Перейти к содержимому
Замки и Крепости Украины - Форум
Filin

Топоров: городские укрепления

Recommended Posts

Обсуждается этот объект: укрепления городка Топоров
 

Село Топоров находится в 72 км. к северо-востоку от Львова или в 19 км к северу от районного центра Буска:

post-1-0-89662100-1401699660_thumb.jpg


Об укреплениях Топорова известно не очень много, а ведь городок (в наши дни село) мог, например, похвастаться Магдебургским правом. Следы городских валов, которыми Топоров обзавёлся в 17 веке, судя по всему, можно увидеть и в наши дни, только пока непонятно, где именно они находятся.

Краткая справа от Владимира Пшика из его каталога-информатора Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008):

Цитата
Топорів

Розташоване на р. Пустій, притоці Стиру, за 20 км на пн. від районного центру. Топорів вперше згадується у писемних джерелах у 1595 р. А вже 1605 р. село отримало надання Магдебурзького права. М. Орлович на поч. XX ст. ще зафіксував залишки фортифікацій в поселенні у вигляді насипних валів, які, на його думку, могли бути з часів польського короля Яна Казимира. О. Мацюк підтвердив інформацію про наявність в Топорові міських земляних фортифікацій.


Орест Мацюк в своей книге "Замки і фортеці Західної України" (2005) упоминает укрепления:

Цитата
Варто згадати лише, що недалеко від шосейної дороги навпроти Буська у с. Топорів збереглися рештки оборонних валів середини XVII ст., які завершували фортифікаційні споруди цього містечка-фортеці.

Пока мне не совсем понятно, где это место с уцелевшим отрезком вала.


Ilustrowany przewodnik po Galicyi, Bukowinie, Spiszu, Orawie i Śląsku Cieszyńskim Мечислава Орловича (1919):

Цитата
28 km. od Krasnego leży miasteczko Toporów, założone w r. 1450 przez Jana z Tęczyna. Liczy 5000 m., w tern 1000 P., 2000 R., 2000 Z. Piękny gotycki kościół i synagoga. Restauracya F. Kontnika, domy zajezdne S. Halperna, Ch. Halperna, Ch. Naglera i I. Dodela. Z dawnych fortyfikacyi pozostały nasypy ziemne z czasów Jana Kazimierza. W okolicy wiele kurhanów.

Как видим, по данным М. Орловича поселение было основано в 1450 году Яном из Те(н)чина (этим?), что противоречит данным Владимира Пшика, который первое письменное упоминание Топорова отнёс к 1595 году. Википедия, кстати, тоже приводит разные сведения - страничка села на русском и украинском языках годом основания Топорова считает 1605, а страничка на польском языке сообщает, что "Город был основан Яном из Те(н)чина в 1450 г." ("Miasto zostało założone przez Jana z Tęczyna w roku 1450"). Возможно путаницу породило имя Ян, которое носили несколько представителей рода Тенчинских. Впрочем, даже если М. Орлович перепутал двух Янов Тенчинских, это не объясняет, откуда он взял дату 1450, потому придётся продолжить поиски истины.

Укрепления (у автора – "земляные насыпи") М. Орлович относил ко времени короля Яна II Казимира, который правил с 1648 по 1668 гг. Вероятно, под "временем Казимира" подразумевается 2-ая половина 17 века, но тянет предположить, что Топоров обзавёлся укреплениями ранее, в 1-ой четверти 17 века, в период, когда его одарили Магдебургским правом.

"Красивый готический костёл", о котором упоминает М. Орлович, это, судя по всему костёл в неоготическом стиле, который и в наши дни можно увидеть на территории старого городка, рядом с бывшей рыночной площадью. Правда, костёл подвергся убогой перестройке, в результате чего превратился в церковь:

post-1-0-94998400-1401703435_thumb.jpg
Источник

В Сети храм часто датируют 1675 г. или 1676 г. (1, 2), но такая датировка выглядит сомнительно, если учесть данные "Географического словаря..." (читайте ниже).

Некоторые интересные сведения о Топорове можно найти в "Географическом словаре Королевства Польского" (1892), Том 12, стр. 399 и 400. Остановлюсь на местах текста, которые касаются обсуждаемой здесь темы:

  • Городок основали на участке, прикрытого с нескольких сторон речушками бассейна реки Стырь. Интересно, что одна из этих речушек называлась "Каштелян" ("Kasztelan"), т.е. возможна прямая связь с укреплениями. Правда, это не означает, что речушку назвали в честь укрепления, расположенного на территории Топорова.
     
