Перейти к содержимому
Замки и Крепости Украины - Форум
Nimrod

Зимне: городище

Recommended Posts

Обговорюється цей об'єкт: Зимнівське городище
 

Городище відноситься до празько-корчацької археологічної культури (сер 5 - 7 ст.), періоду початку середньовіччя, та вважається адміністративним укріпленим центром ранньо-слов'янського племінного союзу дулібів. Розташоване городище мисового типу поряд з с. Зимне та широковідомим Зимнівським Святогірським Успенським укріпленим монастирем.

Цитата
Неподалік від м. Володимира-Волинського (Волинська обл.) на центральній частині високого довгого мису розташоване Зимнівське городище. Його довжина сягає 135 м., ширина 14-65 м. Городище відкрив у 1930-х роках О.Цинкаловський, досліджував у 1951-1952 рр. Ю.М.Захарук, у 1957-1960, 1964 рр. - В.В.Ауліх. Городище було значним ремісничим осередком, адміністративно-політичним і культовим центром. Воно мало дерев'яно-земляні укріплення, до яких примикала довга деревяна будівля, поділена на окремі приміщення з вогнищами, що одночасно була елементом оборонних стін. На городищі знайдено величезну кількість посуду, виробів з кістки і каменя, понад дві сотні різноманітних залізних предметів та речей зі срібла і бронзи, серед яких зброя (наконечники списів, дротиків та стріл), кінські вудила, знаряддя праці (коса-горбуша, різець-ложкар, молотки, серпи), побутові речі(ножі, шила, кресала), деталі одягу (пряжки, нашивні бляшки) та прикраси (браслети, підвіски тощо). Наявність на городищі ллячок, тиглів, ливарних формочок і заготовок свідчить про їхнє місцеве виробництво. Вважається, що Зимнівське городище було племінним центром словянського об'єднання дулібів і загинуло у пожежі під час нападу аварів у 7 ст.

*З навчального посібника "Давні слов'яни. Археологія та історія", К. "Стародавній світ", 2012, 366с., нак. 1000 прим., - с.337.

Городище є рідким випадком укріплених поселень празько-корчацької археологічної культури.

В Володимир-Волинському історичному музею є макет обговорюваного укріплення, який навіть показано на заставці сайту музею:

96323_original.jpg

Прошу доповнити повідомлення наявною інформацією.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Городище непростое. Его неоднократно исследовали и потому при желании можно найти много материалов по теме (у городища даже вменяемая страничка на Википедии имеется). Я пока с материалами особо не знакомился, потому могу поделиться предварительными соображениями и описать то, что меня на данный момент смущает.

Прежде всего, хотел бы отметить, что мне никогда на глаза не попадался план этого городища, а из описаний объекта можно сделать вывод, что оно представляет собой типичное городище на мысу. В Сети попадаються фото простой террасы с подписью, мол, это и есть городище. В случае с текстом из книги "Давні слов'яни. Археологія та історія" речь вообще идёт о том, что городище занимало только часть мыса, причём искать его предлагают не на кончике мыса, а в центре ("на центральній частині високого довгого мису"). В общем, из описаний тоже часто толком нельзя понять, какой этот объект в плане. А план-то у него очень непростой. Судя по тому, что я вижу, мыс представляет собой несколько террас, более-менее изолированных друг от друга. Т.е., вероятно, первоначально это был длинный мыс, который разрезали на несколько частей искусственными рвами. К этой картине стоит добавить, что мыс соседствует с участком, на котором находится оборонный монастырь. Если на месте монастырской территории тоже существовало какое-то поселение или укрепление, то планировка городища ещё больше усложняется.

