромное северо-восточное крыло имеет сильно повреждённые кровли и потолки, а северо-восточная башня и прилегающая к ней часть здания полностью лишены крыш и потолков.


    Башня на обмерных планах 1926 г.:
    09.jpg
    Источник: Rafał Nestorow. Pro domo et nomine suo ... (2016). S. 210.


    В 1959 г. замок обследовал Григорий Логвин. Его наблюдения и выводы в полном виде, к сожалению, не были опубликованы, но отдельные фрагменты его текстов привела Ольга Пламеницкая в своей статье 2011 г., где есть информация и по многоугольной башне [6, с. 266]:

    Цитата

    За натурними спостереженнями Г. Логвина 1959 р. у шестикутній башті білокам’яні різьблені облямування вікон вставлено пізніше на місце бійниць попереднього будівельного етапу.


    В 1968 г. Адам Милобедзкий опубликовал [7] план замка, на котором, если я правильно понял, показаны постройки, появившиеся при Николае Сенявском (т.е. не позднее 1569 г., а может и не позднее 1554 г.). Среди этих построек есть и многогранная полубашня:
    04.jpg

     

    В конце 1970-х гг. анализом архитектуры замка интересовался Юрий Нельговский [8]:

    Цитата

    Замок в Бережанах (до 1554 г.) имеет в плане форму неправильного пятиугольника. Его стены фланкируют огнем три могучие башни разной в плане формы (полукруглая, пятиугольная и многогранная). ...

    В общей планировке замка наиболее последовательно и сознательно использован прием фланкирования угла стен башнями. Трижды повторенное очертание башен с выступающими углами между ними образует почти правильную фигуру. Однако имеющаяся неправильность в очертаниях плана, различная форма башен, толщина стен говорят о разновременности сложения всего периметра укрепления. Об этом свидетельствуют и документы. Строительство замка было начато спустя десять лет после основания города на месте села того же названия, в 1540 г. и, судя по надписи над въездом, окончено в 1554 г. Но, как свидетельствуют документы о разделе замка между сыновьями владельца, в 1570 г. одному из них досталась каменная часть замка (юго-восточная), а другому — деревянная (северная и северо-западная). ...

    Несмотря на единую концепцию обороны (повторяющийся приём фланкирования угла стен башнями), почти правильную фигуру плана замка и ряд других общих черт, автор всё же посчитал сумму различий (отличающиеся формы планов башен, разная толщина стен и др.) достаточно весомой, чтобы увидеть в комплексе не постройку, возведённую по единому проекту, а общность разновременных сооружений. И хотя шестиугольная башня не была датирована, но в то же время была высказана версия, что её датировка не может совпадать с датировкой других башен замка, т.к. по мнению автора они не могли быть построены одновременно.


    Башня в 1977 г. на фото Николая Жарких. Тогда она ещё не была законсервирована - верхний ярус был открыт:
    10-1.jpg 10-2.jpg 10-3.jpg

    10-4.jpg 10-5.jpg

    На фото 1988 г. (автор Н. Жарких) видим итог консервационных работ - доступы в башню перекрыли, жаль только, что оставили её без кровли:
    11-1.jpg


    В 1986 г. замок был описан в "Памятниках градостроительства и архитектуры Украинской ССР":

    Цитата

    Замок, 1554 г. Создавался на протяжении нескольких строительных периодов при участии итальянских мастеров. Первоначально в состав комплекса входили: дворец с въездными воротами в нем, полукруглая бастия и четырехгранная четырехъярусная башня (юго-восточная часть нынешнего комплекса). В 1570 г. в северной части детинца были построены деревянные дом и башня. В первой половине XVII в. замок укреплен бастиями, в одной из которых — пятиугольной — располагался арсенал.

    Полигональные бастии имеют в настоящее время по два яруса без перекрытий. ... Все бастии снабжены развернутой системой бойниц, в том числе со скрещенными двумя-тремя ходами.

    К этой справке у меня возникает много вопросов, о чём писал в теме датировки пятиугольного башне-бастиончика и в теме, где присматривался к гипотезе о существовании ещё одной, четвёртой, башни замка. Теперь вот и в этой теме выскажу сомнения, на этот раз они связаны с датировкой многоугольной полубашни аж 17 в. Откуда эта датировка появилась, я не понимаю. Также справка сообщает, что все "бастии" снабжены развёрнутой системой бойниц, и отсюда может показаться, что бойницы сохранились в т.ч. и в многоугольной полубашне, но, если я правильно понял, в случае с этой постройкой все (?) бойницы были переделаны в окна. К слову, интересно, что ответственным редактором издания был Г. Логвин, но не знаю, насколько изложенные в справке взгляды на датировку укреплений совпадают с его собственными наблюдениями. 

    В дальнейшем сведения и датировки из "Памятников градостроительства ..." были множество раз ретранслированы [10; 11; 12], так что в сознании многих закрепилась мысль о том, что две из трёх башен замка были возведены не на первом строительном этапе и не ранее 17 в.


    В 1993 г. Лидия Горницкая в небольшой статье кратко описала о проекте приспособления замка под культурно-образовательный центр. Есть там и упоминание многоугольной полубашни:

    Цитата

    Північна вежа, що примикає до північного корпусу, служила для ведення фланкуючого вогню вздовж північної та північно-східної оборонної стіни. В плані це половина дванадцятигранника. До нашого часу збереглася на висоту двох ярусів. Проектом передбачено реставрацію об’ємно-просторової структури вежі, перший ярус використати для розташування службових приміщень бібліотеки, в простір другого вписати сходову клітку для сполучення з готельними номерами третього ярусу.

    Из текста толком непонятно, то ли высоту полубашни планировали увеличить за счёт строительство третьего яруса, то ли под третьим ярусом подразумевались мансардные помещения, обустроенные в объёме кровли полубашни, то ли речь о мансардных помещениях корпуса, соседствовавшего с полубашней.


    В уже упомянутой выше статье О. Пламеницкой многоугольная башня несколько раз мелькала в тексте [6, с. 257, 260-261]:

    Цитата

    Вони [роботи, проведені гетьманом Миколою Сенявським у 1540-ті роки] полягали у розбудові середньовічного укріплення і спорудженні башти-пунтоне та двох бастей. ...

    ... північно-східна [башта] гранчаста, у формі половини дванадцятигранника, має аналогічну [з південною баштою] бастейову структуру ...

    ... Специфічною є типологія бійниць І ярусу південної напівкруглої башти: вони мають спільну велику склепінчасту камеру і два бойових отвори, скеровані в різні боки під кутом близько 60°. В інших баштах аналогічні бійниці було згодом перероблено на вікна.

    ... За нашою другою версією первісний замок міг бути прямокутним у плані з квадратовими баштами; фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку, а північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського. На користь цього припущення свідчить характер примикання до оборонних мурів північно-східної башти, яка отримала асиметричну форму.

    Несколько комментариев:

    • Как видим, О. Пламеницкая связывала постройку всех трёх башен, включая многогранную, со строительной деятельностью Н. Сенявского. 
       
    • Автор сообщает, что в многогранной башне (также, как и в двух других) изначально были многоканальные бойницы. Выше уже приводились выводы на эту тему Г. Логвина, однако тогда текст сообщал лишь о том, что на месте окон ранее были бойницы, но не уточнял, что какие-то из них могли быть многоканальными. И вот тут непонятно - то ли в тексте Г. Логвина речь шла именно о существовании ранее многоканальных бойниц у многоугольной башни, либо вывод о их существовании сделала уже О. Пламеницкая, либо тут ошибка, и информацию о многоканальных бойницах стоит относить к двум башням, а не к трём. С другой стороны, если придерживаться версии о постройке всех трёх башен в рамках одного проекта, а также с учётом того, что в двух из трёх башен многоканальные бойницы сохранились до наших дней, то вывод о существовании многоканальных бойниц ещё и у третей башни кажется вполне логичным.
       
    • О. Пламеницкая в статье приводит доводы в пользу версии о существовании каменного замка ещё до того, как в Бережанах стройку затеял Н. Сенявский. В качестве одного из аргументов приводится асимметричная форма северо-восточной башни. Если я правильно понял, то речь вот об этом месте, где две линии замковых стен не имеют прямого стыка, из-за чего башня с южной стороны как бы получает ещё одну - седьмую - грань. Но может были и другие причины организовать стык двух стен и башни именно в таком виде?
      05.jpg


    Богдан Тихий в статье 2013 г. [14] многоугольную башню не упоминает и уж тем более не поднимает вопрос её датировки, однако сообщает, что, по его мнению, пятиугольный периметр сформировался уже в 17 в., а отсюда можно сделать вывод, что и многоугольная башня не могла быть построена раньше, поскольку она с этим пятиугольником стыкуется. А вот в статье 2016 г. [15] кое-что по нужной теме имеется - здесь, описывая строительный период 1534-1584 гг., автор видит облик укреплений замка так:

    Цитата

    Є відомості, що вже через два роки після зведення замку [тобто у 1556 р.] його перебудовано. За основу взято т. зв. італійську оборонну систему. ...

    ... Від круглої південної башти зводиться широкий мур на захід, будується Західна п’ятикутна триярусна вежа. ...

    ... З півночі одноярусний кам’яний мур під прямим кутом різко повертає на схід, проходячи оборонну червону лінію східного широкого муру, і виступає за неї, утворюючи гострий кут для обладнання бійниць для обстрілу при наступі на східну бокову браму. Північно-східної вежі тоді в такому виді як зараз, ще не було. 

    Окрім муру замок з півночі мав дерев’яний палац з дерев’яною оглядовою вежею в північно-західному наріжнику.

    Тут автор высказывает новую гипотезу о том, что ни одна из артиллерийских башен не могла быть построена ранее 1556 г., чем противоречит всем предыдущим авторам, которые как минимум южный корпус с южной полбушней относили к периоду 1530-х  - 1554 гг. Б. Тихий считает, что итальянский проект начали реализовывать только после 1556 г., но при этом в новый сценарий нужно как-то вплести данные 1570 г. о деревянном дворце и деревянной башне, так вот эту самую башню автор помещает в северо-западном углу (это вообще где именно?) и отдельно отмечает, что нужной нам северо-восточной многоугольной башни тогда "в таком виде как сейчас" ещё не было, но толком непонятно, то ли по мнению автора башня там была, но не в таком виде, которым она обладает в наши дни, то ли считал, что её там тогда не было вовсе. К сожалению, в дальнейшем в статье он больше не возвращался к этой башней и потому осталось непонятно, к примеру, когда же она по версии Б. Тихого появилась "в таком виде как сейчас"

    В буклете 2020 г., выпущенном Бережанским заповедником, встречаем своеобразное развитие идей Б. Тихого:

    Цитата

    Із огляду на специфіку терену, оточеного двома рукавами річки Золота Липа, умови будівництва замку впродовж 1534-1554 рр. були доволі складними, але інженерне завдання виконано досконало. Замок постав прямокутним із квадратними вежами. Та вже через два роки Миколай Синявський розпочав його перебудову, за тогочасною італійською оборонною системою. У 1556-1583 рр. у замку почергово споруджено південний палац із в'їзною брамою та велику півкруглу бастею. ... Потужну п'ятигранну вежу-порохівню ... зведено із західної сторони. Разом із нею збудовано південний мур ... У північній частині дитинця поставлено дерев'яний палац, у північно-західному наріжнику - оглядову вежу. Із сходу замок замикав масивний оборонний мур, що прострілювався із квадратних, тепер втрачених, веж.

    Здесь снова появление новейших укреплений, созданных по итальянской схеме, отнесено к периоду после 1556 г. Здесь уже южный и западный секторы оборонного периметра вместе с двумя артиллерийскими башнями отнесены к более-менее одному периоду, связанному с Н. Сенявским, но при этом в описании северной линии укреплений фигурирует только деревянный дворец и деревянная башня, а что касается восточной линии укреплений, то тут упомянута даже не одна, а сразу две квадратные в плане башни (хотя даже к гипотезе о существовании одной четырёхугольной башни есть вопросы). Что касается многоугольной башни, то её следа в описании этого строительного периода я не встретил, но странно также, что и в описании других строительных периодов нет информации о том, когда же башня там появилась.


    В статье 2013 г. [16], посвящённой замковому декору, кратко были упомянуты окна второго яруса многоуольной полубашни, но, к сожалению, без версий по датировке:

    Цитата

    06.jpg
    Обрамування вікон північної бастеї

    Всього таких вікон на другому поверсі є шість, залишилися фрагменти п’ятьох. Однак завдяки візуальному обстеженню та аналізу іконографічних зображень, можна зробити висновок, що обрамування повинні бути ідентичними.


    Ещё раз вопрос декора многогранной полубашни был затронут Лесей Панченко в статье 2017 г. [17, с. 84, 88, 89], и здесь уже встречаем предположение по датировке:

    Цитата

    07.jpg

    До п’ятої стилістичної групи відносимо ідентичні білокам’яні обрамлення вікон північно-східної полігональної башти, котрі згідно з Г. Логвином були переоблаштовані з первісних бійниць [Логвин с. 12]. Шість вікон другого ярусу, ймовірно, були оформлені ідентично, наскільки про це можна судити з огляду на їхній нинішній стан — два з них збереглися відносно непогано, від трьох вціліли лише фрагментарні залишки, а одне знищене цілковито. Оздоблені вони досить просто — профільовану лиштву оперізували неорнаментовані широкі пояси, згори, ймовірно, був вузький фриз (або карниз — можна зауважити лише наявність білокам’яної плити), унизу профільований підвіконний карниз.

    Незаперечним є той факт, що заміна бійниць на вікна у бастеї, розташованій на східному боці замку, котрий не був захищений бастіонними укріпленнями, могла відоутися лише після втрати замком оборонного значення. Датувати цю групу більш-менш вірогідно ми не можемо, втім, імовірним е припущення, що ця перебудова могла бути здійснена лише наприкінці XVII ст., у часи певного послаблення воєнної напруги (завершення польсько-українських воєн, під час яких Бережанський замок тричі витримав облогу — у 1648, 1655, 1667 роках [Aftanazy VII, s. 267], та поразки турецької навали на Європу; 1675 року турецьке військо не наважилось штурмувати дуже потужні, як на той час укріплення [Пламеницька с. 267-268]. ...

    ... П'ятий етап (1675-1700): переобладнання північно-східної башти під житло.

    --------

    • Логвин Г. Н. Замок в Бережанах. Машинопис (30 с.) 1959 р. в особистому архіві Пламеницької О. А. (Праця не опублікована).
    • Aftanazy R. Materiały do dziejów rezydencji: W 111. Warszawa: Instytut Sztuki PAN, 1990. — T. VII a: Dawne województwo ruskie: ziemia Halicka i Lwowska. — 696 s.
    • Пламеницька О. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. — К., 2011. — Вип. 18. — С. 257-270.
       


    Полубашня в наши дни:
    12-1.jpg

    12-2.jpg 12-3.jpg

    12-4.jpg 12-5.jpg
    Источники: 1, 2


    Некоторые итоговые мысли:

    • Учитывая тот низкий уровень внимания, который перепадал многоугольной башне возникают обоснованные сомнения в том, что кто-то из авторов целенаправленно задавался вопросом датировки этой постройки.
       