  • Помимо рек, городок прикрывало искусственное озеро, но на момент составления справки "Географического словаря" оно было спущено.
     
  • Римско-католический приход в Топорове появился благодаря стараниям Яна из Течина в в 1628 году. К сожалению, старый каменный костёл Св. Станислава погиб в огне пожара в 1868 году. Вместо него построили какой-то небольшой костёл, но и его в свою очередь уничтожил пожар 30 апреля 1884 года. Тогда, помимо костёла, в огне погибло 70 домов.
     
  • Документ от 1 сентября 1603 г., выданный в Столпине (Львовская обл., Бусский район), сообщает о том, что Анджей из Тенчина основывает город и называет его Топоров (по названию родового герба Топор). Спустя три года, 24 февраля 1606 года, король Сигизмунд III предоставил городу Магдебургское право, позволил построить ратушу и всякое прочее, имеющее отношение к торговой жизни городка. Были установлены дни ярмарок и торгов.
     
  • После Тенчинских городком владели Конецпольские, Потоцкие, Коссаковские…
     
  • "Словарь..." сообщает, что "С двух сторон городка сохранились следы валов, насыпанных во времена Яна Казимира. Король тот в 1649 г. выступивший из Варшавы против Хмельницкого, который осаждал Збараж, остановился здесь в первых днях августа на некоторое время с обозом и оттуда отправился на Белый Камень и Золочев к Зборову. Хельницкий, узнав о готовящемся отпоре, выступил навстречу королю, преградил ему дорогу в Зборове и после победоносной двухдневной битвы заключил Зборовский договор".


На карте Боплана (издание 1650 года) Топоров показан, но не как укреплённый городок, что, впрочем, не означает, что в период создания карты там не было укреплений:

post-1-0-04073400-1401701122_thumb.jpg
Источник

Топоров на карте Ф. фон Мига (1779-1782):
post-1-0-69214500-1401699669_thumb.jpg

Территория городка более-менее хорошо очерчена, особенно с юга и запада, т.е. с тех сторон, с которых участок городка граничит с озером. Хорошо выделяется рыночная площадь, а вот городские храмы выглядят как размазанные бесформенные пятна. Сложно сказать, показаны на карте валы городских укреплений или нет. Если они там и показаны, то не очень хорошо выражены. Нужно будет достать полноценный цветной вариант карты, чтобы уточнить детали.

На австрийской карте 1861-1864 гг. деталировка куда более чёткая. Можно оценить внушительные размеры Топровского озера, которое спустя несколько десятилетий будет спущено, уточнить местоположение храмов и городских кварталов. К сожалению, если я всё правильно понимаю, валы на карте не обозначены:

post-1-0-67442000-1401699662_thumb.jpg
Источник

После такого краткого знакомства можно взглянуть на современные спутниковые снимки Топорова:

post-1-0-63983800-1401699664_thumb.jpg
Живая карта

В линиях сельской застройки всё ещё угадываются очертания старого городка:

post-1-0-60434400-1401699665_thumb.jpg

Дело за малым – съездить и посмотреть, что там осталось от городских укреплений, пообщаться с местными, узнать о микротопонимах и т.п. После этого, возможно, получится набросать схему городских укреплений, понять, где находились городские ворота и т.п.

  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Топоров, 1649 год. "Огнём и мечом"

Выше, там, где цитировал "Географический словарь…", упоминалось, что Топоров мелькнул в хронике событий 1649 года. Тогда войска Хмельницкого и его союзники татары осаждали Збараж (обороной руководил Иеремия Вишневецкий), а король Ян Казимир вёл своё наспех собранное войско на помощь осаждённому городу. Оба войска встретились под Зборовом, где состоялся знаменитая Зборовская битва.

Но вернёмся к Топорову. Его чаще всего упоминают мельком, как место, где Ян Казимир останавливался на некоторое время со своим войском. Именно в Топоров пробрался гонец из осаждённого Збаража, сообщив королю о плачевном положении гарнизона.

Обычно этот эпизод описывают как-то так:

Цитата
Несколько раз уже распространялось между жолнерами [защитниками Збаража] намерение разбежаться, хотя это значило идти всем на явную смерть, потому что хлопы не оставили бы в живых никого; но весь обоз удерживал тогда воинственный князь Иеремия Вишневецкий. По его совету, один шляхтич, по имени Стомпковский, причесавшись по-мужицки, взял с собой письмо к королю; ночью он перелез окопы, бросился в пруд, примыкавший с одной стороны к польскому обозу, переплыл пруд, прополз среди спящих неприятелей, к свету пробрался до болотистого места, где просидел целый день; следующую ночь опять полз среди спящих неприятелей, при малейшем шуме припадая к земле и затаивая дыхание, как делают охотники за медведем. Минувши неприятельский стан, он пустился бежать, выдавая себя за русского хлопа, потом взял почтовых лошадей и прискакал в местечко Топоров, где застал Яна-Казимира.

