Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'графические реконструкции'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • События
    • События
  • Наши Земли
    • Крым
    • Винницкая область
    • Волынская область
    • Днепропетровская область
    • Донецкая область
    • Житомирская область
    • Закарпатская область
    • Запорожская область
    • Ивано-Франковская область
    • Киевская область
    • Кировоградская область
    • Луганская область
    • Львовская область
    • Николаевская область
    • Одесская область
    • Полтавская область
    • Ровенская область
    • Сумская область
    • Тернопольская область
    • Харьковская область
    • Херсонская область
    • Хмельницкая область
    • Черкасская область
    • Черниговская область
    • Черновицкая область
  • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
    • Укрепления и военные объекты Украины 19 века и далее
  • Другие достопримечательности Украины
    • Без оборонного прошлого
  • Замки и Крепости Европы
    • Укрепления в Европе
  • Тематические беседы по общим вопросам
    • Общение на тему укреплений
  • Осадная мастерская
    • Оборона и осада замков, крепостей и прочих укреплений
  • Библиотека
    • Литература по теме
  • Картография
    • Карты и всё, что с ними связано
  • Портретная галерея
    • Персоны и Личности
  • Кино
    • Кино по теме
  • Замковый парк
    • Беседы на отвлечённые темы
  • Кузня - фигурная ковка форума
    • Обсуждение технических сторон форума

Календари

  • Основной календарь



Фильтр по количеству...

Найдено 12 результатов

  1. Обсуждаются эти объекты: Шестовицкое городище и Городище Коровель С Шестовицей связывают два городища. Одно из них находилось где-то в центральной части села, ныне, к сожалению, плотно застроенной частными хозяйствами. По этой причине городище слабо исследовано. Намного более известно второе городище, которое находящееся к югу от села, в урочище Коровель. Особое внимание к городищу привлекает тот нюанс, что его называют одним из самых больших поселений викингов/скандинавов в Европе. Детальней о городище можно прочитать здесь. Макет городища Коровель Фото найдены здесь. В теме городища не копался, конфигурацию укреплений не изучал, потому пока особо комментировать макет не буду. Однако внешний вид ворот, башен, ограды городища и т.д. сложно назвать привычным. И это ещё мягко сказано. Хотя может малознакомые черты объясняются тем, что городище в формате макета показали по состоянию на ранний период его существования, например, на 10 век. Или в образ городища включили черты укреплений скандинавов. Или просто фантазия чья-то сработала. В общем, вариантов много, но какой из них верный? А пока ответа нет, просто посмотрим на макет. Общий вид. Судя по макету, городище с напольной стороны защищало две линии укреплений: Внешний оборонный узел: Ворота крупным планом: Башни (или скорее вышки) внешней линии укреплений: Ядро городища: Вторая линия укреплений на пути неприятеля, задумавшего штурмовать городище в лоб: Комплекс оборонных сооружений вторых ворот: Главное здание городища: Какая-то непонятная дозорно-оборонная башенка (этакий донжон) в центре городища:
  2. Обсуждается этот объект: город-крепость Воинь Город-крепость, одно из звеньев в цепи укреплений Посульской оборонной линии. Весьма интересный объект, привлекающий к себе внимание во многом благодаря наличию укреплённой гавани, обустройство которой повлияло на внешний вид и планировку детинца. Вот как-то так мог выглядеть детинец: А это вид уже со стороны реки, путь в гавань: Есть ещё диорама "Давньоруське місто Воїнь", которую по непонятным для меня причинам фотографируют крайне редко, потому знакомиться с диорамой интернет предлагает, в основном, по картинкам такого размера и качества: В качестве альтернативы предлагаю вам ознакомиться с диорамой по этой фотографии: Источник Диорама находится в Археологическом музее Переяслава-Хмельницкого, т.е. ориентировочно в 130 км. от того места, где тысячу лет назад основали Воинь. Диораму решили разместить именно в Переяславе, поскольку форпост Воинь считался приграничным укреплением Переяславского княжества. Диорама создана А.В. Казанским, профессиональным художником, благодаря которому мы можем созерцать прекрасные диорамы Киева, Чучина, Родня, Черкасс… но, как по мне, диорама форпоста Воинь в сравнении с другими работами мастера выглядит не очень внушительно. Тем не менее, рад, что она у нас есть. Не стоит на современных картах искать село Воинская Гребля, рядом с которым находился город-порт, поскольку нужный район вот уже более 50 лет находится под водой Кременчугского водохранилища. Городу-крепости и повезло и не повезло одновременно – с одной стороны археологи ринулись на участок и в течение 3-х лет (1956-1959) проводили там раскопки, с другой стороны вряд ли они обследовали всю площадь объекта, который вольготно расположился на 28 гектарах прибрежных земель. Интересно, что именно в 1959 году был введён в эксплуатацию первый гидроагрегат Кременчугской ГЭС, так что можно предположить – раскопки были свёрнуты, т.к. пора было затапливать берега Днепра. Жаль, конечно. А на этих картах (1871, 1941, 1950) село Воинская Гребля ещё есть: Источник Сейчас это место где-то здесь: Живая карта На основе материалов исследований, проведённых в конце 1950-х годов, был написан ряд статей, в 1966-м даже вышла книжечка "Древньоруське місто Воїнь" (здесь можно частично ознакомиться с содержанием), потому на старте не буду захламлять тему тучей текстов. При желании, 5 минут покопавшись в Сети, сможете выйти на другие источники информации, если вдруг заинтересуетесь данным укреплённым пунктом. Пока же общие сведения. Вот что пишет о городе А.В. Куза в книге "Древнерусские городища X-XIII вв." (1996):
  3. В связи с тревожной и печальной картиной, которую в наши дни можно увидеть возле Армянского бастиона (Памятник архитектуры национального значения!), где ведутся строительные работы, нарушающие действующее законодательство, особую актуальность приобрели материалы, касающиеся этого участка. Материалы были предоставлены Ольгой Пламеницкой. Всё началось с того, что у участка возле Армянского бастиона появился частный владелец, который задумал построить там небольшое кафе, взяв за основу для своего будущего заведения приземистую одноярусную постройку (в истории которой немало белых пятен), находящуюся в нескольких метрах к северу от Армянского бастиона. Зона боевых действий регенерации на карте: Живая карта Общий вид на террасы с линиями укреплений со стороны крепости: Собственно, жертва постройка (будущее кафе): Тогда сложилась удивительная для Каменца ситуация – застройщик был согласен довольствоваться компактным строением, образ которого надлежало воссоздать в средневековых формах, против чего застройщик (о, чудо!) также не возражал. Также владелец участка профинансировал раскопки (раскопки в Каменце – это уже само по себе сенсация), а когда археологи неожиданно наткнулись