    • Подозреваю, что многоугольной башне сильно навредил текст документа 1570 г., где сообщалось, что в том году в северной части замка находился деревянный дворец с деревянной башней, а также гипотеза о существовании у замка в восточной стороны одной/двух квадратных башен, оставшихся от гипотетической более старой версии укреплений. Всё это в сумме мешало связать многоуольную башню со строительной деятельностью Н. Сенявского. Но если О. Пламеницкая права в своей трактовке текста документа 1570 г. [6, с. 266-267], т.е. если речь там шла о застройке внутри стен, а не о том, что к тому времени вся линия укреплений не была достроена в камне и частично была из дерева, то из текста документа совсем не следует, будто к тому времени многоугольной башни не было, а что касается версии о существовании с восточной стороны квадратной башни/ен, то её было бы неплохо более детально обосновать, чтобы она выглядела более правдоподобно. 
       
    • В попавшихся мне на глазах публикациях я не увидел вообще никаких доводов в пользу версии о появлении многоугольной полубашни в 17 в. Если учесть то, что по мере приближения к 17 в. восточный сектор становился все более безопасным, а в начале 1620-х гг. замок, вероятно, уже обзавёлся внешней линией бастионных укреплений, то сдвиг строительства полубашни с 16 в. в сторону 17 в. выглядит не очень логично. А если учесть, что то ли с конца 16 в., то ли с 1-й четверти 16 в. на линии восточной стены стал расти дворец, то появление башни в этот период выглядит ещё более странно, поскольку строительство с восточной стороны не особо укреплённого дворца с одной стороны сообщало о том, что этот сектор стал считаться ещё более безопасным, а с другой стороны дворец выдвинулся за линию восточной стены, перекрыв многоугольной полубашне обзор вдоль восточной стены, тем самым лишив её возможности фланкировать стену. 
       
    • Замок, несмотря на разную планировку башен и разную толщину стен демонстрирует единство концепции, которое проявляется в планировке (сочетании пятиугольника стен с треугольником башен), а также единый принцип фланкирования, в рамках которого каждая из трёх артиллерийских башен фланкировала по два отрезка стены, стены в свою очередь формировали клинья, а башни не имели прямой визуальной связи друг с другом. Уберите из этой схемы многоуольную башню и сразу половина замка окажется уязвимой (в версию о существовании с восточной стороны одной или двух квадратных башен какого-то более старого замка я пока не особо верю). К тому же многоуольная башня имеет некоторое сходство с полукруглой по форме (во-первых, они обе представляют собой полубашни, во-вторых, форму обоих не просто так часто описывали одним словом - округлая) и по размерам (ок. 20-21 м. в диаметре).

      08.jpg

      Северный клин замковых стен, симметрично фланкированных двумя артиллерийскими башнями:
      12-6.jpg
      Источник
       
    • Что касается доводов, мол, эта многоугольная башня не могла быть построена одновременно с двумя другими, поскольку её форма плана отличается от двух других башен, а также толщина стен иная, то и тут можно найти объяснения, не отрывая при этом полубашню от 16 в. и от строительной деятельности Н. Сенявского. Так, разная планировка башен могла объясняться стремлением автора проекта к использованию именно разных башен, примеры чего можно встретить в итальянской фортификации конца 15 - 1-й половины 16 вв. Я ранее предположил, что это может быть связано с византийским влиянием на военных инженеров, которые в 1-й половине 16 в. находились в поисках новых форм, и часть этих форм изначально проектировалась с башнями разных планировок. А с толщиной стен всё ещё проще - с востока замок был основательно прикрыт водой пруда и заболоченной местностью и потому с этого направления и стены башни и стены основного замкового периметра могли позволить сделать более тонкими. 
       
    • Помимо разных черт, есть и общие. О том, как башня интегрирована в общий план и как она участвовала в единой схеме фланкирования написал выше. Но помимо этого стройная кладка многоугольной башни также похожа на кладку других его старых частей, и, кроме того, многоугольная башня снабжена опоясывающим межъярусным карнизом (эта деталь также свойственна итальянской фортификации конца 15 - середины 16 вв.).
       
    • Если строительство каменного замка по итальянской схеме в 1530-х - 1554 гг., а также строительство земляных бастионных укреплений в районе начала 1620-х гг. выглядит здраво, т.к. показывает, что выдающиеся военачальники того времени были осведомлены о современных трендах в фортификации, то появление в середине 16 в. замка, лишенного одной или даже двух из трёх артиллерийских башен, а также мысль о том, что многоугольная башня со стороны пруда-болота могла появиться уже в 17 в. - это как раз совершенно другой подход, изображающих Сенявских как людей, которые строили что-то странное и неуместное в любом из взятых периодов.
       
    • В общем, прежде чем пытаться усмотреть в многоугольной башне постройку, возведённую в отрыве от единого проекта, разработанного при Н. Сенявском, хотелось бы получить больше доводов, которые бы дали основание сместить появление полубашни к периоду после Н. Сенявского (т.е. после его смерти в 1569 г.), не говоря уж о датировке в районе 17 в.

     

    Источники:

    1. Maurycy Maciszewski. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Brody, 1910. S. 27.
    2. Aleksander Czołowski. Dawne zamki i twierdze na Rusi Halickiej. Lwów, 1892. S. 6-9.
    3. Aleksander Czołowski, Bohdan Janusz. Przeszłość i zabytki województwa tarnopolskiego. Tarnopol, 1926. S. 60. 
    4. Roman Aftanazy. Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej, Tom VII. Warszawa, 1990. S. 267.
    5. Tadeusz Szydłowski. Ruiny Polski. Lwów, 1919. S. 75.
    6. Ольга Пламеницька. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. Вип. 18. Київ, 2011. С. 257—270.  
    7. Adam Miłobędzki. Zarys dziejów architektury w Polsce. Warszawa, 1968. S. 132-133.
    8. Юрий Нельговский. Некоторые особенности замков Подольских земель Украины // Архитектурное наследство, Выпуск 27. Москва, 1979. С. 93-94.
    9. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. Том 4. Киев, 1986. С. 38-39.
    10. Володимир Мороз. Замки і фортеці Тернопілля. Тернопіль, 2011. С. 5.
    11. Катерина Липа. Теорія архітектури, Містика і війна. Київ, 2016. С. 78-79. 
    12. Марина Ягодинська, Богдан Строцень. Замки Тернопільщини. Харків, 2018. С. 11.
    13. Лідія Горницька. Замок в Бережанах: проектні пропозиції реставрації та пристосування // Міжнародна конференція з питань охорони фортифікаційних споруд України. Матеріали. Кам’янець-Подільський, 1993. С. 31-32. 
    14. Богдан Тихий. Бережанський замок // Пам’ятки України. 2013. № 5. С. 9.
    15. Богдан Тихий. З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення // Стародавній Меджибіж в історико­культурній спадщині України. Хмельницький, 2016. С. 228-235. 
    16. Оксана Бойко, Ольга Заречнюк, Марія Оприщенко. Інвентаризація архітектурного декору і матеріали замку в Бережанах // Проблеми дослідження, збереження та реставрації історичних фортифікацій. Львів, 2013. С. 67. 
    17. Олеся Панченко. Стилістичні особливості архітектури Бережанського замку // Культурна спадщина. Випуск 1. Київ, 2017. С. 81-90. 
    18. Бережани - Замок Сенявських. Бережани, 2020.

  7. На этом прекрасном кадре видим восточный дворец, каким он был перед Первой мировой, да ещё и с редчайшего ракурса:

    1.jpg 


    Хорошо видна бойница в нижнем ярусе ризалита:
    2-1.jpg


    Также на этом фото видна сложная форма ризалита, северная стена которого выступает вперёд в восточном направлении, образуя нечто вроде углового пилястра. Если представить, что этот ризалит является замаскированной старой башней, то в этом случае очень не просто будет объяснить такую странную сложную форму постройки, ведь гипотетическая башня вряд ли могла иметь такую странную форму.

    2-2.jpg

    • Like 1

  8. Обратите внимание, насколько непростой была форма ризалита. Нижний ярус представлял собой не обычный четырёхугольник - у него были выемки на углах. А у верхних ярусов дворца, возведённых с некоторым отступом от внешних границ нижнего яруса, были срезаны углы, и по этим срезам пустили водостоки. 

    Я понимаю, как всё это разнообразие форм можно объяснить с точки зрения строительства ризалита уже в 17 в., но сложно представить, что весь этот объём является некой старой башней, над которой пришлось бы очень хорошо поработать, чтобы придать её такую фигурную форму, да и то это бы не объяснило наличие каких-то выемок, странных срезов и резкое изменение объёма постройки на границе первого и второго ярусов.

    1.jpg


  9. Ход к воде.

    На плане 1755 показана и подписана интересная деталь - проход, пронизывающий дворцовый корпус и ведущий к реке:1.jpg

    Есть он и на обмерных планах:
    2.jpg

    В наши дни, как я понимаю, ход с двух сторон замурован.

    • Like 1

  10. Есть ряд планов, выполненных в рамках обмеров замка где-то в 1925-1926 гг. Сходу может показаться, что оба приведённых ниже источника приводят один и тот же документ, однако если присмотреться, то можно обнаружить массу расхождений в деталях. 

    В статье Ольги Пламеницкой Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста (2011) на с. 260 были опубликовано несколько планов замка. В подписи значилось: "Бережани. Замок. Плани І та II ярусів. Обміри Політехніки Варшавської. 1925. Архів Інституту мистецтв польської Академії наук, № 170278".  

    1 ярус:
    00-1.jpg

    2 ярус:
    00-2.jpg
     

    Рафал Несторов (Rafał Nestorow) в своей монографии Pro domo et nomine suo. Fundacje i inicjatywy artystyczne Adama Mikołaja i Elżbiety Sieniawskich (2016) на с. 210 опубликовал три листа обмеров замка. Из сопроводительной информации есть такой вот текст с упоминанием даты, автора и места хранения оригинала: Brzeżany, zamek, rys. Z. Kędzierski, 1926. Oryg. Zakład Atchitektury Polskiej Politechniki Warszawskiej. Fot. ze zbiorów IS PAN w Warszawie.

    Поскольку в книжке приведены фотокопии не лучшего качества, да ещё и листы в публикации имеют скромные размеры где-то 7,5х6,5 см, так что по итогам сканирования имеем не самые чёткие и детальные изображения, однако за неимением лучшего пока и это подойдёт, тем более что здесь всё равно довольно хорошо читаются все крупные детали и даже множество мелких.

    1 ярус:
    01.jpg

    2 ярус:
    02.jpg

    3 ярус:
    03.jpg

    • Like 1

  11. 9 часов назад, J Koucz сказал:

    Kouczeniec jako nazwa nie ma żadnego sensu, to słowo nic nie znaczy ...

    "Kouczeniec" - это название из карте Боплана. Он был француз и часто пытался на свой манер передать старые местные названия городков и сел, при этом иногда эти названия искажал. Из Боплана в таком варианте название могло попасть в другие источники и на более поздние карты. Вероятно, Боплан так на свой манер попытался написать местное название "Косница". Что касается "косницы", то это название на украинском и русском, как мне кажется, имеет вполне чёткую отсылку к неким костям (to znaczy miejsce z kośćmi). О каких именно костях могла идти речь я не знаю - это могло быть связано с какими-то древними захоронениями (в той местности очень много древних курганов) или же с каким-то массовым захоронением погибших в каком-нибудь сражении. 


  12. Восточная линия укреплений старого замка - это один из сегментов комплекса, о котором в довольно многочисленных публикациях, касающихся истории и архитектуры памятника, содержится не так уж и много сведений, да и те, к сожалению, временами довольно противоречивы. 

    Это могла бы быть простая тема о том, как на линию старой каменной стены середины 16 в., защищавшей замок с востока, то ли в конце 16 в., то ли в 17 в. посадили дворец, сильно пострадавший в годы Первой мировой войны, а затем ещё больше разрушенный в годы советской власти, однако в эту историю вклинилась одна загадочная деталь - якобы существовавшая некогда четвёртая башня, которую интегрировали в объём нового дворца, тем самым на века спрятав от посторонних глаз. Обнаружение в теле замка постройки такого типа не просто обогатило комплекс ещё одним оборонительным узлом, но ещё и стимулировало появление ряда противоречащих друг другу взглядов на ранние периоды строительной истории замка. При этом к истории с обнаружением четвёртой башни возникает немало вопросов, о которых речь пойдёт ниже.

     

    О том, как именно выглядела восточная линия укреплений замка в середине - второй половине 16 в. в нашем распоряжении точных сведений нет. Можно лишь допустить, что она представляла собой простую стену, причём не самую толстую, поскольку с востока подступы к укреплениям были сильно затруднены водами обширного пруда и заболоченной местностью. Вариант ранней планировки с простой восточной стеной показан на плане замка авторства Адама Милобендзкого, опубликованном в 1968 г.:

    01.jpg
    Источник: Jan Leszek Adamczyk. Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku. Kielce, 2004. S. 91.


    Нам не известны планы или рисунки 17 или начала 18 в., которые бы сообщали нам сведения о внешнем виде или планировке восточной части комплекса. Самые ранние планы относятся к ок. 1720 и 1755 гг., там довольно схематично показан уже давно существовавший на то время дворец. На плане 1755 он отмечен буквой "Е":

    02.jpg
    Источник


    На литографии, опубликованной в 1876 г., показан вид на замок с юга. В правой части изображения видна торцевая стена восточного дворца. Помимо ряда окон, обустроенных на 4-х уровнях, на нижнем ярусе также хорошо видно отверстие бойницы:

    03.jpg
    Источник (с. 88)


    На акварели Наполеона Орды, выполненной в конце 1870-х гг., показан вид на замок с юго-востока. Значительная часть внимания художника перепала восточному дворцу. В нижней части его ризалита, известного нам по литографии 1876 г., у самой земли, видно несколько отверстий, часть которых являются бойницами:

    04.jpg
    Источник


    Практически все источники 2-й половины 19 - 1-й половины 20 в. восточному дворцу не уделяли особого внимания, разве что бегло его упоминали. На этом фоне приятным исключениям выглядят публикации Мауриция Мацишевского [1, 2], где о дворце также данных не много, но среди них есть очень любопытные сведения.

    В публикации 1908 г. [1, с. 8] о нужной секции сообщается следующее (привожу в переводе):

    Цитата

    Восточное крыло формировала стена толщиной 16 м. На этой стене в 17 в. построили покои, названные "новыми", описанные в инвентаре 1762 г. Это был трехэтажный дворец с большими окнами. ...

    ... Собственно трёхэтажный дворец имел на этажах по восемь окон с видом на лесистую возвышенность: Зверинец. Из-за болота, окружавшего город с этой стороны, это было самое безопасное место от врага, у которого не было пушек, поэтому здесь не было ни валов, ни стен [3]. Только нижний ярус (партер) с очень толстыми стенами напоминал, что этот дом был не обычной каменицей, а крепостью. 
    -----
    3. Ширина болота около 800 м. Ещё в 18 веке пушки стреляли на 700 шагов, то есть на 500 м. Raczyński E. Poznań, 1841.