Король, получивши от папы благословение, освещенное знамя и меч, выехал из столицы и следовал медленно, ожидая прибытия из разных воеводств ополчений посполитого рушения. У него было регулярного войска тысяч двадцать (а может быть, несколько более). Посполитое рушенье беспрестанно прибывало по частям. Получивши письмо от осажденных и расспросивши Стомпковского о положении войска, король двинулся на выручку осажденным; но путь его был труден по причине дождей, испортивших дороги.

Источник
 

Цитата
Собрав, наверное, до сорока тысяч войска с гвардией и надворными командами панов, король медленно продвигался на Сокаль, Радехов, Топоров, дороги были тяжкие, разбитые от дождей, несобранный табор не пригоден был для быстрого передвижения, действительно, были и реки и потоки, как писал я его милости князю Яреме, но в Топорове Ян Казимир забыл и о дорогах, и о реках, и о ручейках!

Вишневецкий, хотя должен был бы впасть в отчаянье после того, как перехватили его посланца, все же не отказался от мысли о том, чтобы известить короля, и ему удалось найти шляхтича, который выполнил это, казалось бы невозможное, поручение. Звали его Скшетусским, не принадлежал он к людям знатным, был обыкновенным пехотинцем, невзрачным человеком и, можно сказать, даже ничтожным, не из тех, что летают над землей, не касаясь ее поверхности, а из мелких болотных чертиков, кротов, дождевых червей, из пресмыкающихся и землероек. Он прополз сквозь все валы и подвалки, пронырнул сквозь все воды и болота, проник сквозь все наши заставы и заслоны, он смешался с землей и с водой, с ночью и дождем, забыл и о еде и отдыхе, забыл, может, и свое имя собственное и все на свете, помнил только о своем задании, - и это вынесло его из кольца смерти и привело к самому королю, и он упал к его ногам со страшной вестью: "Там, под Збаражем, наши уже погибают!"

Источник


А вот такие сведения находим в Реляция о военных действиях под Зборовом и о заключении Зборовского соглашения (2-ая половина августа 1649 г.):

Цитата
Тем временем король, созвав в Варшаву сенат, в священный день святого Яна Баптиста открыл намерение своего разума, касающееся врага, и объявил о нем при ликующих возгласах всех присутствующих. На следующий день, получив благословение от нунция и переданные ему из алтаря меч и знамя, возвратился в Люблин, куда вошел только на десятый день после варшавской протекции, встречаемый торжественно военным парадом, знатью и простонародьем. Побыв здесь несколько дней, пока туда прибыли свежие полки и подоспело более точное известие о войске, осажденном под Збаражем, хотя войско было малое и не надеялся более на ожидаемые подкрепления, бесстрашной душой надеясь только на божью помощь, король уехал 17 июля из Люблина. Перед самым отъездом назначил вышеупомянутого канцлера королевства заместителем — генералом войска, которое его сопровождало. Прибыв на следующий день в Красностав и собрав там вместе всe большие силы, король ежедневно двигал лагеря, укрепляя войско подоспевавшими отовсюду через некоторые промежутки времени частями. Беспокоило короля только то, что разные шпионы, направляемые во все стороны, не представляли никаких достоверных сведений о неприятеле. Даже те, которые из-за большого вознаграждения, презрев опасность проникновения в лагерь осажденных, направляясь туда, также не возвращались, не выполняли оплаченной работы и ничего достойного внимания об осажденном войске не сообщали. Только на третий день после ухода из Люблина, в королевские лагеря, расположенные под Топоровой (На полях написано: "Неправда, ибо невозможно из Люблина обозом на третий день [прийти] под Топоров"), прибыл один отважный воин и принес письмо от военачальников осажденного войска, извещающих о большой строгости осады, голоде, недостатке военных запасов и умоляющих, чтобы его королевское величество поторопился оказать помощь осажденным.