на остатки древнерусского вала, застройщик изъявил желание его музеефицировать, чтобы сделать доступным для осмотра этот редкий для Каменца образец древнерусских укреплений. Проект поручили разработать Научно проектному и информационно-консультационному центру «Донжон», а его автором стала Ольга Пламеницкая (известный специалист по фортификации города, автор книги Castrum Camenecensis. Фортеця Кам’янець). По моему мнению, Ольгой Пламеницкой была проделана огромная работа по изучению письменных источников и графических материалов, которые касались истории развития застройки в районе Армянского бастиона. На выходе получился потрясающий по деталировке материал, который в мельчайших подробностях описывал эволюцию укреплений у главного въезда в город. На основе всего этого было составлено отличное предложение по регенерации заброшенного уголка Старого города. С одной стороны проект полностью удовлетворял застройщика, с другой стороны он был хорошо обоснован, не говоря уж о том, что помимо строительства кафе предполагалось восстановить утраченные линии укреплений. Как всё хорошо начиналось! Ниже представлено несколько разработанных Ольгой Пламеницкой вариантов возможной регенерации участка с реставрацией сохранившихся укреплений и реконструкцией объекта у Армянского бастиона (не спешите качать картинки поштучно, в нижней части сообщения есть ссылка на скачивание всех материалов одним архивом). Для выбора проектного варианта предполагалось провести дополнительные исследования. Вид со стороны дороги, ведущей к Замковому мосту, и со сторону внутреннего дворика комплекса: Щадящий вариант регенерации: Несколько планов старинных камениц, в духе которых можно было бы перестроить объект у Армянского бастиона: Важно отметить, что все эти предложения разрабатывались до того, как на участке были проведены археологические раскопки, потому проект по умолчанию предумсатривал свою трансформацию, исходя из данных, которые должны были быть получены в ходе археологических исследований участка. Ольгой Пламеницкой по заказу арендатора участка было разработано два документа, с которых по действующему законодательству необходимо начинать любую работу по регенерации в заповеднике. Как мне объяснили, именно наличие этих двух документов предваряет проведение раскопок и разработку проектов. Эти два документа согласовываются в Каменце-Подольском, в области (Хмельницким управлением культуры) и в Киеве (департаментом культурного наследия Министерства культуры). Первым документом была подробнейшая историческая справка с иллюстративным материалом и анализом архивных источников. На ее основе был разработан второй документ – «Историко-градостроительное обоснование регенерации фортификационного комплекса ХVІ–ХVІІІ вв. с музеефикацией, реставрацией и реставрационным восстановлением укреплений ХVІ–ХVІІІ вв. по ул. Замковой». Кстати, идея такого широкого подхода к теме, с рассмотрением всех прилегающих укреплений и предложением по их восстановлению была «подброшена» заказчику замом мэра Григорем Горшуновым, за что ему скажем спасибо. Оба документа были рассмотрены и согласованы на двух уровнях - в Каменце-Подольском и в Хмельницком, но застряли в Киеве. К сожалению, ни детальное обоснование проекта, ни его мощная информационная база-основа не помогли ему проскочить чиновничьи жернова. Проект не был утверждён Виктором Вечерским, который, судя по публикациям в прессе, питает к Ольге Пламеницкой личную неприязнь. И это было только начало злоключений участка. Дело в том, что дирекция национального заповедника «Каменец» также не питает в Пламеницкой нежных чувств, поскольку она постоянно вмешивалась в дела заповедника, не упускающего возможность изуродовать тот или иной уголок Старого города. Кроме того, известно, что в заповеднике, в общем-то, не питают особой любви к средневековой архитектуре, потому регенерация по версии Пламеницкой и регенерация по версии заповедника – это два разных вида регенерации (если то, что делает заповедник в наши дни вообще можно назвать регенерацией). В общем, проект Пламеницкой не был утверждён, после чего кто-то другой начал заниматься участком. Интересно, что Ольга Пламеницкая не приняла расхожую версию о том, что объект реконструкции (загадочная постройка, которая в итоге будет превращена в кафе) был построен после Второй Мировой и никакой архитектурной ценности не имеет. Со своей стороны замечу, что, насколько я понял, Пламеницкой не было знакомо аэрофото Старого города 1944 г., где этот объект просматривается и уже одно это доказывает, что он существовал до Второй Мировой. Так что, Пламеницкая была права, уделив этому сооружению повышенное внимание. «Чуточку» большее, чем уделил заповедник, предоставивший заказчику «Историческую справку» по объекту объемом в полстранички: Справедливости ради стоит отметить, что и подготовившая справку Анна Кивильша допускала, что «погреб», как она называла сооружение, мог быть остатками какого-то строения 18 в. Действительно, каменные своды такой формы на известковом растворе вряд ли бы стали сооружать в послевоенный период. Но, вёрнёмся к объекту. Прошло некоторое время, формальные археологические раскопки позади, был составлен новый проект здания (вместо того, который не утвердили), правда, его не спешили демонстрировать публике. И вот в июне 2013 на участке началось движение. И уже один стиль, в котором начали работать новые кураторы проекта, заставляет заранее сожалеть о судьбе участка. Не так давно территорию оградили серьёзным забором, а на участке, так до конца неисследованном археологами (том самом, где была обнаружена сенсационная для Каменца находка древнерусского вала) начала работать тяжёлая техника: Источник фото Мы ещё не знаем, что получим в итоге (вряд ли это будет аутентичный средневековый домик), но уже знаем, чего не увидим. Потому предлагаю вам ознакомиться с проектом регенерации участка авторства Ольги Пламеницкой. Для начала читаем «Историко-архитектурную справку»: imo.doc И смотрим иллюстрации к ней: Далее знакомимся с «Историко-градостроительным обоснованием»: istoriko-arhitekturnaya-dovidka.doc И с иллюстрациями к нему: В завершении несколько фотографий объекта (будущего кафе), сделанных в августе 2011. Интерьеры: Интересный белокаменный ренессансный блок, вмурованный в кладку строения: Итак, вопрос остается открытым. Сооружение недоисследовано. Непосредственно рядом с ним были обнаружены интригующие остатки древнерусского вала и рва (?), но ответить на научные вопросы их взаимной увязки и пролить свет на тёмную историю развития участка теперь вряд ли удастся, т.к. бульдозерная техника ведения работ исключает участие исследователей в дальнейшей судьбе этого интересного уголка Старого города. В связи с этим материалы исследований Ольги Пламеницкой приобретают статус уникальных, поскольку это было впечатляющее начало интригующих исследований, у которых, похоже, не будет никакого логичного продолжения. Такой вот реквием по участку. А ведь так всё хорошо начиналось.