    Несколько комментариев:

    • Под "стеной толщиной в 16 м", очевидно, подразумевалась не толщина самой оборонной стены, а ширина восточного корпуса в целом.
       
    • Есть некоторые противоречия в сведениях - с одной стороны восточная сторона была наиболее хорошо защищена естественными преградами, и потому действительно веками она меньше других нуждалась в серьёзной искусственной защите, однако не приходится сомневаться, что с востока стена у замка в 16 в. была и сам М. Мачишевский об этом этом знал, т.к. и дворец считал построенным "на стене". Подозреваю, что здесь автор скорее описывал ситуацию образца 17 или даже 18 в., когда старое каменное ядро укреплений передало свои основные защитные функции внешней бастионной линии обороны, а на месте старой замковой стены был построен дворец, уже не особо сильно нуждавшийся в собственных мощных защитных элементах, хотя и не лишённый их полностью.
       
    • Автор пишет, что дворец имел 3 этажа, и тут надо понимать, что поляки первый этаж выделяют отдельно (его считают нулевым, и даже название у него есть отдельное - партер), тогда как счёт этажей от 1 к 3 начинается уже как бы со 2-го нашего этажа, и, таким образом, автор сообщает, что было 3 этажа + партер, т.е. по нашему их было 4, что и видим на изображениях и фото. 
       
    • Очень важный момент - автор сообщал, что нижний ярус дворца нёс оборонную функцию, им было отмечено, что толстыми стенами обладал только партер, тогда как, вероятно, верхние этажи уже обладали стенами чисто-дворцовых параметров. И как мы знаем, в нижнем ярусе ризалита (а может и нижнем ярусе и основного объёма дворца) были бойницы, так что ещё и эта деталь могла сообщать автору о наличие у партера оборонных функций, хотя напрямую о существовании бойниц М. Мачишевский не сообщает. 

    В той же книжке было опубликовано фото, сделанное с того же ракурса, с которого замок изобразил Н. Орда, а подпись сообщала, что перед нами "Дворец, построенный на широкой стене в 17 в.":

    05-1.jpg


    В своей чуть более поздней монографии М. Мацишевский повторно привёл те же сведения [2, с. 27, 28, 29, 32, 33].

    К слову, Юрий Нельговский в свой статье 1978 г. [3, с. 94] ссылался как раз на книжку М. Мацишевского 1908 г., однако привёл неправильные сведения по датировке - вместо "1762" написал "1672":

    Цитата

    О строительстве корпуса над восточной стеной и вышедшего за пределы замка говорится в инвентаре 1672 г.


    Упадок замка уже явно наметился к концу 18 в., а в течение 19 в. его коллекции были изъяты, а помещения в итоге были превращены в склады, казармы, здесь также обосновали пивоварню. Потому к началу 20 в. замок добрался в потрёпанном и опустошённом виде, но при этом большинство его корпусов всё ещё были целы, снабжены перекрытиями, так что стоял бы он ещё долго, если бы не Первая мировая война.

    Классический вид на замок с юго-востока, не позднее 1909 г. За ветвями зарослей можно различить отдельные бойницы:06-1.jpg
    Источник

    Довольно редкий ракурс с видом на фасад восточного дворца:06-2.jpg
    Источник

    Есть не так уж и много фото восточного корпуса со стороны замкового двора - это явно была не самая интересная замковая постройка, а уж после всех злоключений 19 в. фасад и вовсе стал выглядеть пресно и потому в кадр попадал скорее как второстепенный фоновый элемент:
    06-3.jpg


    Во время Первой мировой замку прилетало несколько раз в 1916-1917 гг. [4, с. 14] Первые снаряды попали в ризалит дворца, тот самый, который уже в советское время посчитают четвёртой башней:
    06-4.jpg
    Источник

    Через некоторое время замок был куда более жёстко обстрелян, по итогам чего перестал существовать юго-восточный угол укреплений, восточный дворец получил новые повреждения и лишился кровли. На снимках, помимо всего прочего, также видны бойницы в нижнем ярусе дворцового ризалита:
    06-5.jpg 06-6.jpg
    Источник

    В межвоенный период (1918-1939) замок выглядел приблизительно вот так - взгляд с высоты показывает, что больше всего досталось как раз восточным секциям комплекса:
    06-7.jpg
    Источник (с. 97)

    В 1925-1926 гг. замок поляками были выполнены обмеры замка. На плане 1925 г., опубликованном Ольгой Пламеницкой [5, с. 260] в нижнем ярусе дворцового ризалита показано только одна бойница (отметил стрелочкой):

    08-1.jpg

    А вот на плане 1926 г. нижний ярус ризалита показан куда интересней и, судя по показанным выше изображениям, более точно. Зелёными стрелочкам показал то, что на старых фото и рисунках выглядит как окна, красными стрелочками указал на бойницы, причём план зафиксировал, что их каналы пронизывали стену под углом. Синей стрелочкой отметил какую-то нишу, которая, судя по расположению, похожа на ещё одно окно, но в этом случае получается, что оно было перекрыто стеной пристроенным с севера корпусом дворца?

    08-2.jpg
    Источник: Rafał Nestorow. Pro domo et nomine suo ... (2016). S. 210.

    Ярусы ризалита, расположенные выше, таким обилием интересных деталей не могут похвастаться - там и стены тоньше и наружу кроме довольно больших и равномерно расположенных окон вроде бы другие отверстия, которые можно было бы принять за бойницы, не выходят.

    Есть ещё такие вот виды на фасады, привлекающие глаза деталями. Так, здесь показаны две бойницы в нижнем ярусе дворцового ризалита (отмечены стрелочками), причём несмотря на простоту рисунка видно, что его автор сделал акцент на расположении канала южной бойницы под углом. В то же время стены основного объёма восточного дворца показаны с более-менее одинаковой толщиной по всей высоте - никаких утолщений в нижнем ярусе не видно:

    07-2.jpg
    Источник: ?

    В 1930-х гг. зрели планы по возрождению замка в том виде, каким он был по состоянию на 1775 г., но этому было не суждено случиться [4, с. 15-16].

    После 1939 г. начинается уже советский период истории, а о том, с какими потерями замок пережил это время можно судить по нынешнему состоянию памятника. Дворец уменьшился в высоту на два яруса, а от башнеподобного ризалита остались только фрагменты одной из стен нижнего яруса:

    13-1.jpg

    13-2.jpg 13-3.jpg
    Источники: 1, 2

    А вот так выглядит чудом сохранившаяся секция нижнего яруса ризалита с бойничкой (выделил белой рамкой):
    14-1.jpg 14-2.jpg 14-3.jpg
    Автор фото: Макс Ритус


    В 1983 г. Казимир Куснеж в своей статье [6, с 101] кратко описал, как по его мнению мог выглядеть замок при Николае Сенявском (т.е. до 1570 г.). По его мнению, при этом владельце с востока замок защищал только широкая стена, всего у замка были три башни. На количестве башен тут сделал акцент, поскольку во всех более ранних публикациях и в части более поздних поляки всегда сообщали о том, что у замка есть три башни/бастеи. А вот на рубеже 1970-х - 1980-х гг. картина немного изменилась, поскольку в советских публикациях появилась информация, что у замка было не три, а четыре башни.

    Насколько я понял, история обретения четвёртой башни связана с работами 1980-х гг., когда "Укрзахідпроектреставрація" разработала проект предложения по приспособления Бережанского замка вначале под культурно-образовательный центр, а затем, к концу 1980-х, под отельно-рекреационный комплекс. Работы проводили Лидия Горницкая и Николай Гайда. Полных данных по этому проекту в моём распоряжении пока нет, и потому точно непонятно, как упомянутые исследователи приходили к тем или иным выводам, особенно касательно тех участков комплекса, которые были частично или полностью разрушены.

    Вероятно, именно эти исследования рубежа 1970-х - 1980-х гг. послужили основой для составления довольно спорной справки о замке для "Памятников градостроительства и архитектуры Украинской ССР" [7, с. 38]:

    Цитата

    [Замок] создавался на протяжении нескольких строительных периодов при участии итальянских мастеров. Первоначально в состав комплекса входили: дворец с въездными воротами в нем, полукруглая бастия и четырехгранная четырехъярусная башня (юго-восточная часть нынешнего комплекса).

    Из этой справки следовало, что при Николае Сенявском была построена только южная - юго-восточная секция замковых укреплений. Здесь уже видим, как дворцовый ризалит трактуется как башня, возведённая одной из первых. И если выше приведённые польские источники свидетельствовали в пользу того, что нижний ярус ризалита явно имел оборонное прошлое, то справка сразу сообщает, что башня была четырёхярусной, т.е. по высоте не меньше дворца, а может даже и больше, если считать кровлю. 

    В 1993 г. Л. Горницкая в своей статье [8, с. 32] повторила историю о существовании четвёртой башни:

    Цитата

    Східний корпус - побудований в період чергового розвитку замку, існував вже в XVIII ст. До половини 70-х років нашого століття стіни корпусу були збережені на висоту віконних перемичок четвертого ярусу, в даний час два верхніх яруси втрачені. Проектом передбачено відтворення корпусу на висоту чотирьох ярусів. Збережені приміщення першого ярусу підлягають реставрації та пристосуванню під службово-адміністративну функцію. В реконструйованих приміщеннях другого, третього та четвертого ярусів проектом передбачено розмістити готельні номери. За рахунок пристосування горища пропонується влаштувати п’ятий ярус, розмістивши в ньому готельні номери. Східна вежа зруйнована до рівня фундаментів. Прямокутна в плані. В період XVIII ст. зазнала реконструкції, внаслідок чого стала частиною східного корпусу. Проектом предбачено реконструкцію об’єму вежі з влаштуванням готельних номерів.

    Появилась башня и на графических материалах той же команды:

    09-1.jpg
    Источник: Богдан Тихий. Бережанський замок // Пам’ятки України. 2013. № 5. С. 10.

    09-2.jpg
    Источник

    На этом плане, украшающем информационный стенд рядом, установленный рядом с замком, видно, что нижний ярус замкового ризалита не соответствует тому, что можно видеть на старых изображениях/фото, а также на обмерном плане 1926 г.:  
    09-4.jpg
    Источник

    Здесь в фасаде гипотетической башни показана уцелевшая бойница. Возможно это был какое-то промежуточное предложение, поскольку башня тут ещё не очень высокая, а восточный дворец и вовсе двух ярусный. Кстати, здесь сечение дворца ярко демонстрирует, что старая стена 16 в. (она самая толстая) оказалась внутри более позднего дворцового корпуса:
    09-3.jpg
    Источник

    Аппетит приходит во время еды, и вот уже на более поздней (?) версии проекта четвёртая башня существенно подросла до 5 этажей (или до 6-ти, если считать мансардный ярус). Очень сильно сомневаюсь, что в распоряжении исследователей были хоть какие-то материалы, которые позволили бы обосновать появление этого небоскрёба:
    09-5.jpg
    Источник: Вісник Інституту Укрзахідпроектреставрація, Число 11. 2000. С. 73.

    09-6.jpg
    Источник: Вісник Інституту Укрзахідпроектреставрація, Число 11. 2000. С. 72.


    Как бы параллельно существует и другой вариант видения ситуации, показанный на макете замка. Здесь бойницы на нижнем ярусе показаны не только у ризалита, но и у основной части восточного дворцового корпуса. Это очень даже неплохо вяжется с тем, о чём рассказывали век назад М. Мацишевский, а именно о том, что нижний ярус дворца напоминал об оборонном предназначении партера:
    11-1.jpg 11-2.jpg
    Источник


    Стоит также упомянуть, что с точки зрения отдельных польских исследователей версия о существовании 4-й башни не выглядела полностью гладкой. Так, к примеру, Тадеуш Поляк хоть и упомянул в 1997 г. о башне в своей справке о замке [9, с. 166], но при этом поставил рядом знак вопроса, будто бы сомневаясь, башня ли это:

    10.jpg


    Новый импульс и новый вектор версии о существовании четвёртой башни придала Ольга Пламеницкая в своей статье 2011 г., где автор высказывается в пользу гипотезы о существовании в Бережанах замка (по мнению автора статьи - каменного) ещё до того, как там в 1530-х гг. свою строительную деятельность развил Николай Сенявский. В качестве одного из доводов в пользу существования этого гипотетического более раннего замка послужила и четвёртая башня [5, с. 260, 266]:

    Цитата

    Четверта невеличка південно-східна башта — прямокутна, зі збереженою архаїчною північною бійницею, концептуально не вписується у структуру п’ятикутника з "наріжниками". Якщо три масивні башти будувалися з урахуванням змін у військовій техніці й призначалися для опору артилерії (стіни в нижніх ярусах мають товщину близько 5,5-6,0 м), то південно-східна прямокутна башта тяжіє до попереднього етапу. ...

    ... За нашою другою версією первісний замок міг бути прямокутним у плані з квадратовими баштами; фрагментарно збережені укріплення попереднього етапу сформували південно-східну частину замку, а північний наріжник постав в 1540-і рр. внаслідок робіт М. Сенявського.

    12.jpg
    Бережанський замок у другій половині XVII ст. Реконструкція О. Пламеницької.

    Некоторые мысли:

    • Автор сообщает, что бойница была архаичной, но так ли это? Те же Л. Горницкая и Н. Гайда, которые первыми начали популяризировать версию о существовании четвёртой башни об этой бойнице, конечно, знали (она присутствует на их проектных рисунках), однако в итоге отнесли появление башни всё же к периоду 1530-х - 1554 гг. Кроме того, это была не единственная бойница в нижнем ярусе ризалита, и те, которые видны на фото, архаическими не выглядят - у них есть щёки, характерные уже для укреплений 16-17 вв., да и форма в виде печной заслонки скорее также отсылает к эпохе артиллерии. Об интригующей бойнице ни в статье О. Пламеницкой, ни в других известных мне публикациях ничего особо не говорится, нет никакого её анализа, который бы дал чёткое понимание, к какому периоду стоит отнести эту деталь.
       
    • Если гипотетическая башня относилась к другому строительному этапу, то это вроде бы не сложно выяснить как минимум по кладке, которая будет отличаться от кладки середины 16 в., не говоря уж о растворах. Также было бы интересно узнать, есть ли перевязка кладки нижнего яруса ризалита с восточной стеной, ведь если перевязка есть, то четырёхугольник можно отнести уже к строительной деятельности Н. Сенявского, а если перевязки нет, то тогда можно сказать, что либо замок середины 16 в. возник при уже существовавшей ранее башне, либо к замку середины 16 в. позднее пристроили эту штуку. 
       