Вот как это выглядит со спутника:
post-1-0-55602800-1399891617_thumb.jpg
Живая карта

Теперь с пометками (монастырь и мыс с городищем):
post-1-0-74331100-1399891618_thumb.jpg

Могу ошибаться, но мыс вроде бы раздроблен на три террасы искусственными рвами. Это может означать, что была не одна, а несколько укреплённых изолированных площадок:
post-1-0-97093400-1399891619_thumb.jpg

Вот все три террасы в кадре (вид со стороны монастыря):
post-1-0-03945600-1399891621_thumb.jpg post-1-0-10669900-1399891622_thumb.jpg
Источник фото: 1, 2

Профиль одной из террас. Видны рвы, отрезающие террасу от соседних участков мыса:
post-1-0-14983600-1399891624_thumb.jpg
Источник фото

Для общего развития можно ещё вот этот фотоотчёт посмотреть, где не обошли вниманием и городище:
post-1-0-38986900-1399891627_thumb.jpeg

Мыс, раздробленный похожим образом, можно увидеть в Жидачеве (Львовская обл.), где на территории городища существовал позднесредневековый замок.

Может возникнуть вопрос, а что же показано на макете? Ведь явно видно, что показано место, в районе которого площадка выглядит как острый угол. Пока у меня есть только один вариант – макет показывает укрепления последней террасы (№3 на моей схеме), т.е. это укреплённый кончик мыса. Но был ли мыс в 6-7 веках раздроблен или рвами его разделили на несколько террас позднее? Тут интересно было бы увидеть, как макет выглядит в целом.

И ещё одна деталь по макету – там показано, что более-менее основательными укреплениями городище могло похвастаться только с одной стороны, тогда как с тыла вообще показана чуть ли не открытая площадка. Судя по всему, хорошо укрепили городище с напольной стороны, т.е. с южной – юго-западной. Что касается остальных сторон, то они и в наши дни примыкают к заболоченной долине реки Луг и нескольких её притоков, потому, вероятно, с этих сторон неприятеля не ждали.

Не менее интересен вопрос датировки объекта. Большинство источников указывает на то, что в 7 веке городище было уничтожено аварами. Можно подумать, что с укреплённым пунктом на этом участке было покончено, и спустя несколько веков в качестве нового укреплённого пункта использовалась соседняя площадка, где возвели укреплённый монастырь. Однако, есть, например, рисунок-реконструкция 1948 года авторства Григория Логвина, на котором мы видим ряд укреплённых террас (очевидно, что они относятся к городищу) рядом с монастырём:

96516_original.jpg

97002_original.jpg
Источник

Судя по рисунку, Г. Логвин считал, что укрепления на террасах какое-то время существовали одновременно с монастырём, что позволило всё эти объект объединить в один комплекс. Что это – ошибка, допущенная по незнанию или же укрепления всё же существовали там и в позднем средневековье?

Тут стоит учесть, что Г. Логвин в данном случае не какой-то там дядя, который мимоходом набросал картинку и пошёл дальше. Нет, в данном случае всё серьёзно – темой кандидатской диссертации Г. Логвина был "Архитектурный комплекс в Зимно", собственно потому он и занимался реконструкцией гипотетического образа укреплений комплекса. Было ли ему известно о датировке городища 6-7 веками или на тот момент объект ещё не был датирован? Первые исследования городища вроде бы проводили в 1930-х годах, но был ли тогда объект датирован раннеславянским периодом? Следующий этап исследований приходится на 1950-е – 1960-е года, т.е. эти работы велись уже после того, как Г. Логвин защитил кандидатскую.

Даже если Г. Логвин сильно ошибся в датировке городища, то стоит обратить внимание на его вывод о существовании не одной, а нескольких укреплённых террас. Это особенно важно, т.к. некоторые источники намекают, что укреплена была только одна терраса.

Помимо всего прочего, в описании городища интригует упоминание башен. Получается, что славяне довольно активно их использовали в 6-7 веках, но при этом в более поздних городищах башни почему-то встречаются очень редко. Чем объясняется период отсутствия интереса к башням мне пока непонятно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Занятная статья Богдана Томенчука (человека, хорошо известного тем, кто интересовался укреплениями Прикарпатья), в которой автор утверждает, что городище в Зимно представляло собой городище-убежище, не предназначенное для постоянного проживания.