  4. Обсуждается этот объект: монастырь в селе Фалиш с. Фалиш находится в 70 км к югу от Львова и в 5 км к югу от райцентра - г. Стрый: Живая карта Краткая справка из каталога-информатора Владимира Пшика Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII-XVIII ст. (2008): Если верить данным В. Пшика, то получается, что в 1489 г. в каком-то источнике был упомянут монастырь, и только через 3 года после этого уже в другом источнике упомянули сам Фалиш, что странно. Я так и не смог понять, из какого именно источника В. Пшик взял эти даты. К тому же мне ранее на глаза уже попадался документ 1482 г., где в списке существовавших на тот момент населённых пунктов видим "Фалиш или Монастырь". Подозреваю, что это и есть самое раннее упоминание как самого Фалиша, так и монастыря. Может это и есть те самые "Перші відомості про... монастир", о которых писал В. Пшик, и только с датами у него (или в одном из его источников), есть путаница. Текст упомянутого документа (написан на латыни), датированного 29 января 1482 г., находим на 230 стр. 18 тома труда Akta grodzkie i ziemskie z czasów Rzeczypospolitej Polskiej... ("Акты городские и земские со времен РечиПосполитой Польской в архиве так называемого бернардинского во Львове"). Там видим, что в оригинале было написано "Chwalyshc alias Manastirz": На Википедии, в описании истории с. Станков, нашёлся перевод этого документа: Теперь пройдёмся по источникам, которыми пользовался В. Пшик. 1. "Географический словарь Королевства Польского..." (1881). Вот справка из этого источника в переводе: Источник Как видим, "Географический словарь..." не сообщает ничего о монастыре, укреплении или об исторических событиях, которые были бы интересны в рамках данной темы. 2. Ян Лешек Адамчик в своей книжечке "Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku" (2004) упоминает укрепление очень бегло, а в качестве источника использует уже процитированный выше "Географический словарь" и процитированную ниже справку из книги Ореста Мацюка. Вот, что получилось в итоге: Перевод: Справка укомплектована несколькими символическими иконками (показаны между названием и текстом справки), и вот что они означают: оборонный сакральный объект земляные конструкции деревянные конструкции новое время (16-17 вв) Откуда Ян Лешек Адамчик взял датировку объекта 16-17 вв. непонятно, ведь ни в "Географическом словаре", ни у О. Мацюка таких сведений нет, да и сам объект поляк вряд ли видел. А тут ещё вспомним упоминание монастыря, уже существовавшего в конце 15 века. 3. Книжечку Романа Сулика "Дерев’яне церковне будівництво на Стрийщині" (1993) я пока, к сожалению, не нашёл. Этот источник важен, поскольку на него опирается и О. Мацюк и В. Пшик, причём О. Мацюк использовал данные Р. Сулика для создания графической реконструкции монастыря, а В. Пшик, вероятно, именно там взял информацию о первом письменном упоминании монастыря в 1498 г., поскольку в других источниках, которые он использовал, и с которыми удалось ознакомиться, я такой информации не нашёл. Но есть и хорошая новость - здесь наткнулся на справку об утраченной церкви св. Иоанна Крестителя (той самой, которая некогда находилась на укреплённой площадке), и эта справка составлена в том числе и на основе книжечки Р. Сулика. Правда, автора справки, похоже, не особенно заботило место, на котором была построена церковь, т.к. об укреплённой террасе упоминания там нет: Справку дополняло фото начала 20 века (?), а также план и продольный разрез храма (автор - Р. Сулик): 4. "Замки і фортеці Західної України" (2005) Ореста Мацюка - - один из основных источников, данные которого легли в основу справок В. Пшика и Яна Лешека Адамчика, о Фалише сообщает следующее: Текст справки украшала такой вот "проект реконструкции" монастыря (автор: Николай Козурак): Как видим, в центре укрепления находится церковь св. Иоанна Крестителя, что странно, ведь этот храм на участке был построен в 1750 г., а само укрепление, очевидно, к середине 18 века уже перестало функционировать. Таким образом перед нами этакий собирательный образ - укрепление, к примеру, 16-17 вв. с храмом середины 18 века. Интересно, что подразумевалось под "археологічним обстеженням"? Вряд ли здесь проводились раскопки, скорей всего место было просто поверхностно осмотрено, да к тому же в центре внимания скорей всего была утраченная церковь, а не сам укреплённый участок. Дополним текстовую информацию картографическими материалами. Церковь показана на карте Фридриха фон Мига (1779-1782): Живая карта Австрийские картографы появились в Фалише лет через 30 после постройки храма. Символический овал в основании изображения храма тянет трактовать как прорисовку возвышенной и некогда укреплённой площадки, но на самом деле аналогичным образом показывались и многие другие храмы, не посаженные на участки оборонных объектов. Участок храма, на этот раз с уже более выделенным рельефом, виден на австрийской карте 1861-1864 гг.: Источник Церковь символически обозначена на австрийской карте 1869-1887 гг.: Источник Как мы знаем, в 1911 г. старую деревянную церковь разобрали, а вместо неё в том же 1911-м в центре села, ближе к трассе, возвели новый храм, который также посвятили Иоанну Крестителю: Источник Практически на всех картах 20 века мы видим на месте старой церкви пустоту, и метку нового храма близ трассы. К примеру, на австрийской карте 1914 г.: Источник Или на немецкой карте 1940 г.: Источник Или вот на генштабовской карте: Источник
  5. Обсуждается этот объект: Захаржевская башня городских укреплений В центре внимания данной темы одиночная башня, построенная в 15 – 16 веках. Хочется обсудить историю и архитектуру этого небольшого, но интересного строения. Месторасположение башни на карте: Башня на фото Олега Жария: Начнём с визуальной информации, чтобы стало понятно, как башня выглядит, а потом приступим к рассмотрению деталей. Башня со стороны Замкового моста: Вид со дна каньона: Эффектное здание, нависающее над башней, - это монастырь францисканцев. Интересно, что польский король Станислав Август Понятовский, посетивший Каменец в 1782 году, задумал построить на западной границе города систему новых укреплений, потому францисканцев выселили из монастыря, который заняли солдаты. Вояки за несколько лет довели монастырские строения до крайне плачевного состояния, однако проект со строительством укреплений на месте монастыря так и не был реализован. Чуть крупнее: Тут я сделаю небольшое лирическое отступление. Если по Захаржевской башне судить о том, как городские власти заботятся о достопримечательностях города, то уровень этой заботы за последнее время явно не улучшился и даже ухудшился. Когда я первый раз знакомился с башней летом 2007, она довольно живописно смотрелась на фоне зелёного склона, а сейчас, т.е. 5 лет спустя, заросли уже вышли из-под контроля и башня начала в них тонуть. Неужели так сложно чистить склоны!? Или для этого нужны миллионы гривен от государства или инвесторов? Теперь на примере. Вот башня с разных ракурсов летом 2007: 2009: Источник фото А теперь 2012 год. Идём к башне от Польских ворот, справа река, слева – стена каньона с башней. Башня контролировала дорогу, тянущуюся вдоль реки, а также брод, который тоже находился в этом районе (отсюда и название "Башня на броде"): Ещё один похожий ракурс: И ещё одна серия с видами на башню с разных ракурсов (лето 2012): Пройдёт ещё несколько лет и эта поросль превратится в лес. Там и так уже нет недостатка в зелёных насаждениях:
  6. Обсуждается этот объект: Замок в селе Подтемное О замке и монастыре в с. Подтемном (Підтемне) сохранилось так мало сведений, что даже специалисты по укреплениям Львовской области могут привести лишь скромные описания этих объектов, созданные во многом на основании изображений, обнаруженных на нескольких старинных картах. Для начала дам ответ на вопрос, где это село вообще находится. На карте, расположенной ниже, показано его расположение относительно Львова и Пустомытов: Теперь перейдём к источникам. Владимир Пшик в своей книге Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини ХІІІ-ХVIII ст. (2008) о Подтемном пишет следующее: Из источников этой информации Владимир Пшик приводит: 1. «Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich», Tom VIII (368-369) 2. «Памятники истории и культуры Украинской ССР», Киев, 1987 (335) 3. Журнал «Пам’ятки України» №2, Киев, 1990 (43-44) 4. «Замки і фортеці Західної України», Орест Мацюк, Львів, 1997 (9, 11) «Słownik geograficzny», как и следовало ожидать, не даёт никаких особо ценных сведений по теме расположения замка и монастыря, лишь проливает свет на отдельные эпизоды истории села: Книги «Памятники истории и культуры Украинской ССР» у меня нет, но я сильно сомневаюсь, что в ней были какие-то уникальные сведения по теме замка и монастыря. В указанном журнале «Пам’ятки України» есть статья «Споруди в міській геральдиці». Если ничего не путаю, о её автором был Орест Мацюк и эту же статью можно прочитать в виде вступительного слова к его книге «Замки і фортеці Західної України». Иными словами – источник №3 и №4 – это одно и то же. Потому… Переходим к источнику №4 - «Замки і фортеці Західної України». Об оборонных объектах села Орест Мацюк пишет следующее: А вот и упомянутые изображения: Вот, пожалуй, и вся информация, которую дают базовые источники.