    • На графической реконструкции замка по состоянию на 17 в. восточный корпус показан в виде даже не одной, а двух башнеподобных структур, между которыми размещён дворец, который, по мнению автора рисунка, в 17 в. был тогда на один ярус ниже. Это взгляд на возможный внешний вид объекта мне напомнил, что в 17 в. дворцы всё ещё продолжали комплектовать постройками, похожими на башни (но по сути ими уже не являвшимися), как, к примеру, у Подгорецкого замка (Львовская обл.), при этом у таких дворцов только нижний ярус был оборонным, а всё что выше уже имело почти исключительно дворцовый функционал. 


    Нашлось место четырёхугольной башне и в версии развития укреплений замка, описанной в 2016 г. Богданом Тихим [228, 229, 231]:

    Цитата

    Міркую, що спорудження розпочалось з будівництва житла для власника замку - з південно-східної сторони. Спочатку зведено жилі двоповерхові муровані з каменю з грубими стінами помешкання з в’їздовою брамою. Ліворуч воріт - напівкругла оборонна башта-бастея, яка, як і житловий корпус, мала два яруси. За нею ховалось двохповерхове жиле приміщення. ширина якого не перевищувала ширини південного муру (6 метрів). Зі східної сторони теж збудовано невелику двоярусну квадратну вежу. Це будівництво розпочато силами місцевих майстрів. Очевидно, що до його завершення, з метою оборони, не забудовану територію замку було обведено частоколами, земляними валами та ровами. Є відомості, що вже через два роки після зведення замку його перебудовано. За основу взято т. зв. італійську оборонну систему. ...

    ... Із сходу замок замикав грубий оборонний мур. що прострілювався також із квадратної вежі. ...

    ... Після смерті М. Синявського. який прожив 80 років і помер 21 лютого 1569 р.. власником замку стає його старший 50-літній син - Геронім, який довершив роботи, розпочаті батьком. Зокрема, добудовує східні двохярусні житлові кам'яні корпуси на північ, до половини довжини широкого муру. ...

    ... Масштабні плани 43-річного Адама Героніма щодо перебудови замку перериває несподівана смерть. Справу продовжила його дружина - Катерина Синявська (1576-1648), яка ініціювала добудову кімнат на широкому мурі та зведення західного крила каплиці. У цей час продовжується будівництво палацових корпусів на вільній частині східного муру та надбудова верхніх ярусів цегляної частини східного палацового корпусу.

    Некоторые мысли:

    • Б. Тихий разделяет мнение, высказанное ещё в "Памятниках градостроительства ...", что в первую очередь Н. Сенявский построил южный корпус с воротами, полукруглой башней, и к этому же этапу он относит возведение четырёхугольной башни. Но всё это автор считает как бы 1-й версией замка, которую возводили местные мастера, тогда как перестройку замка уже в итальянских формах он относит к периоду, который начался не ранее 1556 г. Всё это выглядит немного странно, поскольку, к примеру, южная башня и южный корпус несут на себе явные черты влияния итальянской фортификации, а отсюда, как минимум, следует, что какой-то итальянец имел отношение к замку и в 1530-х - 1554 гг.
       
    • По версии Б. Тихого, если я всё правильно понял, обрастание восточной стены постройками жилого корпуса началось ещё при Иерониме Сенявском где-то между 1569 и 1582 гг. На тот момент восточный корпус, по версии автора, был двухъярусным (здесь, если я правильно понял, используется польская система счёта ярусов, где 2 яруса - это 2 жилых яруса + 1 партер).
       
    • Достройку корпуса на восточной стене автор связывает со строительной деятельностью Катерины Сенявской, т.е. с периодом между 1616 и 1648 гг. Этот период выглядит особенно интересно, поскольку по одной из версий (которая мне кажется наиболее правдоподобной) где-то между 1619 и 1626 гг. замок обзавёлся первыми земляными бастионными укреплениями. Появление новой линии обороны могло способствовать падению значения старого каменного ядра в качестве основного узла обороны, а также дало возможность начать трансформировать оборонные сооружения в жилые корпуса.


    В свежем буклете, изданном в 2020 г. заповедником в Бережанах, уже знакомая версия Б. Тихого обрастает новыми деталями [11, с. 4, 6] и одновременно меняется:

    Цитата

    Із огляду на специфіку терену, оточеного двома рукавами річки Золота Липа, умови будівництва замку впродовж 1534-1554 рр. були доволі складними, але інженерне завдання виконано досконало. Замок постав прямокутним із квадратними вежами. Та вже через два роки Миколай Синявський розпочав його перебудову, за тогочасною італійською оборонною системою. У 1556-1583 рр. у замку почергово споруджено південний палац із в'їзною брамою та велику півкруглу бастею. ...

    ... Із сходу замок замикав масивний оборонний мур, що прострілювався із квадратних, тепер втрачених, веж. ...

    ... Після його [Миколи Сенявського] смерті старший 50-літній син Геронім довершив роботи, розпочаті батьком в замку - добудував до половини довжини широкого муру східні двоярусні житлові кам'яні корпуси.

    Мысли:

    • Здесь уже напрямую сообщается, что в 1534-1554 гг. Н. Сенявский построил первый замок, прямоугольный в плане, фланкированный четырёхугольными башнями. А вот ныне видимые укрепления (в том числе и южный корпус с южной башней, обычно датируемые 1534-1554 гг.) по этой версии начали возводить уже после 1556 г. С логикой у этой версии не всё в порядке - мало того, что этот сценарий подразумевает существование внутри нынешнего замка ещё одного сооружения, которое строили 20 лет, так ещё и свой второй замок Н. Сенявский украсил мемориальной плитой, на которой почему-то сообщается о периоде постройки первого замка. 

    • Сообщая о том, что с востока замок защищали не одна, а две башни, автор, не исключено, вдохновлялся реконструкцией облика замка образца 17 в. от О. Пламеницкой, где восточный дворец действительно показан как бы с двумя башнями, правда, сама О. Пламеницкая считала старым оборонным сооружением только одну из них.
       
    • Нужно либо довольно плохо относится к Н. Сенявскому или не особо понимать, как выглядела фортификация 2-й трети 16 в., чтобы предполагать, будто бы польный коронный гетман мог в качестве своей основной резиденции построить замок с квадратными башнями, отдалёнными друг от друга метров на 30. И всё это выглядит ещё более странно, если учесть 20-летний строительный период.


    Вот, пожалуй, и все источники, освещавшие нужный вопрос (во всяком случае из тех, до которых смог дотянуться). Что же имеем в итоге? Всё тот же хаос, как и в случае с датировками других укреплений комплекса. В случае с восточной линией в нашем распоряжении имеется аж 4 версии развития событий, как говорится - на любой вкус. Расположу их по хронологии:

    1. О. Пламеницкая считает, что у замка была четырёхугольная башня, и что её стоит отнести к периоду, более раннему (или даже так - куда более раннему), чем 1530-е - 1550-е гг. 
       
    2. Б. Тихий предположил, что до пятиугольного в плане замка существовал другой, четырёхугольный, с угловыми четырёхугольными башнями, одна из которых (или две?) были уже при Сенявских интегрированы в объём восточного дворца. Постройку этого раннего замка, а вместе с ним и четырёхугольной башни, в рамках этой версии относят к 1534-1554 гг.
       
    3. В рамках версии от Л. Годованюк и Н. Гайды южный корпус, южную "бастею" и четырёхугольную башню построили при Н. Сенявсоком на первом строительном этапе в 1534--1554 гг.
       
    4. Согласно классической польской версии, в общих чертах обрисованной ещё в начале 20 в. М. Мацишевским, никакой башни не было, а был приспособленный к обороне партер (нижний ярус) дворцового корпуса, возведённого в 17 в.

    Параллельно в лагере тех, кто считает, что башня всё же была, есть разные взгляды на её первоначальную высоту (от 2 до 5 ярусов), а отсюда - разные взгляды на то, какая часть этой башни могла быть включена в объём дворца. А также есть разные взгляды на то, сколько всего могло быть построено четырёхугольных башен. 

    Что касается меня, то из всех версий мне больше всего импонирует классическая, та, что под №4. Попробую описать сомнения, которые у меня вызывают остальные версии:

    • Версия о существовании более ранней башни (а вместе с ним - более раннего каменного замка), существовавшего ещё до 1530-х гг., а может и намного раньше, мне кажется попросту недостаточно обоснованной. По сути, прямых сведений о башне нет (во всяком случае, мне они не попались), о ней не писал никто из польских исследователей, причём у поляков были весьма неплохие обмеры нужной части комплекса, и они знали, что нижний ярус ризалита был приспособлен к обороне, однако это их не вдохновило на размышления о существовании ранее неизвестной башни. Схема расположения бойниц, их каналы, пронизывающие стены под углом, форма бойниц и наличие у них наружных "щёк", довольно сложная и странная форма нижнего яруса ризалита, кладка, толщина стен и ряд других деталей, как по мне, отсылают скорее ко 2-й половине 16 в. или к 1-й половине 17 в. 
       
    • Версия о том, что Н. Сенявский в 1534-1554 гг. вначале 20 лет строил один замок, от которого якобы и осталась четырёхугольная башня, а после завершения строительства через 2 года начал строительство совершенно другого укрепления, куда более мощного и крупного (при этому куда-то спрятав укрепления ранее построенного объекта), мне сама по себе кажется очень странной, не логичной и почти никак не обоснованной.
       
    • Версия Л. Годованюк и Н. Гайды, в рамках которой четырёхугольная башня была построена одновременно с южным корпусом и южной "бастеей" на первом строительном этапе Н. Сенявским у меня также не вызывает доверия, поскольку замковый пятиугольник с тремя артиллерийскими башнями я считаю частью одного проекта (об этом подробней расскажу в отдельной теме), а не следствием перестроек, якобы растянувшихся на век. 

      Все три артиллерийские башни построены так, чтобы иметь возможность беспрепятственно простреливать пространство вдоль куртин. С этой точки зрения гипотетическая четырёхугольная башня выбивается из общей концепции, поскольку как бы блокирует линию обстрела многоугольной северной башне. Четырёхугольная башня выглядит мелкой в сравнении с тремя другими башнями. Она также не вписывается в общую симметричную планировку комплекса (пятиугольник стен + треугольник, образованный тремя башнями). Всё это не даёт мне увидеть в загадочном четырёхугольнике ещё одну башню замка, построенную Н. Сенявским.
       
    • Версия, согласно которой у дворца существовал укреплённый нижний ярус пока кажется наиболее правдоподобной. Пока восточная стена была ровной и не застроенной, её полностью фланкировала многоугольная северная башня. Ближе к концу 16 или уже даже ближе к 1620-м гг., когда появились бастионные укрепления, появилась возможность основную защитную функцию переложить на внешние земляные укрепления, а старый замок потихоньку начать перестраивать, превращая его в резиденцию дворцового типа. Но поскольку военная угроза не ослабевала, то на полное ослабление восточной линии старых укреплений вряд ли могли пойти, а вместо этого могли выбрать компромиссный вариант - возвести дворцовый корпус, частично приспособленный к обороне. Поскольку дворец был шире, чем стена, и сильно выдавался наружу, то его появление породило проблему - его корпус перекрыл обзор многоугольной башне, которая утратила возможность фланкировать пространство вдоль фасада нового дворца, и, возможно, именно потому появился башнеподобный ризалит, который как бы перенял на себя фланкирующую функцию. В рамках этой версии речь идёт не о башне, а именно об укреплённом выступе дворцового комплекса, и, конечно, при таком сценарии появление этого выступа тянет сместить уже к 1-й половине 17 в. В общем, приблизительно как-то так:

      15.jpg


    По мере поступления новый сведений будем дальше пробовать на прочность все упомянутые версии.
     

    Источники:

    1. Maurycy Maciszewski. Zamek w Brzeżanach: (z planem z r. 1755). Tarnopol, 1908.
    2. Maurycy Maciszewski. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Brody, 1910.
    3. Юрий Нельговский. Некоторые особенности замков Подольских земель Украины // Архитектурное наследство, Выпуск 27. Москва, 1979. С. 93-94.
    4. Володимир Парацій. Бережанський замок // Галицька брама. 2002. № 7-9. С. 12-17.
    5. Ольга Пламеницька. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. Вип. 18. Київ, 2011. С. 257—270. 
    6. Kazimierz Kuśnierz. Zarys rozwoju przestrzennego Brzeżan w XVI i XVII wieku // Teka Komisji Urbanistyki i Architektury. T. XVII. Kraków, 1983. S. 99-105.
    7. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. Том 4. Киев, 1986. С. 38-39.
    8. Лідія Горницька. Замок в Бережанах: проектні пропозиції реставрації та пристосування // Міжнародна конференція з питань охорони фортифікаційних споруд України. Матеріали. Кам’янець-Подільський, 1993. С. 31-32.
    9. Tadeusz Polak. Zamki na Kresach. Warszawa, 1997. S. 166-167.
    10. Богдан Тихий. З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення // Стародавній Меджибіж в історико­культурній спадщині України. Хмельницький, 2016. С. 228-235.
    11. Бережани - Замок Сенявських. Бережани, 2020.
    • Like 1
    • Thanks 1

  13. Есть несколько переменных, которые могут повлиять на восприятие степени обоснованности каждой из версий:

    • Для части версий вообще нет обоснований (речь о датировке западной линии укреплений 17 в., не говоря уж о конце 17 в.) и они не вписываются в общую логику развития укреплений Бережан, и потому возникает вопрос, имеют ли вообще такие версии право на существование или они просто стали порождением каких-то ошибочных выводов, сделанных в прошлом, когда о развитии ранних артиллерийских укреплений, да ещё и итальянского образцы, было крайне мало сведений.
       
    • Часть материалов, на основе которых авторами были сделаны выводы по датировкам, мне достать не удалось, и потому опять же нельзя проверить, то ли там действительно сообщалось то, о чём повествуют, к примеру, бережанские исследователи, а именно о постройке Сенявским какого-то совсем другого замка до 1554, который он затем якобы полностью перестроил начиная с 1556 г. Т.е. в рамках этой версии Сенявский не то что один замок мог успел построить, но даже целых два :)
       
    • Также надо проанализировать архитектурные особенности замка в целом и его отдельных частей, чтобы понять, как те же авторы видят развитие других участков комплекса. Думаю, что и там найдутся косвенные доказательства в пользу одной из версий.
       
    • Есть и совсем далёкие, но всё же относящиеся к теме Бережан рассуждения о том же пятиугольнике в Меджибоже, ведь очень странно, что датировки бережанского и меджибожского пятиугольника настолько отдалены друг от друга, что ни одна из них, фактически, чётко не приходится на 16 в., включая довольно длительный период, когда Николай Сенявский укреплял свои резиденции. 

    Так что тема как раз из тех, которые подразумевают развитие и уточнение рассуждений по мере поступления новых материалов как по этому, так и по другим объектам. 