Статья была опубликована в сборнике материалов "Раннеславянский мир: материалы и исследования", М. - 1990. C.151-158

Б.А. Тимощук

Социальная сущность городища Зимно

Среди археологических источников при изучении истории и культуры восточных славян важное место занимают материалы городища Зимно возле Владимира-Волынского на Украине. Это один из древнейших восточно-славянских памятников этого типа, который сравнительно хорошо сохранился и раскопан на значительной площади. Поэтому археологи и историки, характеризуя социально-экономическое и культурное развитие восточных славян, часто опираются на материалы Зимновского городища. Однако однозначного определения социальной сущности этого городища среди исследователей нет.

Автор раскопок Зимновского городища В.В. Аулих приняв остатки сооружений вдоль оборонительных стен за жилища, полагает, что это городище является остатками административного и "может быть культового центра племени дулебов", постоянным местом пребывания здесь вождя племени и его дружины. Ссылаясь на находки ремесленных инструментов этот же автор утверждает, что на городище также жили и работали кузнецы и ювелиры. Приблизительно такую же интерпретацию социального содержания Зимновское городище получило в работах Ю.В. Кухаренко, В.Д. Барана. В.В.Седова.

Другого мнения о социальной природе Зимновского городища придерживался П.Н.Третьяков. Рассмотрев форму укреплений и обратив особое внимание на то, что на городище не обнаружено "жилищ-землянок, присущих каждому поселению" он пришел к заключению, что "следует видеть в Зимно не место постоянного обитания, а временное убежище, куда население собиралось в часы опасности." Далее П.Н. Третьяков предполагал, что "вблизи городища Зимно находилось обычное поселение или "гнездо" небольших поселков, обитатели которых, кроме сельского хозяйства, занимались еще и ремеслами: кузнечным, ювелирным и др. При приближении неприятеля они перебрались на городище, взяв с собой все, что могли унести, в том числе и орудия труда, вооружение, полуфабрикаты изделий своего ремесла, готовые вещи, запас продовольствия. [1] К мнению П.Н. Третьякова в оценке Зимновского городища присоединился А.П. Моця. Остатки сооружений возле вала он рассматривает как временную наземную постройку, где прятались жители расположенных вблизи городища селищ.

В рецензии на монографию В.В. Аулиха о Зимновском городище И.А. Айбабш не разделяет мнение этого исследователя о том, что столбовые ямы и очаги возле оборонительной стены являются остатками жилищ, и попытался связать эти остатки с оборонительными сооружениями. Рецензент на конкретных материалах показал, что часть вещей, которые связываются с городищем (оно многослойное), попали в раннеславянский слой из более ранних культурный слоев, и считает, что датировка В.В. Аулихом этого городища несколько занижена.

Неодинаковые суждения о социальной сущности Зимновского городища вынуждает еще раз обратиться к этой проблеме, - рассмотрев ее в свете новых археологических данных, полученных при изучении гнезд поселений VІ-Х вв. на территории Украинского Прикарпатья. Оказалось, что каждое гнездо поседений VІ-IХ вв. является остатками самоуправляющихся общин. На территории многих гнезд-общин обнаружены синхронные городища которые являются общинными центрами

Социальная тапология городищ-обшинных центров проведена на основе таких существенных критериев как: а) система и конструкция их оборонительных линий: б) характер застройки укрепленных площадок и в) место городища в системе окружающих его поселений. Эта типология позволила определить главные археологические признаки городищ-общинных центров, а именно: I) основу главных оборонительных линий этих городищ составляли деревянные стены столбовой конструкции, поставленные на поверхности земли без применения валов-платформ и усиленные с внешней стороны глиняными откосами (от них сохраняются невысокие земляные валы); 2) вдоль главных оборонительных линий, с их внутренней стороны располагались длинные дома общественного назначения. Это очень важный признак городищ-общинных центров. Археологические данные о длинных домах во многом совпадают с данными хронистов о домах-континах западных славян. В этих домах проводились народные собрания, устраивались ритуальные пиры-братчины и культовые церемонии, хранились общинные запасы. Поэтому среди остатков этих домов встречаются культовые очаги, ямы-хранилища, ритуально разбитая глиняная посуда и др. По характеру застройки центральных площадок городища-общинные центры делятся на две основные группы: а) городища-убежища, площадки которые не были застроены стационарными жилищами и хозяйственно-производственными постройкам и б) городища-административно-хозяйственные центры укрепленные площадки которых были застроены стационарными жилищами, ремесленными мастерскими и другими сооружениями; 3) городища-общинные центры являлись составной частью группы поселений, в состав которых входили также неукрепленные селища (их называем "селища-спутники городищ").