  7. Обсуждается этот объект: цитадель Батурина Пока на сайте не появилась полноценная страничка с описанием цитадели, вы можете почитать о ней, к примеру, здесь, здесь и т.д. Объект популярный (статус гетманской столицы, Батуринская трагедия и прочее) поэтому всевозможной информации об этом укреплённом пункте в Сети довольно много. Будем постепенно складировать всё самое интересное здесь. Начну с общего описания укрепления, украшающего национальный историко-культурный заповедник Гетьманська столиця, основанного в 1993 году. Фрагмент современного плана Батурина, на котором обозначена цитадель ("замкові укріплення") и линия городских укреплений (их мы как-нибудь обсудим в отдельной теме): Цитадель и городские укрепления на реконструкции В. Коваленко и С. Дмитриенко: Источник В 2007-м президентским указом был дан зелёный свет "воссозданию" цитадели, и уже в 2008-м участок исчезнувших укреплений было не узнать – там выросла новодельная крепость, которую возводили стахановскими темпами: Проект: Источники: 1, 2 Результат стараний: Источники: 1, 2 Цитадель на спутниковых снимках Яндекс и Bing: Как видим, "воссоздать" укрепления вдоль всего периметра цитадели даже не планировали, ограничились возведением оборонительных сооружений с напольной/репрезентативной стороны. Объект многослойный, отсюда и громоздкое название памятника (от славянского городища до крепости 17 – начала 18 века) и размашистая датировка. Поскольку от цитадели на момент начала работ мало что сохранилась, числится она в списке как памятник археологии: Со стороны фасада цитадель выглядит весьма фотогенично благодаря наличию более-менее пристойной буферной зоны: И вроде солидный вид… … но нет ощущения, что это полноценное укрепление 17 – начала 18 века, куда более навязчива, как по мне, ассоциация с городищем. Многие детали образа вызывают недоумение. К примеру, фасадная стена шестигранной 28-метровой надвратной башни, разделённой на 4 яруса, скромно продырявлена несколькими бойничками, а её верхушка и вовсе выполнена в декоративном стиле, две другие башни практически не выступают за линию стен, потому не могли принимать особого участия во фланкировании участка рва и т.д. Думаю, если подвергнуть это укрепление более тщательному анализу, то в итоге станет совсем грустно. Во всяком случае, думаю, станет понятно, что ни о какой точной копии утраченного объекта речь не идёт. Не знаю, какой была верхняя часть надвратной башни цитадели, но вряд ли она была такой: Пожалуй, самая интересная деталь Батурина это его ров: Источник Скаты рва прикрывает необычный бревенчатый панцирь, и за счёт этого ров получился чуть ли не уникальным в пределах Украины. Думаю, чуть позже конструкцию рва рассмотрим в деталях. Ров имеет без малого 8-метровую глубину, и если на фото он может показаться не такой уж и значительной преградой, то в живую выглядит весьма внушительно, особенно в связке с линией деревянных срубов. Проходим через ворота и попадаем на территорию внутреннего двора цитадели. Видим, что с двух сторон полукруг стен обрывается, так что с тыла цитадель практически полностью лишена укреплений (смешной частокол не в счёт). На участке объекта всего несколько строений и все они новоделы: Сферическая панорама с видом на внутренний двор: Чувствуется, что прежде всего восстанавливали символ, потому, наверное, создателей проекта не особо беспокоило отсутствие необходимой для такого проекта обширной базы данных об утраченных строениях, ведь в символе главное общий дух/образ: Источник Вид на дугу 155-метровой секции укреплений и внутренний двор цитадели: Соседство срубов и примитивного частокола выглядит несколько забавно, особенно когда рядом с основательно укреплённой секцией находятся такие вот хлипкие ворота: Южная квадратная в плане 3-ярусная башня имеет высоту около 18 метров. Одна из стен её верхнего боевого яруса, направленная в сторону ворот, почему-то глухая, хотя даже в стене, смотрящей во двор, есть бойницы: Прясла стен, расположенных между башнями, 3-ярусные. Высота стен без малого 9 метров. К сожалению, внутренне устройство этих конструкций изучить не успел, да и по галерее походить не удалось, потому о конструктивных особенностях данных элементов пока много писать не буду. Ясно только, что два верхних яруса сделали боевыми. В нижнем ярусе обустроили немало дверных проёмов (служащих для быстрого доступа к оборонным ярусам?): Обратите внимание, что срезы вала укреплены бетонными уголками, которые довольно небрежно замаскировали деревянными стенками, в результате чего всё это выглядит сыровато. Галерея верхнего яруса стены: Источник Здесь и там мелькают большие и малые инородные вкрапления, разбивающие атмосферу: Источник 6-гранная в плане 3-ярусная северная башня имеет высоту 15,5 метров: Рядом с башней видна Воскресенская церковь. Об утраченной церкви практически ничего неизвестно, потому храм во дворе цитадели просто построили в духе типичных православных трехчастных деревянных храмов 17 века. Мне сложно поверить, что в сердце гетманской столицы стояла такая вот скромная церквушка. К тому же в интерьере церковь и вовсе выглядит бедно. Там есть новый иконостас, урна с землёй, собранной в месте погребения гетмана Ивана Мазепы. В церкви есть подземный ярус, где были перезахоронены останки людей, найденных на территории цитадели, здесь же, в районе храма, был обнаружен канал 40-метрового подземного хода, ведущего к долине р. Сейм. Ещё один общий вид на двор цитадели, на этот раз со стороны северной башни. Хорошо заметен контраст между символическим частоколом слева и срубной стеной справа. Северный стык срубов с частоколом: Гетманский дом. В 1995-м его начали раскапывать, в 2005-м остатки здания были полностью раскрыты, а в 2008-м, в период строительного бума, его "воссоздали": Хоть его и построили на основе старых фундаментов, в основной своей массе это не копия утраченного памятника, а один из вариантов того, каким он мог быть. Если присмотреться, то во многих местах будут видны следы осыпающегося "евроремонта", хотя, казалось бы, заповедник такого уровня на косметический ремонт уж точно может деньги заработать/найти, но нет: Вид на дом с тыла. Пандусы – это, конечно, полезно, но как-то совсем не аутентично: Довольно скромные интерьеры гетманского домика: Источник Сокровищница. Ещё один новодел, скопированный со старой сокровищницы, которую можно увидеть в Прилуках (Черниговская обл.). У этого здания есть подземный ярус. Здесь гламурный пандус выглядит ещё более нелепо: "Воссозданный" колодец. Сайт заповедника уверяет, что именно так выглядели крепостные колодцы 17 - 1-ой половины 18 века, но мне кажется, что как для военного колодца, строение не очень функциональное: Водоносный слой в этом месте находится на глубине 29 метров. Если заглянуть вниз, то можно увидеть, что на полпути перестали заморачиваться и вместо дерева стали использовать бетонные кольца: В тыльной части цитадели разместили небольшую батарею новодельной артиллерии, только непонятно, зачем туда решили поставить копии пушек, находящихся на валу черниговского детинца? Крест, поставленный в память о погибших в Батурине в 1708 году: Виды, открывающиеся с площадки надвратной башни: Источники: 1, 2 В целом, цитадель производит противоречивые впечатления. С одной стороны место приятное, ухоженное и здесь чувствуется связь с прошлым, правда, не за счёт новодельных макетов, а за счёт хорошо ощутимых обводов старого укрепления и тому подобных деталей. К тому же в Украине крайне мало примеров подобных проектов, в рамках которых на ровном месте воссоздавали бы деревянные укрепления прошлого. С другой стороны когда смотришь на уровень исполнения, осознавая, что на возрождения Батурина была нацелена серьёзная государственная программа, инициированная лично президентом, становится немного грустно, ведь исполнение далеко от идеала. Мало того, что потенциала хватило на "воссоздание" лишь части цитадели, так ещё и всё построенное вызывает множество нареканий даже со стороны тех, кто понимает, что точно копировать утраченную крепость даже и не собирались. Получается, что даже если случается чудо и какой-то памятник оборонного зодчества в Украине привлекает внимание не просто депутата, а президента, и на его воссоздание выделяется огромное количество денег, на выходе можно получить весьма спорный и местами даже скромный результат. Кстати, в другой гетманской столице, Чигирине, сложилась такая же ситуация.