Описан этот эпизод и в книге Генрика Сенкевича "Огнём и мечом". Правда у Сенкевича вместо вполне реального Николая Скшетуского фигурирует Ян Скшетуский:

Цитата
  • Прошло четверть часа, полчаса, а он все полз, одновременно молясь и отдавая себя душой и телом под защиту небесных сил. У него мелькала мысль, что, быть может, судьба всего Збаража зависит в эту минуту от того, попадет ли он в проход, а потому он молился не только за себя, но и за тех, которые в то же самое время, в окопах, молились за него.
    По обеим сторонам все было спокойно. Нигде не пошевелился человек, ни одна лошадь не захрапела, ни одна собака не залаяла и Подбипятка прошел. Перед ним чернел бурьян, за которым находилась дубовая роща, за нею бор, вплоть до Топорова, за бором король, спасение, слава и заслуга перед Богом и людьми. Что были срубленные им головы янычар в сравнении с этим подвигом, для совершения которого надо иметь нечто большее, чем железную руку?
     
  • Вечером в топоровском дворце, в большой зале, сидели три человека и совещались. На столе, освещенном свечами в канделябрах, были разложены топографические карты, возле них лежала высокая шляпа с черным пером, подзорная труба, шпага с рукоятью, украшенной перламутром, тут же, кружевной платок и пара лосиных перчаток. За столом в высоком кресле сидел человек лет под сорок, некрупный и худощавый, но крепко сложенный. Лицо у него было смуглое, желтоватое, усталое, глаза черные, на голове шведский парик с длинными локонами, спускавшимися на плечи. Редкие черные усы, Зачесанные вверх, украшали его верхнюю губу, нижняя же вместе с подбородком сильно выступала вперед, придавая всей физиономии характерную черту львиной отваги, гордости и упорства. Лицо это нельзя было назвать красивым, но зато оно было очень оригинально. В нем странным образом сплетались чувственное выражение с некоторой мертвенностью и холодностью. Глаза были как бы угасшие, но легко было отгадать, что в минуты волнения, веселости или гнева они могли загореться молниями, которые не каждый сумел бы выдержать. Но в то же самое время в них отражались доброта и ласковость.
    Черный костюм, состоявший из атласного кафтана и широкого кружевного воротника, из-под которого свешивалась на грудь золотая цепь, усиливал изысканность этой необыкновенной фигуры. Вообще, несмотря на грусть, разлитую в его лице, в нем было что-то величественное.
    Это был сам король, Ян-Казимир Ваза, только год тому назад вступивший на престол после брата своего Владислава.
     
  • И вот они сидели в Топорове, озабоченные и грустные, не зная, что делать, так как у короля было только двадцать пять тысяч войска. Повестки были разосланы слишком поздно, и к этому времени собралась под знамена только самая незначительная часть всеобщего ополчения. Кто был причиной этого промедления и не было ли оно одной из ошибок упрямой политики канцлера это осталось тайной; довольно того, что в эту минуту оба они чувствовали себя беззащитными пред могуществом Хмельницкого.
     
  • Тизенгауз взял Скшетуского под руку, и они вышли. В сенях они встретились с одним из придворных, который взял под руку шатающегося рыцаря с другой стороны, впереди шел священник, а перед ним мальчик с фонарем. Но мальчик напрасно светил, так как ночь была ясная, тихая и теплая. Над Топоровом сияла луна, из лагеря доносились людской говор, скрип возов и отголоски труб, играющих к походу. Вдали, перед костелом, озаренным лунным светом, виднелись уже группы солдат, конных и пеших. В деревне ржали лошади. Со скрипом возов смешивались звук цепей и громыхание орудий. Шум все усиливался.
    - Они уже двигаются! - сказал священник.
    - Под Збараж... на помощь... - прошептал Скшетуский.
    … Скшетуский был в полубессознательном состоянии, но вследствие горячки не мог тотчас уснуть. Рыцарь уже несознавал, где он и что случилось. Он слышал только говор людей, топот, скрип возов, мерные шаги пехоты, крики солдат, отголоски труб - и все это слилось в его ушах в один громадный шум...
    - Войско идет, - пробормотал он про себя.
    Тем временем шум этот постепенно отдалялся, ослабевал... и наконец, глубокая тишина воцарилась в Топорове.
     
  • - Где я? - спросил Скшетуский.
    - В Топорове... Вы пришли к королю из Збаража... Слава Богу, слава Богу!
    - А где король?
    - Он пошел с войском спасать князя-воеводу.
     
  • Они ехали в Топоров, а оттуда намеревались отправиться в Тарнополь, где должны были соединиться с князем Иеремией и вместе с его полками двинуться на свадьбу во Львов. Заглоба в пути рассказывал госпоже Витовской о том, что произошло в последнее время. Она узнала, что король после кровопролитного боя под Зборовом заключил договор с ханом, не особенно благоприятный, но по крайней мере обеспечивающий спокойствие на некоторое время.
     