Согласно такой социальной типологии Зимновское городище относится к убежищам. Об этом свидетельствуют основные его археологические признаки, прежде всего, характер застройки укрепленной площадки. На ней не обнаружено типичных для городищ-общинных центров другого типа (административно-хозяйственных центров) полуземляночных жилищ с печами-каменками и ремесленных мастерских. Лишь вдоль оборонительных стен сохранились остатки длинных домов в виде столбовых ям, обгоревших бревен и культурного слоя, в котором найдены в большом количестве обломки глиняной посуды, изделия из метала, камня и стекла, кости животных и разрозненные кости людей. На территории длинных домов (их ширина около 4,5 м) находились, кроме столбовых ям, ямы диаметром 0,8-1,3 м, глубиной 1,2-1,6 м, которые могли использоваться для хранения продуктов. Особого внимания заслуживают очаги на земляном полу длинных домов. Их линзовидные поды сделаны из глины. Находки на месте очагов, в слоях спрессованной золы, обожженных костей, в том числе обломков человеческих черепов, позволяют рассматривать эти очаги как культовые, связанные с определенными жертвоприношениями. Поэтому нет оснований принимать эти длинные дома за стационарные жилища. Конечно, во время военных действий эти дома могли использоваться как временные жилища тех, кто находил в убежище защиту от врага. Описывая поход Александра Македонского на гетов, Ариан рассказывает, что когда войска вступили в бой, геты "убегали в город, где находились заранее отведенные сюда жены и дети гетов и их наиболее ценное имущество". Приблизительно такую же картину рисуют древнерусские летописи, повествуя о нападении Ольги на древлян, которые "побегоша и затворишася в градех своих".

Нет оснований согласиться с утверждением, что в длинных домах, которые были сложены из неотесанных бревен (сохранилась кора на некоторых бревнах) и центральная часть которых была занята примитивными очагами и ямами-хранилищами, могли постоянно жить вождь племени со своей дружиной, как это считает В.А. Аулих.

На территории длинных домов Зимновского городища найдены инструменты ремесленников (глиняные льячки, обломки каменных литейных формочек, молотки, миниатюрное ковало, резец-ложкарь и др.) и отходы ремесленного производства (слитки бронзы, куски бронзовой проволоки и т. п.). которые несомненно связаны с ремесленной деятельностью. Но на территории городища, как уже отмечаюсь, не обнаружено ремесленных мастерских и стационарных жилищ, в которых могли бы жить ремесленники. Это не дает оснований считать ремесленников постоянными обитателями этого городища. Они могли попасть на территорию укрепления при приближении врага и временно заняться ремесленной деятельностью (этого требовало, например, снабжение воинов предметами вооружения).

Археологические материалы убедительно свидетельствуют о том, что Зимновская крепость была разрушена во время военного штурма. Здесь, в полосе оборонительных сооружений, найдены останки защитников крепости (скелеты людей) и много оружия (наконечники стрел и копий), которые в основной своей массе принадлежали защитникам крепости. Находки женских украшений (металлических браслетов, бус, разных привесок) свидетельствуют о том, что в крепости во время вражеского нападения нашли приют женщины с детьми.