  8. Ранее на форуме была опубликована аксонометрия 1973 г. с видом на реконструированный Старый город (этот проект, к счастью, не был реализован), а теперь вот вашему вниманию предлагает серия из трёх аксонометрий, созданных в 1984 г. Автор: В. Донец. Как и аксонометрия 1973 г., изображения 1984 г. были найдены в альбоме 1985 г. с "Предложением по упорядочению Государственного историко-архитектурного заповедника в г. Каменец-Подольском Хмельницкой области" (за предоставленный материал благодарим Dmitriy Potikha). Поскольку в альбоме находятся не оригиналы аксонометрий, а их не самого лучшего качества фотокопии, то не удивляйтесь тому, что местами качество изображения хромает (отсутствие резкости, "растворение" мелких деталей и т.п.). Тем не менее, несмотря на все эти недостатки, имеющегося качества вполне достаточно для детального ознакомления с этой интересной серией работ. Изображения были созданы в рамках проекта запланированной (и к счастью не состоявшейся) реконструкции Старого города, и показывают три периода его жизни - состояние в конце 19 века, состояние на текущий момент (т.е. на 1984 г.) и проектное предложение с реконструированной территорией заповедника. Экспликация у всех изображений одинаковая. Начнём с Каменца, каким он был в 19 веке (в середине 1870-х): Таким он был в 1984 г. (фиксация текущего состояния, всё что осталось после Второй мировой и последующего уничтожения руин): А это проект, каким Старый город должен был стать, но не стал:
  9. Аксонометрия, найденная в альбоме с "Предложением по упорядочению Государственного историко-архитектурного заповедника в г. Каменец-Подольском Хмельницкой области" (за предоставленный материал благодарим Dmitriy Potikha). Альбом, насколько я понял, был подготовлен в 1985 г., но аксонометрия, о которой речь идёт в этой теме, датирована 1973 г. Как сообщает подпись, аксонометрия была частью какого-то более раннего проекта, который разрабатывал в начале 1970-х "Киев НИИП Градостроительства". Автор аксонометрии не указан. В альбоме размещён не оригинал, а фотокопия, причём не особо качественная, потому не удивляйтесь тому, что скан этой фотокопии получился местами не очень чётким, а нумерация и подписи не всегда легко читаются. Впрочем, всё самое основное там всё же хорошо различимо, потому пользоваться можно без особых проблем. Некоторые нюансы условных обозначений: Экспликация на первый взгляд содержит 83 пункта, но некоторые номера там пропущены (54, 55 и 68). Некоторые цифры не удалось отыскать на плане (40, 60, 79), но может я что-то упустил? Парочка цифр основательно затерлись, потому сложно точно сказать, что именно ими обозначили, хотя возможных вариантов ответов и не очень много. Некоторые пункты экспликации относятся не к одному объекту, а группе (гостиницы, кафе, клубы и т.д.), потому на карте цифр больше, чем пунктов в экспликации. Некоторые пункты списка могут содержать ошибки. В целом, штука очень интересная, т.к. показывает, каким себе представляли город советские архитекторы-реставраторы в начале 1970-х. Интересно сравнивать с тем, что есть сейчас. Многие укрепления показаны в восстановленном виде, другие основательно "реконструированы". Видны очертания фундаментов целого ряда храмов, включая те, участки которых до сих пор не раскопаны. Есть, над чем поразмышлять ) Ниже приведу два варианта аксонометрии. Первая - это скан, как он есть. Вторая - тот же скан, но уже с подписанными объектами (думаю, так проще будет считывать информацию). Без подписей: С подписями: P.S. Смотрите также серию аксонометрий Каменца 1984 г.