    • Like 2

  14. В газете "Kółko Rodzinne", №3 от 20 марта 1860 года есть статья о Бережанах (Тернопольская обл.), а там встретились такие вот размышления автора на тему, связаны ли Бережаны с Амадокой. Судя по всему, в 19 в. были попытки установить такую связь, и автор статьи высказывается, мол, что для проведения таких параллелей данных явно маловато:

    1.jpg


    Перевод:

    Цитата

    Фантастическим описателям было недостаточно блеска, падавшего на Бережаны благодаря имени Сенявских, и способствовало тому положение места у большого става, который в давнее время был несравненно более обширным, чем сейчас, и это заменяло отсутствие иных доводов. Желание связать происхождение великих мест с самой далекой древностью привело некоторых к выводу, что Бережаны - это геродотова Амадока. Будучи в равной степени оптимистами в своих предположениях о прошлом, как и в других своих надеждах, они провозглашают, что этот город более великолепный и более древний, чем об этом сообщает история. Упоминание писателями прошлого о том, что бережанский став вместе с окрестными ставами не так давно были большим озером, показалось им достаточным, чтобы сделать вывод о том, что здесь проживало доблестное сарматское племя Амадоков. В честь них была названа большая часть европейской Сарматии, их столица располагалась на большом озере, а храбрые амадоки наводил ужас на их соседей. 

    Однако пока ни Геродот, ни Птолемей, ни Гелланик (на которого ссылается Стефан Византийский) не поднимутся из могил, чтобы сообщить, являются ли Бережаны их Амадокой, а бережанский став - амадоцким озером, мы должны отказаться от всяких претензий в этом отношении. Обширность земли Амадоков была неопределённой, она простиралась, согласно описаниям, от Херсона аж в глубь Подолья (а может и Червонной Руси); неопределённым было и положение "матери Бога/Буга" (как Геродот называл амадоцкого озеро, откуда Гипанис / Бог брал свои воды); а наименее определённым было положение столицы Амадоков. Несомненно, что эта [бережанская] земля не являлась родиной белых лошадей, какой была Амадока Геродота.

    • Like 1

  15. "Збруч" опубликовал статью по теме:

    Цитата

    07.04.2021

    Магічний болт та загадкова бомба-гренада
    Автор: Дмитро Полюхович

    01.jpg
    Археолог Павло Нечитайло під час розкопок в Городку (Хмельниччина)

    Пересічні громадяни свято переконані, що археологічні дослідження завершуються одразу по тому, як замурзаний «Індіана Джонс» вилазить з розкопу, відчищає грязюку з улюбленої лопати та радісно тягне мішок зі здобиччю до найближчого музею. Але життя – не кіно. «Махання заступом», – то заледве 10-15% роботи археолога. Головне починається тоді, як дослідник вилізе з ями. Все знайдене треба розібрати, відчистити, склеїти та зліпити докупи все, що клеїться та зліплюється, розсортувати, проаналізувати, знайти відповідники та аналоги (якщо вони є) та, у підсумку, зробити з усього того якісь мудрі висновки. Робота кропітка, часом вкрай нудна і марудна, але для збереження Історії та відкриття її нових сторінок – важлива та необхідна.

    Пояснення зроблено спеціально для мудрагелів, які раптом скажуть, що новина, мовляв, «протухла», адже процес копання стався влітку минулого року. Попри те, обробка результатів завершилися лише щойно, отже, новина – найсвіжіша.

    Назагал, минулого археологічного сезону, що тривав до початку грудня включно, історики дослідили чимало пам’яток в самому Кам’янці та його околицях. Ми зупинимося на самому бомбовому (в прямому та переносному сенсі) відкритті.

    02.jpg
    Оборонна система Верхніх Польських воріт. Вежа Стефана Баторія (ліворуч) та досліджена археологами вежа (праворуч)

    Оборонна система Верхніх Польських воріт складається з вежі Стефана Баторія, до якої примикає Вітряна брама, оборонних мурів з вежею і Турецького бастіону. Якщо вежа Стефана Баторія (вона ж Королівська, Кушнірська, Семиповерхова) є найбільшою та найвищою з міських укріплень Кам’янця, то «загублена» на її тлі вежечка, яку й дослідили археологи, є однією з найдавніших та, як щойно з’ясувалося, належить до першої половини XVI століття.

    До останнього часу вона була справжньою «білою плямою» серед оборонних пам’яток міста, що жодного разу (крім обмірів) не досліджували історики. 

    На плані Кипріяна Томашевича 1670-тих років (чи не найдетальнішому плані міста доби Ренесансу) вежу можна роздивитися достатньо чітко. Тут бачимо детальне зображення триярусної вежі, верхній ярус якої захищено зубцями. Аналогічні зубці бачимо над сусіднім з нею арковим проїздом в місто. Середній ярус з прямокутними бійницями, як й на розташованій поруч  Кушнірській вежі та оборонній стіні, що примикає до Литовської вежі зі заходу. А от контрфорси, що сьогодні примикають до північної стіни, – відсутні.

    03.jpg
    Вежа на плані Кипріяна Томашевича

    Вежу досліджували на замовлення Національного історико-архітектурного заповідника «Кам’янець». Розкопки здійснюють археологи Кам’янець-Подільської архітектурно-археологічної експедиції ДП «НДЦ «ОАСУ» Інституту археології НАН під керівництвом відомого подільського археолога Павла Нечитайла (Багато хто знає його ще й як українського музиканта, лідера гурту «Пропала Грамота» та учасника дуету «Zapaska»).

    04.jpg
    Начальник розкопу Дмитро Тимчук та Костянтин Хіміч вибирають заповнення вежі

    У другій половині ХХ століття східна стіна вежі та склепіння середнього ярусу було зруйновано і вежа фактично під самісінький верх заповнилася сміттям та мішаним ґрунтом.

    «Наявність мурованого склепіння для веж Кам’янця річ нечаста, –  розповів Z Павло Нечитайло. – Зазвичай міжповерхові перекриття у нас були дерев’яними».

    Муровані перекриття, зауважимо, взагалі досить рідко трапляються в замкових та фортечних вежах Хмельниччини та Тернопільщини.

    Початок розкопок більше нагадував роботу сміттярів, ніж археологів.

    «Перший метр складався з ґрунту, перемішаного з абсолютно сучасними скляними та пластиковими побутовими відходами, – скаржиться історик. – Далі ми перекваліфікувалися в мулярів, бо під ним йшов півтораметрової товщини завал з каменю, що утворився внаслідок руйнування склепіння вежі, та частково стін».

    05.jpg
    Ліворуч видно сучасні пляшки й битий посуд з верхнього шару.

    06.jpg
    Деякі знахідки археологів: фрагмент кахлі XVII ст., наконечник арбалетного болта в будівельному розчині, підсвічник та чарочка.

    Наступний шар виявився вже хоч трішечки цікавішим. Судячи з фрагментів керамічного посуду, він утворився в першій половині ХХ століття, коли приміщення вежі ще використовували з господарською метою (найвірогідніше, як якийсь склад). Серед знахідок кілька добре збережених речей: керамічний підсвічник та керамічна ж чарочка. Очевидно, якісь пролетарі тут полюбляли хильнути чогось міцненького. Цей шар датовано знахідкою монети номіналом у 2 копійки 1934 року.

    07.jpg
    Давня підлога вежі

    Далі розкопали ще кілька шарів, розділених різночасовими, вимощеними з кам’яних плит, підлогами. Про знахідки (в основному фрагменти кераміки XIX- XVII ст.ст.) пропустимо, хоча там й були досить цікаві для спеціалістів артефакти. Зупинимося на дивному та, до певної міри, містичному.

    «Особливо цікавою є знахідка арбалетного болта, – розповів Павло Нечитайло. – Щодо його датування були розбіжності. Зокрема, Олександр Мєдвєдєв, один з найавторитетніших спеціалістів із давньої метальної зброї, датував цей тип в межах XIII-XIV ст. Втім, литовський дослідник Гінтаутас Рацкявічюс датує такі в межах другої половини ХІІІ – першої XVІ ст.»

    На думку науковців, супутній матеріал дозволяє датувати наконечник першою половиною XVІ ст.

    08.jpg
    Білокам’яне обрамлення проходу до вежі раніще було приховане землею

    Для пересічного копача-детекториста такий наконечник – «сміттєва знахідка», добре, як за кілька десятків гривень вдасться комусь спихнути. Для археологів ж ця іржава залізяка виявилася сповненою таємниць  історичною загадкою.

    «Особливістю цього наконечника арбалетного болта є те, що він вкритий будівельним розчином, – пояснює унікальність знахідки Павло Нечитайло. – Це вказує, що на момент обвалу стіни він був вмурований у вежу. Це не перша знахідка елементів середньовічного озброєння, вмурованих у кам’яні кладки Кам’янця. Можна обережно припустити, що маємо справу з якоюсь давньою традицією, щось на кшталт будівельної жертви, вотивного предмета. Предмет озброєння, вмурований в кладку, ймовірно, мав виконувати  роль захисного магічного артефакту».

    Подібна традиція збереглася практично до нашого часу. Зокрема, як розповідають старожили, під час урочистих закладин Буцневсько-Островського віадука, що на лінії Тернопіль-Ходорів (зведений у 1895-1897 рр.) в підмурок однієї з його опор вклали старовинного меча, який мав би оберігати цю чималу споруду. 

    І нарешті про бомбову знахідку. На очищеній від ґрунту підлозі археологи знайшли гарматні ядра і гранату. В сенсі гренаду – невеличке метальне ядро, яке, підпаливши запал, метали у ворога спеціальні солдати-гренадери.

    Свого часу гренадери були елітними вояками. До них відбирали виключно високих та кремезних хлопів. Що й зрозуміло: зокрема, сучасна наступальна граната РГД-5 важить усього 110 грамів. А гренади бували й понад 2 кг. Аби кидатися такими залізяками, та ще й на пристойну відстань (аби своїх не побити), потрібно бути неабияким богатирем. Та й носимий з собою боєзапас важив чимало.

    09.jpg
    Ручна бомба-гренада

    Знахідка виявилася настільки рідкісною, що серед подільських археологів не знайшлося жодного спеціаліста, який би міг тут дати раду. Експертів довелося шукати «на стороні».

    Допоміг доктор історичних наук, старший науковий співробітника Інституту української археографії та джерелознавства ім. М. С. Грушевського, провідний фахівець з історії української артилерії Олег Мальченко. Він озвучив такий вердикт:

    «Враховуючи вагу (близько 1 кг), це граната наступальна. Оборонні були важчими й більшими (2-кілограмові), оскільки в останньому випадку не передбачалося метання угору (перекидання через щось) або на далеку відстань. Їх скидали на атакуючих з підвищення. За формою, вагою і поганим матеріалом боєприпас схожий на російську гренадерську гранату. Їх, однакової форми, робили протягом століття з низькоякісного чавуну й забезпечували роти гренадерів. Навіть латки металеві ставили через погане лиття. Такі гранати знаходять і в Ізмаїлі, і в Криму на місцях кампанії 1771 р. Не буду стверджувати, але, здається, грушоподібна форма – це саме російські гранати, на відміну від циліндричної форми утримувачів  європейських гранат. На жаль, у мене немає даних про польські гранати або турецькі».

    Як добре видно з коментаря, навіть один з найавторитетніших фахівців не зміг зі стовідсотковою впевненістю визначитися, до якого періоду та навіть до якого війська належить артефакт. Не виключено, що це навіть спадщина османів, а можливо, часів Речі Посполитої.

    На думку Павла Нечитайла, ручна бомба – це найвірогідніше спадщина «магазейнів» (складів) військової амуніції, організованих наприкінці XVIII російськими військовими в «Турецькому бастіоні». Граната ж пролежала в вежі понад сотню років, з моменту закладення «магазейнів» і аж до моменту завалу склепіння, яке сталось у першій половині ХХ століття.

    Десь в 1990-х роках автор побував на одному зі стратегічних складів міноборони. Попри інше, там зберігалися специфічні кавалерійські шинелі зразка 1930-х років (ще з петлицями, а не під погони) та протигази для коней. Тож немає нічого дивного, що в  кам’янецькому «магазейні» впродовж усього ХІХ століття могли зберігати нікому вже не потрібні гранати XVIII століття (а можливо, навіть спадщина турків від XVII ст.), одна з яких пізніше опинилася серед сміття та була похована під камінням склепіння, що впало.

    Якщо ж зробити підсумок щодо самої вежі, то, на думку археологів, біографію споруди можна описати так:

    Будівництво, або масштабна реконструкція, – перша половина XVІ ст. Пізніше, в часи Кам’янецького еялету (1672-1699 р.р), турки, вірогідно, збільшили товщину мурів та замурували бійниці у східній та західній стіні.  У другій половині XVIII ст., ймовірно, добудували контрфорси. Від кінця ХІХ та до першої половина ХХ століття вежу використовували для господарських потреб.

    На думку археолога Павла Нечитайла, одна з найдавніших веж Кам’янця несе в собі ще цілу низку нових загадок:

    «Не виключено, що в основі вежі можна виявити сліди давнішої споруди, можливо навіть ХІІІ століття чи ще давнішу,  ділиться історик своїми здогадами. – Для цього потрібно вийняти ґрунтову засипку нижнього ярусу і прослідкувати ймовірні етапи реконструкцій, перебудов та слідів давніших споруд в основі вежі».

    Сліди горезвісних «римлян» Пламеницької навяд чи знайдуть, а от рештки якогось укріплення часів княжої Русі – цілком вірогідно.

    10.jpg
    Деякі знахідки з вежі після очищення

    Нині іде підготовка до ревіталізації Турецьких бастіонів, і, як повідомив директор НІАЗ «Кам'янець» Василь Фенцур, у приміщенні вежі планують експозицію, де покажуть знахідки, які виявили тут археологи.

    Фото автора та з архіву П. Нечитайла.

    • Like 1

  16. Олена Лугова поделилась таким вот интересным фото 1914 г. с видом на западные ворота.

    Перемычка арки ворот перекрыта гонтом. Выше - обустроена терраса, огороженная заборчиком. За аркой видна одна из створок ворот (на послевоенных фото она уже отсутствует). На заднем плане просматривается фасад часовни, 4-этажный корпус восточного дворца и примыкающие к нему восточные ворота. Как видим, двое ворот были визуально связны друг с дружкой.

     1.jpg


  17. Ранее затрагивал спорную тему датировки пятиугольника в Меджибоже (Хмельницкая обл.), теперь вот хочется затронуть схожую тему датировки пятиугольника в Бережанах, тем более, что есть вероятность плотной связи обоих построек со строительной деятельностью Николая Сенявского (1489-1569). Как и в случае с Меджибожем, вопрос датировки обширен сама по себе, и потому пока кажется правильным выделить его в отдельную тему, а все интересные моменты, связанные с историей и архитектурой бережанского башне-бастиончика, можно будет обсудить в рамках другой темы. 

    Речь пойдёт вот об этой постройке:
    04.jpg
    Источник: Tadeusz Polak. Zamki na Kresach. 1997. S.166.