Таким образом, по характеру застройки укрепленной площадки Зимновское городище следует отнести к общинным центрам-убежищам. Вдоль его оборонительной линии располагались длинные дома общественного назначения, которые конструктивно были связаны с этой линией, а центральная часть укрепленной площадки была свободной от какой-либо застройки. Крепость подверглась военному нападению. При приближении врага (по-видимому, аваров, так как на городище найдены стрелы аварского типа [19]). население гнезда-общины пришло под защиту оборонительных стен своего общинного центра, что является одной из главных функций городища-убежища. В мирное время в длинных домах устраивались общинные пиршества, осуществлялись разного рода религиозные празднества. С культовыми обрядами увязываются не только очаги, но и миниатюрный железный топорик (амулет?), многочисленные обломки глиняной посуды со следами повторного обжига, что было вызвано обрядом разбивания посуды.

Общинный характер Зимновского городища подтверждается также данными о конструкции его укрепленной линии. Основу этой линии составляла деревянная стена, сложенная из горизонтально положенных бревен, зажатых между парами столбов [20]. С внешней стороны оборонительная стена была усилена, как показывает профиль вала [21], насыпным глиняным откосом, а с внутренней - длинными домами, непосредственно примыкавшими к деревянной стене. Во время пожара, который уничтожил оборонительные сооружения, вал-откос [22] расползся и перекрыл догоравшие бревна, благодаря чему их остатки сравнительно хорошо сохранились. По-видимому, со стороны более крутого склона деревянная оборонительная стена стояла на самом краю площадки и не была усилена насыпным глиняным откосом (его заменил естественный откос мыса). Поэтому остатки стены здесь не сохранились. Дополнительно укрепленная линия усиливалась надолбами (невысоким частоколом), который был устроен посередине широкого откоса. Такого типа укрепленные линии исследовались и на других городищах-общинных центрах (например, в Карапчеве [23]). Сложная конструкция оборонительной линии убеждает в том, что Зимновское городище является остатками не временного, а серьезного стационарного укрепления, рассчитанного на длительное время функционирования.

Интерес к Зимновскому городищу вызван еще и тем что оно принадлежит к древнейшим у восточных славян укрепленным общинным центрам. Оно как бы открывает новый этап исторического развития восточных славян. Поэтому очень важно определить время строительства этого укрепленного пункта. На основе анализа изделий из металла В.В. Аулих датировал городище VI - первой половиной VII вв. [24] Другие исследователи считают, что эта дата несколько занижена [25]. Для решения этой проблемы должны быть привлечены, прежде всего, наиболее массовые материалы, какими являются керамические комплексы.

Керамика Зимновского городища принадлежит к культуре пражского типа, которая на территории Украинского Прикарпатья датируется второй половиной V-VII вв. Эта керамика на основе данных стратиграфии и корреляции делится на три хронологические фазы. [26] Горшки с отклоненным наружу венчиком, край которого косо срезан [27], входящие в керамический комплекс Зимновского городища, появляются лишь на последней, третьей фазе развития культуры пражского типа. Вместе с керамикой этой фазы найдены пальчатые фибулы (Черновка [28], Горошево [29]), которые датируются VII в. [30] Поэтому есть основание время функционирования Зимновской крепости относить к VII в.

1. Ауліх В.В. Зімнівське городище - слов'янська пам'ятка VI-VII ст. н.е. в Західній Волині. Київ. 1972. С. 123.

2. О раскопанной части городища см. Ауліх В.В. Зимнівське городище. Табл. 1.

3. Ауліх В.В. Соціальний зміст городища Зимне Слов'яно-руські старожитності. Київ. 1969. С. 57.

4. Кухаренко Ю.В. Памятники пражского типа на территории Поднепровья // Slavia antiqua. Т. VII. 1960. С. 120-121.

5. Баран В.Д. Ранні слов'яни між Дніпром і Прип'яттю. Київ. 1972. С. 31, 79.

6. Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М., 1982. С. 14.

7. Третьяков П.Н. По следам древних славянских племен. Л.. 1962. С. 122.

8. Там же. С. 122.

9. Моця А.П. Проблема перехода восточных славян к классовому обществу в исторической литературе // Фридрих Энгельс и проблемы истории древних обществ. Киев. 1984. С. 237.

10. Айбабин А.И., Ауліх В.В. Зимнівське городище // СА. 1975. 2. С. 309-313.