  10. Обсуждается этот объект: Стрыйский замок Это своеобразное продолжение начатой ранее темы локализации укреплений Стрыя. Вначале выяснили, где находился замок, а здесь же предлагаю попытаться выяснить, как замок когда-то выглядел. Со временем, надеюсь, получится достать инвентарные описания, благодаря которым можно будет из первых рук ознакомиться с описанием замка, а пока будем прощупывать его образ, опираясь на более известные и доступные источники. Сразу нужно отметит, что история замка, как иногда принято считать, может начинаться ещё в 15 веке, а это означает, что он неоднократно перестраивался, поскольку его приспосабливали как к новым условиям ведения войн, так и к новым условиям проживания его владельцев. Причем, перестройки могли быть довольно значительными, потому речь не идёт о реконструкции внешнего облика какого-то одного строения, которое в неизменном виде существовало веками. Нет, мы можем лишь попытаться понять, какой был вид у замка в тот или иной момент его истории. В 15 веке – один, в 16-м уже мог быть другим, в 17-м – третьим, после перестройки в дворец – четвертым, когда превратился в казармы – пятым. Что же мы знаем о замке, о его архитектуре? Начнём с «Fortyfikacje stałe na polskim przedmurzu od połowy XV do końca XVII wieku»: Ян Лешек Адамчик, автор книги, пишет, опираясь на инвентарь 1588 года, что замок в то время был немаленьких размеров, насчитывал 61 покои. Затем упоминает люстрацию 17 века, где отмечено, что замок окружала вода, и что защищал его вал с частоколом. Далее упоминается 4 башни и двое ворот замка и вот этот нюанс не совсем понятен – идёт ли речь обо всех укреплениях (внешней и внутренней линии укреплений) или только о внешней? Затем Адамчик высказывает предположение, что или на месте старых башен со временем могли появиться четыре угловых бастиона, или бастионами могли называть и сами башни. Странно, что Адамчик не упоминает ещё один распространённый вариант – когда старые башни усиливали новыми бастионами, в результате чего продолжало существовать и старое и новое, потому не нужно думать, что именно там было, т.к., возможно, там было всё. Очень интересно упоминание пометки к карте фон Мига, где значилось, что в конце 18 века замок был «построен из дерева и находился посредине озера между четырьмя насыпанными из земли предперсиями (przedpiersiami)». Этот термин меня заинтриговал, не встречал его раньше, однако знакомые черты в нём были. Думаю, что он образован из двух слово «przed» («перед») и «piersiami» («грудями»). И в этом есть смысл. При чём тут женские груди? Всё очень просто – не знаю как там в Польше, а в России очень часто в старину выступы оборонной стены называли «персями», т.к. мощный выступ на ровной поверхности стены ассоциировался с женской грудью. Иногда ассоциация подчёркивалась полукруглым в плане начертанием оборонного профиля, особенно, когда рядом была парочка полукруглых персей. Я даже как-то в связи с этим думал, а не отсюда ли происходит выражение «грудью встать на защиту», получающее интересное звучание, если читать его как «персями встать на защиту». Так вот, если «перси» - это башни, то получается, что в описании к карте фон Мига упоминаются земляные укрепления (бастионы?) перед старыми башнями. На то, что бастионы у замка были, намекает и австрийский план города 1778 года, на котором эти бастионы запечатлены: Занятно то, что в описании к карте фон Мига значится – замок был деревянным. Тут есть варианты: 1. Каменного замка не было, либо были в основном деревянные укрепления, и лишь некоторые части комплекса (ворота, например или отдельные здания) могли быть каменными. 2. После сильных разрушений середины и 2-ой половины 17 века каменный замок был так сильно потрёпан, что его восстановить не было возможности, тогда было решено на его месте построить более дешёвые деревянные укрепления, которые и дожили до конца 18 века. Конечно, стоит добраться до инвентарей и много вопросов отпадёт. Как минимум, станет понятно, из каких материалов были возведены постройки на замчище. Информации о бастионном замке немного противоречит карта фон Мига, которая была создана в период 1779 – 1782 годов, т.е. позднее карты 1778 года, однако на карте фон Мига бастионы у замка не показаны. Замчище выглядит как четырёхугольная площадка, окружённая водами озера: Интересно, что такая форма была у замчища и в более поздний период: Можно сказать, что она сохранилась до наших дней: Если принять за аксиому, что и тот и другой австрийский план отображают реальное положение вещей, то возникает версия, что в конце 1770-х – начале 1780-х замчище было расширено, путём засыпания пространства между бастионами, в результате чего получилась 4-угольная площадка. Хотя это лишь одна из версий. Может на самом деле всё было совсем по-другому. Но как? Идём дальше. Владимир Пшик в своей книге Укріплені міста, замки, оборонні двори та інкастельовані сакральні споруди Львівщини XIII — XVIII ст. (2008) предположил, что в начале 15 века замок уже мог существовать. Далее значится, что первое более-менее детальное описание замка относится к 1588 году (этот инвентарь упоминался выше), а кроме того есть инвентари 1664 и 1689 годов. Из этого следует, что нам неизвестно, как выглядел замок до 1588 года, зато (когда инвентари будут на руках) можно будет понять, как он выглядел позднее. Иногда инвентари описывают замки в деталях, хотя при этом зачастую их описания бывают расплывчатыми и потому трактовать их можно по-разному. Далее Владимир Пшик упоминает о том, что замок могли снабдить бастионами в первые десятилетия 17 века, ссылается на карту 1778 года. Однако нет объяснения, почему замок на карте Мига не показан в бастионных формах. Про «предперсия», упомянутые в примечаниях к карте фон Мига, Владимир Пшик написал так «з насипаними чотирма виступами (мабуть, йшлося про бастіони)». Замок разобрали в начале 19 века, но в данном случае это может означать только то, что не стало замковых построек или что земляные укрепления разровняли и засыпали рвы. Однако это не означает, что на месте замка не осталось вообще ничего, думаю, что какие-то следы его укреплений или построек всё ещё читались. Напоследок сообщается, что на месте замка были построены казармы, а позднее - госпиталь. Орест Мацюк в книге «Замки і фортеці Західної України» мельком упомянул лишь, что «Збереглося багато архівних матеріалів з планами і описами Стрийського замку XIV—XVIII ст., на основі яких зроблено рисунок його зовнішнього вигляду». Рисунок прилагался, о нём отдельно в деталях поговорим ниже: Путеводитель «Мандрівки вулицями Стрия» (2008): Интересно, как именно первое письменное упоминание связано с замком? Владимир Пшик, например, пишет, что «перша відома документальна згадка про замок датується 26 липня 1472 р.», тогда как первое письменное упоминание по разным данным относится в 1385 или 1396 году. 5-угольная территория? И старый замок, укреплённый башнями, и новый, укреплённый бастионами, имел 4-угольную форму, так о чём речь? Пока единственный вариант – если вокруг озера существовала ещё одна линия укреплений, то именно она могла иметь 5-угольную форму. Мне кажется, что в тексте путеводителя вплетены выдержки из инвентаря или из нескольких инвентарей, отсюда и деталировка. Правда, толком непонятно, какую деталь к какому периоду отнести, т.к. автор мог цитировать несколько инвентарей, а они создавались в разное время. Это тоже, вероятно, пересказ слов какого-то инвентаря: «дахи веж були помальовані в червоні і зелені кольори, а позолочені вершини разом з королівськими штандартами здалеку світилися на сонці». Стены толщиной в 4 метра. Крутовато. Возможно, речь шла не о стенах, а о городнях (если замок был деревянным)? В тексте чётко написано – «Замок був дерев’яним, лише скарбниця була кам’яною». Возможно, речь идёт о замке конца 16 века, того, который был описан в инвентаре 1588 года. Хотя пока я не встретил явных и убедительных упоминаний того, что в 17 веке замок был перестроен в камне. Упомянуты «підвісні мости». Тут, наверное, автор имел ввиду подъёмные мосты. Но даже в таком случае предложение на становится логичным. Интересно, что появление озера связывают с 1638 годом, т.