     

    Так она выглядит в наши дни с напольной стороны:
    03.jpg
    Источник


    Что касается терминологии, то этот пятиугольник как только не называли - и вежей, и башней, и бастеей, и бастионом. Ситуация с трактовкой усложняется ещё и тем, что с течением веков высоту постройки то увеличивали, после чего она явно становилась похожей на башню, то понижали, приближая её по виду к бастионам. Я этот пятиугольник трактую как раннюю бастионную форму, и потому склонен его именовать бастиончиком или башне-бастионом, но пока и просто башней не против его называть. Поскольку это переходная форма, этакий гибрид, содержащий в себе черты как башни, так и бастиона, то чётко отнести постройку либо к башням, либо к бастионам весьма не просто, так что пока воздержусь от размышлений на эту тему - к ней можно будет вернуться, когда в другой теме чуть пристальней присмотримся к архитектуре пентагона. 

    Согласно сведениям, выбитым на каменной плите, размещённой над воротами замка, его строительство было завершено в 1554 г. Однако у разных исследователей есть полярные взгляды на то, какие именно участки старого замка стоит относить к первому строительному периоду 1530-х - 1554 гг., а какие не следует.

    Также стоит отметить, что для многих авторов вопрос датировки каменного пятиугольника в Бережанах тесно связан с вопросом датировки периода возведения основного контура стен, и потому ниже будут приводить переплетающиеся сведения по обоим этим вопросам, поскольку иногда автор не датирует отдельные башни, а высказывается по поводу этапов сооружения каменных стен, и вот только на основании этих выводов можно судить о том, к какому периоду относятся и башни, которые к этим стенам были пристроены. 

    Итак, приступим, пройдёмся по источникам.

    Авторы первых публикация о Бережанском замке, увидевших свет в 1840-х гг., вопросами датировки пятиугольника (да и других каменных укреплений) не задавались [1; 2; 3]. Отдельные авторы, которые затрагивали тему истории и архитектуры замка в начале 20 в. этот вопрос также не поднимали [4].

    Известный исследователь фортификации Александр Чоловский описал замок в двух своих работах, опубликованных в 1892 г. [5] и 1926 г. [6]. И хотя автор также отдельно не затронул вопрос датировки пятиугольника (да и других башен), при этом в его текста нет намёков и на то, что башни замка он считал постройками разных периодов. 

    В начале 20 в. важные наработки по истории и архитектуре Бережанского замка оставил Мауриций Мацишевский. В 1908 г. у него вышла небольшая книжечка о замке [7]. Вскоре, в 2010, он уже написал целую монографию о Бережанах, где также имеется описание замка. Вот фрагмент текста, касающийся ситуации 16 в. [8, с. 27]:

    00.jpg

    Вероятно, именно благодаря изложенным здесь сведениям в дальнейшем у ряда исследователей сформировалась версия, что ещё в 1570 г. часть замка (включая его укрепления) была деревянной, поскольку в документе того периода, касающегося раздела имущества, было упомянуто, что в северной части замка находился деревянный дворец с деревянной башней. В истории с документом 1570 г. больше всего интригует не столько упоминание деревянного дворца, сколько упоминание деревянной башни, но мы не знаем, была ли это наружная боевая башня или какая-то декоративная постройка, которая примыкала к дворцу со стороны внутреннего двора. 

    И хотя М. Мацишевский в своей работе неоднократно касался вопросов строительства различных участков замкового комплекса, он, с одной стороны, отдельно не датировал постройку башен замка, но, с другой стороны (также как и А. Чоловский) явно не высказывался в пользу версии о разном времени их сооружения. 


    В 1968 г. о замке писал Адам Милобендзкий [9]. Пока его публикации не достал и потому не мог сказать, что именно он сообщал об укреплениях, однако Ян Лешек Адамчик в свой книге [17, с. 91] опубликовал план из книжки А. Милобендзкого, на котором, если всё правильно понял, показан замок на первом строительном этапе (если судить по отсутствию ряда построек 17-18 вв., первначальной планировке часовни и ряду других деталей), и уже этот план намекает, что автор рассматривал пятиугольник с тремя артиллерийскими башнями как итог раннего этапа строительства. На плане не показана стена в северной части, что может быть связано со сведениям о существовании где-то здесь в 1570 г. деревянного дворца:

    01.jpg

     

    В конце 1970-х - 1980-х гг. появляются первые советские публикации, касавшихся вопроса датировки укреплений замка. В 1979 г. Юрий Нельговский высказал версию, которая, как по мне, заложила клин в восприятие замка как цельного объекта. Он сообщил [10, с. 93-94], что поскольку у башен разная форма плана и разная толщина стен, то башни/стены построены в разное время, а также, на основании данных документа 1570 г., упомянул о том, что часть замка была каменной, а часть - деревянной: 

    Цитата

    Однако имеющаяся неправильность в очертаниях плана, различная форма башен, толщина стен говорят о разновременности сложения всего периметра укрепления. Об этом свидетельствуют и документы. Строительство замка было начато спустя десять лет после основания города на месте села того же названия, в 1540 г. и, судя по надписи над въездом, окончено в 1554 г. Но, как свидетельствуют документы о разделе замка между сыновьями владельца, в 1570 г. одному из них досталась каменная часть замка (юго-восточная), а другому — деревянная (северная и северо-западная).


    В 1980 г. "Укрзахідпроектреставрація" разработала проект предложения по приспособления замка под культурно-образовательный центр, проектом занималась Лидия Горницкая и Николай Гайда [12]. Полных данных по этому проекту в моём распоряжении пока нет, однако, если судить по сведениям, приведённым О. Пламеницкой [18, с. 266, 270], Л. Горницкая и Н. Гайда поддержали версию о том, что замок в 1570 г. ещё был частично деревянным, что в свою очередь свидетельствовало о появлении ряда видимы в наши дни укреплений уже после указанной даты.


    Казимер Куснеж, занимавшийся вопросом развития системы укрепления Бережан, в своей статье [11, с. 100-101] связал появление пятиугольного контура и трёх артиллерийских башен со строительной деятельностью Н. Сенявского. Вот как кратко он описал внешний вид замка, который тот приобрёл если не к 1554, то к моменту смерти владельца в 1569 г.:

    02.jpg

    Перевод:

    Цитата

    Замок построен пятиугольным в плане с тремя башнями (бастеями?) и часовней, которая также служила римско-католической парафией для города. С южной стороны [замок] имел каменное жилое строение с цилиндрической бастеей и въездными воротами. С севера располагался обширный деревянный объект с башней, с востока - толстая стена, с запада форму пятиугольника дополняла стена куртины с угловатой башней.

     

    Тем временем советский взгляд на историю строительства замка начал сильно отдаляться от вектора, выбранного поляками. В 1986 г. в "Памятниках градостроительства ..." публикуется очень странная справка [13], в основу которой, вероятно (если судить по выводам и формулировкам), легли наработки Ю. Нельговского, Л. Горницкой и Н. Гайды:

    Цитата

    Замок, 1554 г. Создавался на протяжении нескольких строительных периодов при участии итальянских мастеров. Первоначально в состав комплекса входили: дворец с въездными воротами в нем, полукруглая бастия и четырехгранная четырехъярусная башня (юго-восточная часть нынешнего комплекса). В 1570 г. в северной части детинца были построены деревянные дом и башня. В первой половине XVII в. замок укреплен бастиями, в одной из которых — пятиугольной— располагался арсенал. ...

    Как видим, здесь уже чётко указывается, что первой была построена юго-восточная часть укреплений с одной из "бастей" (+ добавляется версия о существовании 4-й башни замка, которую также обсудим в другой теме), а двух других артиллерийских башен, получается, на первом строительном этапе не существовало. Информация о постройке в 1570 г. деревянного дома и башни не верна, поскольку в документе речь шла не о доме, а о дворце, и там не упоминалось, что он тогда был построен, там эти деревянные постройки были упомянуты как уже существующие + есть мнение, что в 1570 г. уже началась замена деревянного дворца на каменный. И самое удивительное - две артиллерийские башни замка (пятиугольная западная и шестигранная северная) в "Памятниках градостроительства ..." внезапно были датированы аж 1-й половиной 17 в. Выводы кажутся ещё более удивительным, если учесть, что Л. Горницкая соглашалась с поляками, которые сообщали, что линии земляных бастионных укреплений была возведена вокруг старого каменного ядра в 1619-1626 гг. [12, с. 31], т.е., по этой логике, более-менее в один период строятся две архаичные артиллерийские каменные постройки разных форм и новейшие земляные бастионы? На каком основании две башни были датированы даже не последней третью или концом 16 в., а именно 1-й половиной 17 в. мне совершенно не понятно.


    В 1997 г. Збигнев Пилярчик [14] и Тадеуш Поляк [15] описали Бережанский замок в своих публикациях. Ни один из авторов не высказывался в пользу версии о постройки артиллерийских башен в разное время. Ни ранее, ни позже ни один польских исследователь не высказывался и в пользу версии о том, что одна или несколько башен замка были построены в 17 в.


    В 2000 г. вестник института "Укрзахідпроектреставрація" повторил [16] уже известную нам советскую версию этапов строительства укреплений замка, правда, на этот раз хоть и было отмечено, что южная "бастея" построена самой первой, но о времени постройки остальных артиллерийских башен ничего не сказано:

    Цитата

    Споруджувався замок упродовж кількох будівельних періодів за участю італійських майстрів. Первісно замок складався з палацу з в'їзними воротами в ньому, великої півкруглої бастеї та чотиригранної чотириярусної вежі (південно-східна частина комплексу). У 1570 р. в північній частіші дитинця були збудовані дерев'яний будинок і башта. ... У 1619-1626 рр. замок зазнав значної реконструкції. Дитинець забудовується мурованими будівлями. Замок дістав зовнішні укріплення на зразок новоголандської системи ...


    В 2011 г. была опубликована статья О. Пламеницкой, в которой значительная часть внимания была уделена гипотезе о существовании в Бережанах более раннего замка, который мог быть перестроен и модернизирован Н. Сенявским. Но помимо этого, есть там сведения и по нужному вопросу - во-первых, О. Пламеницкая связала постройку пятиугольникаи двух других артиллерийских башен с деятельностью Н. Сенявского [18, с. 257]:

    Цитата

    Вони [роботи, проведені гетьманом Миколою Сенявським у 1540-ті роки] полягали у розбудові середньовічного укріплення і спорудженні башти-пунтоне та двох бастей.

    ... во-вторых, высказала критические замечания касательно гипотезы о каменно-деревянном замке середины 16 в. [18, с. 266-267]:

    Цитата

    Кілька авторів повторюють інформацію про формування замку протягом двох будівельних етапів, вважаючи першим етапом 1540-ті рр. Зокрема М. Мачішевський стверджує, шо до XVII ст. кам’яною була лише південно-західна частина замку з південним муром (в якому розмішувалася в’їзна брама), напівкруглою баштою, південно-західним муром, західною п’ятикутною баштою та замковим костьолом, а решта замку була дерев’яною. Цей висновок він робить з того, шо за архівними джерелами після смерті М. Сенявського 1569 р. замок успадкували його сини Єронім та Ян: південно-східна мурована частина замку дісталася Єроніму, а північно-західна дерев’яна — Яну [23]. Втім, цілком очевидно, шо характеристики "мурований" та "дерев’яний" не могли відноситися до оборонної системи замку, як вважають деякі дослідники [24]. Сини М. Сенявського ділили не мури й башти, а забудову двору, де на той час існував мурований палац при в’їзній брамі з південного сходу та, очевидно, дерев’яні будівлі з протилежного боку. Через це того самого року Ян Сенявський змурував при північному оборонному мурі палац.

    На нашу думку, будівництво в XVI ст. напівдерев’яного замку суперечить загальному контексту розвитку архітектури (активне поширення стилю Ренесанс) та фортифікації: вдосконалення засобів штурму фортець спричинило повсюдне використання бастей та башт-пунтоне — прототипів бастіонів, які в XVI ст. вже з’явилися в Італії і набули масового поширення на початку наступного XVII ст. ...

    -----

    23. Maciszewski M. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Monografia historyczna. — Brody, 1910. — S. 27. 
    24. Нельговськии Ю.А. Некоторые особенности замков Подольских земель Украины // Архитектурное наследство, Вып. 27. — Москва: Стройиздат, 1979. — С. 94; Дослідження Л. Горницької, М. Гайди (архів інституту “Укрзахідпроектреставрація”, №№ Т-28-3, Т-28-9, Т-28-10).
     

    Мысль о том, что в документе 1570 г. речь могла идти о застройке внутреннего двора, о жилых помещениях, в корне меняет представление о внешнем виде замка того времени, ведь одно дело представлять себе непонятный гибрид с частично каменными, а частично деревянными укреплениями, да ещё и без двух артиллерийских башен, а другое дело, если речь идёт о том, что внутри каменного контура укреплений, который уже давно сформировался к 1570 г., на момент раздела имущества помимо каменного существовал ещё и деревянный дворец. К слову, даже с переходом на камень шляхта далеко не сразу отказалась от деревянных дворцов, и не только по причине их дешевизны, а и потому что они по ряду характеристик превосходили каменные постройки, так что мысль о существовании внутри замка двух жилых зданий, каждое из которых могло быть более комфортным для жилья в определённых условиях (к примеру, зимой одно, летом другое или для торжеств/приёмов одно, а для отдыха другое), сама по себе выглядит вполне объяснимо. 


    В том же 2011-м г. Владимир Мороз [19, с. 5] повторяет с некоторыми модификациями советскую версию, включавшую историю с постройкой пары "бастей" (в т.ч. и нужного пятиугольника) в 1-й половине 17 в.:

    Цитата

    Свій замок Сенявські звели у 1534-1554 рр. на острові, який омиває річка Золота Липа. ... Первісно замок утворювали палац із в’їзними воротами, півкругла бастея і чотирикутна у плані та чотириярусна вежа. Це є південно-східна частина сучасного замку. У 1570 р. до північної частини цього комплексу прибудували дерев’яні дім і башню, а в першій половині XVII ст. його укріпили бастеями, в одній з яких — п’ятикутній — розташували арсенал. Та не судилося першому власникові Бережан Миколі Сенявському побачити останні прибудови через смерть на 80-му році життя під час Люблінського сейму, на якому з Польского королівства та Великого князівства Литовського утворилася єдина держава Річ Посполита.

     

    В нескольких публикациях вопрос датировки укреплений замка затрагивал Богдан Тихий. В статье 2013 г. [20, с. 9], помимо высказывания в поддержку версии о существовании замка до Н. Сенявского, видим, что пятиугольный контур (и, как следствие, три его артиллерийские башни) появились уже в 17 в.:

    Цитата

    У плані замок спочатку був, очевидно, чотирикутний, двоповерховий, а після перебудови в XVII столітті - п'ятикутний, по периметру має три бастеї.


    Всё тот же автора в 2016 г. [22] более подробно изложил свой взгляд на историю развития укреплений замка, сильно отличающийся от того, который был описан в статье 2013 г. Новая версия выглядела так:

    Цитата

    Міркую, що спорудження розпочалось з будівництва житла для власника замку - з південно-східної сторони. Спочатку зведено жилі двоповерхові муровані з каменю з грубими стінами помешкання з в’їздовою брамою.

    Ліворуч воріт - напівкругла оборонна башта-бастея ...