11. Тимощук Б.А. Общинный строй восточных славян VI-Х вв. // Автореф. дис. докт. ист. наук. М., 1983. С. 13-20.

12. Тимощук Б.О. Давньоруська Буковина. Київ, 1982. С. 5-10

13. См.: Хрестоматия по истории средних веков. М., 1949. Т. 1. С. 45-46.

14. Ауліх В.В. Зимнівське городище ... С. 8-24.

15. Ауліх В.В. Матеріали з верхнього горизонту городища біля с. Зимне Волішськоі області // МДАПВ. 1961. Вип. 3. С. 131.

16. Такого типа очаги раскопаны, например, на территории длинных домов Крутиловского городища-святилища. Возле этих очагов найдены кальцинированные кости, обломки битой глиняной посуды и разнообразные предметы из металла, положенные здесь как жертвы богам.

17. Цитирую по статье: Златковская Т.Д. Племенной союз гетов под руководством Биребисты (I в. до н.э.) // ВДИ. 1955. № 2. С. 77.

18. ПВЛ. І. С.7.

19. Ауліх В.В. Зимнівське городище... С. 52-54. Табл. X, 1-7.

20. Там же. С. 11

21. Там же. Рис. 4, 5.

22. Древнерусские валы являются остатками или платформ для оборонительных стен, или глиняных откосов, прикрывавших оборонительные стены с внешней стороны.

23. Тимощук Б.О. Давньоруська Буковина ... С. 171-172. Рис. 96.

24. Ауліх В.В. Зимнівське городище... С. 86-90.

25. Айбабин А.И. Указ. соч.; Кухаренко Ю.В. Средневековые памятники Полесья // САИ. 1961. Вып. Е1-51. С. 9; Русанова И.П. Славянские древности VI-IX вв. между Днепром и Западным Бугом // САИ. 1973. Вып. Е1-25. С. 17-18.

26. Русанова И.П., Тимощук Б.А. Кодын - славянские поселения V-VIII вв. на р. Прут. М., 1984. С. 23-28.

27. Ауліх В.В. Зимнівське городище... Табл. VI. 14: Табл. VII. 4: Рис. 5,3.

28. Тимощук Б.А., Русанова И.П., Михайлина Л.П. Итоги изучения славянских памятников Северной Буковины V-X вв. // СА. 1961. №2. С. 91. Рис. 7, 8.

29. Баран В.Д. Пачкова С.П. Поселения поблизу с. Горошеве на Середньому Дністрі // Археологія. 1975. № 18. Рис. 4, 8.

30. Амброз А.К. Южные художественные связи населения Верхнего Поднепровья // Древние славяне и их соседи. М., 1970. С. 74.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Дякую за детальне обговорення об'єкту.

В 12.05.2014 в 14:07, Filin сказал:
В случае с текстом из книги "Давні слов'яни. Археологія та історія" речь вообще идёт о том, что городище занимало только часть мыса, причём искать его предлагают не на кончике мыса, а в центре ("на центральній частині високого довгого мису").

Дослідники вважають городищем лише ділянки "2" та "3". Такі городища в яких укріплення відсікають простір на мису з двох сторін, трапляються в типології конфігурацій городищ (зокрема про них згадує Носов).

Цитата
Тут интересно было бы увидеть, как макет выглядит в целом.

На жаль музей незручно працює - наприклад мені до нього потрапити не вдалося.

Цитата
И ещё одна деталь по макету – там показано, что более-менее основательными укреплениями городище могло похвастаться только с одной стороны, тогда как с тыла вообще показана чуть ли не открытая площадка.

Можливо не всі укріплення на обговорюваному городищі вдалося виявити при розкопках, але в "мисових городищах" грунтовно укріплена, часто лише напільна сторона, тому макет в цій частині подиву не викликає.

Цитата
Однако, есть, например, рисунок-реконструкция 1948 года авторства Григория Логвина

Чудові малюнки, як завжди у Логвина.