е. до этого времени озера не было? А что было? Простые рвы? В этой теме уже писал, что эпизод с разрушением замка какими-то грабителями в конце 17 века выглядит странно, ведь грабители грабят, а не разрушают замки так, что их потом сложно восстановить. Вскоре после создания карты фон Мига замок перешёл в собственность человека, который постарался превратить замок в дворец. Поскольку ни о самом дворце, ни о перестройке пока никаких сведений нет, то непонятно, как сильно изменился замок в этот период. Из текста непонятно, когда именно на месте замка-дворца появились казармы. Написано, что казармы были построены из остатков («решток») дворца. О чём речь? Дворец разобрали, а полученный камень пустили на казармы? Но тогда о чём идёт речь дальше, где написано, что «Перша світова війна вщент розвалила частково розорений, частково уцілілий палац»? Ведь если из его остатков построил казармы ещё до Первой Мировой, то понятно, что дворец не могли развалить во время войны, так как его уже не существовало. Или всё же дворец дожил до Первой Мировой? Тогда возможно дело был не так и дворец не то чтобы разрушили, а просто перестроили под казарменные нужды. В таком случае верно и то, что на месте дворца появились казармы, и то, что дворец могли развалить в Первую Мировую. В связи с этим было бы интересно проследить историю замка (точнее того, что на его месте находилось) после Первой Мировой и до наших дней. Например, АТП, расположенное на замчище, когда там впервые прописалось? Что тогда находилось на замчище и что на замчище осталось от старых строений после того, как его приспособили под нужды АТП? А теперь разберём текст занятной статьи «Стрийский замок» (автор: Галина Пуга), которым поделился Stryi: А теперь цитаты и комментарии: Как уже писал в теме локализации укреплений города, нет упоминаний того, когда был построен замок, а, следовательно, нельзя сделать вывод, что он был построен позднее городских укреплений. При этом в тексте автора последовательность более-менее чётко указана и замок там на последнем месте. Чётко упомянута каменная крепость, хотя источники, которые цитировал выше, о каменных укреплениях как-то скромно молчат, зато часто упоминают деревянные и земляные укрепления. Ещё одно доказательство того, что первое упоминание Стрыя не связано с замком, как говорил путеводитель. Радует, что в этот раз нет привязки к стадиону, заправке или другим объектам, расположенным на территории бывшего озера. А это самое АТП, как я понимаю, занимает сердцевину, ту самую, которую когда-то занимал замок, видимый на старых картах. Но чуть дальше такое понятие как «месторасположение замка» автор применяет ещё и к территории озера: Если учесть, что до этого автор не сказал ничего о строении замкового комплекса, то такие вот прыжки от территории АТП до более обширной площадки могут вызвать недопонимание. Интересно было бы взглянуть на их реконструкцию внешнего вида замка. Или это их рисунок замка (его обсудим чуть ниже) в книге Ореста Мацюка? Смешали в одну кучу, замок-крепость и городище, ну да ладно. Интересно то, что тут всплыло знакомое упоминание 5-угольной формы замка, и, что самое важное, здесь всё же объяснили, откуда взялась эта форма – речь, насколько я понял, идёт о линии внешних укреплений, а «чотирикутна зіркоподібна кам'яна споруда» - это, думаю, бастионный замок. Тут вот какие вопросы возникли: Почему не упомянули озеро? Его не было или оно подразумевалось, просто автор не стал о нём писать? Если «чотирикутна зіркоподібна кам'яна споруда» это действительно бастионный замок, видимый на поздних картах, то сделал ли автор предположение о том, что он каменный на основе своих допущений или об этом где-то упоминалось? Получаем доказательство, что деталировка в описании замка, в путеводитель, как и в эту статью, попала из инвентаря 1588 года. Убеждаемся, что наши автор пользовались даже не самим инвентарем, а данными Прохаски, который выполнил роль посредника между нашими авторами и старым документом. Непонятно, имеет ли отношение 61 комната к какому-то одному строению или это общее число всех помещений/покоев в замке? Непонятно, какой вид имел жилой корпус – занимал ли он пространство у одной из стен, у двух или у трёх? Всё это находилось между первой и второй линией укреплений, там, где озеро? Т.е. если посчитать, что это данные инвентаря 1588 года, а озеро появилось позднее, в 1638-м, тогда выходит, что пространство между двумя линиями укреплений могло быть частично застроено. А что же потом? Адамчик пишет, что в 1592 году Стрый сильно пострадал от пожара, а в 1620 году от татарского наезда. Может, после этих событий решили создать озеро, чтобы усилить обороноспособность новых укреплений? Рвом с водой или озером? Есть разница. Непонятно о чём речь – о воротах самого замка или только о воротах внешней линии укреплений. Если речь идёт о воротах внешней лини укреплений, то почему не упомянуты ворота самого замка? Если речь идёт о воротах двух линий укреплений (по одним воротам на линию), то представить, как это выглядело ещё сложнее. Кстати, Адамчик тоже упоминал парочку ворот и у него тоже непонятно, к чему именно их относить. Ворота не находились на одной оси. Это важный нюанс, вспомним о нём, когда начнём обсуждать реконструированный облик замка, показанный на рисунку из книги Ореста Мацюка. Как вход в замок мог находиться в конце Замковой улицы, если там проходила граница городских укреплений? При этом вроде никто не говорит, что укрепления города и замка были совмещены. Кстати, в связи с этим интересно – как называется тот отрезок улицы, который отходит от Замковой улицы, пересекает улицу Коновальца и заканчивается у Болеховской улицы, перед замковой территорией? Является ли этот кусок дороги между городом и замчищем фрагментом Замковой улицы или он относится уже к другой улице? Интересно упоминание итальянцев, которые якобы часто приглашались в Стрый, очевидно, для строительства. Учитывая, что итальянцы были носителями передовых идей в фортификационном искусстве, вряд ли их стали приглашать ради строительства деревянно-земляной крепости. Но поскольку деталей нет, то непонятно, когда было дело и что именно эти ребята там строили. Интересно, о каком мирном договоре идёт речь? Когда дело было? Жаль, что и сама перестройка и дворец упоминаются вот так бегло. Ведь интересно, насколько сильно был перестроен замок, что сохранилось от старого и что появилось нового. Важный эпизод истории замка, а так поверхностно описан. Мне вот, например, непонятно, как свежий дворец, построенный после 1786 года, в конце 18 века уже мог превратиться в руины. Да даже если речь идёт о начале 19 века… Ведь нужно время, чтобы строение опустело и начало разрушаться. А до этого нужно, чтобы его бросил хозяин. Параллельно упоминаются старые укрепления, выходит, что постройка дворца не подписала смертный приговор всем укреплениям замка? Не упоминает автор и то, когда именно австрийские власти принялись за строительство казарм, и что в результате этого происходило на замчище, как сильно пострадал комплекс, что было построено, что снесено, что приспособлено? О чём речь? Об уцелевшем сооружении старого замка? Об уцелевшем сооружении дворца? Или просто о единственно целом строении на замчище? Во-первых, радует, что где-то сохранились старые фото замчища. Во-вторых, фраза «Такими були вулиці Замкова та Підзамче» намекает, что тут же должно быть фото, чтобы мы поняли, какими именно они были, но фото нет. А ранее в тексте автор упомянул схему замка и отметил, что её он предлагает для ознакомления читателю, но схемы тоже не было. Так что это перед нами – плохо отредактированный вариант какой-то более полной статьи? Вопросов много, но большинство из них возникает, т.к. знакомимся с первоисточниками через посредников, которые иногда сами первоисточников в руках не держали. Местами получается сломанный телефон. Не факт, что авторы правильно поняли материал, и при этом факт, что на основе их описания сложно представить, каким именно был замок, а ведь уверен, что в инвентарях есть более чёткие ответы на многие поставленные здесь вопросы. А если взять в расчёт то, что инвентарей было несколько, и каждый из них мог рисовать замок в новых формах, то можно представить, сколько путаницы будет рождаться в ситуации, когда кто-то захочет всё это слить в одно описание замка.