  • Уже поздней ночью все присутствующие разъехались в разные стороны. Витовские, генерал Пшыемский и Марк Собесский двинулись с полками в Топоров, а Скшетуский с княжной и эскадроном Володыевского в Тарнополь.

Опираясь на приведённые выше источники, набросал ориентировочную схемку передвижений войск короля и Хмельницкого, на которой показал и путь Скшетусского:

post-1-0-27964500-1401710932_thumb.jpg

Получилось, что Скшетусский преодолел около 90 км, при условии, что с королём он действительно пересёкся в Топорове.

Эпизод, в котором Скшетуский пробирается из Збаража в Топоров, есть и в одноимённой экранизации романа от Ежи Гофмана. В фильме Топоров назвали "ставкой короля Яна Казимира":

102072_original.jpg

Скшетуского друзья, пережившие осаду Збаража, находят всё в том же Топорове. Этот эпизод показан и в фильме.

В фильме роль Топорова (вероятно, того самого "топоровского дворца", который упоминал Генрих Сенкевич) играл замок Пескова Скала (Польша):

post-1-0-73211300-1401710933_thumb.jpg post-1-0-70378700-1401710934_thumb.jpg
Источник фото: 1, 2

Пока мне не попадалась информация, которая бы свидетельствовала о существовании в Топорове замка или дворца (об этом в отдельной теме). Возможно король остановился в одном из домов, принадлежащем какому-нибудь шляхтичу, в то время как войско могло разбить лагерь где-то рядом с городом. В любом случае, король пробыл в Топорове не очень долго.

P.S. В книге/фильме показано, что Ян Казимир из Топорова поспешил на помощь осаждённым, но судя по данным реляции, король продвинулся всего на 25 км., после чего застрял на несколько дней в Белом Камне:

Цитата
Затем, продвинув лагеря напротив города Белокамень, по воле божьей, потеряли там четыре дня, к огромному беспокойству короля, которому ничего не было известно о неприятеле. Ибо, хотя было немало тех, которые, презирая опасность, выходили из лагеря, чтобы добыть языка, но от пленных нельзя было узнать ничего точно, ни о силах неприятеля, ни о его намерениях. Мы оставались в той же неизвестности о враге, ибо казацкий гетман применил способ, на который его натолкнули огромные, до сих пор не виданные вспомогательные татарские войска, из которых одно, соединившись с полками казаков, осаждало королевскую армию, а именно: привив большую дисциплину своим войскам, никому не разрешал отлучаться, словно сами были осаждены, а все, что варварам требовалось, велел доставлять в их лагерь.
  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Топоров на карте Ф. фон Мига (1779-1782):

post-1-0-34884400-1410974961_thumb.jpg
Живая карта

Явно выраженных следов укреплений городка на карте вроде бы нет, есть лишь более-менее структуированная площадка поселения, да система водных преград (озеро, речушки и болото), которая наверняка использовалась для нужд обороны.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Топоров в военных описаниях к карте Фридриха фон Мига (1779-1783)

По Топорову в 12-м томе издания Galicja na józefińskiej mapie topograficznej 1779-1783 опубликованы следующие данные:

Текст военного описания в оригинале (на немецком), перевод на польский + несколько примечаний:

t-01.jpg t-02.jpg

Перевод военных описаний на украинский:

Цитата

Місто Топорів

Відстані: Леньків 1/2, Стовпин 1, хати Мазарня 1/2, Чаниж - з огляду на об’їзд - «добра» 1, Тур’я - з огляду на об’їзд - («добрі») 2, хати Гумени 1/2, хати Заліски 1, хати Заставці (Зайці) 1, хати Горбачі 1.

Води: Великий заболочений став живиться (водами) з Каштелянського ставу і приводить у рух млин. Глибину цього ставу в різних місцях неможливо виміряти; дно багнисте. Вода придатна для пиття.

Ліси: Ліс - це переважно молоді високостовбурні ялини й дуби; через нього неможливо пройти поза дорогами.

Луки і болота: Лука нижче ставу, що тягнеться аж під ліс, має заболочений грунт, і через неї неможливо пройти.

Дороги: Гостинець через Стовпин і Переволочну завжди добрий. Так само і (гостинець), що веде через Стовпинське болото і дамбу до Ярославської корчми, а також дороги до Тур’я, Чанижу і Каштелянів, які проходять піщаною основою і завжди добрі.

Оригинал карты фон Мига из того же 12 тома уже упомянутого издания:
IMG-5.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×