Але, як правило, у Гр.Логвина його відомі графічні реконструкції Чигирина, Суботова, Путивля та інш. пунктів є інтуітивними і створювались ним при малій кількості археологічної інформації про той чи інший об'єкт. Тому вони точні в частині рельєфу, але не точні в частині неіснуючих вже деталей споруд. Оскільки Логвин в багатьох історично-архітектурних дослідженнях був фактичним першопроходцем.

Якщо Цинкаловський у міжвоєнний період лише обстежив городище, а грунтовні його дослідження почалися з 1951 року, то Логвин в часи створення даних малюнків бачив городище поряд з монастирем, але не мав достатньої інформації про його історію і "забудував" його графічно на свій розсуд та натхнення.

Проте все це звичайно не виключає можливої наявності в історії обговорюваних укріплень кількох будівельних періодів зі зменшенням або збільшенням зайнятої площі.

Цікаво, що то за п'ятикутну за конфігурацією фортецю зобразив Логвин далі за монастирем, на річковій луці.

Цитата
Помимо всего прочего, в описании городища интригует упоминание башен. Получается, что славяне довольно активно их использовали в 6-7 веках, но при этом в более поздних городищах башни почему-то встречаются очень редко. Чем объясняется период отсутствия интереса к башням мне пока непонятно.

На мою думку дана обставина пояснюється просто. Побачили ті слов'яни (дуліби?) укріплення з баштами на дунайському лімесі і спробували завести собі подібні. Хочу нагадати що городищ празько-корчацької археологічної культури знайдено дійсно мало - їх можна перерахувати на пальцях рук. А оскільки будівництво було поштучним, а не поточним, не викликають подив певні експерименти будівничих.

Празько-корчацька археологічна культура, як і черняхівська археологічна культура є прикладами культур, певною мірою штучно піднесених, за рахунок їх більш розвинених сусідів (римський, ромейський світ), а укріплені поселення схоже були для них екзотикою як такі.

От ще віднайшов статтю з планом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
... Логвин в часи створення даних малюнків бачив городище поряд з монастирем, але не мав достатньої інформації про його історію і "забудував" його графічно на свій розсуд та натхнення.

Об этому, думаю, можно будет разузнать, если получится достать диссертацию. Но в целом интересно уже то, что террасу №1 Г. Логвин также видел укреплённой, да и если посмотреть на неё на фото или на спутниковых снимках, то может возникнуть вопрос - неужели эта хорошо очерченная терраса была просто пустой площадкой перед городищем?

Цікаво, що то за п'ятикутну за конфігурацією фортецю зобразив Логвин далі за монастирем, на річковій луці.

Меня этот вопрос тоже заинтересовал. Судя по всему, село могло похвастаться не только монастырём и городищем. Так, например, в 1-м томе краеведческого словаря "Стара Волинь і Волинське Полісся" (1984) Александра Цинкаловского, в описании села Зимно, есть такая вот информация (с. 463):

В селі З., крім згаданих церков, було ше три церкві — Пафутієвська на городищі, Ефремівська на південь від замкових мурів і Миколаївська (оточена також мурами) оборонна церква, на місці якої зберігся великий камінний хрест (Г. Н. Логвин. Архітектурний комплекс Зимна, архітектурні пам'ятки, Київ, 1950 р.).

Текст небольшой, а сколько интересных деталей. Во-первых, упоминается ещё одна оборонная церковь, окружённая стенами. Во-вторых, упомянута "церковь на городище". Возникает вопрос - если церковь стояла всё на том же городище (а другого вроде в Зимно нет), то где именно и каким периодом она датируется? Также интересно, почему об этом храме не сообщают статьи, описывающие городище?

На мою думку дана обставина пояснюється просто. Побачили ті слов'яни (дуліби?) укріплення з баштами на дунайському лімесі і спробували завести собі подібні.

Так вопрос не в том, где могли подсмотреть идею укреплений с башнями или почему решили попробовать. Вопрос в другом - почему в более поздних городищах башни так редко использовались. Впрочем, это тема для отдельной беседы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ваша публикация должна быть проверена модератором

Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoticons maximum are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...

×