  11. Обсуждается этот объект: Церковь Святой Параскевы Пятницы в городе Львов Здесь хотелось бы затронуть некоторые нюансы, связанные с историей и архитектурой Пятницкой церкви. Церковь в 13 – начале 14 века Большинство источников мельком упоминают о важной находке, сделанной во время обследования церкви в 1977-1978 годах. Тогда были обнаружены фундаменты и остатки стен самой первой каменной церкви, которая находилась на месте того сооружения, которое можно увидеть в наши дни. Так вот датировали эти остатки 13-м – началом 14 века. Неслабо так, я вам скажу. Находка не рядовая, а информации о ней очень мало. Что именно нашли? Где? Какие именно работы были тогда проведены? Проводили ли раскопки на церковной территории или вывод был сделан на основе изучения того, что и без раскопок видно? Куча вопросов без ответов. И самое важное – не ошиблись ли в 1970-х с датировкой? Каким был бы вердикт современных исследователей, если бы они должны были датировать те же фундаменты и остатки стен первой церкви? Если учесть тот факт, что первые письменные упоминания церкви относятся к середине 15 века, то находка остатков каменной церкви, возведённой ещё на рубеже 13 и 14 веков – это слишком важный эпизод истории Пятницкой церкви, да и всего Львова в целом, чтобы о нём писать одной строкой. Если у кого-то есть материалы по исследованиям 1970-х годов, то очень просим поделиться ими Перестройки 14 – начала 17 века Если принять на веру утверждение, что в 14 веке храм уже существовал, то, несомненно, его за 200 лет (т.е. до начала 17 века) неоднократно ремонтировали и перестраивали. Но об этих перестройках практически ничего неизвестно. Т.е. 2 века из истории церкви вообще выпадают. Даже сведения о перестройке храма в начале 17 века и те обрывочные/краткие. Новую церковь в начале 17 века вроде бы успели построить, но в 1623 году сильный пожар уничтожил Краковской предместье и Пятницкую церковь заодно. Известно, что церковь, которую можно видеть в наши дни, строили в начале 1640-х основе фрагментов сгоревшего в 1623 году храма, но непонятно, как много в «новом» сооружении осталось от «старого»? Но, так или иначе, выходит, что нынешнее сооружение – это уже минимум 3-я каменная церковь, построенная на этом месте. Фундатор Василий Лупу и молдавский след Лишний раз поразился переплетениям истории, когда узнал, что Василий Лупу (страничка на Википедии) финансировал возведение храма. Не так давно копался в истории Ямполя (Винницкая обл.), и по ходу процесса частенько натыкался на имя этого молдавского господаря. Ведь это именно он был отцом Розанды, которая стала женой Тимоша, старшего сына Богдана Хмельницкого. В память о фундаторе церковь «промаркировали» двумя гербами Молдавского княжества. Один находится на южном фасаде церкви, второй – внутри храма, на хорах. Фото найдены здесь Ещё одной интересной особенности храма также уделяют очень мало внимания. К тому, что храмы расписывали изнутри, мы привыкли, но в молдавском княжестве их иногда расписывать ещё и снаружи! И Пятницкая церковь не стала исключением – её башню когда-то покрывала роспись. Пока мне не попадалось её детальных описаний. «Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР» упоминают «фресковую живопись в виде декоративного фриза», в книге «Львів крізь вікі» говорится, что обнаружили «Фрагмент розпису з гірляндами та крилатими голівками». Все эти узоры очень долго украшали храм, пока в начале 1870-х его не решили отреставрировать. Может во время этих работ что-то сделали полезное для самого сооружения, но, по сути, в те времена «реставрации» были очень специфическими, т.к. не отрицали переделок и «доработок» памятников архитектуры, что в наши дни считается лёгкой разновидностью варварского отношения к наследию прошлого. В общем, в 1870-х башню оштукатурили, скрыв под слоем штукатурки молдавские завитушки. И только в 1908 году, во время ещё одной «реставрации», часть этих росписей появились на свет, наверное, когда сбивали старую штукатурку. В наши дни никаких росписей не видно. Интересно было бы более подробно узнать о них. Церковь монастыря Воронец (страничка на Википедии) – яркий пример того, как в молдавском княжестве иногда украшали храмы с внешней стороны: Источник Для знакомства с этим памятником рекомендую покрутить сферические панорамы. Построили в 1640-х годах церковь, а дальше что? Во 2-ой половине 17 века Львов не раз оказывался в центре серьёзных военных конфликтов. Как эти события сказались на храме? Или вот, например, известно, что у храма кирпичные своды, причём, как следует полагать, они такими были не всегда. Значит, в какой-то момент каменные своды заменили кирпичными. Когда? При каких обстоятельствах? Быть может после очередного разрушения храма? Две боковые прямоугольные апсиды-ниши, выпирающие по бокам храма, а также ризница – это тоже, как по мне, поздние пристройки. Когда они появились? Ответов на эти вопросы я пока не нашёл. Кровля: форма и материал Ещё одна тема, которую обошли все попавшиеся на глаза источники... Сейчас все три объёма церкви (колокольня, неф и апсида) покрыты жестью. Возникает несколько вопросов. Первый – чем была покрыта церковь изначально? Гонтом? Второй – когда исчезла аутентичная кровля и появилась жесть? Третий – такой ли была форма кровли изначально? Если по первым двум вопросам нужна дополнительная информация, то по теме третьего можно уже сейчас пуститься в рассуждения. Например, известно, что нынешняя кровля колокольни – это результат «реставрации» 1908 года, а до этого кровля была другой. Но украшала ли эта ранняя кровля храм с момента его постройки (т.е. с 1640-х) или же она появилась на каком-то из этапов перестроек? Возможно, самое первое завершение колокольни было совсем другим? Что касается кровли над нефом, то меня смущает тот нюанс, что она перекрывает (режет) окна на восточной стене колокольне. Это странно с точки зрения проектировки – зачем делать, например, окно в том месте, где его наполовину перекроет крыша? Напрашивается ответ, что с окном может всё и нормально, но только если представить, что у крыши нефа раньше были другие очертания. Замурованные части храма Многое сейчас скрыто под слоем штукатурки, но в тех местах, которые открыты нашим взорам, можно видеть какие-то замурованные арочные проёмы. Парочка таких закупоренных арок видна на поверхности апсиды, ещё одна арка читается на южном фасаде. История этих «отверстий» мне лично интересна, но доступные источники про них молчат. О реставрациях конца 19 и начала 20 века Вообще странно читать в серьёзной литературе, что работы, проведённые в 1870-х и в 1908 году, с лёгкостью величают реставрацией. Ведь они, несомненно, исказили облик храма. Во время «реставрации» 1908 года вообще старую добрую кровлю, которая, вероятно, венчала храм начиная с 17 века, вдруг решили заменить какой-то совершенно другой инородной конструкцией. Зачем? Почему? И причём тут реставрация? Это в лучшем случае ремонт или перестройка, но никак не восстановление старинного облика сооружения. А о том, как в 1870-х годах замазали штукатуркой старые молдавские росписи, я уже упоминал чуть выше. Кстати, тогда же к старому иконостасу приплюсовали ещё один ряд. Вроде не самое плохое дополнение, только опять же к реставрации это всё отношения не имеет. Интересно, какие ещё участки храма тогда прошли через «реставрацию»? Реставрация 1950 года О ней сообщается в «Памятниках градостроительства и архитектуры Украинской ССР», но буквально в нескольких словах «В 1950 г. проведена полная реставрация памятника». Звучит масштабно, но снова ощущается нехватка информации. Что включала в себя эта «полная реставрация»? Что изменилось? Что исчезло? Что появилось? Новая колокольня Колокольня, возведённая в конце 1990-х на церковной территории – это, как по мне, спорный объект. Красивая она или нет, гармонирует ли с храмом или нет – это всё субъективно. Но одно лично мне ясно точно – она модерновая. Она копирует стиль старого строения, но в целом её черты во многом современны и уже потому она кажется несколько инородной.