    Зі східної сторони теж збудовано невелику двоярусну квадратну вежу. Це будівництво розпочато силами місцевих майстрів. Очевидно, що до його завершення, з метою оборони, не забудовану територію замку було обведено частоколами, земляними валами та ровами.

    Є відомості, що вже через два роки після зведення замку його перебудовано [16, 8. 13]. За основу взято т. зв. італійську оборонну систему.

    Ймовірно, Микола Синявський запрошує італійця - фахівця з фортифікації Амброджо Гваньїні з Верони (Північна Італія), який походив зі знатного рицарського роду. Напевно, саме він переконав Синявського, що оборонна система замку, яку будують, застаріла і її необхідно кардинально змінити.

    При цьому збережено його житлову частину. Від круглої південної башти зводиться широкий мур на захід, будується Західна п’ятикутна триярусна вежа. У ній в цей час розміщувався арсенал.

    З півночі одноярусний кам’яний мур під прямим кутом різко повертає на схід, проходячи оборонну червону лінію східного широкого муру, і виступає за неї, утворюючи гострий кут для обладнання бійниць для обстрілу при наступі на східну бокову браму. Північно-східної вежі тоді в такому виді як зараз, ще не було.

    Окрім муру замок з півночі мав дерев’яний палац з дерев’яною оглядовою вежею в північно-західному наріжнику.

    Із сходу замок замикав грубий оборонний мур, що прострілювався також із квадратної вежі.

    -----

    16. Mirowski R. Brzezani. Zamek // Tydzień polski. - 1999. - 6 listopada. 17.

    Тут появилась как бы совсем новая версия, согласно которой до 1554 г. была сформирована только южная часть замка с одной артиллерийской башней (+ ещё одной квадратной, гипотетичной, оставшейся от более старого замка), а вот другие каменные укрепления, включая нужный пятиугольник, по версии автора (ссылка идёт на какую-то газетную статью, которую я пока не достал) были возведены где-то между 1556 и 1569 гг. Появление третей артиллерийской башни отнесено к какому-то более позднему периоду. 
     

    В своей кандидатской 2015 г. [21, с. 206] Ольга Оконченко неоднократно касалась темы укреплений Бережанского замка, был там затронут и вопрос датировки пятиугольника, который автором был отнесён к ранним бастионным формам и датирован 1570 г., при этом появление двух "бастей" было отнесено к более раннему строительному этапу. К сожалению, работа пока не опубликована и потому не могу из неё приводить цитаты. 


    Катерина Липа в 2015 г. [23] своими словами пересказала советскую версию, но не совсем удачно, поскольку получилось нечто новое - пятиугольных контур по этой версии сформировался до 1554 г., но при этом все три артиллерийские башни (а не две, как писали "Памятники градостроительства ...") отнесены к 17 в.:

    Цитата

    Цікаво розвивалася будівельна історія п’ятикутної твердині в Бережанах. П’ятикутний мурований замок був в основному збуваний протягом 1534-1554 рр. У першій половині XVII ст. твердиню підсилили трьома бастеями - двома наріжними та однією при стіні, що являє собою основу п’ятикутника-плану замку. Одна з двох наріжних бастей п’ятигранна, в ній розміщувався арсенал. Важко сказати, чи було саме таке розташування одного з найважливіших об’єктів твердині програмованим, чи просто так трапилося за збігом обставин. Можна лише з обережністю припустити вірогідність свідомого влаштування арсеналу у п’ятигранній будівлі: власники замку мали на вибір аж дві напівкруглі у плані бастеї, але спинилися саме на гранчастій. Тобто зброя та боєприпаси у Бережанах зберігалися під захистом свого окремого пентакля. Приблизно тоді Г. Л. де Боплан [6] запроектував навколо замку зовнішні земляні укріплення. 
    -----
    6. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. - Т. 4. - С. 38.

     

    В 2017 г. Леся Панченко рассматривала вопрос датировки постройки различных секций замкового комплекса через призму датировки его элементов декора. В своей статье [24, с. 89] она пришла к выводам, что пятиугольную башню стоит к периоду строительной деятельности Н. Сенявского, к первому этапу, закончившемуся к 1554 г.:

    Цитата

    Перший етап (1540-1554): реконструкція середньовічного замку Миколаєм Сенявськім. На цьому етапі було споруджено полігональну башту-пунтоне, а також оздоблено південний фасад з в’їзною брамою.

     

    Параллельно продолжает жить старая советская версия - она встречается и в относительно свежих публикациях, к примеру, в книжке 2018 г. авторства Марины Ягодинской и Богдана Строценя [25, с. 11]:

    Цитата

    Одним із атрибутів тогочасних міст були міські укріплення та замок. Для цього Сенявський закладає оборонно-житлову фортецю (характерно для XVI століття), яка будувалася впродовж кількох етапів за участю італійських майстрів. Основний період будівництва — 1534—1554 роки. За 20 років звели палац із в'їзною брамою у ньому, напівкруглою бастею та чотиригранною вежею у південно-східній частині. Наступний етап — кінець XVI століття. У 1570 р. було зведено дерев'яний будинок та вежу. Є інформація про те, що у XVII столітті замок був укріплений бастіонами, в одному з яких, п'ятикутному, містився арсенал.


    Оригинально к вопросу датировок подходит заповедник в Бережанах. Если, к примеру, на сайте, появление пятиугольника стен и, как следствие, трёх "бастей" датировано аж концом 17 в. (это что-то совсем новое, если учесть, что к тому времени уже точно были достроены и как минимум один раз модернизированы земляные бастионные укрепления):

    Цитата

    У 1534 – 1554 рр. руський (український) воєвода, великий коронний гетьман Микола Синявський збудував один з найбагатших в Україні замків ... 

    Збудований за проектом італійського архітектора, ім'я якого, на жаль, невідоме ...

    У плані замок спочатку був чотирикутний, а після перебудови в кінці XVII ст. – п’ятикутний, по периметру має три бастеї.


    .... то в свежем буклете 2020 г. [26, с. 4] приводится совсем другая информация, которая местами перекликается с материалами, изложенными в статье 2016 г. Б. Тихим, но с некоторыми дополнениями:

    Цитата

    І з огляду на специфіку терену, оточеного двома рукавами річки Золота Липа, умови будівництва замку впродовж 1534-1554 рр. були доволі складними, але інженерне завдання виконано досконало. Замок постав прямокутним із квадратними вежами.

    Та вже через два роки Миколай Синявський розпочав його перебудову, за тогочасною італійською оборонною системою.

    У 1556-1583 рр. у замку почергово споруджено південний палац із в’їзною брамою та велику бастею. ...

    Потужну п’ятигранну вежу-порохівню, товщина зовнішніх мурів якої сягала 4,5 м, зведено із західної сторони. Разом із нею збудовано південний мур, і підтвердженням тому - обвідний овальний карниз.

    У північній частині дитинця поставлено дерев'яний палац, у північно-західному наріжнику - оглядову вежу.

    Как видим, согласно этой совершенно новой версии Н. Сенявский до 1554 г. построил гипотетический прямоугольный замок с квадратными башнями (т.е. ни одна из артиллерийских башен не связана с первым строительным периодом), а вот появление пятиугольного контура внешних стен, а также пятиугольной башни отнесено к периоду 1556-1583 гг., и тут даже непонятно, была ли стройка завершена Н. Сенявским или уже одним из его сыновей. Подозреваю, что источником информации о какой-то перестройке замка, начавшейся в 1556 г., послужила та же статья из газеты "Tydzień polski" (1999), на которую ссылался Б. Тихий в своей публикации 2016 г. 

     

    Что же мы видим в итоге, тезисно:

    • Датировка пятиугольного башне-бастиончика замка сама по себе ни интересовала не многих авторов. Я не встретил не то что хоть какого-то комплексного анализа его архитектуры, но даже более-менее явно выраженных рассуждений на тему того, к какому периоду эту постройку стоит отнести, а к какому нет и по каким причинам.
       
    • Польская версия за последний век была наиболее стабильной - она относила постройку основной части каменных укреплений замка к строительной деятельности Н. Сенявского. Датировать постройку артиллерийских башен или пятиугольника внешних стен 17 в. никому из известных мне польских авторов в голову не пришло. В Украине есть сторонники этой версии, но её придерживаются явно далеко не все авторы.
       
    • Советская версия не только разорвала замок на куски, но также отнесла появление двух артиллерийских башен, включая пятиугольного бастиончика, аж к 17 в.
       
    • Современные украинские исследователи демонстрируют удивительное разнообразие взглядов - одни ретранслируют советскую версию, то в чистом виде, то с дополнениями, другие относят появление части артиллерийских башен к периоду до 1554 г., третьи считают, что до 1554 г. вообще был совсем другой замок, а пятиугольный сформировался уже после 1556 г., но всё же при Н. Сенявском, четвёртые, опирающиеся на текст документа 1570 г., предполагают, что часть каменных укреплений замка, включая пятиугольный бастиончик, была построена уже после 1570 г. (но не позже середины 1580-х гг.) одним из сыновей Н. Сенявского. 
       

    В общем, если кратко в сумме, то видим хаос различных противоречивых версий. 

    Выскажусь и я первые поверхностные мысли по этому поводу:

    • Я не вижу никаких оснований датировать появление артиллерийских башен Бережанского замка 17 в. (и уж тем более концом 17 в.) и не понимаю, как вообще родилась эта версия. Она противоречит даже общей схеме развития укреплений замка, который, вероятно, ещё в начале 1620-х гг. обзавёлся первыми земляными бастионными укреплениями. Она противоречит и множеству архитектурных деталей каменных укреплений, имеющих очень много связей с 16 в. и очень мало с 17 в.
       
    • У меня также есть большие сомнения в том, что пятиугольный контур замка сформировался в течение нескольких строительных этапов при разных владельцах, и также параллельно, при разных владельцах обзаводился артиллерийскими башнями. Хотя планировка замка не совсем идеальна, а его башни имеют разную форму плана и стены разной толщины, есть у них и общие детали, да и весь комплекс в целом демонстрирует определённую (причём далеко не простую) симметрию, которая имеет смысл в целом, но теряет его, если представить, что всё это возводилось по кускам. Об общей планировке замка ещё отдельно планирую высказать несколько мыслей в отдельной теме.
       
    • Очень большое влияние на восприятие замка оказал текст документа 1570 г. Ряд исследователей сведения из этого довольно размытого источника убедили, что часть замка, включая одну из секций его укреплений, даже в 1570 г. были деревянными. Это особенно странно выглядит, когда авторы верят в существовании до 1570 г. толстой каменной стены с востока (оттуда меньше всего ждали противника), но не верят, что в то же время стены существовали с севера. Тут я поддерживаю трактовку О. Пламеницкой, согласно которой речь в документе шла не об укреплениях, а о жилых строениях, и с этой точки зрения те, кто датируют появления части каменных укреплений и пятиугольного бастиончика периодом после 1570 г. только лишь на основе документа о разделе имущества, думаю, могут лишиться основного аргумента, если окажется, что документ уделил внимание только деревянному дворцу и вовсе не сообщал о существовании деревянной оборонной стены или деревянной внешней башни. 
       
    • Есть ещё и момент общей логики - Николай Сенявский, владевший 35 городами и более чем 350 сёлами выбирает Бережаны в качестве своей основной резиденции. Считается, что замок он начал строить в 1534 г. (правда, я не знаю, откуда взята именно эта дата) и закончил в 1554 г., т.е. через 20 лет. Затем прошло ещё 15 лет до момента его смерти, в течение которых Н. Сенявский жил в своём замке, причём если до 1561 г. он был польным гетманом, то затем он возвысился до великого коронного гетмана, и эту должность занимал до конца жизни. И вот как в эту историю жизни вписать версию о том, что за 35 лет (!) Н. Сенявский, один из великих военных деятелей своего времени, богатейший человек, знакомый с передовыми итальянскими взглядами на фортификацию, не смог полностью в камне построить свою главную резиденцию, которая, согласно некоторым из изложенных выше версий, даже к моменту его смерти якобы была частично с деревянными укреплениями и только с одной артиллерийской башней (а некоторые авторы считают, что и та в 17 в. появилась). А если говорить о пятиугольном бастиончике, т.е. о самой важном узле обороны в наиболее уязвимой западной линии укреплений, то можно ли представить, что усилением этого рубежа занялись не в первую очередь, а может и вообще не при Н. Сенявском, а может даже не при его сыновьях. а уже в 17 в.? 
       
    • Очень интригует версия о каких-то работах, начавшихся после 1556 г. Но поскольку газетная статься, на которую ссылаются авторы, популяризирующие эту историю, мне пока недоступна, то пока непонятно, то ли там действительно приведены какие-то явные сведения в пользу того, что укрепление по итальянскому образцу начали возводить не ранее 1556 г., то ли отдельные авторы так интерпретировали какие-то не столь однозначные данные. Достанем - разберёмся.
       
    • Стоит также взять во внимание, что по одной из версий (которой на данный момент и я придерживаюсь) пятиугольный башне-бастиончик Меджибожского замка мог также быть построен по воле Н. Сенявского, и в этом случае имеем две похожие вариации одной и той же концепции - укрепления напольной линии замка одной мощной пятиугольной постройкой. Только связать оба объекта между собой мешают всё те же советские датировки, согласно которой пятиугольник в Меджибоже возвели где-то на рубеже 15-16 вв., а пятиугольник в Бережанах - аж в 17 в., таким образом Н. Сенявского лишили прав на оба укрепления.
       
    • Мне в первую очередь хотелось бы ознакомиться с новыми аргументами в пользу версии, почему пятиугольник каменных стен замка и все три его артиллерийские башни замка не могли быть построены одним владельцем - Н. Сенявским - если не к 1554 г., то хотя бы к 1569 г., т.е. к моменту его смерти. Прочитав массу публикаций на эту тему я не увидел каких-то явных доказательств, которые бы противоречили этой версии, и при этом увидел множество версий датировок, иногда вообще не обоснованных, а иногда с обоснованиями, покоящимися на очень хлипких фундаментах.

     

    Источники:

    1. Przyjaciel Ludu. No. 52 (27 czerwca 1840). S. 410.
    2. La Pologne historique, littéraire, monumentale et pittoresque ... Tome 3. Paris, 1842. S. 84-89. 
    3. Karol Milewski. Pamiatki historyczne krajowe. Warszawa, 1848. S. 115-119.
    4. Józef Czernecki. Brzeżany: pamiątki i wspomnienia. Lwów, 1905. S. 25-30.
    5. Aleksander Czołowski. Dawne zamki i twierdze na Rusi Halickiej. Lwów, 1892. S. 6-9.
    6. Aleksander Czołowski, Bohdan Janusz. Przeszłość i zabytki województwa tarnopolskiego. Tarnopol, 1926. S. 59-67.
    7. Maurycy Maciszewski. Zamek w Brzeżanach : (z planem z r. 1755). Tarnopol, 1908.
    8. Maurycy Maciszewski. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Brody, 1910. S. 27-36.
    9. Adam Miłobędzki. Zarys dziejów architektury w Polsce. Warszawa, 1968. S. 132-133.
    10. Юрий Нельговский. Некоторые особенности замков Подольских земель Украины // Архитектурное наследство, Выпуск 27. Москва, 1979. С. 93-94.
    11. Kazimierz Kuśnierz. Zarys rozwoju przestrzennego Brzeżan w XVI i XVII wieku // Teka Komisji Urbanistyki i Architektury. T. XVII. Kraków, 1983. S. 99-105
    12. Лідія Горницька. Замок в Бережанах: проектні пропозиції реставрації та пристосування // Міжнародна конференція з питань охорони фортифікаційних споруд України. Матеріали. Кам’янець-Подільський, 1993. С. 31-32.
    13. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. Том 4. Киев, 1986. С. 38-39.
    14. Zbigniew Pilarczyk. Fortyfikacje na ziemiach koronnych Rzeczypospolitej w XVII wieku. Poznań, 1997. S. 197-200.
    15. Tadeusz Polak. Zamki na Kresach. Warszawa, 1997. S. 166-167.
    16. Оксана Бойко, Дарія Лонкевич. Замки Тернопільської області // Вісник Інституту Укрзахідпроектреставрація, Число 11. Львів, 2000. С. 71-74.
    17. Jan Leszek Adamczyk. Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku. Kielce, 2004. S. 90-91.
    18. Ольга Пламеницька. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. Вип. 18. Київ, 2011. С. 257—270. 
    19. Володимир Мороз. Замки і фортеці Тернопілля. Тернопіль, 2011. С. 5-8.
    20. Богдан Тихий. Бережанський замок // Пам’ятки України. 2013. № 5. С. 8-19.
    21. Ольга Оконченко. Архітектура фортифікацій замків Західної України середини XVІ - кінця XVII століть (кандидатська диссертація). Львів, 2015.
    22. Богдан Тихий. З нових досліджень етапів розбудови Бережанського замку та його мистецького оформлення // Стародавній Меджибіж в історико­культурній спадщині України. Хмельницький, 2016. С. 228-235.
    23. Катерина Липа. Теорія архітектури, Містика і війна. Київ, 2016. С. 78-79.
    24. Олеся Панченко. Стилістичні особливості архітектури Бережанського замку // Культурна спадщина. Випуск 1. Київ, 2017. С. 81-90.
    25. Марина Ягодинська, Богдан Строцень. Замки Тернопільщини. Харків, 2018. С. 10-13.
    26. Бережани - Замок Сенявських. Бережани, 2020.
    • Like 2

  18. Касательно оригинала текстов Е. Сецинского и цветной версии карты. Тут нужно искать работу "Труды одиннадцатого Археологического съезда в Киеве (1989)". Том 1. 1901.

    Там на с. 197-354 приведена текстовая часть "Археологической карты", а между с. 354 и 355 дана цветная копия карты.

    Выглядит она вот так (в полном виде выгрузить не могу, т.к. она довольно большая):1-1.jpg


    Фрагмент:
    1-2.jpg


    Экспликация:
    1-3.jpg

    • Like 1

  19. Володимир Якімків навёл меня на интересный ракурс, где перед нами предстаёт вид с напольной стороны на улицу, ведущую к западной куртине замка, в толще которой и были прорублены ворота, арка которых видна вдалеке:

    1.jpg 


  20. Одной из наиболее известных деталей Бережанского замка являются его южные ворота, интегрированные к линию укреплений, которая была построена в течение первого строительного этапа 1534-1554 гг. Эти ворота часто привлекают к себе внимание благодаря своей фотогеничности - арка въезда до сих пор пребывает в обрамлении ренессансного декора, здесь же размещена мемориальная плита (в наши дни уже не читабельная), сообщающая о завершении строительства замка в 1554 г. 

    01.jpg
    Источник

    Чуть меньше внимания привлекают восточные замковые ворота - их существование также мало для кого является секретом:
    02.jpg
    Источник


    А вот западные ворота куда менее известны, поскольку сегодня их следы не особо бросаются в глаза и потому нужный участок не так уж и часто мелькает на фото, да и в различных публикациях этим воротам не уделяют особого внимания, в лучшем случае упоминая их одной-двумя строками, не вдаваясь в детали, и потому в моём распоряжении нет информации о времени и обстоятельствах их постройки.

    В данной теме хочется собрать сведения об этих воротах и, надеюсь, со временем получится получить больше информации об истории их появления.

    Западные ворота можно увидеть на одном из самых ранних изображений с видом на замок, опубликованном в газете "Przyjaciel Ludu", №52 за 1840 г.:
    03.jpg
    Источник

    Мауриций Мачишевский, автор одной из первой и довольно информативной публикации, касающейся истории и архитектуры замка, также бегло упоминает эти ворота:

    В книжке 1882 г. [1, с. 8]:

    Цитата

    Повернув лицо к просторному замковому двору на юг, т.е. к главному замковому корпусу, имеем справа костёл, отдалённый всего на несколько метров от толстой стены укрепления и некогда боковых, а ныне главных ворот.


    В книжке 1910 г. [2, с. 33]:

    Цитата

    Со стороны города, между пятиугольной башней и часовней, была только высокая и очень толстая стена с боковыми воротами.


    О. Пламеницкая, ссылаясь на М. Мацишевского, упоминала западные ворота [3, с. 266], однако не показала их на своей графической реконструкции замка по состоянию на 2-ю половину 17 в. [3, с. 268], исходя из чего можно предположить, что она относила появление этих ворот к более позднему строительному периоду.

    04.jpg


    Нет этих ворот и на проекте "реставрации и приспособления" замка, разработанного Лидией Горницкой в 1980 г. [4, с. 31] Это также заставляет задуматься о том, что западные ворота считали поздними и потому как бы недостойными воссоздания (?).

    05.jpg 06.jpg
    Источник


    Также интересно, что хотя существует целый ряд планов замка, западные ворота показаны не на всех из них. В основном это связано с тем, что планы замка показывают преимущественно его нижний ярус, тогда как ворота расположены ярусом выше. 

    Ворота показаны на плане замка, выполненном в 1925 г. [3, с. 260]. Здесь видим проезд в стене, ограниченный с запада аркой:

    07.jpg


    Также есть несколько фото времён Первой мировой войны, на которых эти ворота можно рассмотреть.

    Вот вид со стороны западных ворот на замковый двор. На первом плане видна арка, которая показана в виде перегородки на плане 1925 г. В нижней части арки видны полукружия колёсоотбойников, а это (в комплексе с наличием самой арки) намекает, что перед нами не просто дыра в стене, а капитально обустроенный и продуманный въезд:

    08.jpg
    Источник: ?

    А это вид в сторону ворот со стороны замкового двора (слева фасад замковой часовни):
    09.jpg
    Источник


    Форма арки западных ворот в её верхней части перекликается с формой арки восточных замковых ворот, что может свидетельствовать об одновременном появлении обоих проездов. Кроме того, вряд ли случайно и то, что восточные и западные ворота расположены на одной оси, которая проходит по касательной вдоль главного фасада замковой часовни, что видно и на старых фото, показанных выше, и на современных снимках, где можно рассмотреть замок с высоты:

    11-4.jpg
    Источник

    А на этом интересном снимке, сделанном вскоре после Первой мировой, видим редкий вид на замок того времени с высоты. Здесь ворота толком не видны, зато видно, какой вид имела куртина, в которой эти ворота были обустроены, и также просматривается дорога, которая вела к проезду:

    10.jpg
    Источник


    В наши дни если не знать, что в западной куртине были ворота, то мимо нужного места можно спокойно пройти, не обратив на него особого внимания. С внешней стороны выемку на месте ворот замуровали каменной заплаткой:

    11-1.jpg
    Источник

    Со стороны двора ситуация не лучше - тут читается выемка проезда, но в неё интегрировали кабинки туалета (?), и по результатам заполнения пустующей ниши участок, и без того не сильно примечательный, и вовсе растерял свою загадочность:

    11-2-1.jpg 11-2-2.jpg
    Источник

    Ещё один ракурс по теме:
    11-3.jpg
    Источник


    Возможно ворота (или точнее парочка ворот, восточные и западные), в том виде, в котором мы их видим на фото начала 20 в., сформировались в период, когда замок перестал быть не только укреплённым объектом, но и дворцом, т.е. в районе 1-й половины 19 в., когда комплекс использовали в качестве склада, а в его помещениях обустроили даже пивоварню. Или они всё же чуть более ранние, дворцового периода? Если есть сведения и мысли на этот счёт, милости просим поделиться.

    Также интересно, могли ли ранее, в период боевого функционирования замка, в этом месте находиться ворота, поскольку, к примеру, в Меджибоже, в другой резиденции Сенявских, и в наши дни можно увидеть ворота, расположенные в напольной линии укреплений, справа от пятиугольной башни-бастинчика.

     

    Источники:

    1. Maurycy Maciszewski. Pomniki Sieniawskich w Brzeżanach. Lwów, 1882.
    2. Maurycy Maciszewski. Brzeżany w czasach Rzeczypospolitej Polskiej. Brody, 1910.
    3. Ольга Пламеницька. Деякі аспекти хронології та типології Бережанського замку в контексті формування урбаністичної системи міста // Українська академія мистецтва. Дослідницькі та науково-методичні праці. Вип. 18. Київ, 2011. С. 257—270.
    4. Лідія Горницька. Замок в Бережанах: проектні пропозиції реставрації та пристосування // Міжнародна конференція з питань охорони фортифікаційних споруд України. Матеріали. Кам’янець-Подільський, 1993. С. 31-32.

     


  21. Благодарю за план башни с точными размерами, благодаря которым понял, что башня площадь постройки на нижнем ярусе даже больше, чем я предполагал - я вышел на цифру в районе 280 м2, а в реальности площадь где-то в районе 320-330 м. Поскольку для меня размер является одни из доводов в пользу появления постройки уже в бастионную эпоху и в рамках бастионной концепции, то увеличение размеров/площади лишь усилило мои предположения. 

    Что касается обсуждения башни в комплексе с анализом развития фортификации всего комплекса на протяжении веков, то с одной стороны мысль правильная, но с другой стороны одно другому не мешает, особенно когда в одной детали собрано достаточно много информации, на основе которой можно делать какие-то выводы. Кроме того, чтобы обсуждать объект в комплексе мне нужно собрать весь массив информации по нему, а затем весь этот массив проанализировать, но на данном этапе и то и другое кажется достаточно сложной и трудоёмкой задачей, и именно по этой причине оптимальным вариантом показалось знакомство с объектом хотя бы по частям. В дальнейшем, надеюсь, на форуме появятся и другие темы, где можно будет обсудить как другие постройки комплекса, так и отдельные периоды истории замка. 

    Хорошо, что подняли тему взаимодействия пятиугольника с воротами, поскольку в этом направлении также есть кое-какие мысли в рамках поддержки бастионной гипотезы. 

    Так вот, на раннем этапе развития бастионной фортификации в Италии, в 1-й половине 16 в., приобрела популярность схема, в рамках которой ворота размещали в куртине, но не посредине, на пол пути между двумя бастионами (как чаще дели во 2-й половине 16 и в 17 вв.), а со смещением к одному из бастионов, как бы под его защиту. Иногда ворота располагали справа от фаса бастиона, но куда чаще их располагали слева. Этот приём использовался в бастионной фортификации по всей Италии, от северных регионов до южных, а также встречается в экспортных образцах укреплений, построенных итальянцами уже за пределами своей родины.

    Приведу несколько примеров:

    Форт в Неттуно (Италия), 1501-1503 гг.:
    1-Nettuno.jpg
    Источник: открыта с аукциона.

    Замок в Санта-Северине (Италия), где-то после 1520-х гг. К слову, бастиончики этого укрепления по размерам приближены к пятиугольнику в Меджибоже:
    3-Santa-Severina.jpg
    Источник

    Замок в Копертино (Италия) 1530-1540 гг.:
    2-Copertino.jpg
    Источник

    Замок в Савоне (Италия), 1540-е гг.:
    4-Savona.jpg
    Источник

    Городские укрепления Бергамо (Италия), 1560-е гг.: 
    6-Bergamo.jpg
    Источник

    Форт Раммекенс (Нидерланды), 1547-1552 гг. (о нём немного писал здесь):
    5-Fort-Rammekens.jpg

     

    Массивный пятиугольник в Меджибоже сам по себе является говорящим элементом, но в такой интересной связке с расположением ворот он приобретает ещё больше схожих черт с планировочными решениями, которые использовались итальянцами в бастионной фортификации 1-й половине - середине 16 в. Сходство ещё больше усиливается благодаря наличию у замка в Меджибоже небольшого арочного моста на пилонах, который подходит к воротам (правда, в отличие от итальянских аналогов, мост в Меджибоже сильно обезображен "благодаря" тому, что его арки замурованы).

    m-1.jpg m-2.jpg
    Источники: 1, 2

    • Like 2

  22. В 23.03.2021 в 17:34, AnKo сказал:

    Вважаєте що була? Чи  планувалась і не була завершена? Можливо частину стіни і башту побудували, а далі так і залишилась не добудована.

    Между вариантами "Была полностью построена из камня ещё одна линия укреплений" и вариантом "Не была построена вообще" есть целый ряд промежуточных состояний. К примеру, у замка ещё до постройки пятиугольной башни могла сформироваться внешняя линии укреплений, построенных из земли и дерева. В какой-то момент её могли точечно усилить одной каменной башней на наиболее проблемном участке, и на этом остановиться, или могли быть планы с башни и примыкавших в ней стен начать, но затем свернуть проект. Может когда-нибудь участок вдоль склона возвышенности, по направлению к костёлу, раскопают и станет понятно, был там длинный отрезок каменных стен или нет.

    В 23.03.2021 в 17:34, AnKo сказал:

    Ще одне цікаве спостереження. На кадастровій мапі башта зображена як чотирикутна із зрізаними кутами. Тобто умовно -8 кутна башта. А по Факту в нас стоїть 5ти кутна.

     Цікаво чому так. Це помилка або спрощення реальних контурів башти на кад.мапі? Чи може то такий собі варіант перебудови башти?  Дивно... 

    Мне кажется, что это всё же ошибка. Возможно составитель кадастра испытал на себе оптическую иллюзию и неправильно понял, какая форма у башни, тем более, что пяти и восьмиугольные формы в целом достаточно редки. На других кадастрах мне попадались как ошибки, так и упрощения в показе планировок укреплений. 
     

    В 23.03.2021 в 18:31, Arsen Замки -Тернопільщини сказал:

    Напевно, на цих мапах зображена та ж стіна що й на кадастрі :)

    С таким качеством карт я бы не отважился на такое утверждение, да и масштаб у карт маловат, чтобы фиксировать такие мелочи, как куски стены. К тому же если стена была каменной, то ждёшь увидеть обозначения красного цвета. В общем, тут я не стал бы гадать, поскольку в таких мутных источниках можно при желании усмотреть всё что угодно.


  23. Да, скорей всего у замка была ещё одна линия обороны, в которую и была включена эта башня. 

    На кадрастре 1845 г. видна интересная деталь - отрезок стены (?), примыкающий к башне с тыла. 

×
×
  • Create New...